Законодательно закреплено право проведения административного расследования в отношении коллекторов

Приставы смогут проводить административное расследование в отношении коллекторов

Правительство закрепит за приставами возможность проводить административное расследование в отношении коллекторов. Как стало известно «Газете.Ru», соответствующий законопроект «О внесении изменений в статью 28.7 КоАП» одобрен в понедельник, 25 декабря, на правительственной комиссии по законопроектной деятельности.

Документ разработан Минюстом и согласован с Минфином и ФССП (Федеральной службой судебных приставов). Ожидается, что он будет внесен в Госдуму в начале следующего года.

Необходимость принятия документа объясняется защитой россиян от опасных для жизни и здоровья методов по взысканию просроченной задолженности со стороны коллекторов.

Только за первое полугодие этого года ФССП зафиксировала около 7 тысяч обращений от граждан, связанных с деятельностью коллекторов, и количество таких обращений растет, отмечается в пояснительной записке к законопроекту (есть в распоряжении «Газеты.Ru»).

Сейчас для коллекторов предусмотрена административная ответственность (ст. 14.57 КоАП). Это не позволяет эффективно защищать права и свободы граждан, поскольку требует от приставов уделять «значительное время» для установления фактов «административного правонарушения».

ФССП не может получить нужную информацию, например, от операторов сотовой связи, чтобы «подтвердить количество состоявшихся телефонных переговоров либо отправленных сообщений» со стороны коллекторов в адрес должников.

«Операторы сотовой связи чаще всего отказываются в предоставлении соответствующей информации, ссылаясь на законодательство Российской Федерации о защите персональных данных», — отмечается в пояснительной записке.

Реализация законопроекта позволит проводить более тщательное расследование факта выявления административного правонарушения, выявлять все обстоятельства, имеющие значение для правильного и полного его рассмотрения в суде, резюмируется в документе.

Как поясняет «Газете.Ru» глава Ассоциации юристов России Владимир Груздев, законопроект, прежде всего, затронет деятельность так называемых «серых» коллекторов. По его словам, за деятельностью включенных в реестр ФССП легальных коллекторских агентств и осуществляется эффективный надзор. На данный момент в реестре ФССП — 170 коллекторских агентств.

«Привлечение к ответственности так называемых серых коллекторских агентств, которые ведут свою деятельность без включения в реестр, пока остается проблематичным. По закону у таких компаний нет никакого права заниматься взысканием долгов, за это грозят высокие административные штрафы. Но для привлечения к ответственности приставам необходимо собрать материал, доказывающий нарушения», — отмечает он.

Но сейчас судебных приставы не имеют права собирать объяснения у третьих лиц, например, жителей дома, в котором коллекторы развешивали объявления с персональными данными должника.

Были прецеденты, когда суды отказывались принимать такие объяснения в качестве доказательств, так как они собирались неуполномоченными должностными лицами, говорит Груздев. Предоставление права на административное расследование позволит приставам, по его словам, усилить защиту граждан.

Данная инициатива в теории весьма полезная, но на практике она вряд ли будет работать, комментирует юрист судебно-аналитического отдела Heads Consulting Александра Елизарова.

«ФССП на сегодняшний день и так крайне перегружена: приставы не справляются с теми объемами работы, которые поступают ежедневно. Это приводит в целом к проблемам с исполнительным производством, поэтому наделять их полномочиями еще и по контролю за коллекторскими агентствами бессмысленно, на защите граждан от произвола коллекторов это вряд ли серьезно отразится», – добавляет она.

ФССП перегружена и ресурсов проводить расследования у них нет, то есть принципиально ничего не изменится,

соглашается Дмитрий Клеточкин, партнер юридической компании »Рустам Курмаев и партнеры».

В ФССП на запрос «Газеты.Ru», хватит ли у службы судебных приставов ресурсов, чтобы осуществлять административное расследование, ответили, что «служба судебных приставов не осуществляет нормативно-правовое регулирование своей деятельности». Эти функции возложены на правительство и Министерство юстиции, добавили в пресс-службе ФССП.

