Верховный суд ограничил распределение прибыли общества через зарплату директора

ВС: Увеличение зарплаты гендиректору ООО, являющемуся его мажоритарием, – сделка с заинтересованностью

22 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-8916 по спору о взыскании с мажоритарного участника ООО, исполняющего обязанности генерального директора, зарплаты, которую он увеличивал себе без согласия другого участника общества.

Обстоятельства спора

Галие Серажетдиновой принадлежала доля в уставном капитале ООО «УниверсалРесурс» в размере 33,3%. Оставшейся долей владел Олег Волин, который с конца декабря 2012 г. являлся генеральным директором общества. Трудовым договором, заключенным с Волиным на 5 лет, было предусмотрено ежегодное увеличение его должностного оклада. Так, с января 2013 г. он составлял 500 тыс. руб. в месяц, с апреля следующего года – 750 тыс. руб., а с января 2015 г. – 1 млн руб.

На внеочередном собрании участников общества, состоявшемся в январе 2017 г., было принято решение об очередном увеличении зарплаты гендиректора посредством заключения допсоглашения к трудовому договору. В конце того же года на внеочередном собрании было решено утвердить условия нового трудового договора с руководителем, предусматривающего дополнительное увеличение зарплаты.

Суды по-разному оценили последствия сделок с заинтересованностью

Галия Серажетдинова оспорила в арбитражном суде новый трудовой договор с гендиректором и допсоглашение к нему как недействительные. В исковом заявлении к обществу и его руководителю она отметила, что указанные акты являются сделками, в совершении которых имеется заинтересованность. По мнению истицы, они противоречат действующему законодательству, нарушают ее права и законные интересы как участника общества, а также вредят интересам последнего. Истица потребовала, чтобы к Олегу Волину были применены последствия недействительности указанной сделки в виде возврата незаконно выплаченных в качестве зарплаты денежных средств на общую сумму 28 млн руб.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в полном объеме, подтвердив, что оспариваемые акты являются сделками, в совершении которых имеется заинтересованность. Как указал суд, истица не согласовала и впоследствии не одобрила заключение оспариваемых сделок, которые причинили убытки обществу. Суд также заключил, что Галию Серажетдинову не проинформировали об указанных сделках из-за уклонения общества от соответствующей обязанности в нарушение действующего законодательства.

Впоследствии апелляция отменила решение первой инстанции, отказав в удовлетворении исковых требований. Постановление суда апелляционной инстанции устояло в кассации. Суды согласились с выводом первой инстанции о том, что оспариваемые соглашения являются сделками с заинтересованностью, однако указали на отсутствие неблагоприятных последствий для общества. Они также сослались на недоказанность несоответствия квалификации и профессиональных качеств руководителя установленному размеру зарплаты, а также на отсутствие документов, свидетельствующих о ненадлежащем исполнении им трудовых обязанностей.

Обе судебные инстанции также отклонили вывод нижестоящего суда о том, что общество не предоставило истице по ее запросу оспариваемые документы, отметив, что Серажетдиновой было направлено предложение явиться по месту нахождения общества для заключения соглашения о конфиденциальности, но соответствующий договор так и не был заключен сторонами.

ВС указал на презумпцию ущерба экономическим интересам юрлица

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Галия Серажетдинова указала на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам спора, а также на существенное нарушение норм материального и процессуального права.

В ходе заседания Судебной коллегии по экономическим спорам ВС представитель ответчика безуспешно ходатайствовал о приостановлении производства делу до вступления в силу решения суда от 13 августа 2019 г. по делу № А41-21240/2019 относительно корпоративного спора о лишении Галии Серажетдиновой долей в ООО.

Изучив материалы дела, ВС пришел к выводу, что гендиректор единолично принял решение о заключении допсоглашения к трудовому договору об увеличении собственной зарплаты. Будучи участником общества, он уполномочил коммерческого директора подписать от имени ООО данное соглашение. Кроме того, новый трудовой договор не был одобрен по правилам сделки с заинтересованностью Галией Серажетдиновой как единственным незаинтересованным участником общества.

Со ссылкой на действующее законодательство и разъяснения Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, Суд пояснил, что презумпция ущерба от совершения сделки применима только тогда, когда другая сторона знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и (или) об отсутствии согласия на ее совершение. Бремя доказывания указанных обстоятельств возлагается на истца. Таким образом, поскольку по спорным сделкам мажоритарный участник общества устанавливал и одобрял себе как единоличному исполнительному органу повышение зарплаты, данные сделки являются сделками с заинтересованностью, о чем ответчику было известно.

Верховный Суд также отметил, что в рассматриваемом деле не имели значения выяснение соответствия квалификации гендиректора получаемому им вознаграждению и сопоставление размера зарплаты с размером в компаниях аналогичного профиля. При этом, как указала Коллегия, суды не учли, что условием признания недействительной сделки с заинтересованностью является доказанность факта заключения сделки в ущерб интересам общества (п. 6 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью № 14-ФЗ). «Составной частью интереса общества являются, в том числе, интересы участников. В связи с этим ущерб интересу общества также имеет место, когда сделка хотя и не причиняет ущерб имуществу юридического лица, но не является разумно необходимой для хозяйствующего субъекта, совершена в интересах только части участников и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выражали согласие на совершение соответствующей сделки. Так, по общему правилу деятельность любого коммерческого юридического лица (исходя из его уставных задач) имеет своей основной целью извлечение прибыли (ч. 1 ст. 50 ГК РФ). Обычным способом изъятия участниками денежных средств от успешной коммерческой деятельности принадлежащих им организаций является распределение прибыли в порядке, предусмотренном ст. 28 и 33 Закона № 14-ФЗ», – отмечается в определении.

Вместе с тем, пояснил ВС, возможны ситуации, когда прибыль изымается в пользу отдельных участников посредством иных сделок общества – в том числе через выплату зарплаты или процентов по займу. Указанные действия не являются сами по себе незаконными и не нарушают прав остальных участников на получение причитающейся им части прибыли, если последние согласились на такое ее распределение – например, голосовали в пользу одобрения сделки с заинтересованностью или же данный вопрос был урегулирован уставом либо корпоративным договором между всеми участниками, либо сами они таким же способом фактически получают причитающуюся им часть прибыли общества.

