Ограничение прав на тайну переписки и телефонных переговоров

Статья 13. Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

СТ 13 УПК РФ

1. Ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения.

2. Наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами могут производиться только на основании судебного решения.

Комментарий к Статье 13 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правовая основа положений комментируемой статьи нашла свое отражение в международных нормативно-правовых актах, таких как ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., ст. 8 ЕКПЧ. Кроме того, ст. 23 Конституции РФ гарантирует каждому право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, допускает возможность ограничения этого права только на основании судебного решения. Данное положение регламентировано и в ряде федеральных законов, например в ст. 8 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, ст. 11 Федерального закона “Об информации, информатизации и защите информации”, ст. 32 Федерального закона “О связи” и др. Отдельные положения, которые ограничивают переписку, телефонные и иные переговоры, почтовые, телеграфные и иные сообщения, содержатся в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста РФ от 6 октября 2006 г. N 311 “Об утверждении Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы”, в Приказе Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189 “Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы”, в Правилах внутреннего распорядка специальных приемников для содержания лиц, арестованных в административном порядке, утвержденных Приказом МВД России от 6 июня 2000 г. N 605дсп. Некоторые вопросы процедуры вынесения судебных решений в рассматриваемых случаях разрешены Пленумом Верховного Суда от 24 декабря 1993 г. в Постановлении “О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ”. В частности, данным Постановлением судам рекомендовано в соответствии с п. 6 рассматривать материалы, направленные на ограничение тайны связи, незамедлительно.

2. Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений представляет собой одну из составных частей права на неприкосновенность частной жизни (ч. 1 ст. 23 КРФ) и в соответствии с решением Конституционного Суда РФ означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие “частная жизнь” включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер .
——————————–
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г. N 248-О // .

3. В соответствии с решением Конституционного Суда РФ к информации, составляющей охраняемую Конституцией РФ тайну телефонных переговоров, относят любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи . Информацией, которая охраняется Конституцией РФ и получение которой возможно только на основании судебного решения, в том числе и в ходе досудебного производства, является информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами – сведения о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием), о номерах абонентов, другие данные, позволяющие идентифицировать абонентов, а также сведения о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций . Кроме того, к информации, составляющей охраняемую Конституцией РФ тайну, относится и информация в соответствующей переписке, почтовых, телеграфных и иных сообщениях. В этой связи под нарушение тайны переписки может подпадать изъятый у лица мобильный телефон, компьютер, а также информация, которая содержится в их электронной памяти. Дело в том, что понятие тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений связано с передаваемой информацией, которая защищает лишь те сведения, передаваемые по линиям связи (телефонные и иные переговоры по сетям электросвязи, пейджинговые каналы и иные технические каналы связи), которые регламентируют минимум двусторонние правоотношения с обязательным участием оператора связи (абоненты – оператор связи). Отдельным предметом, попадающим под охрану тайны телефонных и иных переговоров, является информация о входящих и исходящих сигналах соединений с мобильного телефона. Поэтому для раскрытия данной тайны необходимо судебное решение. Так, Судебная коллегия ВС РФ, проверив материалы дела, удовлетворила надзорное представление прокурора, поскольку в нем обоснованно указано, что в соответствии с ч. 1 ст. 186 УПК РФ контроль и запись телефонных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц допускается при производстве по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на тайну телефонных переговоров. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. N 345-О информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории России законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Вышеуказанные обстоятельства не были учтены судом при рассмотрении ходатайства следователя прокуратуры .
——————————–
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. N 345-О // .

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2013 г. N 1156-О // .

См.: Определение Судебной коллегии ВС N 86-ДП07-11 // .

4. Судебное решение, связанное с наложением ареста на корреспонденцию (почтовые, телеграфные отправления, телеграммы, бандероли, посылки, радиограммы и другие почтово-телеграфные отправления и т.д.), разрешение на ее осмотр и выемку в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами в соответствии с п. п. 8, 11, 12 ч. 2 ст. 29 УПК РФ осуществляется судом в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 165 настоящего Кодекса.) Получение информации о соединениях между абонентами, абонентскими устройствами в качестве следственного действия может производиться только в отношении определенных абонентов и абонентских устройств. Так, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о получении информации, о которой указывает дознаватель. Как усматривается из представленных материалов, дознаватель ходатайствует о предоставлении данной информации в отношении соединений неопределенного круга лиц, в который могут входить и соединения абонентов, не имеющие значения для уголовного дела. Получение информации, о которой указывает дознаватель, может привести к необоснованному ограничению прав неопределенного числа граждан на тайну телефонных переговоров, что противоречит требованиям ст. 23 Конституции РФ, ст. 13 УПК РФ. При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения обжалуемого постановления, в том числе по доводам кассационного представления, судебная коллегия не усматривает . Кроме того, в соответствии с ч. 9 ст. 31 УПК РФ судебное решение на получение разрешения, связанное с наложением ареста на корреспонденцию (почтовые, телеграфные отправления, телеграммы, бандероли, посылки, радиограммы и другие почтово-телеграфные отправления и т.д.), разрешение на ее осмотр и выемку в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами принимает соответственно районный суд или гарнизонный военный суд.
——————————–
Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 октября 2012 г. N 22-14801/12.

5. Наложение ареста на корреспонденцию (почтовые, телеграфные отправления, телеграммы, бандероли, посылки, радиограммы и другие почтово-телеграфные отправления и т.д.), ее осмотр и выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами по своему содержанию являются следственными действиями и осуществляются в порядке, предусмотренном ст. ст. 182, 183, 185, 186, 186.1 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. ст. 182, 183, 185, 186, 186.1 настоящего Кодекса.)

