Что является итогом злоупотребления правами?

Злоупотребление процессуальными правами в арбитражном процессе

Скажу сразу, что данным материалом я не хочу поощрять злоупотребление процессуальными правами. Наоборот. Со злоупотреблением нужно и хочется бороться. Имеющихся средств и инструментов, предоставляемых АПК РФ, все же достаточно для защиты собственных прав и интересов. Их незнание или невозможность применения не должно компенсироваться посредством уклонения от исполнения обязанностей, избыточным использованием права, обходом требований суда и закона.

Изложенное в этом материале также можно рассматривать как возможность научиться противостоять недобросовестным действиям другой стороны. В случае необходимости, заявлять суду о злоупотреблении другой стороной своими правами и о необходимости применения неблагоприятных последствий такого поведения. Уметь предугадывать следующий шаг контрагента в процессе и быть готовым к нему. Избежать обвинения в злоупотреблении своими правами.

Что такое злоупотребление процессуальным правом

Прежде всего, понимаем, что никакого четкого определения понятия “злоупотребление процессуальным правом” и никакого списка способов закон не дает. В АПК РФ отмечается, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Злоупотребление ими лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 41 АПК РФ).

Из этого следует, что злоупотребление правом:

  • это недобросовестное использование предусмотренных законом процессуальных прав;
  • формально злоупотребление процессуальным правом выглядит как правомерное действие;
  • оценка этих внешне правомерных действий будет дана судом, и в случае, если суд посчитает нужным, он применит предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Эта оценка всегда субъективна, поскольку предусмотренного законом перечня злоупотреблений нет, он наработан практикой;
  • цель злоупотребления процессуальными правами – воспрепятствовать вынесению решения, невыгодного для злоупотребляющей стороны, и вступлению его в законную силу. Как видим, такая цель не чужда любому лицу, участвующему в деле. То есть грань между защитой своих прав, предусмотренными законом способами, и злоупотреблением своими правами крайне и крайне тонка.

Какие способы злоупотребления процессуальными правами использует недобросовестная сторона

Отметим, что именно способом злоупотребления правом, а не способом реализации своих прав, они становятся в случае признания их таковыми арбитражным судом:

заявление отвода (многочисленных отводов) арбитражному суду с целью затягивания судебного разбирательства;

“дозированное”, незаблаговременное предоставление суду и лицам, участвующим в деле, доказательств, отзывов и т. д.;

непредставление доказательств, указанных судом.

“Согласно абз. 2 ч. 2 ст. 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия. В данном случае все представленные по делу доказательства оплаты представлены только в копиях, несмотря на вынесение арбитражным судом определения об истребовании подлинных экземпляров доказательств, представленных в обоснование заявленных требований в копиях. Все копии документов оформлены в нарушение установленного порядка” (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2013 г. по делу № А48-4616/2009(А)).

“Определениями суда были назначены экспертизы, которые не были проведены к установленным судом срокам по причине непредставления ООО необходимых бухгалтерских документов. Из материалов дела следует, что в судебные заседания представитель ответчика не являлся, что было расценено судом как злоупотребление процессуальными правами, вследствие чего ответчик был подвергнут штрафу в порядке главы 11 АПК РФ” (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2013 г. по делу № А09-8524/2010).

несвоевременное заявление ходатайств.

“Апелляционный суд определением от 8 апреля 2013 года предлагал лицам, участвующим в деле, рассмотреть вопрос о необходимости вызова в судебное заседание свидетеля и обеспечить ее явку, неоднократно откладывал судебное разбирательство и объявлял перерывы в судебном заседании. У банка имелась реальная возможность своевременного обращения с таким ходатайством и обеспечения явки свидетеля. Заявление ходатайства о вызове свидетеля при таких обстоятельствах после стадии реплик суд расценивает как злоупотребление процессуальными правами, направленное на умышленное затягивание процесса, что, безусловно, может повлечь нарушение баланса прав и законных интересов лиц, участвующих в деле. Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения ходатайства о вызове свидетеля не имеется” (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2013 г. по делу № А78-3944/2012).

несвоевременное предъявление встречного иска с целью затягивания рассмотрения первоначального иска, подача встречного иска с недостатками оформления.

“Суд апелляционной инстанции, проведя хронологию рассмотрения настоящего дела по существу, считает необходимым указать на злоупотребление со стороны ООО своими процессуальными правами, которое выражается в предъявлении встречных исков в срок, не способствующий более быстрому рассмотрению дела, поскольку риск последствий несвоевременного совершения процессуального действия, как подача встречного иска, в данном случае полностью лежит на ответчике. Кроме того, рассмотрев приложенные к встречному иску документы, учитывая предмет и основания встречного иска, суд апелляционной инстанции полагает, что их содержание и совокупность, были явно недостаточны для рассмотрения его по существу . Следовательно, принятие встречного иска неизбежно повлекло бы за собой неоправданное затягивание рассмотрение дела по первоначальному иску. При таких обстоятельствах действия ответчика по подаче встречных исков направлены на затягивание рассмотрения настоящего дела. ” (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 4 июня 2013 г. по делу № А70-9804/2012).

“Обращение ответчика со встречным исковым заявлением за два дня до дня судебного заседания по первоначальному иску направлено на затягивание рассмотрения дела и образует злоупотребление процессуальными правами. При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что в рассматриваемой ситуации отсутствовали все необходимые условия, предусмотренные п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, в связи с чем возвращение встречного искового заявления произведено судом первой инстанции в соответствии с положениями приведенной нормы права” (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2013 г. по делу № А75-8430/2012).

ссылка на неполучение корреспонденции по имеющемуся в материалах дела адресу.

“Отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Кодекса о надлежащем извещении. При смене адреса ООО , представителям необходимо было уведомить суд первой инстанции о направлении судебных извещений по иному адресу, однако в материалах дела не имеется такого уведомления, в присланном в суд первой инстанции 21 марта 2012 г. письме от директора ООО о переносе судебного заседания, также не указан другой адрес ответчика. В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 41 АПК РФ злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия” (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2012 г. по делу № А57-24541/2011).

подача надуманного иска к одному из ответчиков, с целью изменения подсудности (ст. 36 АПК РФ позволяет предъявить иск по месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца, если ответчики находятся или проживают в разных субъектах РФ).

привлечение в качестве третьих лиц незаинтересованных в исходе дела субъектов с целью затягивания рассмотрения дела. Отметим, что указание стороны дела на какое-либо лицо может и не повлечь автоматического приобретения последним статуса третьего лица – суд может потребовать обоснования такого привлечения, и до получения такового заявленный в качестве третьего лица субъект таковым не является.

обжалование судебных актов арбитражного суда, которые не подлежат обжалованию.

подача жалоб с недостатками, с целью затягивания разбирательства по ней, вступления решения арбитражного суда в законную силу (неоплата госпошлины, отсутсвие документов о вручении копий жалобы другой стороне и т.п.).

Приведенный выше перечень не является исчерпывающим. Определить, где кончается право и начинается злоупотребление им – сложно. Злоупотребление связывается с понятием недобросовестности, а является ли каждое конкретное действие недобросовестным – оценит суд. Но четких критериев такой оценки в законодательстве, увы, нет.

Злоупотребление правом: понятие, виды, формы

Понятие злоупотребления правом возникает из предоставляемого законом определенного круга уставов и обязанностей, в процессе осуществления которых и может возникнуть рассматриваемое действие.