Верховный Суд также отметил, что при исследовании вопроса о причинении ущерба обществу и его участникам нижестоящие суды не проверили довод истицы о том, что чистая прибыль хозяйствующего субъекта фактически была распределена только в пользу одного из участников путем выплаты ему увеличенной зарплаты. Апелляция, отклонив вывод суда первой инстанции, проигнорировала довод истицы о том, что требование о предоставлении информации о сделках (в том числе копии допсоглашения от 9 января 2017 г.) должно было быть исполнено обществом в апреле того же года. При этом норма, устанавливающая обязанность участников заключать соглашение о конфиденциальности, была введена в действие лишь летом 2017 г.

«Кроме того, требование о предоставлении не одобренных в надлежащем порядке сделок с заинтересованностью подпадает под правила п. 6 ст. 45 Закона № 14-ФЗ, который является специальным в отношении общего порядка предоставления информации, предусмотренного ст. 50 этого же закона. В связи с этим в случаях, указанных в п. 6 ст. 45 Закона № 14-ФЗ, участники вправе запросить соответствующую информацию, в том числе договоры, являющиеся сделками с заинтересованностью, без соблюдения условия о необходимости заключать соглашение о конфиденциальности, и общество вправе лишь потребовать выдачи расписки, в которой участник подтверждает, что предупрежден о конфиденциальности получаемой информации и об обязанности ее сохранять», – резюмировал ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Судам придется комплексно рассматривать внутрикорпоративные отношения

В комментарии «АГ» юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова отметила, что необоснованные выплаты от имени хозяйственного общества, инициированные гендиректором в свой адрес или его аффилированным лицам, часто являются предметом рассмотрения споров об убытках в арбитражных судах. «Причем в подавляющем большинстве случаев споры о взыскании с гендиректора убытков в пользу общества рассматриваются по косвенным искам, – пояснила она. – Иски о признании недействительными сделок с заинтересованностью и реституция по ним (как в рассматриваемом случае) несравнимо более редко используются для целей вернуть обществу недобросовестно полученное гендиректором».

По мнению эксперта, в рассматриваемом случае суды апелляционной и кассационной инстанций ошибочно пытались использовать подход, который обычно применяется в случае увеличения зарплаты, премирования или выплаты материальной помощи третьим лицам, прямо не аффилированным с руководителем юрлица. «В таких случаях, чтобы признать директора недобросовестным, необходимо доказать нарушение им предусмотренной локальными нормативными актами процедуры совершения таких выплат или произвольный размер премии и отсутствие особых заслуг, а также доведение зарплаты до средних показателей по аналогичным видам деятельности (постановление АС Центрального округа от 28 ноября 2016 г. № Ф10-2754/2016 по делу № А35-6931/2014; постановление ФАС Московского округа от 24 мая 2013 г. по делу № А40-124137/12-62-1178). При сравнительно небольшом повышении зарплаты данный подход может использоваться и для споров о повышения директором зарплаты самому себе (постановление АС Московского округа от 8 ноября 2017 г. № Ф05-16255/2017 по делу № А40-26519/2017)», – отметила Екатерина Хазова.

Юрист добавила, что аналогичный подход неприменим в случае со столь значительным, кратным увеличением директором собственной зарплаты, так как доказываемые обстоятельства не имеют определяющего значения в данной ситуации, что справедливо отметил ВС. «В судебной практике для таких случаев сложился подход об отнесении зарплаты руководителя к компетенции общего собрания участников. Трудовой договор с ним должен быть и как крупная сделка, и как сделка с заинтересованностью, если он является таковым (см., например, постановления АС Волго-Вятского округа от 17 февраля 2017 г. № Ф01-5864/2016 по делу № А29-13924/2015; АС Восточно-Сибирского округа от 7 ноября 2016 г. № Ф02-5862/2016 по делу № А74-6155/2014)», – пояснила эксперт.

В качестве интересной особенности рассматриваемого дела Екатерина Хазова назвала новое обстоятельство, которое ВС установил обязательным к исследованию нижестоящими судами при рассмотрении подобных споров (как в виде споров об оспаривании сделок с заинтересованностью, так и о взыскании убытков). «Суды должны устанавливать, каким образом и в пользу кого распределялась прибыль общества. Необходимость установления этого обстоятельства заставит суды комплексно рассматривать отношения между участниками, устанавливать, кто фактически контролировал деятельность общества и, получая прибыль, являлся его фактическим бенефициаром, что неизбежно повлечет снижение количества злоупотреблений правом со стороны участников общества при подаче таких исков», – заключила она.

По словам эксперта, тем более непонятна позиция судов апелляционной и кассационной инстанций об отсутствии неблагоприятных последствий для общества и ущерба исходя из оценки исключительно трудовых качеств директора, отсутствия свидетельств о невыполнении им трудовых обязанностей, привлечения его к дисциплинарной ответственности. «Учитывая, что спор является корпоративным, оценка исключительно трудовых качеств как отсутствие ущерба явно противоречит судебной практике, суды обязаны учитывать и факт нарушения законных прав и интересов общества, а также реальное причинение ущерба», – подчеркнула Виктория Соловьёва.

Директор без зарплаты. Экономия на страховых взносах

Единственный учредитель, который управляет компанией, вправе не заключать сам с собой трудовой договор и не платить себе зарплату, получая весь доход в форме дивидендов

Единственный учредитель, который управляет компанией, вправе не заключать сам с собой трудовой договор и не платить себе зарплату, получая весь доход в форме дивидендов. Для этого ему достаточно назначить себя директором на основании собственного решения. Плюс такого оформления — он не платит страховые взносы. Минус — налоговые риски.

Налоговики настаивают, что зарплату и страховые взносы платить нужно в любом случае, поскольку директор выполняет трудовые обязанности. Инспекторы вызывают единственных учредителей без зарплаты на комиссии и убеждают изменить схему работы.