6. Проведение следственных и иных процессуальных действий, связанных с нарушением тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, без судебного решения в соответствии с ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ свидетельствует о недопустимости полученных доказательств по уголовному делу. Так, приговор районного суда был отменен в силу того, что в обвинительном приговоре, по которому осужден М., содержатся ссылки на протокол досмотра почтовых отправлений и фототаблицу к нему, а также акт изъятия почтовых отправлений, согласно которому изъятие посылки осуществлялось на основании ст. 22 Федерального закона “О почтовой связи” и п. 55 Правил оказания услуг почтовой связи. Ссылок на судебное решение, разрешающее вскрытие почтового отправления, указанные документы не содержат; отсутствуют такие ссылки и в приговоре суда. С учетом изложенного Судебная коллегия признает протокол досмотра почтовых отправлений и фототаблицу к нему, а также акт изъятия почтовых отправлений, положенные в основу приговора районного суда, полученными с нарушением УПК РФ .
——————————–
См.: Определение Судебной коллегии ВС РФ от 10 октября 2012 г. N 60-Д12-2.

7. Кроме того, незаконное нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан соответствующими лицами влечет за собой привлечение их согласно ст. 138 УК РФ к уголовной ответственности. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений имеет место в случае незаконного ознакомления с перепиской, почтовыми и телеграфными сообщениями, когда корреспонденция становится достоянием других лиц без согласия адресата.

Отдельные ограничения конституционного права граждан на тайну телефонных переговоров Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Фирсов О. В.

В статье рассмотрены отдельные законодательные основания ограничения конституционного права человека и гражданина в Российской Федерации на тайну телефонных переговоров, в связи с проведением следователем следственного действия «Контроль и запись переговоров» и органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, оперативно-розыскного мероприятия «Прослушивание телефонных переговоров»

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Фирсов О. В.

Текст научной работы на тему «Отдельные ограничения конституционного права граждан на тайну телефонных переговоров»

ОТДЕЛЬНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ УДК 624.01

КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ГРАЖДАН

на тайну телефонных переговоров о.В. Фирсов, к. юрид. нзав.

Научные интересы: конституционное право России, оперативно-розыскная деятельность и административная деятельность, уголовное и административное право, уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза.

В статье рассмотрены отдельные законодательные основания ограничения конституционного права человека и гражданина в Российской Федерации на тайну телефонных переговоров, в связи с проведением следователем следственного действия «Контроль и запись переговоров» и органами, осуществ-ляющими оперативно-розыскную деятельность, – оперативно-розыскного мероприятия «Прослушивание телефонных переговоров» ■

CERTAIN ASPECTS OF CONSTITUTIONAL RIGHTS OF CITIZEN S ON THE SECRET OF TELEPHONE TAPPING

The article addresses certain aspects of constitutional rights of citizen s Russian Federation on the secret of telephone tapping when the latter is necessitated by operative-inquest measures, namely «The control and record of telephone talks» and «Tapping telephone talks» by organs realized operative-inquest activity, operative-inquest meanness ■

В соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции РФ «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения».

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ограничение конституционного права на тайну телефонных переговоров предусмотрено, в частности, Федеральным законом от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». В соответствии со ст. 6 указанного Закона органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, для решения стоящих перед ними задач вправе осуществлять оперативно-розыскное мероприятие «Прослушивание телефонных переговоров».

Прослушивание телефонных переговоров – это оперативно-розыскное мероприятие, заключающееся в негласном контроле содержания разговоров, ведущихся по телефонной сети и иным ка-

налам связи, с целью получения и фиксирования оперативно-значимой информации.

Оператор связи обязан обеспечить соблюдение тайны телефонных переговоров, передаваемых по сетям связи. Ограничение права на тайну телефонных переговоров, передаваемых по сетям связи, допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами. Сведения о передаваемых по сетям связи телефонных переговорах могут предоставляться только абонентам или их уполномоченным представителям, если иное не предусмотрено федеральными законами. Сведения об абоненте, ставшие известными оператору связи в силу исполнения договора об оказании услуг телефонной связи, могут использоваться оператором связи для оказания справочных или иных информационных услуг или передаваться третьим лицам только с письменного согласия этого абонента, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами [П. 4 Правил оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и междугородной телефонной связи. -Утверждены постановлением Правительства РФ от 18.05.2005 г. № 310. // СЗ РФ. – 2005. – № 21. – Ст. 2030].

Прослушивание телефонных и иных переговоров допускается на основании решения судьи только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких пресс туплений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях (ч. 4 ст. 8 Закона об ОРД).

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, во-

енной, экономической или экологической безопасности РФ, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляюще-го оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение данного оперативно-розыскного мероприятия с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативнорозыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение (ч. 3 ст. 8 Закона об ОРД).

Ходатайство перед судом о проведении прослушивания телефонных и иных переговоров оформляется мотивированным постановлением одного из руководителей органа, осуществляюще -го оперативно-розыскную деятельность. Перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами. Данный оперативно-служебный документ рассматривается судьей в порядке, установленном ст. 9 Закона об ОРД.

Срок проведения прослушивания телефонных и иных переговоров ограничен шестью месяцами со дня принятия судебного решения (если в постановлении не указан меньший срок). При необходимости срок проведения данного оперативно-розыскного мероприятия

может быть продлен судебным решением на основании вновь представленных материалов (ч. 5 ст. 9 Закона об ОРД).

Читайте также:  Право на неприкосновенность частной жизни

Судебное решение требуется при проведении этого оперативно-розыскного мероприятия на всех видах каналов телефонной связи (проводных линиях, каналов сотовой, космической связи и др.). Однако, действие ч. 2 ст. 8 Закона об ОРД не может распростра-

няться на переговоры, ведущиеся с использованием радиостанций, поскольку физическая особенность радиоволн заключается в их полной незащищенности от улавливания посторонними радиоприемниками, в связи с чем государство не может гарантировать тайну обмена информацией через эфир. Конституционное право на тайну телефонных переговоров также не распространяется на использование внутрипроизводственных сетей связи юридических лиц, не имеющих выхода на сеть связи общего пользования [См., подробней: Правовые основы оперативно-розыскных мероприятий: Научно-практическое пособие. / Под ред. Е. М. Рябкова, В.В. Петрова. – М.: Изд- ль Шумилова И.И., 2004. – С. 23].

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов (ч. 6 ст. 8 Закона об ОРД).