На чем основано?

Гражданские обязанности и права возникают на основании установленных законом других нормативных актов. Также они складываются из деяний юридических лиц и граждан, которые могут быть и не предусмотрены законом или правовыми актами. Но в силу общего смысла и начала существования гражданского законодательства они вызывают гражданские обязанности и права.

В соответствии с гражданским законодательством у субъектов возникают права и обязанности из сделок, договоров, установленных законом, сделок и договоров, законодательно не предусмотренных, но ему не противоречащих, решений собраний, событий, которые правовой акт или закон связывает с наступлением гражданско-правовых последствий (доставление иному лицу вреда, неосновательное обогащение, создание научных произведений, произведений искусства, литературы, а также изобретений и других результатов интеллектуальной деятельности, приобретение имущества, создание актов органов местного самоуправления и государственной власти, предусмотренных законом, иных действий юридических лиц и граждан).

Принцип недопустимости злоупотребления правом

Несмотря на степень конкретизации и детализации запретов, определяющих рамки исполнения субъективных гражданских прав, это не исчерпывает всех возможных проявлений вариантов и способов реализации, прямо не запрещенных законом, но вызывающих противоречия в целях их осуществления. В связи с этим в гражданском законодательстве действует принцип запрета злоупотребления правом. Это закреплено в десятой статье Гражданского кодекса РФ. Так как невозможно предусмотреть все возможные варианты злоупотребления правом и описать их в форме конкретных запретов, кодекс определяет общие требования к субъектам.

Недопустимость злоупотребления правом как принцип имеет законную основу. И это является общеобязательным критерием определения неправомерности или правомерности поведения субъектов.

Определение злоупотребления правом

Проблема злоупотребления правом известна еще со времен Древнего Рима и до настоящего времени не потеряла свою актуальность. Об этом свидетельствует многочисленная судебная практика.

Гражданский кодекс под злоупотреблением права подразумевает исполнение гражданских прав путем нанесения вреда иному лицу, а также иные недобросовестные действия, направленные на исполнение своих желаний. Не допускается такое поведение в области ограничения конкуренции. Это прописано в законодательстве. Злоупотребление правом в гражданском праве всегда осуществляется с прямым умыслом. Вызванные рассматриваемым действием негативные последствия не всегда являются обязательным признаком. Сами по себе они не имеют правового значения.

Судебный орган по выявлению факта правового злоупотребления с учетом последствий и характера допущенного действия может отказать лицу в защите частично или полностью или принять иные меры, не противоречащие закону.

В случае если злоупотребление правом привело к нарушению права другого лица, последнее вправе требовать возмещения нанесенных данным деянием убытков.

Таким образом, под действиями рассматриваемого характера понимаются такие нарушения:

  1. Реализация гражданских прав. Если целью является причинение вреда иному лицу.
  2. Противоправные действия в обход закона.
  3. Осуществление своих гражданских прав заведомо недобросовестно.

Понятие доминирующего положения на рынке

Под доминирующей позицией на рынке понимается исключительное положение хозяйствующего субъекта в отношении определенного товара, работ или услуг, предоставляющее решающую возможность оказывать влияние на конкуренцию. Также присутствует возможность затруднять вход на рынок товаров, услуг или работ иным хозяйствующим субъектам или другим образом оказывать ограничение на предпринимательскую или хозяйственную деятельность.

Злоупотребление правом хозяйствующего субъекта, занимающего на рынке доминирующее положение, включает следующие действия:

  1. Результатом их является ущемление интересов и ограничение конкуренции других хозяйствующих субъектов.
  2. Изъятие из обращения товаров с целью поддержания или создания на рынке дефицита.
  3. Навязывание условий договора контрагенту, которые являются невыгодными для него или вообще не имеют отношения к предмету договора и т. д.

За действия, являющиеся злоупотреблением права, могут быть назначены определенные санкции, прописанные а антимонопольном законодательстве, регламентирующем наказание за случаи такого рода поведения на рынке.

Без цели причинения вреда

Злоупотребление правом (ГК РФ, статья 10), совершенное не с целью нанести вред, но объективно доставляющее его иному лицу, является редким явлением. Решая вопрос о действительности причинения вреда (без цели его причинения), приходится прибегать к анализу субъективных и объективных факторов. Необходимо рассмотреть их, если они имели место при реализации права.

Злоупотребление с целью причинения вреда

Нанесение вреда иному лицу в процессе осуществления своих гражданских прав является нарушением. Его специфика состоит в заложенной в данной привилегии возможности обладателя субъективного гражданского права реализовать его не с целью удовлетворения своих потребностей. Смысл заключается в нанесении вреда иному лицу. То есть правообладатель при осуществлении привилегии не нуждается в нормативном результате. Но он стремится к его наступлению с целью нанести вред иному лицу. Под ущербом понимаются не только убытки, возникающие у другого человека, но и иной отрицательный результат реализации права уполномоченным субъектом.

Ограничение конкуренции

Злоупотребление правом ГК РФ определяет в виде ограничения конкуренции. Оно считается одной из форм рассматриваемого нарушения и деянием против антимонопольного законодательства. Норматив о защите конкуренции в 11 статье запрещает договоренность между хозяйствующими субъектами. Также речь идет и об их координированности между собой. Согласованные действия на товарном рынке хозяйствующих субъектов, если данные договоренности и поступки могут привести к следующим последствиям, тоже прописаны в указанной статье:

  • они приводят к снижению, поддержанию или повышению цен на торгах;
  • к поддержанию или установлению тарифов, цен, надбавок, скидок, наценок;
  • приводят к делению товарного рынка по принципу территориальности, объему покупок или продаж, выбору реализуемой продукции;
  • производится смена состава покупателей или продавцов;
  • осуществляется становление условий участия или членства в профессиональных или других объединениях, если данные критерии могут привести или способствуют устранению, ограничению или недопущению конкуренции.

Также такие действия приводят к установлению таких факторов, которые будут необоснованы и могут являться препятствием для участия в платежных системах. Или же речь идет об иных организациях, без участия в которых финансовые учреждения, соперничающие между собой, не смогут выполнять необходимые операции и реализовывать свои услуги.

Признаки злоупотребления правом

Злоупотребление правом имеет свои существенные признаки, которыми являются нижеперечисленные факторы.

  1. Правовая неопределенность, которая становится причиной появления рассматриваемой ситуации. При этом регулирующие гражданско-правовые нормы невозможно использовать, или они отсутствуют вообще.
  2. Реальным средством злоупотребления правом выступает не субъективная, а субъектная гражданская обязанность и привилегия, принимающая псевдоюридическую форму реализации своих целей.
  3. Нарушитель преследует скрытую незаконную цель, то есть с субъективной стороны действует с прямым умыслом, но с применением недостатков правовых норм и формализма.

Формы злоупотребления

Формы злоупотребления правом условно можно поделить на две основные группы.

  1. Злоупотребление, целью которого не является причинение вреда, но доставляющее его иному лицу.
  2. Злоупотребление правом, когда его цель просматривается как желание доставления вреда другому человеку. Достигается это путем совершения для этого определенных действий – так называемая шикана.

Шикана имеет в своих действиях прямой умысел, совершенный субъектом правонарушения.