Некоторые руководители устанавливают себе минимальную зарплату, надеясь и сохранить экономию, и не спорить с налоговиками. Это не спасает ситуацию. Минимальная зарплата все равно ниже среднеотраслевой. Ведь руководители, у которых нет 100-процентной доли в уставном капитале компании, обычно получают оплату труда на рыночном уровне.

Заключать ли трудовой договор самому с собой

Для заключения трудового договора нужны двое: работник и работодатель. Если и тем и другим выступает одно и то же лицо, то это уже не договор.

Статья 273 ТК прямо указывает, что глава о трудовых отношениях с руководителями не распространяется на единственных учредителей, которые сами управляют своей компанией. В этой ситуации учредитель назначает себя директором своим решением (письма Роструда от 06.03.2013 № 177-6-1, Минфина от 15.03.16 № 03-11-11/14234, от 19.02.2015 № 03-11-06/2/7790).

Читайте также:  Фирменный бланк и печать организации - образцы для ООО

Есть много судебных решений, где вскользь упоминаются трудовые договоры, которые единственный учредитель заключил сам с собой. То есть на практике эти договоры распространены, за что и ратуют налоговики.

Контролеры из фондов даже пытались оштрафовать компании за непредставление трудовых договоров и приказов на проверку — по 200 руб. за каждый непредставленный документ. Но суды считают штрафы неправомерными, поскольку у компаний в принципе отсутствуют эти документы, значит, их нельзя штрафовать (постановление АС Западно-Сибирского округа от 10.03.2017 № А27-594/2016).

Минфин на вашей стороне

Говоря о единственном учредителе, Минфин не давал ему права выбора: заключать или не заключать трудовой договор самому с собой.

Если руководителем организации является ее единственный учредитель, то есть одна из сторон трудового договора отсутствует, то трудовой договор не может быть заключен (письмо Минфина от 15.03.2016 № 03-11-11/14234).

Руководитель организации, являющийся ее единственным учредителем, не может сам себе начислять и выплачивать зарплату (письмо Минфина от 19.02.2015 № 03-11-06/2/7790).

Финансовое ведомство говорит именно о невозможности платить себе зарплату, а не о том, что учредитель вправе это не делать. Прочие письма содержат такие же категоричные утверждения (письмо Минфина от 17.10.2014 № 03-11-11/52558). Более свежих писем с иной позицией мы не нашли. Поэтому требования налоговиков противоречат мнению их начальства. Суды также говорят о невозможности заключить трудовой договор (постановление Двадцатого ААС от 30.06.2017 № А23-7189/2016).

Есть договоры с другими работодателями?

Нередко единственный учредитель компании продолжает трудиться в другой организации по трудовому договору, пока его собственное общество не наберет обороты. В этой ситуации у него физически не будет хватать времени, чтобы работать по трудовому договору в своей компании.

Да и у общества нет нужды, чтобы его директор работал строго оговоренное количество часов в день, которые устанавливают для совместителей. К примеру, для встречи с потенциальным поставщиком ему может хватить 30 минут в течение дня. Вот и получается ситуация, что директор выполняет свои руководящие функции, но при этом не отрабатывает даже потенциальную зарплату.

Отказаться от зарплаты — ваше право

Верховный суд рассмотрел интересное дело. В компании работали два директора, с которыми были заключены трудовые договоры. Но эти руководители подали заявление с просьбой не начислять и не выплачивать им зарплату. В этой связи компания не вела учет их рабочего времени, не платила ни НДФЛ, ни страховые взносы. Налоговики предъявили претензии, доначислили НДФЛ и взносы на зарплату, которую определили расчетным путем исходя из МРОТ.

Однако апелляционная инстанция решила, что работник вправе добровольно отказаться от получения зарплаты. Главное, чтобы законные права и интересы других участников не нарушались, и чтобы на этих работников не оказывали воздействия с целью ограничить их права (постановление Восемнадцатого ААС от 04.07.2016 № А34-8837/2015).

Верховный суд поддержал это решение. Он уточнил, что контролеры не вправе определять базу по взносам расчетным путем. В нее включаются только начисленные выплаты. Если же начисления зарплаты не было, значит и страховые взносы не исчисляются (определение ВС от 17.02.2017 № 309-КГ16-20570).

И вообще нарушениями трудового законодательства должна занимается трудовая инспекция, а не налоговая.

В отношении рядового работника такие аргументы не сработают, суд вряд ли поверит в добровольный отказ от зарплаты. Но у единственного учредителя и так достаточно стимулов работать на свою компанию. Его никто не сможет обвинить в том, что он принудил сам себя подписать невыгодное положение.

Однако учтите, что некоторые суды считают отказ даже единственного учредителя от зарплаты незаконным, не говоря уже о прочих работниках. И поддерживают контролеров, которые доначисляют страховые взносы исходя из МРОТ (постановление Шестнадцатого ААС от 15.08.2016 № А25-2189/2015).

Сдайте отчетность в ПФР

Пенсионный фонд считает, что единственный учредитель, который сам управляет компанией без зарплаты, относится к застрахованным лицам. Поэтому в отношении него организация обязана представлять отчетность по индивидуальному (персонифицированному) учету, в том числе по форме СЗВ-М и СЗВ-СТАЖ.

Аргументы фонда таковы. Назначение лица на должность директора оформляется решением единственного учредителя. На его основании он выполняет свои трудовые функции.

Значит, трудовые отношения с директором как с работником вытекают не из трудового договора, а из решения единственного участника, но они все равно есть. А раз директор состоит в трудовых отношениях, значит, относится к работающему застрахованному лицу.

Нет деятельности — нет зарплаты

Если в компании с единственным учредителем никто больше не работает, она заключает редкие разовые сделки, а выручка невелика, то можно говорить о том, что постоянная деятельность еще не налажена. В этой ситуации учредителю невыгодно назначать себе зарплату, поскольку его усилия не приносят результата.

Но отсутствием постоянной деятельности можно воспользоваться, только если обороты действительно стремятся к нулю. На практике этот довод не сработает в ситуации, когда директор получал деньги в подотчет, закупал материалы, заключал договоры поставки, покупал и поставлял товары, а выручка компании за год превысила 1 млн руб.