Прослушивание телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи, проводится с использованием оперативно-технических сил и средств органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел и органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осущест-

вляющими оперативно-розыскную деятельность (ч. 4 ст. 6 Закона об ОРД).

Операторы связи обязаны предоставлять органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач; обеспечивать реализацию установленных требований к сетям и средствам связи для проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также принимать меры по недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий [ст. 64 Федерального закона от 7.07.2003 г. № 126-ФЗ «О связи»].

Физические и юридические лица в Российской Федерации, предоставляющие услуги электросвязи всех видов, в том числе систем телекодовой, конфиденциальной, спутниковой связи, обязаны по требованию органов федеральной службы безопасности включать в состав аппаратных средств дополнительное оборудование и программные средства, а также создавать другие условия, необходимые для проведения оперативнотехнических мероприятий органами федеральной службы безопасности [Ст. 15 Федерального закона от 3.04.1995 г. № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности»].

Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами. В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются, фонограмма и бумажный носитель за-

писи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовнопроцессуальным законодательством (ч. 4 и 5 ст. 8 Закона об ОРД).

Следует также отметить, что органы ФСБ и (или) их подразделения, а также должностные лица и подразделения указанных органов в ходе контрразведывательной деятельности и деятельности по борьбе с терроризмом вправе проводить гласно и негласно контрразведывательные мероприятия и мероприятия по борьбе с терроризмом, ограничивающие право граждан на тайну телефонных переговоров. Основания и порядок проведения таких мероприятий устанавливается Федеральным законом о ФСБ и ведомственными нормативными актами ФСБ. Результаты таких мероприятий могут быть использованы в уголовном судопроизводстве в порядке, установленном уголовно- процессуаль-ным законодательством для использования результатов оперативно-розыскной деятельности [ст. 9, 9 со знач. 1 Федерального закона от 3.04.1995 г. № 40- ФЗ «О федеральной службе безопасности»].

Кроме указанного оперативнорозыскного мероприятия, прослушивание телефонных и иных переговоров допускает уголовно-процессуальный закон в качестве следственного действия «Контроль и запись переговоров» [Ст. 186 УПК РФ]. Данное следственное действие может проводиться при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение

для уголовного дела. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления – на основании судебного решения.

В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются: уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры; основания, по которым производится данное следственное действие; фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи; срок осуществления контроля и записи; наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность.

Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу.

Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и

окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием понятых и при необходимости специалиста, а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу.

Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Таким образом, по содержанию уголовно-процессуальный контроль и оперативно-розыскное прослушивание имеют много общего. У них одинаковые основания для проведения – постановление судьи, общий источник получения информации – каналы и линии электрической связи, один и тот же круг объектов проведения – лица, подозреваемые или обвиняемые в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, единый порядок хранения фонограмм, их непосредственное осуществление возложено на одного и того же субъекта – специальные оперативно-технические подразделения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Роль следователя в осуществлении этого следственного действия заключается лишь в возбуждении ходатайства перед судьей о необходимости его производст-

ва, направлении судебного постановления в соответствующий орган для исполнения, а затем в осмотре и прослушивании полученной информации [См., подробней: Чечетин А.Е. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскных мероприятий: Монография. – М.: Изд. дом Шумиловой И.И., 2006. – С. 98 – 99].

Отличие данного следственного действия от оперативно-розыскного мероприятия состоит в том, кто вынес постановление на его проведение: оперативно-розыскной аппарат или следователь. Другим отличием является то, что следственное действие может проводиться по возбужденному уголовному делу, а оперативно-розыскное прослушивание – и при отсутствии уголовного дела, когда имеются достаточные оперативно-розыскные данные о признаках подготавливаемого или совершаемого тяжкого или особо тяжкого преступления. Третье отличие заключается в том, что протокол осмотра и прослушивания фонограммы, составленный следователем в соответствии со ст. 186 УПК РФ является доказательством, а фонограмма, полученная в результате оперативнорозыскного прослушивания, требует дополнительного процессуального ввода в уголовный процесс.

Таким образом, законодательными актами установлены основания ограничения конституционного права граждан на тайну телефонных переговоров. Причем в отдельных случаях закон допускает возможность начать оперативно- розыскное прослушивание телефонных переговоров без судебного решения (с получением такого решения в течение48 часов), что, по мнению автора, не согласуется с положением ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, предусматривающим ограничение рассматриваемого конституционного права только на основании судебного решения.

ОГРАНИЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА ТАЙНУ ПЕРЕПИСКИ, ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРОВ, ПОЧТОВЫХ, ТЕЛЕГРАФНЫХ И ИНЫХ СООБЩЕНИЙ

студент Далянского Технологического университета (大连理工大学), факультет международного образования,

Право на неприкосновенность частной жизни является одним из фундаментальных прав человека, признанных в Декларации ООН по правам человека 1948 года, в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года и во многих других международных договорах. Данное право является основой социальных прав, таких как свобода объединения и свобода слова. Соблюдение и защита права на неприкосновенность частной жизни стала одним из наиболее важных вопросов в области прав человека современной эпохи.

Публикация данной статьи отражает растущее значение, разнообразие и сложность природы права на частную жизнь. В данной статье подробно рассматривается право субъектов на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Автор статьи с опорой на законодательство в области связи и общественных коммуникаций, судебную практику и международные соглашения проводит анализ случаев незаконного и необоснованного вмешательства в частную жизнь граждан. Целью написания настоящей статьи является поиск эффективных способов защиты прав граждан.

Право на неприкосновенность частной жизни с точки зрения его нормативного содержания означает неприкосновенность личных и семейных тайн, чести и доброго имени человека, а также тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. В соответствии со ст.8 Римской Конвенции 1950 г. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и предусмотренных законом случаях в интересах общественного порядка и общественной безопасности [8]. В качестве примера из зарубежной практики можно привести немецкий закон, который разрешает без ордера получить доступ к автоматизированному прослушиванию телефонных разговоров в целях защиты свободного демократического порядка, целостности или безопасности государства [6].