Москве не хватает на шоппинг, России — на еду

Коллекторы, которые входят в реестр ФССП, опасаются, что законодательные новеллы скажутся и на их деятельности.

Член совета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Сергей Шпетер рассказал «Газете.Ru», что в 2018 году банки, микрофинансовые организации и коллекторские агентства совместно с ФССП планируют внести ряд поправок в 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности».

После этого не будет возникать вопросов и противоречий, считать ли то или иное действие нарушением закона или нет. Сейчас разночтения иногда случаются, добавляет эксперт.

В свою очередь, финансовый омбудсмен Павел Медведев пояснил «Газете.Ru», что к нему часто обращаются заемщики с жалобами на действия коллекторов. Но если это легальные коллекторы, то последующие обращения в ассоциацию или на горячую линию позволяют решить проблему. «Если же это бандиты, то ничего не поможет, кроме эффективной работы полиции», — считает он.

Проблемы правового регулирования проведения прокурором административного расследования Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Лобачев Денис Александрович

В статье рассмотрена проблема осуществления прокурором административного расследования в условиях недостаточной правовой регламентации данной деятельности.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Лобачев Денис Александрович

Текст научной работы на тему «Проблемы правового регулирования проведения прокурором административного расследования»

Проблемы правового регулирования проведения прокурором административного расследования Лобачев Д. А.

Лобачев Денис Александрович /Lobachev Denis Alexsandrovich – кандидат юридических наук,

старший преподаватель, кафедра уголовного процесса и криминалистики, юридический факультет, Самарский государственный аэрокосмический университет им. академика С. П. Королева,

Аннотация: в статье рассмотрена проблема осуществления прокурором административного расследования в условиях недостаточной правовой регламентации данной деятельности.

Ключевые слова: прокурор, административное расследование, дела об административных правонарушениях.

В ноябре 2011 г. в ч. 2 ст. 1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» (далее по тесту – закон «О прокуратуре») были внесены дополнения, согласно которым на прокуратуру было возложено среди прочих направлений деятельности такое, как возбуждение дел об административных правонарушениях и проведение административного расследования в соответствии с полномочиями, установленными Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее -КоАП) и другими федеральными законами. Однако данное направление деятельности нельзя признать абсолютно новым для прокуратуры. Данный вывод подтверждается не только положениями закона «О прокуратуре», но и таким отраслевым нормативным актом, как КоАП. Возможность участия прокурора в производстве по делам об административных правонарушениях в них была закреплена еще до внесения указанного дополнения. С учетом изложенного возникает вопрос о целесообразности действий законодателя, дополнившего ч. 2 ст. 1 закона «О прокуратуре» указанным направлением деятельности. Так, первоначально складывается впечатление, что данное нововведение, по сути, ничего не меняет в правовом регулировании деятельности прокуратуры, оно лишь придает логическую «завершенность» тому, что и так существовало. Однако более глубокое осмысление законодательного новшества заставляет усомниться в первоначальном выводе. Действительно, прокурор был наделен правом возбуждать дела об административных правонарушениях задолго до внесения указанных дополнений в закон «О прокуратуре». Но данное полномочие реализовывалось в рамках отдельных отраслей прокурорского надзора и фактически выступало лишь одним из правовых средств реагирования прокурора на нарушения закона. После внесения дополнений в закон «О прокуратуре» возбуждение дел об административных правонарушениях и проведение административного расследования приобрело статус самостоятельного направления деятельности, которое возможно реализовывать вне рамок надзорной деятельности.