Убыточность компании нежелательна

Главное отличие дивидендов от зарплаты в том, что дивиденды можно посчитать только по итогам года при распределении прибыли (п. 1 ст. 43 НК), а зарплату устанавливают при подписании трудового договора (ст. 57 ТК).

В нестабильной обстановке учредитель не может спрогнозировать, сколько его начинающая компания сможет заработать. Возможно, она получит убытки, и тогда владелец вовсе ничего не заработает. А зарплата лишь усугубит отрицательный результат работы общества, что скажется на его финансовом положении, а значит, на способности получить кредит.

Возьмите с собой на комиссию прогнозы развития компании. Докажите, что вероятность убытков на начальном этапе велика, а выход в плюс ожидается лишь на второй-третий годы работы. Такие прогнозы помогут подкрепить позицию учредителя.

Не подменяйте зарплату дивидендами

Настаивая на праве не платить себе зарплату, директор должен быть уверен, что исполнил все формальности при выплате дивидендов. Так, в одном из споров единственный учредитель платил себе дивиденды ежемесячно, хотя ООО вправе распределять прибыль не чаще чем раз в квартал (п. 1 ст. 28 Федерального закона от 08.02.1998 № 14‑ФЗ).

С учетом того, что по итогам года у компании была прибыль меньше, чем выплаченная учредителю сумма, ее признали оплатой труда и доначислили страховые взносы. Суд поддержал претензии налоговиков (постановление АС Поволжского округа от 30.05.2016 № А55-8232/2015).

В уставе компании нужно прописать право учредителя распределять прибыль раз в квартал или полугодие. Без этого условия он получит дивиденды только по итогам года. На момент распределения прибыли участники компании должны полностью оплатить уставный капитал.

У компании не должно быть признаков банкротства, а стоимость ее чистых активов должна быть не меньше уставного капитала. В бухгалтерской программе выплаты следует поименовать «дивиденды», а не «зарплата».

Откуда у директора деньги?

Особенно рискованна ситуация, когда единственный учредитель не платит себе не только зарплату, но и дивиденды. Тогда налоговики обвинят его в обналичке, выводе теневой зарплаты и уходе от НДФЛ.

Важно пояснить, на какие средства живет директор, если ему не нужна зарплата. К примеру, он может получать зарплату в другой компании, дивиденды — от другого общества. Возможно, он продал имущество и живет на вырученные деньги. У него были банковские вклады, которые он стал тратить. Все эти суммы нужно подтвердить документами.

Руководитель организации: труд, зарплата и судебная практика

В чем, собственно, заключается трудовая функция руководителя, кого относить к числу таких работников, а кого записывать в ряды обычных работяг, в каких судах судиться с бывшими директорами и что от них можно потребовать, может ли суд в качестве обеспечения иска директора, возмущенного незаконным увольнением, обязать общество не чинить ему препятствий для продолжения труда и обороны на время процесса, как рассчитывать «золотые парашюты» для досрочно увольняемых руководителей – об этом и не только рассказал Пленум ВС РФ в начале июня. На закуску – немного свеженькой арбитражной практики о возмещении бывшим директором убытков обществу.

Платить или не платить зарплату директору-единственному участнику – в этом споре ВС РФ точку так и не поставил, данную тему в своем новом постановлении не затронув. Но ликбез по другим вопросам провел.

Что сказал Пленум ВС РФ

Начну с конца: постановление Пленума ВС РФ от 02.06.2015 г. № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» отменяет постановление Пленума ВС РФ от 20.11.2003 г. № 17 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ».

Текст постановления прикрепляю, ниже позволю себе обратить ваше внимание на некоторые выдержки из документа.

1. Верховный суд отметил, что руководитель организации – это ее работник, который на основании трудового договора выполняет особую трудовую функцию, которая состоит

в осуществлении руководства организацией, в том числе выполнении функций ее единоличного исполнительного органа, то есть в совершении от имени организации действий по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношений (полномочий собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации, правообладателя исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, прав и обязанностей работодателя в трудовых отношениях с иными работниками организации и т.д.)

На тех, чья деятельность подходит под это описание, распространяются нормы главы 43 Трудового кодекса (посвященной особенностям регулирования труда руководителей и членов коллегиальных исполнительных органов).

К числу таких работников относятся:

  • руководители организаций всех форм собственности;
  • временные единоличные исполнительные органы;
  • члены коллегиальных исполнительных органов, если они заключили с организацией трудовой договор, и если действие соответствующих норм ТК РФ предусмотрено закономучредительными документами юридического лица;
  • руководители отраслевых (функциональных) или территориальных органов администраций муниципальных образований, имеющих статус юридического лица.

При этом глава 43 ТК РФ не работает в отношении:

  • директора, который является единственным учредителем, участником, членом или собственником имущества организации (например, ГД=единственный участник ООО или директор=единственный учредитель частного учреждения);
  • Управляющей компании (управляющего ИП), если ей (ему) переданы функции ЕИО организации;
  • работников, руководящих отдельными сферами деятельности организации (финансовый директор в ОООшке, худрук в театре и т.п.) или ее отдельными структурными подразделениями (включая филиалы и представительства).

2. Несколько пунктов постановления посвящены вопросам подведомственности и подсудности дел, возникающих из конфликтов между руководителями (включая бывших) и организациями.

По общему правилу трудовые споры с руководителями рассматриваются в судах общей юрисдикции. Среди подобных конфликтов постановление упоминает дела:

об оспаривании руководителями организаций, членами коллегиальных исполнительных органов организаций решений уполномоченных органов организаций или уполномоченных собственниками лиц (органов) о досрочном прекращении их полномочий, возникших в силу трудового договора;

по искам одной стороны трудового договора к другой стороне трудового договора об оспаривании и признании не подлежащими применению условий трудовых договоров с руководителями организаций, членами коллегиальных исполнительных органов организаций, в том числе о размере оплаты труда, выплате выходных пособий, компенсаций и (или) иных выплат в связи с прекращением трудового договора;

об оспаривании руководителями организаций, членами коллегиальных исполнительных органов организаций применения к ним мер дисциплинарной ответственности

В ряде случаев, однако, обращаться необходимо в арбитраж: в частности, при возникновении споров, связанных с обжалованием приказов о повышении заработной платы и выплате иных вознаграждений руководителю.