Для того чтобы осуществить право на неприкосновенность частной жизни в общении с другими лицами, государство должны быть в состоянии обеспечить безопасную коммуникацию. Безопасность коммуникаций означает, что лица должны быть в состоянии проверить, что их сообщения получают только назначенные ими получатели без вмешательства или изменения другими лицами, и что сообщения, которые они получают, в равной мере защищены от вторжения со стороны других лиц. Анонимность связи является одним из наиболее важных достижений информационных технологий, позволяющее свободно выражать свое мнение без нарушения тайны переписки и телефонных разговоров.

В Российской Федерации право на частную жизнь гарантируется Конституцией РФ. Право на частную жизнь включает в себя: возможность беспрепятственного общения с другими людьми посредством почты, телеграфа, телефона и других средств коммуникации (ст.23 Конституции РФ). Одной из основных гарантий данного права является конституционная обязанность государства, предусмотренная признавать и защищать права и свободы человека и гражданина. На основании данной конституционной обязанности приняты Федеральный закон от 17.07.1999 N 176-ФЗ “О почтовой связи” и Федеральный закон от 07.07.2003 N 126-ФЗ “О связи” другие нормативно-правовые акты, регламентирующие процесс осуществления коммуникаций между гражданами. Предусмотрены материально-правовые и процессуальные гарантии охраны тайны личной жизни граждан: в уголовном процессе – ст.138 УК РФ, в гражданском процессе – гарантии защиты прав граждан содержатся в ст.182 ГПК РФ.

Инновации в информационных технологиях расширили возможности для общения и свободного выражения мнений и убеждений, позволяя быстро обмениваться информацией и поддерживать межкультурные диалоги. Новые разработки в области технических наук и развитие телекоммуникаций, передовых транспортных систем и финансовых трансфертов резко повысили скорость получения информации, способы передачи информации. Компьютеры связаны между собой высокоскоростными сетями с передовыми системами обработки. Они могут создавать всеобъемлющее досье на любого человека без необходимости единой центральной компьютерной базы. Электронная почта, телефонные звонки и текстовые сообщения, социальные сети, сетевые учетные записи, адреса и другие материалы могут быть использованы с целью сбора, поиска и мониторинга информации о частных лицах.

Технические изменения увеличили возможность для незаконного государственного надзора и вмешательства в частные коммуникации между субъектами права. Наряду с развитием информационных технологий с их способностью собирать, анализировать и распространять информацию о частных лицах появляется спрос на изменение законодательства в области связи и общественных коммуникаций [3]. Во многих зарубежных странах законодательство не успевает за развитием технологий, оставляя существенные пробелы в регламентации способов защиты права на тайну переписки, а также законных и оправданных для публичных целей случаев ограничения прав граждан [4]. В других странах, например в Швеции и Норвегии, правоохранительным органам предоставлены широкие права на прослушивание телефонных разговоров и отслеживание телефонных сообщений, которые содержали факты частной жизни граждан [10]. При отсутствии надлежащего контроля и обеспечения соблюдения прав граждан, само присутствие закона не может обеспечить адекватную защиту. Вследствие этого возникает проблема в сфере государственного контроля и надзора: было ли ограничение права на тайну переписки со стороны государства, в лице его органов соразмерным, необходимым и оправданным с конституционной точки зрения [1].

В деле Вайс против Франции от 22 декабря 2005 года заявители были задержаны по подозрению в совершении вооруженных ограблений и помещены в следственный изолятор [11]. Судьей был выдан ордер, на основании которого происходила запись телефонных разговоров между заявителями и их родственниками во время визитов в изоляторе. Заявители утверждали, что запись их разговоров в изоляторе представляла форму нарушения их прав.

Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Римской конвенции, исходя из того, что французское законодательство не указывает с достаточной ясностью, как и в какой степени государственные органы могут вмешиваться в частную жизнь заключенных, а также объем и порядок реализации их полномочий в этой сфере. Суд пришел к выводу, что заявители не смогли воспользоваться минимальной степенью защиты в соответствии с принципом верховенства права в демократическом обществе. Суд отметил, в частности, что, систематическая запись телефонных разговоров в комнате свиданий для целей, отличных от поддержания безопасности и порядка в изоляторе, не позволяла заключенным поддерживать определенную степень личной жизни, в том числе конфиденциальность разговоров со своими семьями.

В деле C-293/12 AND C-594-12, DIGITAL RIGHTS IRELAND LTD V. IRELAND, 8.4.2014 (“DRI”) ирландская компания «Digital Rights Ireland LTD» подала иск в Верховный суд, утверждая, что компания должна была соблюдать сложные национальные требования со стороны ирландского государства, требующие сохранения данных, относящихся к области электронных коммуникаций [8]. Истец просил признать недействительность Директивы 2006/24, которая возлагала обязанности на поставщиков услуг телефонной связи по сохранению данных трафика, информации о телефонных разговорах и определения местоположения на срок, установленный национальным законодательством в целях предотвращения, выявления, расследования и привлечения к ответственности лиц, в целях борьбы с преступностью и обеспечения безопасности. Данные, которые необходимо было отслеживать, предоставляли возможность определить источник сообщения, его назначение, дату, время, продолжительность, тип связи, оборудование связи пользователей и местонахождение мобильного оборудования, включая наименование и адрес абонента.

Читайте также:  Что является итогом злоупотребления правами?

Суд постановил, что Директива прямо не допускает сохранение содержимого телефонных звонков и сообщений, но действия по сохранению данных трафика, информации о телефонных разговорах между абонентами может иметь влияние на использование средства связи и, следовательно, на осуществление свободы выражения мнения и тайны телефонных переговоров. Суд установил, что в данном деле имело место непосредственное нарушение законных интересов компании, которая заключалась в обработке персональных данных. Особый акцент в этом деле был сделан на необходимость создания целесообразных, необходимых правил и гарантий от злоупотреблений и незаконного доступа к персональным данным.

Суд пришел к выводу, что Директива устанавливает срок хранения не менее 6 месяцев и не более 24 месяцев без объективных критериев (параграф 63-64 дела). С точки зрения безопасности Директива не предусматривала достаточных гарантий для обеспечения эффективной защиты данных. Она не устанавливала правила, адаптированные на большое количество данных. Соответственно, законодательный орган ЕС превысил ограничения, налагаемые соблюдение принципа пропорциональности в свете статей 7, 8 52 (1) CFR и тем самым нарушил принцип пропорциональности (параграф 69 дела).