К сожалению, законодатель, дополняя ч. 2 ст. 1 закона «О прокуратуре» новым положением, обошел вниманием необходимость внесения изменений в другие немногочисленные статьи данного акта, которые посвящены полномочиям прокуроров по делам об административных правонарушениях. Так, согласно ст. 27 закона «О прокуратуре», прокурор в рамках надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина возбуждает производство об административном правонарушении либо незамедлительно передает сообщение о правонарушении и материалы проверки в орган или должностному лицу, которые полномочны рассматривать дела об административных правонарушениях. Наверное, было бы последовательным, если бы законодатель дополнил данную статью правом прокурора не только возбуждать дела об административных правонарушениях, но и проводить

административные расследования. Также не вполне понятным (в свете нового направления деятельности) видится сохранение для прокурора возможности не возбуждать дело об административном правонарушении, а передать сообщение о правонарушении, причем сразу субъекту, уполномоченному рассматривать дело. А если это суд? Также нельзя согласиться с тем, что полномочия прокуроров в сфере административных правонарушений указаны в рамках отдельных отраслей прокурорского надзора, а в рамках других нет (например, в сфере общего надзора). Все это свидетельствует об отсутствии комплексной позиции законодателя о роли прокуратуры в сфере производства по делам об административных правонарушениях.

Читайте также:  Обязательно ли страхование потребительского кредита?

В рамках настоящей статьи хотелось бы особое внимание обратить на проблему проведения прокурором административного расследования. Фактически данное расследование необходимо для сбора сведений, на основании которых устанавливается наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Изучение норм КоАП привело автора к выводу о том, что такое новое направление деятельности, как проведение прокуратурой административного расследования, не имеет должного правового обеспечения. В результате чего прокурор фактически не имеет правовых оснований для проведения административного расследования. Согласно КоАП, он лишь вправе принять решение о необходимости последнего. Данный вывод основывается на следующем. Согласно ч. 2 ст. 28.7 КоАП, решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования принимается должностным лицом, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении, в виде определения, а прокурором в виде постановления немедленно после выявления факта совершения административного правонарушения. Исходя из данной нормы, следует, что «инициировать» процедуру административного расследования прокурор может путем вынесения постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования. Однако данный документ не входит в перечень документов, с момента составления которого дело об административном правонарушении считается возбужденным (ч. 4 ст. 28.1 КоАП). То есть, если определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования является документом, с момента составления которого дело считается возбужденным, то вынесение прокурором аналогичного по названию постановления не отнесено КоАП к числу подобных документов. Фактически, исходя из буквального толкования ч. 4. ст. 28.1 КоАП, следует, что дело считается возбужденным с момента составления прокурором лишь постановления о возбуждении дела об административном правонарушении (без проведения административного расследования, содержание которого, согласно ч. 2 ст.

28.4 КоАП, аналогично протоколу об административном правонарушении). На первый взгляд техническая неточность законодателя приводит к тому, что административное расследование прокурора «оказывается» вне рамок дела об административном правонарушении, а также к возможному применению принуждения в отношении лиц, не имеющих процессуального статуса, а, следовательно, не наделенных необходимыми правами. Например, согласно ч. 4 ст.

25.5 КоАП РФ, защитник и представитель допускаются к участию в производстве по делу об административном правонарушении только с момента возбуждения дела об административном правонарушении. Следовательно, если закон не связывает момент возбуждения дела с фактом вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования, то право на защиту не может быть реализовано потенциальным нарушителем. В связи с этим представляется необходимым дополнить ч. 4. ст. 28.1

КоАП и указать, что дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента вынесения не только определения, но и постановления прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования. В этом плане нельзя согласиться с мнением А. П. Зрелова, который считает, что решение о проведении административного расследования прокурором должно иметь форму постановления о возбуждении дела об административном правонарушении [1]. Как было отмечено выше, постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении должно содержать сведения, предусмотренные для протокола об административном правонарушении, который фактически является «аналогом» обвинительного заключения и составляется немедленно, в случае «очевидности» состава правонарушения либо по окончании административного расследования. Поэтому постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении не может выступать в качестве решения о проведении административного расследования, обратный вывод противоречит КоАП. Верховный Суд РФ в своем обзоре отметил, что принятие прокурором одного постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и о проведении по нему административного расследования не является основанием для вынесения судом определения о возвращении постановления по делу об административном правонарушении прокурору на том основании, что данное постановление составлено неправильно (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП) [2].