3. Достойной внимания мне кажется позиция ВС РФ по вопросу обеспечения исков при споре директора с компанией в связи с незаконным, по мнению истца, увольнением: Пленум однозначно указал, что

судья не вправе в качестве меры по обеспечению иска приостановить действие оспариваемого решения и обязать ответчика, а также других лиц не чинить препятствий истцу в выполнении своих прежних обязанностей

При этом отмечено, что при рассмотрении корпоративных споров такая мера обеспечения может применяться. Другими словами, если увольнением не доволен только бывший директор, чем-то не угодивший участникам, то обеспечение в виде предоставления ему возможности рулить на время рассмотрения иска противоречит позиции ВС РФ. А вот если есть основания полагать, что что-то не чисто в отношениях между участниками – параллельные собрания с забегами в налоговую, чехарда в ЕГРЮЛ, рейдерство и т.п., то в этой ситуации заблокировать временно доступ к смене руководителя суды могут.

4. Развивая тему досрочного увольнения руководителя, Пленум отметил, что нарушения при увольнении порядка выплаты «золотых» и не очень «парашютов» само по себе не может служить достаточным основанием для восстановления руководителя в прошлой должности. При расчете компенсаций же, как указано в постановлении, судам необходимо отталкиваться от положений трудового договора, а если таких нет, смотреть в законы и анализировать конкретные обстоятельства (давно ли директор исполнял свои функции, сколько еще ему оставалось доработать до истечения срока, на который он был приглашен, если таковой срок имелся, сколько он мог бы получить, если б продолжал работать и т.п.). При этом включение норм о компенсациях в трудовой договор не является стопроцентной гарантией, что, дойди дело до суда, бывший директор получит все, на что рассчитывал: служителям Фемиды надлежит оценивать содержание трудового договора на соответствие законодательству и, в определенных ситуациях отказывать бывшим руководителям в компенсациях или снижать предусмотренный соглашениями размер.

Читайте также:  Образец справки о действительной стоимости доли ООО

5. Последняя тема, которой нашлось место в постановлении Пленума, касается применения норм о материальной ответственности руководителя, а также о возможности взыскания с руководителя (в том числе бывшего) убытков организации. ВС РФ напомнил нижестоящим судам, что по общему правилу директор несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. Таким образом, руководитель отвечает только за реальное уменьшение/ухудшение имущества организации и в случаях, когда организации приходится нести расходы на восстановление имущества либо компенсировать ущерб третьим лицам. Убытки же в полном объеме, включая упущенную выгоду, можно взыскать с директора за совершение виновных действий, направленных против интересов организации, лишь в случаях, прямо предусмотренных законодательством (ст. 71 Закона об АО, ст. 44 Закона об ООО и др.). При подготовке иска к директору о возмещении ущерба рекомендую освежить в памяти Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», разобранное «по косточкам» в соответствующей публикации на Регфоруме.

«Комплимент от шефа»: свежая арбитражная практика по взысканию убытков с бывших директоров, самовольно увеличивших себе зарплату

Недавно арбитражный суд Северо-Западного округа (постановление от 04.06.2015 № Ф07-1508/2015 по делу № А56-33439/2014) напомнил: все могут руководители, но устанавливать сами себе премии и вознаграждения права не имеют. Хотя наш народ давно усвоил, что если сам себя не похвалишь – никто не похвалит, это правило имеет исключения.

Спор возник между обществом и бывшим его руководителем: генеральный директор ОООшки своими приказами назначала себе любимой премии без согласования с единственным участником общества. Все суды, рассматривающие дело, сошлись на том, что подобными полномочиями единоличный исполнительный орган не обладает, и что самовольные премии и вознаграждения не могут быть признаны добросовестными действиями директора, а напротив, причиняют обществу убытки. Вопросы, связанные с оплатой труда руководителя, в том числе, с премированием и иными мерами поощрения последнего, находятся в компетенции назначающего его органа управления юридического лица (в рассматриваемой истории – в компетенции единственного участника). В опубликованном в мае на Регфоруме обзоре судебной практики по взысканию убытков с директора упоминалось еще несколько судебных актов, где суды пришли к аналогичным выводам.

Однако, надо понимать, что хотя директор и не имеет права повысить себе зарплату самовольно, он может предложить участникам хозяйственного общества это сделать (например, предлагая им для утверждения финансовые документы и планы на собрании) – и если вдруг участники по своей невнимательности такое «предложение» проворонят и одобрят, не глядя, в дальнейшем кулаками махать может оказаться поздно.

Подобным образом рассуждали суды первой и апелляционной инстанции в деле № А51-31602/2014, по которому постановление суда апелляционной инстанции было изготовлено в полном объеме 22 июня 2015 г.

Акционерное общество, единственным акционером которого является субъект РФ, пыталось (на данном этапе – безуспешно) взыскать убытки с бывшего генерального директора. Директор в свое время приняла решение о введении нового штатного расписания, которым, среди прочего, увеличила заработную плату и самой себе. Произведенные изменения нашли отражение в бухгалтерской отчетности за год, а информация о размерах заработной платы управленческого персонала, как указано в судебном акте, была включена в пояснительную записку к годовому балансу. Представитель акционера все это добро утвердил, не выражая возражений. Наблюдательный совет также своевременно не отреагировал на рост доходов директора.