В настоящее время в законодательстве зарубежных стран существует несколько основных моделей направленных на защиту конфиденциальности. В некоторых странах используются одновременно несколько моделей. Модель регулирования в Австралии, Гонконге, Новой Зеландии заключается в том, что государственный служащий обеспечивает соблюдение всеобъемлющего закона о защите данных. Этот чиновник, известный по-разному как комиссар, уполномоченный по правам человека или регистратор, следит за соблюдением законов и проводит расследование предполагаемых нарушений [7]. Чиновник также отвечает за государственное образование и международной связи в области защиты и передачи данных данных [5]. Это предпочтительная модель для большинства стран. Однако, в этой модели присутствуют свои недостатки: возникают проблемы в серьезной нехватке ресурсов, в первую очередь финансовых и кадровых для надлежащего обеспечения исполнения законов. В Великобритании, Нидерландах и Португалии государственные органы в сфере надзора массовых коммуникации работают в соответствии с принципами, установленными всеобъемлющим государственным законом [9]. Использование специальных полномочий, в том числе надзор связи, требуют специального разрешения от Министерства внутренних дел (Нидерланды), выдача судебного приказа (Румыния), или ордера с утверждением уполномоченного государственного секретаря (Великобритания).

В США избежали общих правил защиты данных в пользу конкретных отраслевых законов, регулирующих, например, записи видео и прокат финансовой конфиденциальности. Исполнение достигается за счет ряда механизмов. С точки зрения автора проблема такого подхода заключается в том, что отраслевое законодательство должно вводиться с новейшими технологиями, но данные технологии часто отсутствуют на практике [2]. Недостаточность современных технологий является ярким примером ограничения правовой защиты генетической информации в США.

Защита данных также может быть достигнуто, по крайней мере, в теории – через различные формы саморегулирования, в которых компании и отраслевые органы устанавливают кодексы практики. Тем не менее, организовать и законодательно установить формы такого саморегулирования представляется сложной задачей. Адекватность и обеспечение соблюдения являются серьезной проблемой с этим подходом.

Ещё одной проблемой в сфере защиты конфиденциальных данных является то, что вопрос защиты частной жизни также перешел в руки отдельных пользователей. В настоящее время существует масса сайтов в интернет-пространстве, где пользователи оставляют данные о себе, и в дальнейшем данные попадают в доступ владельцев сайтов. Пользователи интернета могут использовать целый ряд программ и систем, которые обеспечат различную степень конфиденциальности и безопасности коммуникаций. При этом без надлежащего законодательства невозможно будет обеспечить конфиденциальность, безопасность и анонимность коммуникаций. По мнению автора, государство должны быть максимально прозрачным в отношении использования методов наблюдения и реализации полномочий. Государство не должно хранить и требовать хранения данных исключительно в целях наблюдения, воздерживаясь от принуждения частного сектора, если под угрозу подпадает конфиденциальность, безопасность и анонимность коммуникаций.

Для выполнения своих обязательств в области прав человека с целью обеспечения права на тайну переписки государство может обеспечить обновление и укрепление законодательства. Законодательство должно предусматривать, что действия государства по контролю и надзору в сфере массовых коммуникаций и связи будут опираться на конституционно-правовые принципы и учитывать права человека. Должны быть предусмотрены необходимые гарантии, сферы применения продолжительность возможных мер, основания, средства правовой защиты с предусмотренными способами возмещения ущерба. Действия государственных структур должны быть ориентированы на принципы законности и пропорциональности. Физические лица должны иметь законное право получать предварительное уведомление о возможном проведении мер со стороны государственных органов. Должны быть приняты меры по предотвращению коммерциализации надзора технологии, обращая особое внимание на исследования, разработки, экспорт, импорт этих технологий с учетом их способности содействовать систематическим нарушениям прав человека.

С точки зрения автора важной задачей для обеспечения и защиты прав человека является международно-правовое сотрудничество с другими государствами в форме подписания международных соглашений о взаимной правовой помощи в области защиты данных и развитии информационных технологий. Физические лица должны иметь возможность свободно использовать любые технологии, которые они выбирают. Государство не должны пользоваться шифрованием технологий для всеобщего доступа к информации без законной на то причины. Следует повышать осведомленность общественности по вопросам использования новых средств связи и технологий в целях формирования у граждан обоснованных решений о преимуществах и недостатках разных видов коммуникаций, улучшать стандарты защиты связи.

Прослушивание телефонных переговоров. Практика судебных разбирательств

Согласно Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23 часть 2 Конституции РФ).

Основания для судебного решения

Право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, которые фиксируются на отдельных этапах ее осуществления.

С учетом изложенного информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории РФ законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получить судебное решение (Определение Конституционного суда РФ от 2.10.03 г. № 345-О).

Результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (абзац 3 п. 14 постановления Пленума Верховного суда РФ от 31.10.95 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Если аудиозаписи телефонных переговоров граждан были получены органом, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности в соответствии с п. 1 ст. 13 Закона № 144-ФЗ (органы МВД России и ФСБ России), при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые предусмотрены в п. 10 ст. 6 Закона № 144-ФЗ, были полностью соблюдены требования ст. 8 данного Закона, то право граждан на тайну своих телефонных переговоров не считается нарушенным.

При соблюдении уголовно-процессуальной процедуры и обеспечении последующих судебной проверки и оценки доказательств подобные действия не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного Конституцией РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей (Определение Пермского краевого суда от 21.08.13 г. № 33–7838).

Таким образом, законодательно установленная возможность прослушивать телефонные переговоры граждан является необходимым конституционным ограничением их свобод, которое направлено на обеспечение защиты общественной безопасности и правопорядка, предотвращение преступлений и иных противоправных действий.