Далее остановимся непосредственно на делегированном прокурору полномочии проводить административное расследование. Исходя из ч. 4 ст. 28.7 КоАП, административное расследование уполномочены проводить должностные лица, наделенные правом составлять протоколы об административных правонарушениях. К числу последних прокурор законом не отнесен, следовательно, прокурор не наделен правом самостоятельного производства административного расследования. Данный вывод фактически находит свое подтверждение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5, в котором отмечено, что круг должностных лиц, уполномоченных на проведение административного расследования, в силу части 4 статьи 28.7 КоАП РФ, является исчерпывающим. Стремление отдельных авторов обосновать вывод о том, что прокурор не лишен КоАП права проводить административное расследование, являются, по сути, попыткой выдать «желаемое за действительное» [1]. В КоАП четко закреплено, что по окончании административного расследования составляется либо протокол об административном правонарушении, либо выносится постановление о прекращении дела об административном правонарушении. Однако прокурор не наделен полномочиями по составлению протокола об административном правонарушении. Следовательно, даже обнаружив состав административного правонарушения, он не имеет процессуальных средств оформления данного результата.

Однако, несмотря на указанные аргументы, судебная и прокурорская практика решает вопрос «участия» прокурора в административном расследовании по-разному, в одних случаях не исключает возможности проведения административного расследования непосредственно прокурором (например, дела в арбитражных судах № А31-8623/2009, № А29-4191/2006А), в других – признает за прокурором только право на принятие решения о проведении административного расследования, а вопрос производства последнего относит к компетенции должностных лиц, уполномоченных составлять протокол об административных правонарушениях (например, дело А17-5815/2007-05-23). Неоднозначность правоприменительной практики связана с тем, что КоАП, с одной стороны, наделяет прокурора правом принять решение о проведении административного расследования, но, с другой стороны, не устанавливает полномочия и порядок его дальнейших действий в связи с принятием указанного решения. Считаем, что в условиях действующего КоАП, наиболее законной и

обоснованной является практика, когда прокурор, приняв решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования, передает материалы административного дела в орган (должностному лицу) уполномоченному в соответствии с КоАП проводить данное расследование [3]. Данная позиция отражена и в письме Генпрокуратуры РФ, согласно которому прокурор может инициировать проведение административного расследования по факту совершения административного проступка с передачей материалов в орган административной юрисдикции, уполномоченный совершать такие действия [4]. Однако подобные действия прокурора возможны не всегда, поскольку по определенной категории дел законодатель наделил прокурора исключительными полномочиями по их возбуждению (ч. 1 ст. 28.4 КоАП), вследствие чего данные дела не могут быть возбуждены на основании протоколов об административных правонарушениях, составленных уполномоченными должностными лицами и соответственно переданы прокурором для производства административного расследования. Предусмотрев исключительное право прокурора выносить постановления о возбуждении дел об административных правонарушениях, законодатель фактически наделил прокурора несвойственными ему полномочиями должностного лица органа административной юрисдикции, уполномоченного на осуществление административного преследования [5]. Таким образом, административное расследование по делам, возбуждение которых отнесено к исключительной компетенции прокурора, может быть проведено только самим прокурором. Однако, как было показано выше, прокурор данным правом КоАП не наделяется. Налицо внутреннее законодательное противоречие, которое не может не отразиться на эффективности правоприменительной практики.

1. Зрелов А. П. Административное расследование. Особенности правового регулирования, коллизии и правовые пробелы КоАП РФ // Право и экономика. 2004. № 7.

2. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28.05.2008) // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 8. Август, 2008.

3. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2004 года // БВС ВС РФ. 2005. № 7.