Исходя из этих данных, суд пришел к выводу, что

в силу того, что явного несогласия с увеличением размера заработной платы генерального директора ни на момент утверждения отчета, ни в последующем сторонами трудовых отношений выражено не было, исходя из презумпции разумности действий и принципа добросовестности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о достижении соглашения между работником и работодателем об уровне заработной платы

Конечно, в этом деле основной, я думаю, аргумент для суда был в том, что «задумчивый» акционер пропустил срок исковой давности: иск был заявлен от лица общества новым директором после его назначения спустя несколько лет с тех пор, как бывшая руководитель повысила себе зарплату. Суд напомнил, что течение срока давности по требованиям к бывшему директору о возмещении убытков начинается не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо (в лице нового директора, как вариант) получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник. И опять суд сослался на утверждение акционером уже упомянутой годовой отчетности общества как на момент, когда разумный акционер должен был заметить и отреагировать на изменение оклада директора.

Иными словами, ключевая мысль, вытекающая из рассмотренной истории, сводится к тому, что подписывая что-либо, это что-либо имеет смысл вначале тщательно изучить. Вывод, полезный в обычной жизни, а не только в корпоративных отношениях.

Верховный суд ограничил распределение прибыли общества через зарплату директора

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Участниками ООО принято решение об оставлении чистой прибыли за обществом. Общее собрание участников общества на очередном собрании приняло решение о том, чтобы не распределять чистую прибыль общества. Может ли единоличный исполнительный орган без согласования с участниками общества принимать решения о распределении такой прибыли?

В соответствии с п. 1 ст. 28 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” (далее – Закон об ООО) общество с ограниченной ответственностью (далее – общество, ООО) вправе ежеквартально, раз в полгода или раз в год принимать решение о распределении своей чистой прибыли между участниками общества. Решение об определении части прибыли общества, распределяемой между участниками общества, принимается общим собранием участников общества (далее также – ОСУ).
Подпункт 7 п. 2 ст. 33 Закона об ООО предусматривает, что принятие решения о распределении чистой прибыли общества относится к исключительной компетенции общего собрания участников ООО и не может быть передано другим органам общества, в том числе уставом этого общества.
На то, что волеизъявление ОСУ является обязательным условием распределения чистой прибыли ООО, указывает и судебная практика (смотрите, например, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2016 N 11АП-6946/16, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2015 N 13АП-26883/14).
При этом необходимо иметь в виду, что законодательство не устанавливает, что чистая прибыль может быть направлена только на выплату дивидендов участникам ООО. Напротив, из буквального толкования п. 1 ст. 28 Закона N 14-ФЗ следует, что ОСУ может направить на выплату дивидендов лишь часть прибыли. Соответственно, отсюда вытекает вывод о том, что прибыль может быть использована и для других целей. При этом перечень этих целей законодательством не определен, равно как и не установлено, что какая-то определенная часть прибыли в любом случае должна быть направлена на выплату дивидендов участникам.
Соответственно, даже при распределении чистой прибыли ООО на нужды, не связанные с выплатой этой прибыли участникам, принятие решения ОСУ по этому вопросу также является обязательным.
В свою очередь, в силу положений п. 3 ст. 40 Закона об ООО генеральный директор общества вправе осуществлять лишь те полномочия, которые указаны в этом пункте, а также иные полномочия, не отнесенные указанным Законом или уставом общества к компетенции ОСУ, совета директоров (наблюдательного совета) общества и коллегиального исполнительного органа общества.
Таким образом, вышеизложенные положения закона и правоприменительная практика прямо указывают на то, что генеральный директор общества не вправе принимать решения о распределении чистой прибыли общества даже в том случае, когда ОСУ не принимало никаких решений по распоряжению этой прибылью, и уж тем более тогда, когда ОСУ выразило свою волю на то, чтобы прибыль не распределялась.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

6 декабря 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания “Гарант” и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”. Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, info@garant.ru.

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), editor@garant.ru

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), adv@garant.ru. Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Экономколлегия ВС решила, какую зарплату может получать гендиректор

В малом и среднем бизнесе учредители нередко занимают руководящие должности в компании, но чаще всего генерального директора. Тогда они получают дивиденды как участники, а зарплату с премией – как работники. И могут воспользоваться своим положением, чтобы вывести часть прибыли под видом оплаты труда, чтобы не делить эти деньги с другими учредителями. На практике эту идею воплощают в разных вариантах, говорит руководитель практики ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × Александра Герасимова: «Это может быть высокая зарплата директора, одного из его родственников или друзей».

Другие учредители, которые недовольны таким положением вещей, имеют право пожаловаться в суд. Но большая зарплата – это необязательно злоупотребление и вывод прибыли. Она может быть вполне обоснованная, учитывая объём задач и ответственность генерального директора. Поэтому всё же нужно разграничивать случаи, когда участник-директор злоупотребляет правом, устанавливая самому себе баснословные гонорары, и случаи, когда это вполне обоснованные и разумные суммы, подчёркивает Айнур Ялилов, партнёр Шаймарданов и Партнеры Шаймарданов и Партнеры Региональный рейтинг × . Здесь перед судами встаёт сложная задача определить законность выплат. Для этого они чаще всего оценивают рыночный уровень зарплат, изучают квалификацию работника и круг его обязанностей, рассказывает Герасимова. Но Верховный суд в одном из недавних споров проявил другой подход, который может поменять вектор рассмотрения таких споров, говорит эксперт.

В деле № А41-6748/2018 суды решали конфликт двух учредителей компании, которая занималась управлением коммерческой недвижимостью в Московской области. Владелец 33,3% долей ООО «УниверсалРесурс» Галия Серажетдинова подала в суд на владельца 66,7% долей, а также генерального директора компании Олега Волина. Она требовала, чтобы бизнес-партнёр вернул 26,2 млн руб. зарплаты и премий. В 2012–2017 годах гендиректор получал от 500 000 руб. до 1 млн руб., но в начале января 2017-го включил в повестку собрания увеличение оклада до 2,3 млн руб. Серажетдинова тогда не участвовала в собрании. Волин-учредитель единолично проголосовал в пользу Волина-гендиректора. Через год, в самом конце декабря, он опять поставил вопрос об увеличении зарплаты. Тогда Серажетдинова проголосовала против. Но поскольку она была миноритарием, всё опять решил голос Волина. Он утвердил себе зарплату в размере 2,6 млн руб., а также премию – 5% от чистой прибыли предприятия за год.