Порядок судебного разрешения на прослушивание телефонных переговоров

Материалы об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий рассматриваются судом, как правило, по месту осуществления таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в части первой ст. 9 Закона № 144-ФЗ, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Это постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов. Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается. В случае необходимости продлить срок действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает упомянутые конституционные права граждан, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность орган вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. Руководители судебных органов (председатели судов и их заместители) создают условия, обеспечивающие защиту сведений, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах.

Граждане вправе обжаловать вынесенные против них решения о прослушивании телефонных переговоров в суд. При этом выбор вида судопроизводства — уголовный или гражданский — зависит от того, в каком порядке прослушивались телефонные переговоры: в рамках производства по делу об административном правонарушении или расследования уголовного дела либо вне рамок таких процедур.

Решения и действия (бездействие) должностных лиц, в том числе относительно прослушивания телефонных переговоров, в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования обжалуются в порядке, предусмотренном ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ только тогда, когда они были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

Если не имеется сведений о том, что оспариваемые действия сотрудников правоохранительных органов были произведены в рамках производства по уголовному или административному делу, либо явились поводом к возбуждению уголовного или административного дела или были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания, то оспаривание происходит в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с главой 25 Гражданского процессуального кодекса РФ (Определение Московского городского суда от 12.04.13 г. № 11–11947).

Разбирательства в суде

В большинстве случаев граждан информируют о том, что будет проводиться аудиозапись их разговора, но даже если этого не происходит, права граждан не считаются нарушенными, поскольку сами по себе обращения в государственные и муниципальные органы по вопросам, отнесенным законом и иными нормативными правовыми актами РФ к их компетенции, не предполагают какой-либо тайны.

Так, Пермский краевой суд (определение от 4.12.13 г. № 33–11932) отказал гражданину в выдаче аудиозаписи его разговоров с сотрудниками ОВД района, так как аудиозаписи программно-технических средств регистрации информации поступивших в дежурную часть территориального органа по телефону сообщений о происшествиях, в том числе полученных с помощью многофункционального цифрового регистратора сигналов, не выдаются, поскольку используются для служебного пользования. Непредставление гражданину аудиозаписи не нарушает каких-либо его прав и законных интересов, при этом действующим законодательством РФ обязанность сотрудников МВД России представлять аудиозаписи не предусмотрена.

В другом деле суд, отказывая прокурору в удовлетворении его требования о признании незаконными некоторых пунктов Положения о контакт-центре налоговых органов, в которых предусматривалась запись телефонных переговоров, исходил из следующего.

В оспариваемом положении было обусловлено ведение записи всех телефонных переговоров, срок хранения которых составлял 3 месяца с момента записи. Кроме того, отдел работы с налогоплательщиками и СМИ проводил выборочное прослушивание записей телефонных переговоров операторов контакт-центра в целях контроля за качеством их работы. Спорные пункты указанного положения, по мнению прокурора, противоречили базовым конституционным нормам и требованиям иного федерального законодательства.

Однако суд с предъявленным иском не согласился, не усмотрев нарушений прав граждан в оспариваемом положении. Из его текста следовало, что перед соединением с оператором налогоплательщик в обязательном порядке предупреждался о ведении записи телефонного разговора и имел право выбора, продолжать разговор или отказаться от него, т. е. фактически запись телефонных разговоров осуществлялась только с ведома и волеизъявления налогоплательщика (гражданина).

Все работники налоговой службы были уведомлены в установленном порядке о производстве записи таких телефонных разговоров и их выборочном прослушивании для оптимизации работы как сотрудников, так и деятельности самой службы, и это не являлось для них тайной.

В связи с этим целями принятого Положения о контакт-центре налоговых органов были запись и прослушивание телефонных переговоров для обеспечения контроля за служебной деятельностью сотрудников, качеством и компетентностью предоставляемых гражданам консультаций и оптимизация работы самой службы.

Суд также отклонил ссылку прокурора на ст. 23 Конституции РФ о тайне телефонных переговоров, указав, что она не имеет отношения к информации служебного характера, адресованной гражданином другому гражданину как должностному или иному официальному лицу, поскольку в этом случае действуют ведомственные правила (апелляционное определение Волгоградского областного суда от 12.04.12 г. № 33–3656/2012).

Конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров не будет считаться нарушенным, если их согласие на запись разговоров было предварительно получено путем подписания анкет, заявлений, каких-либо иных документов, содержащих указание на согласие произвести аудиозапись разговора (апелляционное определение Московского городского суда от 8.04.14 г. № 33–10935/2014), либо граждане в начале самого разговора были предупреждены о возможности записи и продолжили такой разговор.

Читайте также:  Право на тайну переписки обеспечено Конституцией РФ

В последнем варианте своим поведением граждане фактически выражают свое согласие на запись телефонных переговоров с их участием, поскольку в противном случае, не желая ее осуществления, они могли просто прекратить разговор, повесив телефонную трубку. Поэтому, продолжив телефонный разговор после полученного уведомления о возможности его фиксации, гражданин в дальнейшем теряет право ссылаться на отсутствие своего согласия на такую фиксацию.

Сами граждане в своей повседневной жизни должны учитывать, что право на тайну телефонных переговоров есть не только у них самих, но также и у иных граждан, которые вправе рассчитывать на его уважение и надлежащее соблюдение этого права. Полученную без согласия других граждан аудиозапись их телефонных разговоров и в отсутствие судебного решения, которым установлено ограничение права на тайну телефонных переговоров, нельзя использовать в качестве доказательства в суде, поскольку полученные с нарушением закона доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда на основании части 2 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Полученные без санкции суда записи телефонных переговоров граждан, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, исключаются из состава доказательств по соответствующему уголовному делу как полученные с нарушением закона (постановление Президиума Оренбургского областного суда от 21.03.11 г. № 44у-89).

Так, отказывая в удовлетворении исковых требований работника компании об отмене приказа, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул и компенсации морального вреда, суд исходил из того, что работодателем были представлены доказательства совершения работником дисциплинарного проступка, процедура увольнения также была соблюдена. Отклоняя ходатайство работника об исследовании в судебном заседании аудиозаписи его телефонного разговора с другим сотрудником компании, из которого, по мнению работника, следовало, что прогул он не совершал, суд сослался на то, что аудиозапись телефонного разговора не является допустимым доказательством.