Виды злоупотребления правом имеют определенные особенности. Деяния, у которых нет цели и желания доставить вред иному лицу, но его причиняющее, не попадают под признаки шиканы, так как данное действие совершается без прямого умысла. С субъективной стороны это выражается в форме неосторожности или косвенного умысла.

Формы проявления пренебрежения нормами

Злоупотребление правом имеет определенные формы проявления, так как факт рассматриваемых деяний является правонарушением.

  1. К нему применяется, например, отказ в защите как определенный вид санкции. Она же уже выражается в конкретных формах.
  2. Признание недействительной сделки.
  3. Утрачивание субъективного права.
  4. Возложение обязанностей по возмещению убытков.
  5. Отказ в определенном способе защиты.
  6. Утрачивание правомочий на результат, полученный вследствие злоупотребления правом в ходе его осуществления и т. д.

Понятие злоупотребления субъективным гражданским правом

Понятие злоупотребления правом подразумевает пределы личной свободы участника нарушений. Они включают возможность действовать самостоятельно, требовать от иных лиц определенных мер. При необходимости разрешается обращаться в уполномоченные органы за защитой. Субъективные права являются элементом правоотношений и служат для удовлетворения интересов определенных лиц. Осуществление рассматриваемой привилегии является действием, которое согласовано с законом, если не нарушены его пределы

Читайте также:  Право на тайну переписки обеспечено Конституцией РФ

С практической точки зрения злоупотребление субъективным правом часто проявляется в корпоративном шантаже. То есть задействован участник хозяйственного общества для достижения определенных преференций. Чаще всего это принуждение акционера к выкупу в уставном капитале общества доли у лица, занимающегося корпоративным шантажом.

Судебная практика применения законодательства показывает, что злоупотреблению правом присущи черты нецелевого использования принадлежащей субъекту привилегии. Либо же речь идет об отсутствии основанного на законе интереса у соответствующего лица при осуществлении им права.

Субъект

В ГК злоупотребление правом осуществляется определенным субъектом. Это могут быть обычные люди и юридические лица, которым по установленным гражданским законодательством основаниям принадлежит соответствующая привилегия. Если обладатель этого понятия начнет злоупотреблять не принадлежащим ему правом или правом, которое не относится к гражданскому фактору, это является деликтом.

Способы защиты своих привилегий

К способам защиты гражданского права относят следующие факторы.

  1. Компенсация убытков или взыскание неустойки.
  2. Признание решения собрания недействительным фактом.
  3. Присуждение исполнить обязательства.
  4. Реализация результатов недействительности ничтожной сделки.
  5. Признание недействительной оспоримой сделки и реализация последствий ее аннулирования.
  6. Компенсация морального вреда от изменения или прекращения правоотношения.
  7. Неприменение судом противоречащего закону акта органов местного самоуправления или норм учреждений государственной власти.
  8. Восстановление существовавшего до момента нарушения права положения.
  9. Пресечение действий, создающих угрозу нарушения привилегий, или деяний, которые мешают их реализации.
  10. Признание актов органов местного самоуправления или норм государственных систем недействительными событиями.

Представленный перечень не является окончательным, так как законом установлены и иные способы защиты.

Злоупотребление процессуальным правом

Пренебрежительное отношение к рассматриваемому понятию может выражаться как материальными, так и процессуальными посягательствами. Процессуальное право возникает только у лиц, участвующих в деле после принятия к производству искового заявления и его возбуждения. Пренебрежение процессуальными привилегиями может возникнуть лишь с этого момента. Из этого следует, что подача жалобы или искового заявления, по которым возбуждается в суде дело, а также включение каких-либо положений в них, не могут быть признаны злоупотреблением права.

Пренебрежение рассматриваемым понятием может вызвать такие последствия, как затягивание процесса или неблагоприятный исход для его сторон.

В данном вопросе Арбитражный процессуальный кодекс превзошел Гражданский процессуальный кодекс. Это обусловлено тем, что он содержит нормы, регламентирующие неблагоприятные последствия для злоупотребляющих своим процессуальным правом лиц. Например, судебные расходы возлагаются на таких лиц. Также предусмотрен штраф для человека или группы лиц в случае, если они злоупотребляют своими правами или не выполняют свои процессуальные обязанности.

Подача искового заявления или жалобы не является рассматриваемым нарушением законодательных норм.

Судебная практика указывает, что чаще всего злоупотребление процессуальным правом выражается в подаче ходатайства об отводе судей, о перенесении самого разбирательства или приостановления производства по делу.

Условно результат рассматриваемого действия можно поделить на две группы.

  1. Уплата определенной денежной суммы лицом, злоупотребляющим своим правом.
  2. Судебный отказ лицу, которое уличено в пренебрежении рассматриваемыми нормами закона, в совершении определенных действий, о которых этот человек просит.

Первая группа направлена на пресечение судом действий, которые могут затянуть движение процесса. Второй критерий нацелен на наказание в виде судебных расходов, которое применяется к человеку, злоупотребляющему своими привилегиями. Данный вопрос решается арбитражным судом и заканчивается правовым актом или определением.

Практика в области злоупотребления правом

До недавнего времени нормы о злоупотреблении правом применялись редко. Но рост количества споров увеличил число судебных решений, где в мотивированной части просматривается заключение о пренебрежении выполнением своего права со стороны ответчика.

Такая норма, как злоупотребление правом, в гражданском праве не имеет подробного описания. Исключительно по усмотрению суда может быть принято решение о том, был ли факт рассматриваемого нарушения.

Практика арбитражных судов использует не только отказ в судебной защите как следствие рассматриваемых нарушений, но и признание недействительной сделки.

Например, в целях защиты кредиторов при банкротстве сделка должника может быть признана недействительной. Так происходит, если она совершена до возбуждения дела или после его начала. Аннулируется также сделка, если она направлена на нарушение законных интересов и прав кредиторов, в том числе договоренность по отчуждению имущества третьих лиц по заведомо заниженной цене с целью снижения конкурсной массы должника. Каковы последствия злоупотребления правом в данной ситуации? По договору купли-продажи как по факту рассматриваимого действия применяется признание недействительным договора, составленного должником (продавцом), если недвижимое имущество реализовано по цене ниже рыночной более чем в сорок восемь раз. Рассматривается такая сделка как действие, направленное во вред интересам кредиторов.

Что является злоупотреблением гражданскими процессуальными правами – принципы, особенности и последствия?

Все граждане России четко знают что – Конституция РФ гарантирует им не только определенные права и свободы в процессе жизнедеятельности, но и обеспечивает законную защиту прав, свобод и интересов от посягательства сторонних лиц.

Но что делать в ситуации, когда реализация прав одного человека влечет за собой нарушение или ущемление прав другого – как рассудить, кто виноват, а кто прав и на чьей стороне закон в такой ситуации.

Гарантии закона – благо или зло?

Кроме того, многие личности злоупотребляют гражданскими правами и стараются реализовать их соблюдение только исходя из корыстных или иных интересов.

О том, как защитить свои права и при этом не нарушить чужие?Что делать если ущемляют ваши интересы? А также о формах злоупотребления гражданскими правами и пойдет речь в сегодняшней статье.

Когда гражданскими правами злоупотребляют – как определить?