  • 2012–2016 годы: гендиректор компании получал 500 000–1 млн руб. в месяц;
  • январь 2017 года: зарплата гендиректора увеличилась до 2,3 млн руб.;
  • декабрь 2017 года: зарплата гендиректора увеличилась до 2,6 млн руб. плюс премия в 5% от чистой прибыли.
Читайте также:  Порядок закрытия расчетного счета при ликвидации ООО

Увеличение зарплаты как сделка с интересом

Серажетдинова отправилась в суд. Там она потребовала, чтобы Волин вернул всё неправомерно полученное, потому что трудовые выплаты фактически маскировали распределение чистой прибыли. Представитель истца, управляющий партнёр Бобров, Толстов и партнеры Бобров, Толстов и партнеры Федеральный рейтинг × Максим Бобров, просил признать недействительными оба увеличения зарплаты как сделки с заинтересованностью, которые не одобрялись в порядке ст. 45 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Этот закон применил АС Московской области. Он рассудил так: Серажетдинова не согласилась на увеличение зарплаты, а Волин, являясь директором, был заинтересован в спорных сделках. Следовательно, действует презумпция причинения ущерба обществу.

Главный вопрос в деле: Добросовестно или нет директор увеличил себе зарплату?

Волин убеждал суд в том, что зарплата рыночная, и представил отчёт от АО «Антал Раша», согласно которому зарплата директоров в секторе недвижимости – от 950 000 руб. до 2,7 млн руб. Но судью Павла Машина это не убедило: для сравнения взяли столичные компании, а не подмосковные, из отчёта было непонятно, какой у них масштаб деятельности и какая квалификация у руководства. Серажетдинова, наоборот, доказывала, что зарплата Волина завышена, и представила в дело три отчёта от компаний «Корнерстоун», «Кроу Русаудит» и «Хейз Спешиалист Рекрутмент» (конкретные цифры не приводятся). Здесь регион, масштаб бизнеса и квалификация управленцев были сопоставимы с «УниверсалРесурсом», поэтому АС Московской области принял эти доказательства к сведению. «Сделки нарушают права общества, потому что зарплата завышена относительно рынка», – такой вывод сделала первая инстанция.

10-й ААС отменил это решение и решил, что ущерб не доказан. Отчёты истца не являются однозначным доказательством превышения рыночного уровня, потому что в деле есть отчёт от ответчика с противоположными выводами, указала коллегия под председательством Виктории Муриной. Она отметила, что зарплата не должна отвечать рыночному уровню, ведь она устанавливается индивидуально, компании разные, все ведут бизнес по-своему. В уставе «УниверсалРесурса» нет никаких ограничений на этот счёт. Истец не доказал, что квалификация или навыки Волина не соответствуют уровню зарплаты, что он не выполнял (или плохо выполнял) свою работу. Апелляция учла и то, что прибыль компании под началом Волина растёт. Например, за I квартал 2018-го чистая прибыль составила 32,8 млн, а за тот же период 2017 года – 6 млн руб. С решением в пользу Волина согласился и АС Московского округа.

Надо проверять сделки на «разумную необходимость»

Но компетенция директора и рыночный уровень зарплат не играют ключевой роли в споре, указал Верховный суд, который принял к рассмотрению жалобу Серажетдиновой. Чтобы добиться признания сделок недействительными, надо доказать, что их заключили в ущерб интересам общества. А составной частью интереса общества является интерес участника. Поэтому недействительными являются сделки, которые пусть даже не навредили обществу, но не являются «разумно необходимыми», были совершены в интересах только одной части участников, а другим, несогласным, причинили неоправданный вред, говорится в определении экономколлегии.

«Нельзя заключать сделки, которые пусть даже не навредили обществу, но не являются «разумно необходимыми» и совершены в интересах только одной части участников, а другим, несогласным, причинили неоправданный вред», – экономколлегия ВС.

Как разъяснила тройка судей под председательством Натальи Чучуновой, само по себе распределение прибыли в виде зарплат или процентов по займу законно, если остальные участники на это согласны или сами фактически получают свою часть. Но три инстанции вообще не оценили довод Серажетдиновой, что под видом зарплаты Волин получал чистую прибыль в обход второго участника. Это предстоит сделать АС Московской области, куда спор направили на новое рассмотрение.

Эксперты «Право.ru» об опасной презумпции

Согласно позиции Верховного суда, разумная и экономически обоснованная сделка может причинять ущерб интересам компании, если влияет на фактическое распределение прибыли между участниками, считает Роман Пархоменко из Pen & Paper. По его мнению, ВС фактически установил презумпцию причинения ущерба обществу от любой сделки в пользу одного или нескольких участников, если она совершена без согласия остальных. «Ведь любая или почти любая такая сделка влияет на распределение прибыли между участниками», – рассуждает Пархоменко.

Необходимо понимать, что в условиях корпоративного конфликта договорённости участников о повышении зарплаты одного из них (директора общества) могут использовать как инструмент давления. При условии, что такие договорённости не оформили надлежащим образом и они не прошли корпоративного одобрения.

Кирилл Саськов, партнёр Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство 35 место По количеству юристов Профайл компании ×

По его словам, непонятно, как опровергать эту презумпцию, а ВС не даёт критериев по определению разумной необходимости сделки и степени оправданности вреда другим участникам. Кроме того, ВС не разъяснил, как оценивать размер зарплаты руководителя, надо ли принимать во внимание экономические показатели компании, сравнивать ли со средней зарплатой, добавляет советник Saveliev, Batanov & Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) Профайл компании × Юлия Михальчук. На эти вопросы ответит суд при новом рассмотрении дела, говорит Михальчук.

Вместе с тем позиция ВС может увеличить вероятность удовлетворения исков о взыскании убытков с топ-менеджмента в условиях корпоративного конфликта в компании, полагает Наталья Касаткина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × .

Как организовать прибавку к зарплате директору-учредителю правильно, рассказала Герасимова из ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × . Она перечислила признаки добросовестной сделки:

  • увеличение заработной платы согласовали с незаинтересованными участниками;
  • им представили информацию о сделке;
  • договор или допсоглашение подписаны незаинтересованным участником или иным незаинтересованным лицом, которого уполномочили протоколом общего собрания, где присутствовали все незаинтересованные участники.