Ни судебного решения, ограничивающего право второго абонента на тайну телефонных переговоров, ни его согласия на прослушивание разговора работник не представил, поэтому аудиозапись суд исследовать не стал (определение Красноярского краевого суда от 11.01.12 г. № 33–29).

Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

Конституция РФ закрепляет за каждым право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). Обеспечение тайны корреспонденции является неотъемлемым условием реализации провозглашенного ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на уважение частной и семейной жизни. Не случайно и в Конституции РФ положение, закрепляющее право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержится в статье, которая провозглашает право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, а также на защиту своей чести и доброго имени (ст. 23).

В уголовно-процессуальном законодательстве содержание данного принципа раскрывается в ст. 13 УПК.

Назначение рассматриваемого принципа состоит в обеспечении гарантий сохранения в тайне содержания переговоров, осуществляемых посредством телефонной связи; приемопередающих радиостанций; текстовых сообщений, передаваемых по сетям телеграфной связи (внутренние и международные телеграммы); сообщений электросвязи, передаваемых по сетям передачи данных; всех видов почтовых отправлений. При этом право личности на тайну телефонных и иных переговоров предполагает функционирование в сфере уголовного судопроизводства комплекса гарантий по защите информации, получаемой по каналам связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, фиксируемых на отдельных этапах ее осуществления. Поэтому информацией, составляющей охраняемую законом тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи (см. определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. № 345-0).

В силу УПК сведения, содержащиеся в переписке, телефонных и иных переговорах, а также в почтовых, телеграфных и иных сообщениях, в рамках уголовного процесса могут быть получены органами расследования посредством производства таких следственных действий, как наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка (ст. 185), контроль и запись переговоров (ст. 186), получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст. 186 1 ).

Закон предусматривает в качестве общего правила судебную процедуру ограничения права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. При наличии оснований производства следственных действий, предусмотренных ст. 185—186′ УПК, органы предварительного расследования обращаются с соответствующим ходатайством в суд в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК.

Вместе с тем уголовно-процессуальный закон допускает в отдельных случаях производство контроля и записи переговоров без получения судебного решения. Согласно ч. 2 ст. 186 УПК при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц. При отсутствии такого заявления органы предварительного расследования вправе производить данное следственное действие только на основании судебного решения.

Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений может быть разглашена в ходе судебного разбирательства, когда возникает необходимость исследования в судебном заседании писем, телеграмм, записей телефонных, иных переговоров и т. д. В связи с этим ч. 4 ст. 241 УПК устанавливает, что переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с их согласия. При отсутствии согласия оглашение и исследование такого рода материалов допускаются только в закрытом судебном заседании.

Нарушение тайны переписки и телефонных переговоров и ответственность по УК РФ

Могут ли сейчас люди иметь тайны — то, что является неприкосновенным и защищается на государственном уровне? Законодательство действительно гарантирует каждому гражданину право на тайну переписки, разговоров по телефону, разного вида сообщений.

Государственные структуры и крупные организации самостоятельно создают целую систему защиты, поскольку раскрытие их секретов чреваты для них большими убытками. Но даже они не застрахованы от нападений информационных преступников.

Уголовно-правовые основы

Любое ознакомление третьих лиц со сведениями конфиденциального характера человека, которые он передал с использованием любого средства связи, считается уголовно наказуемым нарушением.

Процесс определения виновности лица и вида наказания для него, за нарушение права гражданина на тайну переписки, основывается на положениях статьи 138 УК РФ.

Ознакомление с закрытой информацией считается незаконным, если:

  • одна сторона, участвующая в информационном обмене, не получила от второй стороны процесса соответствующее разрешение;
  • право на раскрытие сведений не предоставлено судебным актом.

Скачать для просмотра и печати:

Нормы

Право на сохранение разговоров, сообщений и переписки в тайне, гарантирует Конституция РФ.

Статья 23 ч.2 Конституции РФ:
Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Наказания за нарушение указанного права — тайны личной переписки, устанавливается статьей 138 УК РФ.

Административных норм нет.

Личная переписка

Информацию закрытого доступа содержат все виды отправлений, которыми обмениваются граждане:

Направляться они могут в электронной форме посредством услуг оператора связи или через глобальную паутину (социальные сети, программы для общения).

Телефонный разговор

Нарушается сохранение в секрете информации о разговорах, осуществленных гражданами по телефону.

Сюда можно отнести прослушивание или фиксацию на информационный носитель (в т. ч. фактов осуществления связи):

  • междугородних звонков;
  • разговоров по спаренному телефону;
  • бесед, проведенных с использованием съемных устройств, подсоединенных к линии.

Сообщения

Сфера нарушений охватывает все виды сообщений:

  • почтовые;
  • секографические (используемые незрячими людьми);
  • телетайпные отправления.

При этом не важно, когда возникло нарушение, до прочтения адресатом письма или же после.

Когда речь идет о тайне

Интересно то, что о понятии тайны переписки не говорится ни в УК РФ, ни в УПК РФ.

Общее понятие можно сформировать, только рассматривая само значение слова и его трактовку, имеющуюся в законах о связи.

Тайна — это любые сведения о юридических и физических лицах, фактические данные, информация о событиях, которыми обмениваются отдельные лица в процессе общения в личной или профессиональной сфере.

Гражданское право на тайну корреспонденции закреплено конституционными нормами. Механизмом контроля их соблюдения выступает Уголовный кодекс РФ.

Факт использования злоумышленником незаконно полученных сведений существенной роли не играет. Несанкционированные действия формируют состав преступления при наступлении факта знакомства виновника с чужой перепиской, прослушиванием постороннего телефонного разговора.

Если преступные действия привели к тяжелым последствиям, факт будет расценен как отягчающий наказание.

Правовая характеристика

Упомянутая статья кодекса о нарушении тайны переписки включена в главу, охватывающую целый ряд преступлений против конституционных прав и свобод. Такие статьи, как 137—139 взаимосвязаны и по многим признакам схожи.