Злоупотребление правами человека и гражданина – весьма скользкий вопрос, требующий не только детального знания положений закона, но и не позволяющий точно понять где грань между реализацией гарантий Конституции РФ и самым настоящим нарушением законодательства ввиду злоупотребления.

Злоупотребление прав и свобод можно классифицировать в зависимости от формы:

  • Шикана – самый распространенный пример злоупотребления. Выражается оно в желании нанести умышленный вред, при этом не получить выгоды, за исключением моральной. К такому действию можно отнести распространение заведомо неправдивых или порочащих сведений через средства массового информирования. То же самое относится к сплетням, клевете и подобным поступкам.
  • Злоупотребление правами непреднамеренное – такое возможно в ситуации, когда арендуется участок земли, и на нем сажают растения. Арендатор получает пользу, арендодатель получает плату и все законно. Посадки на участке истощают почву и тем самым делают имущество арендодателя хуже. Хотя прямого умысла в злоупотреблении правами нет.
  • Намеренное затягивание сроков по предъявлению претензий. Таким способом злоупотребления правами пользуются бизнесмены, а иногда и крупные банки. В ситуации, когда у определенного лица имеется задолженность, и каждый день в зависимости от ее суммы начисляется неустойка, лицо-истец старается максимально оттянуть время предъявления претензии, чтобы получить наибольшую сумму неустойки или процентов по задолженности.
  • Защита права как нарушение закона. Звучит нелепо, но так оно и есть. Один человек решил взыскать с компании по маршрутным перевозкам определенную сумму денег (около 10 рублей), так как маршрутка сломалась и не поехала дальше.

Очевидно, что затраты на судебный процесс будут выше, чем сумма взыскиваемого (проезд к месту судебного заседания, оплата государственной пошлины), но от своих претензий истец не отказывается.

Мотив очевиден – не получить причитающуюся компенсацию, а просто «отомстить» перевозившей его автоколонне.

Исходя из описанного выше можно сделать вывод – не всегда нарушение норм права лежит на поверхности, зачастую обыденная ситуация может обернуться нарушением норм законодательства даже в случае неумышленного нанесения вреда.

Что грозит и кто наказывает?

Злоупотребление некоторыми гражданами нормами закона может привести к самым различным процессам – все зависит исключительно от обстоятельств случившегося.

Самые распространенные последствия злоупотребления правом:

  • Отказ в удовлетворении иска, нарушающего права других лиц;
  • Ответственность по статье законодательства, если деяние было совершено умышленно.

При распространении ложной информации обиженный гражданин может подать в суд и заставить лицо, распространившее ее выплатить ему моральную компенсацию:

  • Наступление ответственности при встречном иске от второй стороны – часто встречающаяся практика в гражданских делах;
  • Наступление больших убытков, ввиду необходимости для реализации злоупотребления правом;
  • Уголовная ответственность – в ситуации, когда совершенный проступок был умышленным и нанес тяжелый вред или был переквалифицирован из гражданского процесса в процесс уголовный – преступления, имеющие в своей основе корыстные цели, мошенничество.

Иными словами, не всегда реализация прав является целенаправленным злоупотреблением, но в ситуации, когда человек преднамеренно использовал гарантированные государством и законом права в ущерб другим людям. Подобное поведение может для него обернуться ответственностью по гражданскому либо уголовному делу.

Особенности использования гарантий законодательства

Несмотря на то, что Конституция РФ гарантирует человеку определенные свободы и права, использовать эти гарантии следует разумно и осторожно.

Именно в разумном использовании норм закона и кроется возможность, реализуя свои права, не нарушить права других.

Иными словами, если не применять возможность судебной защиты там, где вопрос можно решить путем переговоров, если использовать нормы закона разумно и при этом стараться не делать зла окружающим, то можно и вовсе забыть о таком понятии, как нарушение норм законодательства при реализации своих прав.

Злоупотребление законом происходит только из-за того, что человек неразумно использует его принципы, а не из-за неразвитости и нелогичности системы законодательных актов.

Следует напомнить, что нарушение норм права при злоупотреблении, возможно практически в любой отрасли гражданского права – трудовое право, право на социальное обеспечение, административное право.

Иными словами, в законодательных сплетениях, как и в медицине, действует одна простая истина – в ложке лекарство, а в чашке яд. Чтобы все было в меру и правильно, нужно продуманно и своевременно употреблять нормы закона и не преследовать при этом корыстных либо иных личных интересов.

Где грань защиты и злоупотребления?

Грань защиты и злоупотребления норм права провести достаточно непросто, особенно учитывая то, что один и тот же поступок в разрезе различных положений законодательства можно рассматривать по-разному.

В ситуации, когда сосед увидел, что у другого соседа горит дом и не вызвал пожарных, не помог тушить огонь самостоятельно, можно заметить две стороны одной медали.

По нормам Конституции он не обязан вызывать пожарную службу, а тем более оказывать какую-либо посильную помощь.

С другой стороны, его бездействие можно рассматривать, как желание навредить соседу из корыстных или личных побуждений.

Кроме того, бездействие в сложившейся ситуации, при определенных обстоятельствах можно рассматривать и как оставление в опасности,.

А значит, и квалифицировать уже по уголовному законодательству, а не административному или гражданскому.

Вместе с тем, бездействуя, сосед мог защищать свои интересы на сохранность жизни и здоровья.

Таким образом, можно сделать вывод – грань между защитой и злоупотреблением нормами права достаточно тонка, и найти ее очень сложно. Остается только жить в рамках главных требований закона и стараться оставаться человеком в любой ситуации.

Что делать если злоупотребляют законом против вас?

Каждый человек хотя бы раз в жизни попадал в ситуацию, когда при злоупотреблении правами другим человеком, страдала его репутация либо же личные интересы.

В ситуации, когда ты не являешься сторонним наблюдателем, а видишь все изнутри, достаточно сложно действовать разумно и рассудительно.

Для того, чтобы из-за злоупотребления другим лицом не стать самому нарушителем закона, нужно действовать аккуратно и в строгом соответствии с нормами права.

Что это значит? Это означает, что любое поведение, которое нарушает ваши права и интересы, может быть обжаловано в судебном порядке.

Но при этом, подавая в суд на человека, который совершил поступок непреднамеренно или, нанеся лишь легкий вред вашему имуществу, следует сначала вспомнить, что многие проблемы и раздражающие вопросы можно решить путем мирных переговоров между двумя сторонами, не доводя дела до крайностей.

Злоупотребление правом в гражданском праве

Злоупотребление правом (злоупотребление гражданскими правами).

Эта правовая конструкция хорошо известна еще со времен римского права. В известной римской сентенции «Summum ius, summa iniuria» («высшее право – высшая несправедливость») выражается одна из основных ее идей – каждое право должно иметь пределы его осуществления, в противном случае происходит нарушение прав других лиц, что, в свою очередь, исключает соблюдение важных для гражданского оборота принципов добросовестности и разумности.

Итак, статья 10 ГК РФ устанавливает недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Несколько декларативная, на первый взгляд, норма носит достаточно прикладной характер, широко используется на практике для соблюдения, восстановления принципов разумности и справедливости, в том числе, в тех случаях, когда другие нормы права «не срабатывают», не могут быть применены в силу тех или иных причин.

Учитываем, что применение нормы статьи 10 ГК неоднократно разъяснялось высшими судебными инстанциями. Прежде всего, используем рекомендации, сформированные правоприменительной практикой, содержащиеся в «Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ №127).