Верховный суд разъяснил трудовые права директора

Комментарий к Постановлению Пленума ВС о применении ТК РФ к труду руководителя

Верховный суд прокомментировал отдельные положения законодательства, регулирующие труд руководителя (директора, генерального директора, временного единоличного исполнительного органа хозяйственного общества и др.) и правления (дирекции), работающих по трудовому договору.

Остановимся на некоторых из разъяснений.

Трудовая функция руководителя

ВС разъяснил, что такое руководство. Это совершение от имени организации действий по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношени

Исходя из этого, ВС указал, что положения гл. 43 ТК РФ об особенностях труда руководителя не распространяются:

  • на руководителей структурных подразделений организации (в частности, филиалов, представительств), если на них не возложены функции руководителя (например, такое возможно, если руководитель организации является еще и руководителем одного из филиало
  • на членов правления, дирекции хозяйственного общества и т. п., заключивших трудовой договор с организацией, если это не предусмотрено федеральными законами, учредительными документами организаци

Также положения гл. 43 не применяются при передаче функций руководства во внешнее управление другой организации или предпринимател

Материальная ответственность руководителя

Руководитель (в том числе бывший) обязан возместит

  • прямой действительный ущер возникший по его вине;
  • убытки (реальный ущерб + упущенная выгода) — только если это предусмотрено законом, а он действовал недобросовестно и неразумно, что доказано в суде. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, например, если он скрывал от участников общества информацию о совершенной им сделке (в частности, сведения о такой сделке не были включены в отчетность) либо предоставлял участникам недостоверную информацию о сделк Неразумность действий (бездействия) директора будет доказанной, к примеру, если он совершил сделку без соблюдения внутренних процедур, обычно принятых в компании (в частности, без согласования с главным бухгалтером и юридическим отдело

О том, как взыскать ущерб с работника, читайте: 2014, № 14, с. 37

ВС указал, что порядок привлечения руководителя к материальной ответственности и взыскания с него прямого действительного ущерба точно такой же, как и других работнико

Досрочное прекращение полномочий руководителя и «золотой парашют»

ВС подчеркнул, что решение о досрочном прекращении полномочий руководителя организации может быть принято органом юридического лица, только если такое решение отнесено к его компетенции законом или учредительными документам Например, в отношении директора ООО таким правом наделен совет директоров обществ

Участник или уполномоченный орган организации может досрочно прекратить без указания причин как срочный трудовой договор с руководителем, так и договор, заключенный на неопределенный ВС отметил: такое решение может быть признано незаконным, если суд установит, что при его принятии допущены злоупотребление правом или дискриминаци Однако доказать это бывшему руководителю будет очень сложно. Поэтому судебных дел о признании решения уполномоченного органа незаконным по указанным основаниям очень мало. В частности, суд признал, что увольнение носило дискриминационный характер, поскольку работник муниципального образовательного учреждения был еще и членом избирательной комиссии с правом решающего голос

Если директор наломал дров, то на увольнительные компенсации он может не рассчитывать, даже если условие о таких выплатах прописано в его трудовом договоре

Досрочное увольнение руководителя по решению участника или уполномоченного органа не является мерой ответственности. Поэтому руководителю нужно выплатить компенсаци Однако ВС указал, что ее невыплата в этом случае не является основанием для восстановления руководителя на работе. Суд только вправ

  • взыскать с работодателя сумму этой компенсации;
  • взыскать проценты за нарушение срока ее выплаты в размере не менее ставки рефинансирования за каждый день задержки выплаты;
  • удовлетворить требование бывшего руководителя о компенсации морального вреда.

ВС обратил внимание на то, что размер компенсации за увольнение по этому основанию определяется трудовым договором. Если в трудовом договоре нет условия о выплате такой компенсации, то ее размер при возникновении спора с бывшим руководителем будет определен судом. При этом суд должен учитывать, например, такие факторы:

  • негативные последствия для руководителя в результате потери работы;
  • длительность работы уволенного руководителя;
  • время, оставшееся до истечения срока трудового договора;
  • размер зарплаты, которую увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности;
  • дополнительные расходы, которые он может понести в результате прекращения трудового договора.

ВС подчеркнул, что в любом случае суд не вправе определить размер компенсации ниже трехкратного среднего месячного заработка руководител А для топ-менеджеров госкомпаний, госкорпораций, ГУПов, МУПов и некоторых других организаций с участием государства размер такой компенсации должен быть равен трехкратному среднему месячному заработк

Суд может отказать руководителю во взыскании выплат в связи с прекращением трудового договора или уменьшить их размер, если установит, что условие о выплатах при увольнении включено в трудовой договор в нарушение ТК либо нарушает интересы организации, ее работников или участников компани Например, в договоре с директором предусмотрена выплата компенсации при увольнении по любому основанию. Директор уволен за виновные действия — принятие необоснованного решения, в результате которого был причинен ущерб имуществу организаци При увольнении ему не была выплачена компенсация в соответствии с трудовым договором. Если он потребует выплаты компенсации, то суд откажет ему, поскольку ТК запрещает устанавливать в трудовом договоре выплаты в случаях увольнения работников за виновные действи

В 2013 г. Пленум ВАС указал, что споры организации с руководителем о взыскании убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), в том числе если стороны ссылаются на нормы ТК РФ о материальной ответственности руководител являются корпоративными и рассматриваются арбитражными судам Пленум ВС изменил трактовку о подсудности таких споров. Он подчеркнул, что любые споры между работником-руководителем (в том числе бывшим) и работодателем (включая споры о привлечении к материальной ответственности) рассматривают суды общей юрисдикци если законодательством рассмотрение такого спора не отнесено к рассмотрению арбитражных судов, например при банкротств Споры о возмещении убытков руководителем прямо не отнесены к подсудности арбитражных судов, поэтому теперь за их взысканием с руководителя надо обращаться в районные суды.

Ссылка на основную публикацию