В них защищаются частная жизнь граждан, их переговоры (переписки) и неприкасаемость их частного жилья. Зачем же такое разделение?

Связано это именно с тонкостями оценки неправомерных действий.

Если человек намеренно читает письма граждан, подслушивает какие-то частные разговоры, то такие факты могут расцениваться по-разному. Нельзя уверенно утверждать, что у него есть реальный умысел вмешаться в чью-то личную жизнь. Но иногда вмешательство имеет совсем нездоровый характер. Именно поэтому созданы узконаправленные уголовные нормы, для правильного разделения противоправных виновных действий.

Скачать для просмотра и печати:

Анализ преступления

С какого именно момента нарушение виновным тайны личной переписки считают завершенным и как анализируется преступление?

  1. О совершенном преступлении свидетельствует наступление факта ознакомления с информацией, не подлежащей разглашению.
  2. Преступление посягает на конституционные гражданские права.
  3. Незаконные действия характеризуются формальным составом.
  4. Объектом выступает право любого человека на сохранение в секрете переданной различными способами информации.
  5. Под объективной стороной понимают ознакомление злоумышленника с передаваемыми другим лицам сообщениями. Объем услышанных или добытых сведений — несущественный фактор.
  6. Преступника могут осудить, если к моменту совершения нарушения ему исполнилось 16 и более лет.
  7. Умысел формирует субъективную сторону. В данном случае правонарушитель должен осознавать тот факт, что его действия носят противоправный характер.
  8. В процессе нарушения прав, в качестве орудия для добычи сведений могут служить спец. средства.

Комментарий к Статье 138 УК РФ

Ввиду мягкости санкции первая часть комментируемой статьи отнесена к преступлениям небольшой тяжести.

Максимальная мера ответственности по второй части статьи, позволяет отнести ее уже к другой категории — средней тяжести.

Целью преступника могут быть не только непосредственные сведения о переписках, переговорах, сообщениях, но и сами учетные данных об их совершении (отправке). К примеру, злоумышленник может посягнуть на записи мобильных звонков, в виде их отдельного учетного списка.

Под незаконностью понимают совершение несанкционированных действий при обстоятельствах, не предусмотренных законодательством.

По этой причине, не относят к незаконным действиям доступ к переговорам потенциальных нарушителей, подозреваемых в совершении уголовных преступлений, предоставленный на основании санкции суда в рамках осуществления оперативно-розыскной деятельности.

Если один из абонентов ознакомился с переговорами другого, но действовал по разрешению последнего, состав уголовно наказуемого деяния не образуется.

Квалифицирующие признаки

Незаконность действий состоит в осознанном нарушении тайны персональной переписки, телефонных переговоров, различных сообщений, при отсутствии позволения от второй стороны общения или санкционирующего решения суда.

Факт совершения уголовно наказуемого деяния изобличается при противоправном ознакомлении нарушителя с частными данными.

Такое же действие, осуществленное гражданином с использованием своего служебного положения, образует отдельный квалифицирующий признак, усиливающий меру наказания. Лицо может использовать для достижения преступной цели свои привилегии или же предоставленные по службе полномочия.

Квалифицируемый состав образуется и в том случае, если нарушитель воспользовался преимуществом (привилегиями) обеспеченными ему подписанием контракта (трудового соглашения).

Наказание и ответственность

Часто граждан к нарушению закона приводит обычное любопытство, совершенное машинально. Причин тому множество: обычная скука, ревность и т. п. Но важно помнить, что любое сообщение имеет конечного получателя и адресуется конкретно ему.

Прочтение или ознакомление с любыми разговорами и письмами без нарушений законодательства возможно лишь в случаях подтверждения своих действий спец. полномочиями. К примеру, раскрытие факта письменного общения заключенных лиц, или санкционирование слежки за гражданами, подозреваемыми в совершении преступлений.

Прочие случаи — охвачены отдельной статьей 138 УК РФ о тайне личной переписки, предусматривающей целых 8 видов наказаний виновных лиц. Насколько суровым будет наказание, решается при судебной оценке обстоятельств и исходя из квалификации противоправных действий.

Примеры из судебной практики

Пример 1. Одна компания предусмотрительно наняла к себе на работу сотрудника, обеспечивающего и контролирующего безопасность их корпоративных отправлений. Поступление-отправка служебной корреспонденции производилась по отдельному адресу электронной почты.

Деятельность сотрудника привела к нарушению тайны личной переписки лица, отнесенного к персоналу компании — взломана электронная почта последнего. Нарушение сопровождалось выявлением фактов выдачи данным «пострадавшим» лицом коммерческой тайны, которая была раскрыта им конкурентным фирмам.

Суд не взял в расчет сведения, полученные указанным способом при намеренном взломе почты «продавца информации», выступающего ответчиком, ввиду незаконности факта ее получения.

Пример 2. За отдельную плату один из специалистов телекоммуникационной фирмы предоставлял третьим лицам сведения об осуществленных гражданами соединениях. В ходе судебного процесса виновному назначено наказание, согласно которого он должен принимать участие в обязательных работах. Установленный их срок — 400 час.

Пример 3. Действующая на почве ревности гражданка, получила свободный доступ к социальной странице и эл. почте, зарегистрированной на имя бывшей жены ее мужа. До момента установления факта нарушения, женщина неоднократно знакомилась с данными, адресованными пострадавшему лицу. Судом принято решение оштрафовать виновницу на 2400 р. и возместить пострадавшей 10000 р. ущерба.

Даже если вами прочтено одно единственное смс с чужого телефона, а сообщение отправлялось другому человеку, можно говорить о нарушении закона о тайне личной переписки — статьи 138 УК РФ. Родственная связь с пострадавшим лицом ответственности не отменяет.

Если человек посчитает, что он пострадал от такого бесчинства, такое любопытство может быть наказано согласно уголовным нормам.

В преимущественном большинстве случаев, если виновник предстанет перед судом, судья поддерживает позицию ущемленной стороны.

Его ждет ответственность, и подчас — довольно суровая.

Ссылка на основную публикацию