Итак, остановимся на основных моментах.

1. Злоупотребить правом может только лицо, которое таким правом обладает.

2. При осуществлении принадлежащего ему права это лицо имеет намерение причинить вред другим лицам, и именно цель причинения вреда делает поведение лица противоправным, ибо само по себе право у лица существует и под сомнение не ставится.

3. Последствием допущенного злоупотребления правом является отказ лицу, допустившему злоупотребление, в судебной защите.

Так, коллегия судей ВАС РФ в Определении об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-9462/12 от 15 ноября 2012 г. совершенно справедливо сделала вывод о злоупотреблении процессуальными правами со стороны заявителя, указавшего в качестве оснований для пересмотра судебных актов судов нижестоящих инстанций нарушение правил о подведомственности дела арбитражному суду, тогда как производство в арбитражном суде было инициировано самым заявителем. Злоупотреблением правом признано и заявленное в качестве основания для пересмотра указание на нарушение формы заявления, поданного заявителем.

4. Судебно-арбитражная практика использует в качестве следствия злоупотребления правом не только отказ в судебной защите, но и признание сделки недействительной.

Подобная ситуация была описана в пункте 9 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ: сделки купли-продажи были признаны недействительными по п.2 статьи 10 ГК РФ и ст. 168 ГК РФ в связи с тем, что при совершении сделок покупатель допустил злоупотребление правом, используя ситуацию, в которой руководитель продавца, действуя недобросовестно, в ущерб продавцу, продал имущество по заведомо низкой цене, что привело к утрате продавцом возможности использования имущества, необходимого ему для осуществления основной деятельности, и понесению продавцом дополнительных расходов по аренде этого недвижимого имущества, во много раз превышающих полученную продавцом покупную цену имущества.

5. Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами по требованиям арбитражного управляющего, кредиторов с целью защиты прав и интересов кредиторов при банкротстве недействительной может быть признана сделка должника, совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве, которая направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов (в том числе, совершенная по заведомо заниженной цене сделка по отчуждению третьим лицам имущества должника, с целью уменьшения конкурсной массы должника) (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 “О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”).

Читайте также:  Ограничение прав на тайну переписки и телефонных переговоров

Так, на основании статьи 10 ГК в связи с допущенным злоупотреблением правом был признан недействительным договор купли-продажи должником (продавцом) недвижимого имущества, по цене, более чем в 48 раз ниже рыночной, направленный на уменьшение конкурсной массы должника и совершенный во вред интересам кредиторов, к числу которых относились и участники долевого строительства (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.06.2012 по делу №А33-3111/2009).

6. Одной из форм злоупотребления правом являются также акты недобросовестной конкуренции (недобросовестная конкуренция), то есть действия хозяйствующих субъектов, противоречащие законодательству и обычаям делового оборота, и направленные на получение прибыли за счет других хозяйствующих субъектов. Правовые санкции за недобросовестную конкуренцию включают в себя комплекс мер различного характера, и одним из них является отказ в защите гражданского права как результат злоупотребления правом.

Итак, нормы о злоупотреблении правом закреплены всего лишь в одной статье ГК. И, тем не менее, позволим себе утверждать о достаточно широком спектре возможностей по использованию этой правовой конструкции в различных видах правовых споров как истцами, при обосновании своих исковых требований, так и ответчиками, при формулировании и оформлении возражений на исковые требования.

7. Полезное из арбитражной практики ВАС РФ и Западно-Сибирского региона по состоянию на март 2014.

7.1. Заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрации договора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом ( п.4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 №165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными );

7.2. Бездействие конкурсного управляющего по поиску имущества должника является осуществлено в целях злоупотребления правом ( Постановление ФАС ЗСО от 18.03.2014 по делу №А03-7554/2012 );

7.3. Поскольку на момент заключения договора цессии ОАО “Омскэнергосбыт” уже отвечало признакам неплатежеспособности, что исключало возможность отчуждения ликвидного актива (права требования к ОАО “МРСК Сибири”) в обычном порядке; расчет за уступленное право по договору цессии произведен в порядке статьи 410 ГК РФ договор цессии, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты прав и законных интересов кредиторов должника – ОАО “Омскэнергосбыт”, правомерно признан недействительным. Довод заявителя о том, что ОАО “ТГК N 11” на момент заключения договора цессии не знало о неплатежеспособности ОАО “Омскэнергосбыт” опровергается материалами дела. Довод заявителя о незаконности утверждения очевидности признаков несостоятельности ОАО “Омскэнергосбыт” до момента вынесения судом определения о признании заявления о банкротстве обоснованным и введении в отношении должника процедуры наблюдения, является ошибочным в силу положений пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ ( Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2014 по делу № А46-6112/2013 );

7.4. Общество “Агросервис” и Предприниматель приводят убедительные доводы о мнимости сделки, положенной в основу мирового соглашения и, как следствие, о нарушении прав и законных интересов утвержденным мировым соглашением кредиторов Предпринимателя. Однако указанные обстоятельства не могут быть установлены судом кассационной инстанции в силу предоставленных ему процессуальных полномочий. Для того чтобы исключить использование мирового соглашения в качестве инструмента злоупотребления правом, суд при поступлении ходатайства о его утверждении должен установить наличие у истца субъективного права, у ответчика – обязанности, а также факт неисполнения этой обязанности, повлекшего нарушение права истца. Иными словами, мировое соглашение нельзя утверждать, не установив фактические обстоятельства дела и наличие задолженности ( Постановление ФАС ЗСО от 12.03.2014 по делу №А03-9375/2013 );

7.5. Действия мэрии по обращению с заявлением о снятии спорных земельных участков с кадастрового учета являются формой злоупотребления правом, т.к. ранее признан незаконными отказ мэрии в образовании земельного участка, бездействие в непринятии решения о предоставлении обществу земельного участка на праве собственности ( Постановление ФАС ЗСО от 11.03.2014 по делу № А45-10227/2013 );

7.6. Следует признать ошибочными, основанными на неверном толковании указанных норм права выводы судов о том, что избранный способ защиты нарушенного права в виде признания недействительным устава общества не предусмотрен ни статьей 12 ГК РФ. Выводы суда о злоупотреблении гражданскими правами со стороны истца в виде предъявления требования об установлении за истцом права на принятие решений общего собрания общества простым большинством голосов и установление корпоративного контроля над обществом с помощью судебного акта сделаны без учета положений ст.2 АПК РФ, ст.10 ГК РФ ( Постановление ФАС ЗСО от 11.02.2014 по делу № А46-3112/2013 );

7.7. Обстоятельства продажи движимого имущества свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) покупателя, воспользовавшегося тем, что представитель продавца, также действующий недобросовестно, при заключении договора купли-продажи действовал явно в ущерб обществу, в результате чего общество могло утратить возможность использовать имущество, необходимое ему для осуществления основной деятельности. Изложенное, по мнению суда, подтверждается следующими обстоятельствами: имущество по договору (акту приема-передачи) покупателю не передавалось; документы на транспортные средства также не передавались, имущество используется в основной деятельности общества; оплата имущества покупателем не производилась; доказательств, подтверждающих то, что покупателем предпринимались действия по понуждению продавца к исполнению договора, в деле нет ( Постановление ФАС ЗСО от 29.01.2014 по делу № А45-15552/2013 );