4. Письмо Генпрокуратуры РФ от 27.02.2004 № 36-12-2004 «О Методических рекомендациях по организации работы прокуратуры по надзору за исполнением законодательства об административных правонарушениях» // ИПС Консультант плюс.

Читайте также:  Как расторгнуть кредитный договор - образец заявления

5. Субанова Н. В. Определение прокурора об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении // Законность. 2011. № 1. С. 19-21.

6. Тетерина О. Возбуждение дел об административных правонарушениях // Законность. 2007. № 10.

Приставам могут дать право проводить административное расследование в отношении взыскателей долгов

Поставщики

Изменения предлагается внести в статью 28.7 КоАП («Административное расследование»).

Министерство юстиции РФ разрабатывает поправки в Кодекс об административных правонарушениях, дающие возможность судебным приставам-исполнителям проводить административное расследование по факту выявления правонарушений в области защиты прав физических лиц при взыскании с них долгов. Сообщение об этом опубликовано накануне на сайте Минюста.

Изменения предлагается внести в статью 28.7 КоАП («Административное расследование»).

Как напоминают в Минюсте, с 2017 года вступил в силу федеральный закон № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Согласно ему, не допускаются направленные на возврат просроченной задолженности действия кредитора или лица, действующего от его имени и (или) в его интересах, связанные в том числе с применением методов, опасных для жизни и здоровья людей, оказанием психологического давления на должника и иных лиц, использованием выражений и совершением иных действий, унижающих честь и достоинство должника и иных лиц.

КоАП предусматривает административную ответственность за нарушение этих запретов, в том числе действующее законодательство позволяет привлечь к административной ответственности лиц, осуществляющих профессиональную деятельность по возврату просроченной задолженности, но не включенных в государственный реестр, так называемых «серых коллекторов».

«Вместе с тем на практике вопрос применения данной статьи и возможность привлечения к административной ответственности юридических лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности, а также «серых коллекторов», является проблемным», — констатируют в Минюсте. В пояснительных материалах к новому законопроекту отмечается, что основной проблемой при рассмотрении вопроса о привлечении виновных лиц к административной ответственности является сбор доказательств: соответствующие полномочия сотрудников ФССП нормативными актами не определены и не закреплены. В отношении статьи 14.57 КоАП («Нарушение требований законодательства о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности») не предусмотрена возможность проведения административного расследования (экспертизы или иных процессуальных действий, требующих значительных временных затрат, согласно части 1 статьи 28.7 КоАП).

Новым законопроектом предлагается предусмотреть возможность проведения такого административного расследования до направления материалов административного дела в суд.

В Минюсте отмечают, что количество поступающих в ФССП и рассматриваемых обращений граждан постоянно растет, так же как и количество выявляемых административных правонарушений, фактов привлечения к административной ответственности.

Новый законопроект «позволит проводить оценку действий лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности, выявлять их виновность либо отсутствие события административного правонарушения, а также получать иные сведения, имеющие значение для объективной оценки произошедшего», рассуждают авторы документа.

«Реализация законопроекта позволит проводить более тщательное расследование факту выявления административного правонарушения и выявлять все обстоятельства, имеющие значение для правильного и полного его рассмотрения в суде, что, в свою очередь, снизит количество отмененных или прекращенных дел по административным правонарушениям, а также создаст дополнительные условия для обеспечения принципа неотвратимости административного наказания по указанной категории административных правонарушений», — заключают в Минюсте.

Административное расследование

Понятие административного расследования

Административное расследование — это комплекс требующих значительных временных затрат процессуальных действий уполномоченных лиц, направленных на выяснение всех обстоятельств административного правонарушения, их фиксирование, юридическую квалификацию и процессуальное оформление.

Административное расследование проводится в случае выявления административных правонарушений в отдельных областях законодательства, перечисленных в ч. 1 ст. 28.7 КоАП РФ, когда имеется необходимость осуществления экспертизы или производства иных процессуальных действий, требующих значительных временных затрат.

Перечень правонарушений в отдельных областях законодательства указанный в ст. 28.7 КоАП РФ является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Административное расследование вправе проводить:

  1. должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях, в порядке, установленном ч. 4 ст. 28.7 КоАП РФ. Решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования такими лицами принимается в виде определения немедленно после выявления факта совершения административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.7 КоАП РФ);
  2. прокурор (п. 2 ст. 1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»). Решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования принимается прокурором в виде постановления немедленно после выявления факта совершения административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.7 КоАП РФ).

В определении о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования указываются дата и место составления определения, должность, фамилия и инициалы лица, составившего определение, повод для возбуждения дела об административном правонарушении, данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, статья КоАП РФ либо закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение.

Копия определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования, а также копия определения о продлении срока расследования (если такое решение принималось) в течение суток вручается под расписку либо высылается физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых оно вынесено, а также потерпевшему (ч. 3.1, ч. 5.2 ст. 28.7 КоАП РФ).

Порядок проведения административного расследования

Административное расследование проводится по месту совершения или выявления административного правонарушения (ч. 4 ст. 28.7 КоАП РФ).

Срок административного расследования исчисляется с даты принятия решения о возбуждении дела об административном правонарушении и не может превышать 1 месяц (ч. 5 ст. 28.7 КоАП РФ).

В исключительных случаях указанный срок по письменному ходатайству должностного лица, в производстве которого находится дело, может быть продлен:

1) решением руководителя органа, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, или его заместителя — на срок не более одного месяца;

2) решением руководителя вышестоящего таможенного органа или его заместителя либо решением руководителя федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области таможенного дела, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, или его заместителя — на срок до шести месяцев;

3) решением руководителя вышестоящего органа по делам о нарушении Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшем причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, — на срок до шести месяцев;

4) решением руководителя вышестоящего органа по делам о незаконной организации и проведении азартных игр — на срок до шести месяцев.

Определение о продлении срока расследования является промежуточным процессуальным актом и подлежит оспариванию совместно с итоговым решением по делу. Предметом самостоятельного обжалования указанное определение быть не может.

В ходе административного расследования могут проводиться процесуальные действия такие как:

  1. получение объяснений лиц (ст. 26.3 КоАП РФ);
  2. экспертиза (ст. 26.4 КоАП РФ);
  3. взятие проб и образцов (ст. 26.5 КоАП РФ);
  4. направление поручений и запросов (ст. 26.9 КоАП РФ);
  5. истребование сведений (ст. 26.10 КоАП РФ).

При этом проведение административного расследования должно состоять из реальных действий, направленных на получение необходимых сведений.

По окончании административного расследования составляется протокол об административном правонарушении либо выносится постановление о прекращении дела об административном правонарушении (п. 6 ст. 28.7 КоАП РФ).

Законодательно закреплено право проведения административного расследования в отношении коллекторов

Приставы смогут проводить административное расследование в отношении коллекторов

Судебные приставы могут получить возможность проводить административное расследование в отношении коллекторов. В частности, они будут уполномочены требовать предоставление информации у операторов связи, чтобы выяснить, как часто коллекторы звонили должнику. Соответствующий законопроект был одобрен правительственной комиссией по законопроектной деятельности. Эксперты настроены скептически – приставы слишком перегружены работой, чтобы эффективно следить за коллекторами, полагают они.

Правительство закрепит за приставами возможность проводить административное расследование в отношении коллекторов. Соответствующий законопроект «О внесении изменений в статью 28.7 КоАП» одобрен в понедельник, 25 декабря, на правительственной комиссии по законопроектной деятельности.

Читайте также:  Типовой договор потребительского кредита - образец

Документ разработан Минюстом и согласован с Минфином и ФССП (Федеральной службой судебных приставов). Ожидается, что он будет внесен в Госдуму в начале следующего года.

Необходимость принятия документа объясняется защитой россиян от опасных для жизни и здоровья методов по взысканию просроченной задолженности со стороны коллекторов.