7.8. Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправого спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований для преимущественного удовлетворения требований в нарушение принципа единой правовой защиты интересов кредиторов, исключающий удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим. Взыскатель и должника являются аффилированными лицами, искусственно создают кредиторскую задолженность и причиняют вред другим кредиторам ( Постановление ФАС ЗСО от 26.12.2013 по делу № А45-28722/2012 );

7.9. Пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» предусмотрено, что судам, оценивая действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав. Суды обоснованно сочли, что управляющая компания обязана выполнять Правила № 170, в том числе обеспечивать допуск работников предприятий связи на крыши и чердачные помещения. При таких обстоятельствах, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях управляющей компании нарушений части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции ( Постановление ФАС ЗСО от 27.11.2013 по делу №А75-409/2013 );

7.10. Положения устава предлагают к предоставлению информации о лице, выдвигающим свою кандидатуру в совет директоров общества, большой объем сведений. Непредоставление хотя бы незначительной части этой информации обществу (либо неправильное оформления такого предложения), исходя из статьи 11.11 Устава (и закона) влечет за собой отказ кандидатам во включении их в список кандидатур для голосования по выборам в совет директоров. Суд первой инстанции сделал вывод, что информация о кандидатах в совет директоров (при их выдвижении в качестве таковых в совет директоров – комм. автора статьи) должна быть реально исполнима и не создавать препятствия в реализации прав лиц, выдвигающих свои кандидатуры в данный орган ( Постановление ФАС ЗСО от 31.10.2013 по делу №А45-3752/2013 ).

p.s. Обратим внимание, что использование аргументов, относящихся к злоупотреблению правом требует представления соответствующих доказательств и доказывание наличия права, причинение вреда (или возможности причинения вреда) и прочих фактов.

p.s.s. Также стоит отграничивать злоупотребление материальным правом от злоупотребления процессуальным правом. В нашей статье, мы остановились только на первом варианте.

p.s.s. Наши обзоры по одной из форм злоупотребления правом, а именно по обходу закона, подготовленные на основе практики ВАС РФ и практики ФАС округов.

Также предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ

Следует подчеркнуть, что речь может идти о злоупотреблении только субъективным юридическим, а не объективным правом. Именно субъективное право является мерой поведения, имеет свои границы (см. тему 24). Юридический феномен злоупотребления правом как раз и связан с возможностью выхода управомоченного субъекта в своем поведении за пределы этих границ.

Проблема злоупотребления правом имеет давнюю историю. Еще юристы Древнего Рима сталкивались с тем, что управомоченный субъект реализовывал предоставленное ему законом право в ущерб другим лицам. Например, собственник земельного участка, построив дом, затенял тем самым часть сада соседа или препятствовал проходу через свою территорию, не разрешал отводить воду по границам своего владения. Создавалась такая ситуация, при которой собственник, реализуя предоставленное ему законом право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, ущемлял интересы других лиц. Вместе с тем римские юристы придерживались таких формул, как «nullus videturdolo facere, qui suo iure utitur» (никто не считается учиняющим обман, кто осуществляет свое право) и «qui jure suo utitur neminem laedit» (тот, кто использует свое юридическое право, никому не причиняет противоправного вреда).

Уже один этот факт из истории древнеримского права свидетельствует о сложности и неоднозначности проблемы злоупотребления правом. Действительно, в процессе анализа возникает ряд вопросов.

  • • Является ли злоупотребление правом разновидностью правонарушения или это особый правовой феномен?
  • • Какова юридическая природа мер, наступающих для субъекта как следствие злоупотребления им своим правом?
  • • В чем состоит противоправность злоупотребления субъективным юридическим правом и должен ли существовать в праве (на конституционном или ином уровне) общий запрет злоупотреблять правами?
  • • На что посягает злоупотребление правом, чему оно наносит урон: субъективным юридическим правам других лиц, их законным интересам или интересам, которые правом не защищены?
  • • В чем состоят различия в реализации идеи злоупотребления субъективным правом в сферах частного и публичного права?

Многие правоведы вообще выступают против утверждения понятия «злоупотребления правом» в системе правовых категорий и, соответственно, отрицают необходимость его теоретической разработки. Так, резко критическое отношение к проблеме злоупотребления правом высказывал российский цивилист М. М. Агарков. Он считал, что теория злоупотребления правом колеблет прочность гражданского правопорядка, делает неопределенной границу гражданских прав, поскольку граждане узнают о своем действительном праве не из закона, а лишь после совершения определенных действий, уже из судебного решения. Сам термин «злоупотребление правом», по мнению Агаркова, лишен смысла, поскольку соединяет исключающие друг друга понятия. Эту точку зрения разделяли также Н. С. Малеин и С. Н. Братусь.

Видимо, не случайно именно цивилисты выступают против утверждения данного понятия в теории и законодательстве. Действительно, введение этого положения в сферу правового регулирования гражданского оборота может ограничить действие принципа «разрешено все, что прямо не запрещено законом», стать причиной злоупотреблений со стороны государственных органов, применяющих право. Поэтому Н. С. Малеин в основном прав, когда отмечает, что «идея злоупотребления правом не должна воплощаться в сфере реализации прав и свобод граждан». В большей степени эта идея применима к правовому регулированию деятельности государственных органов на основе принципа «разрешено то, что прямо указано в законе». Именно таким образом вопрос решается в конституции США, где нет положения о злоупотреблении правом гражданами, но есть норма, запрещающая конгрессу издавать законы, ограничивающие права и свободы граждан.

При всем негативном отношении к этой проблеме со стороны ряда правоведов надо отметить, что термин «злоупотребление правом» уже долгое время используется в законодательстве многих стран. Соответствующее положение есть во французской Декларации прав человека и гражданина. В германском гражданском законодательстве запрещена «шикана» (от нем. schikcme— каверза) — использование своего права в целях причинения вреда другим лицам. Термин «злоупотребление правом» содержится и в современном российском законодательстве (например, ст. 285 УК РФ называется «Злоупотребление должностными полномочиями»),

В последнее время интерес к проблеме злоупотребления правом возрос. Так, ей целиком была посвящена Международная научная конференция, проходившая в ноябре 1995 г. в Союзной Республике Югославии. Югославский правовед Р. Ковачевич-Куштрумович в своем докладе подчеркнула, что под злоупотреблением правом следует понимать осуществление права в противоречии с общепризнанной и защищенной законом целью или в противоречии с господствующей моралью общества. К злоупотреблению правом она отнесла также ненормальное (бесполезное, необычное) осуществление права, которое причиняет вред другому лицу или угрожает чужому праву. При этом лицо, которое злоупотребляет правом, формально осуществляет принадлежащее ему право.

По мнению А. А. Матиновского, «злоупотребление правом есть такая форма реализации права в противоречии с его назначением, посредством которой субъект причиняет вред другим участникам правоотношений». Автор правильно замечает, что «злоупотреблять можно лишь субъективным правом, под которым следует понимать не только различные права и свободы, но и властные или должностные полномочия, недобросовестное использование которых наиболее часто встречается на практике». А. А. Малиновский полагает, что субъектами, злоупотребляющими своими правами, могут быть:

  • — носители конституционных прав и свобод (граждане, политические партии, средства массовой информации);
  • — предприятия, учреждения, организации;
  • — государственные органы и их должностные лица.