Только за первое полугодие этого года ФССП зафиксировала около 7 тысяч обращений от граждан, связанных с деятельностью коллекторов, и количество таких обращений растет, отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

Сейчас для коллекторов предусмотрена административная ответственность (ст. 14.57 КоАП). Это не позволяет эффективно защищать права и свободы граждан, поскольку требует от приставов уделять «значительное время» для установления фактов «административного правонарушения».

ФССП не может получить нужную информацию, например, от операторов сотовой связи, чтобы «подтвердить количество состоявшихся телефонных переговоров либо отправленных сообщений» со стороны коллекторов в адрес должников.

«Операторы сотовой связи чаще всего отказываются в предоставлении соответствующей информации, ссылаясь на законодательство Российской Федерации о защите персональных данных», — отмечается в пояснительной записке.

Реализация законопроекта позволит проводить более тщательное расследование факта выявления административного правонарушения, выявлять все обстоятельства, имеющие значение для правильного и полного его рассмотрения в суде, резюмируется в документе.

Как поясняет глава Ассоциации юристов России Владимир Груздев, законопроект, прежде всего, затронет деятельность так называемых «серых» коллекторов. По его словам, за деятельностью включенных в реестр ФССП легальных коллекторских агентств и осуществляется эффективный надзор. На данный момент в реестре ФССП — 170 коллекторских агентств.

«Привлечение к ответственности так называемых серых коллекторских агентств, которые ведут свою деятельность без включения в реестр, пока остается проблематичным. По закону у таких компаний нет никакого права заниматься взысканием долгов, за это грозят высокие административные штрафы. Но для привлечения к ответственности приставам необходимо собрать материал, доказывающий нарушения», — отмечает он.

Но сейчас судебных приставы не имеют права собирать объяснения у третьих лиц, например, жителей дома, в котором коллекторы развешивали объявления с персональными данными должника.

Были прецеденты, когда суды отказывались принимать такие объяснения в качестве доказательств, так как они собирались неуполномоченными должностными лицами, говорит Груздев. Предоставление права на административное расследование позволит приставам, по его словам, усилить защиту граждан.

Данная инициатива в теории весьма полезная, но на практике она вряд ли будет работать, комментирует юрист судебно-аналитического отдела Heads Consulting Александра Елизарова.

«ФССП на сегодняшний день и так крайне перегружена: приставы не справляются с теми объемами работы, которые поступают ежедневно. Это приводит в целом к проблемам с исполнительным производством, поэтому наделять их полномочиями еще и по контролю за коллекторскими агентствами бессмысленно, на защите граждан от произвола коллекторов это вряд ли серьезно отразится», – добавляет она.

ФССП перегружена и ресурсов проводить расследования у них нет, то есть принципиально ничего не изменится,

соглашается Дмитрий Клеточкин, партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры».

В ФССП на запрос, хватит ли у службы судебных приставов ресурсов, чтобы осуществлять административное расследование, ответили, что «служба судебных приставов не осуществляет нормативно-правовое регулирование своей деятельности». Эти функции возложены на правительство и Министерство юстиции, добавили в пресс-службе ФССП.

Коллекторы, которые входят в реестр ФССП, опасаются, что законодательные новеллы скажутся и на их деятельности.

Член совета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Сергей Шпетер рассказал, что в 2018 году банки, микрофинансовые организации и коллекторские агентства совместно с ФССП планируют внести ряд поправок в 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности».

После этого не будет возникать вопросов и противоречий, считать ли то или иное действие нарушением закона или нет. Сейчас разночтения иногда случаются, добавляет эксперт.

В свою очередь, финансовый омбудсмен Павел Медведев пояснил, что к нему часто обращаются заемщики с жалобами на действия коллекторов. Но если это легальные коллекторы, то последующие обращения в ассоциацию или на горячую линию позволяют решить проблему. «Если же это бандиты, то ничего не поможет, кроме эффективной работы полиции», — считает он.