Автор предлагает классифицировать различного рода злоупотребления правом на правомерные, законодательно ограничиваемые и противоправные.

Он считает, что в случае правомерного злоупотребления правом субъект не нарушает правовых предписаний и, следовательно, не посягает на чьи-либо права и законные интересы, а затрудняет их осуществление, ограничивает возможность их реализации другими субъектами права. Правомерное злоупотребление правом причиняет вред неохраняемым законом отношениям, поэтому такие злоупотребления в зависимости от конкретных обстоятельств можно рассматривать как аморальные или нецелесообразные. Субъект соблюдает запрещающие нормы, он не совершает правонарушений и не подлежит юридической ответственности.

В случае законодательно ограничиваемого злоупотребления правом возможность употребления прав во зло, по мнению А. А. Малиновского, «ограничивается предписаниями закона, которые не содержат санкций (следовательно, злоупотребляющий правом не может быть привлечен к юридической ответственности)». К таким ограничивающим предписаниям автор относит лишение лица конкретного субъективного права либо отказ в защите принадлежащих ему прав. В качестве примера он приводит положения ст. 10 ГК РФ:

«1. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случаях несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права».

Третий вид в этой классификации — неправомерное злоупотребление — А. А. Малиновский рассматривает «как одну из форм противоправного и наказуемого деяния. Субъектом этих деяний, как правило, являются сотрудники правоохранительных органов, руководящие работники, журналисты, т.е. лица, наделенные законом властью, специальными правами или полномочиями для осуществления общественно значимых функций».

В последнем случае злоупотребление правом является, по существу, способом или формой совершения правонарушений.

С учетом изложенного можно сделать следующие выводы.

  • • Проблема злоупотребления правом в юриспруденции существует, а соответствующая конструкция — «злоупотребление правом»— имеет право на существование и нуждается в теоретической разработке.
  • • О злоупотреблении правом речь может идти лишь применительно к субъективному юридическому праву и в тех случаях, когда управомоченный субъект нарушает его «меру», т.е. в своем поведении выходит за его пределы, использует его не по назначению, причиняя тем самым вред другим лицам.
  • • Использование конструкции «злоупотребление правом» существенно различается в сферах частного и публичного права. Применительно к сфере частного права само по себе наличие общеправового или общеотраслевого запрета злоупотреблять субъективными правами не должно служить основанием для применения мер юридической ответственности или давать возможность государственным органам в процессе правоприменения либо ведомственного нормотворчества ограничивать эти права.
  • • Злоупотребление правом может быть признано правонарушением лишь тогда, когда деяние управомоченного субъекта при этом противоречит какой-либо его конкретной обязанности. Только в таком варианте злоупотребление правом перерастает в правонарушение, является одновременно и правонарушением и выступает формой или способом совершения правонарушения. В остальных случаях оно является самостоятельным правовым феноменом.
  • • Существуют разновидности злоупотребления правом и, соответственно, различные правовые реакции на эти злоупотребления.
  • •Явление «злоупотребление правом» именуют таковым в силу того, что вред («зло») наносится окружающим специфическим образом, а именно через осуществление субъективного юридического права. Создается такая ситуация, когда предоставленное законом право используется субъектом как средство причинения вреда. Уже одного этого достаточно, чтобы оценить некое явление как злоупотребление правом. Однако для того, чтобы оно стало явлением юридически значимым, злоупотребление правом должно быть запрещено юридическими нормами. В противном случае оно должно признаваться явлением правомерным, а его негативные оценки и санкции могут быть отнесены лишь к области морали.
  • Противоправность злоупотреблений правами устанавливают путем:
  • общего запрета (на общеправовом и отраслевом уровне);
  • конкретных запретов (на конкретные злоупотребления правом).
Читайте также:  Самозащита гражданских прав - понятие и способы

При наличии конкретных запретов злоупотребление правом является правонарушением, и за него наступают меры юридической ответственности. В остальных случаях оно не может рассматриваться как правонарушение. К лицу, злоупотребляющему своим правом, могут быть применены лишь те правовые санкции, которые не связаны с юридической ответственностью, например лишение субъекта в судебном порядке того права, которым он злоупотребляет, или отказ в судебной защите этого права.

Юридические последствия злоупотребления правом

Дата публикации: 19.04.2017 2017-04-19

Статья просмотрена: 4988 раз

Библиографическое описание:

Колтырин М. Н. Юридические последствия злоупотребления правом // Молодой ученый. — 2017. — №16. — С. 352-355. — URL https://moluch.ru/archive/150/42448/ (дата обращения: 25.01.2020).

Любое юридически значимое действие (бездействие) влечет за собой наступление тех или иных правовых последствий. Это относится как к правомерным, так и к противоправным деяниям. Злоупотребление правом также приводит к определенным юридическим последствиям.

Нормами ст. 10 ГК РФ установлено, что в случае злоупотребления правом арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. Таким образом, отказ в защите права является универсальной мерой и применим в равной степени к любым формам злоупотребления правом. Также в любой ситуации злоупотребления правом, если такое злоупотребительное поведение повлекло нарушение прав другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

В случае же злоупотребления правом в форме совершения действий в обход закона с противоправной целью, указанные последствия применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены ГК РФ.

В юридической доктрине и судебной практике дискуссионным на протяжении длительного времени оставался вопрос о правовой природе отказа в защите принадлежащего лицу права. Необходимо также отметить, что в литературе было высказано мнение о невозможности существования такого юридического последствия как отказ в защите права. Так, С. В. Мусарский, высказывая такую мысль, ссылается на положения ст. 46 Конституции РФ, которая гарантирует каждому право на судебную защиту.

Кроме того, частью 3 ст. 56 Конституции РФ запрещается ограничение этого правила даже в условиях чрезвычайного положения. В соответствии с ч. 2 ст. 55 Конституции в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие указанную норму, за исключением случаев ограничения этого правила федеральным законом, когда это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Иные ограничения судебной защиты прав (в том числе в ГК РФ) не соответствуют Конституции РФ и потому не подлежат применению, представляют собой правонарушение в виде умаления права [5].

Тем не менее, отказ в защите субъективного права лицу, злоупотребившему своим правом, нашел своё закрепление в гражданском законодательстве и подлежит применению в определенных законом ситуациях.

Возвращаясь к анализу правовой природы отказа в защите права, следует отметить, что его принято рассматривать в трех аспектах:

1) как меру правовой охраны,

2) как способ защиты права,

Под правовой охраной чаще всего понимают меры, направленные на предупреждение правонарушений, устранение порождающих их причин и создание условий для беспрепятственного осуществления прав, а правовую защиту определяют как принудительный способ осуществления диспозиции правовой нормы, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами либо самим управомоченным лицом в целях восстановления нарушенного права [3]. Таким образом, меры охраны подлежат применению до нарушения субъективного права, а способы защиты — после правонарушения. Поскольку суд отказывает в защите права лицу только в случае несоблюдения им установленных пределов осуществления гражданских прав, т. е. уже при наличии установленного факта злоупотребления правом, можно говорить о несоответствии отказа в защите права категории мер правовой охраны. Исходя из этого, логично отнести данную меру к способам защиты права, однако в этом вопросе всё не так однозначно.