Генпрокуратура будет согласовывать административные расследования

Контролеров обяжут получать разрешение прокурора на возбуждение административных расследований против предпринимателей – по аналогии с тем, как это сейчас происходит с проверками. Об этом заявил генпрокурор Юрий Чайка, выступая в пятницу на Петербургском международном экономическом форуме. Такие расследования фактически являются внеплановыми проверками бизнес-структур и во многих случаях используются для обхода установленных законом ограничений, объяснил Чайка. По его словам, Генпрокуратурой совместно с Министерством экономического развития готовятся предложения по устранению такого пробела в законодательстве.

За девять лет формирования Единого сводного плана проверок предпринимателей контрольные органы инициировали включение в него 8 млн плановых проверок бизнеса, прокуратура отклонила почти половину, подсчитали в надзорном ведомстве. Кроме того, ежегодно прокуроры отклоняют около 40% заявлений на проведение внеплановых проверок предпринимателей.

Впрочем, сами предприниматели снижения административной нагрузки пока не замечают. Как отмечается в ежегодном докладе уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте Бориса Титова, который был представлен Владимиру Путину на прошлой неделе, Минэкономразвития на протяжении нескольких лет отмечает снижение числа плановых и внеплановых проверок (в 2016 г., по данным бизнес-омбудсмена, их было проведено около 2 млн). А вот проведенный в марте 2017 г. по инициативе уполномоченного опрос представителей малого и среднего бизнеса дает совсем другие цифры: по данным самих предпринимателей и с учетом всех видов контрольных мероприятий (административных расследований, рейдов, контрольных закупок и т. д.), количество проверок доходит до 10 млн. В итоге 56% опрошенных отметили увеличение административной нагрузки и только 5% согласились с тем, что административная нагрузка уменьшилась. Официальная статистика о числе контрольных и надзорных мероприятий приравнивается к числу проведенных плановых и внеплановых проверок, отмечается в докладе уполномоченного. Между тем данные Минэкономразвития, Росстата и Судебного департамента при Верховном суде свидетельствуют, что более трети дел об административных правонарушениях, выявленных Роспотребнадзором, и более половины – Ростехнадзором возбуждались без проведения проверок.

Прокуроры поправили контролеров

Неудивительно, что Титов в пятницу горячо поддержал предложенное генпрокурором нововведение. Плановые и внеплановые проверки уже полностью находятся в зоне контроля прокуратуры, напомнил он. Но административные расследования в нее не попадают, хотя их число уже превысило общее число плановых и внеплановых проверок. Никаких разрешений прокуратуры на это не требуется, решение о проверке может принять любой муниципальный орган. «Надо усложнить процедуру, не каждый мэр должен иметь право кошмарить бизнес по малейшему поводу, – считает Титов. – На наш взгляд, административное расследование должно отличаться от проверки тем, что по его итогам нельзя выносить наказание – только предупреждение. А захотели оштрафовать – назначайте полноценную внеплановую проверку, по всей процедуре с разрешением прокуратуры».

По данным Института проблем правоприменения, проанализировавшего в прошлом году данные о плановых проверках за 2011–2017 гг. в 36 регионах страны, в целом можно говорить об устойчивом снижении их общего количества: в целом за этот период оно составило 55%. Но Единый реестр проверок полностью так и не заработал: в июне 2017 г. в нем была размещена информация лишь о 130 000 проверок за 2017 г. при общем количестве около 2 млн проверок в год. Это говорит о заполняемости реестра на уровне 10–20%, делают выводы авторы подготовленного институтом аналитического обзора.

Кирилл Тагаев из Института проблем правоприменения говорит, что официальной статистики о количестве административных расследований нет, но, судя по судебной практике, это довольно редкое явление: наложить административное взыскание можно и без проведения расследования, обычно так и происходит. Поэтому было бы правильнее говорить о необходимости взять под контроль практику работы по сообщениям об административных нарушениях, рекомендует эксперт.

Ссылка на основную публикацию