Т. В. Дерюгина считает некорректным признавать отказ в защите права одним из способов защиты прав, поскольку последние выполняют компенсаторно-восстановительную функцию, которые имеют целью восстановление нарушенного права либо компенсацию возникших неблагоприятных последствий, а ст. 10 ГК РФ, по ее мнению, носит самостоятельный превентивный характер, поэтому недопустимо одновременное применение судом санкции в виде совершения активных действий и отказа в защите права.

Тем не менее, в арбитражной практике применения судами ст. 10 ГК РФ содержатся выводы о том, что «отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление. Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям закона. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика» [4]. Таким образом, можно говорить о двойственной природе отказа в защите права, выступающего, с одной стороны, в качестве санкции для лица, злоупотребившего своим субъективным правом, а с другой стороны, — в качестве способа защиты прав потерпевшего от злоупотребительного поведения лица.

При подробном рассмотрении механизма наступления юридических последствий злоупотребления правом можно прийти к следующим выводам. Поскольку защита права имеет место только после его нарушения, то для отказа нарушителю в защите его права, оно сначала должно быть оспорено потерпевшим от действий этого лица субъектом. При этом сам по себе отказ в защите права не влечет каких-либо положительных «приращений» для пострадавшей стороны, происходит лишь пресечение недобросовестного осуществления субъективных прав нарушителем. Поэтому в литературе предлагается трактовать отказ в защите права как предварительную меру, позволяющую далее применять меры ответственности или иные способы защиты прав потерпевшей стороной, и, в зависимости от результатов совершенного злоупотребления правом, суду следует ориентироваться на специальные нормы ГК РФ о недействительности сделок, неосновательном обогащении и др. Данная позиция отчасти нашла своё отражение в новой редакции ст. 10 ГК РФ, которая теперь закрепляет возможность применения судом иных предусмотренных законом мер воздействия на правонарушителя.

Основанием приведенного выше вывода ВАС служат правила пп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ, устанавливающие, что предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если действия правообладателя, связанные с предоставлением правовой охраны товарному знаку или сходному с ним до степени смешения другому товарному знаку, признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией. Таким образом, при вынесении решения по конкретному делу арбитражным судом были применены как общие нормы ст. 10 ГК РФ, так и специальные нормы коммерческого права.

Другой пример, лицо подало исковое заявление в суд с требованием обязать ответчика восстановить положение, существовавшее до нарушения последним прав истца, выразившегося в разрыве тепловой сети здания, приобретенного истцом именно как отапливаемого нежилого помещение с намерением последующего использования в предпринимательской деятельности, что является существенным изменением обстоятельств, о которых истец на момент заключения сделки не знал и не мог знать. Суд квалифицировал действия ответчика как злоупотребление правом и обязал восстановить систему отопления нежилого помещения, принадлежащего истцу [6].

На основе приведенных примеров из судебной практики, можно заключить, что юридическое последствие злоупотребления правом в виде отказа в защите субъективного права лица не является самостоятельной правовой мерой и применяется либо наряду с другими способами защиты, либо, если законом предусмотрены иные последствия, не должно применяться совсем.

На счет толкования конструкции «иных мер», предусмотренных законом и применяемых судом одновременно с отказом в защите права лицу, совершившему злоупотребление им, не существует единого мнения. Как видно из анализа материалов правоприменительной практики, суды в качестве иных мер применяют любые способы защиты и меры ответственности, какие только можно обнаружить в гражданском и смежном с ним законодательстве касательно определенных правовых ситуаций.

Тем не менее, в юридическом сообществе имеется иная точка зрения по данному вопросу. Профессор В. В. Витрянский, например, считает, что под иными мерами, предусмотренными законом, следует понимать только те способы воздействия на лицо, допустившее злоупотребление правом, которые установлены законом специально на случай шиканы, действий в обход закона с противоправной целью либо заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав, но ни в коем случае не весь арсенал способов защиты нарушенных гражданских прав, как было принято считать ранее [1]. В связи с чем, по мнению ученого, злоупотребление правом не может влечь за собой такое последствие, как признание совершенной сделки недействительной, если только в будущем совершение сделки в обход закона или с заведомой недобросовестностью не будет предусмотрено в качестве специального основания её недействительности. Ведь такая сделка должна квалифицироваться как противоречащая закону (законодательному запрету на злоупотребление правом). Однако в силу ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, может быть признана недействительной, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. В подобных случаях как раз и должна применяться ст. 10 ГК РФ, предусматривающая такие иные последствия в виде отказа в защите соответствующего права.

Кроме того, автор категорически не соглашается с установившейся в судебной практике тенденцией, допускающей возможность признания сделок, совершенных с нарушением запрета на злоупотребление правом, недействительными. Приводя в пример п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25, где разъясняется, что к сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она совершена, — в частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений ст. 10 и п. 1 или п. 2 ст. 168 ГК РФ, либо по специальному предусмотренному в законе основанию (например, по правилам о притворной сделке), В. В. Витрянский отмечает, что в последнем случае имеет место подмена понятий: сделка, совершенная в результате злоупотребления правом в форме обхода закона с противоправной целью, необоснованно превращается в притворную сделку, не говоря уже о том, что признание такой сделки недействительной исключает применение основного правового последствия злоупотребления правом, а именно отказа в защите соответствующего права. Ведь недействительная сделка не влечет никаких юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ), а значит, из недействительной сделки в принципе не может возникнуть субъективное право, при осуществлении которого может быть допущено злоупотребление правом [1].

С позицией ученого нельзя не согласиться: пробелы и коллизии норм гражданского законодательства, а также некорректность формулировок, используемых законодателем в ст. 10 ГК РФ, не только создают трудности в толковании норм права, но и способствуют возникновению серьезных проблем в правоприменительной практике, в частности приводя к неправильному применению положений действующего законодательства. Подобные упущения законодателя могут спровоцировать неблагоприятные последствия в виде нарушения гражданских прав субъектов правоотношения вместо требуемой в тех или иных ситуациях правовой защиты.

Вследствие неопределенностей в трактовке норм ст. 10 ГК РФ в литературе высказываются предложения по установлению дополнительных санкций применительно к конкретным случаям злоупотребления правом. В частности, кандидат юридических наук В. А. Гуреев предлагает: «… предусмотреть правила, согласно которым акционер, злоупотребивший соответствующим правом, по решению суда должен лишаться на определенный период времени:

1) права на участие в общем собрании акционеров с правом голоса, а также права обжаловать принятые на нем в указанный период решения, либо

2) права доступа к документам общества» [2]. По мнению исследователя, предлагаемые меры, с одной стороны, призваны создать условия для укрепления правовой защиты от действий субъектов права по злоупотреблению своими правами, а, с другой стороны, отражают специфику защиты в акционерных правоотношениях.

Что касается возможности возмещения убытков, причиненных другому лицу в результате злоупотребления субъективным гражданским правом, то здесь вряд ли можно говорить о какой-либо специфике, обусловленной непосредственно таким явлением как злоупотребление правом. Обязанность нарушителя полностью возместить причиненный его противоправными действиями вред установлена ст. 1064 ГК РФ. И в случаях причинения ущерба посредством злоупотребления правом имеет место противоправное вредоносное деяние, что признается основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков. Таким образом, возмещение убытков, причиненных лицу в результате злоупотребительного поведения, нельзя рассматривать в качестве отдельного нового способа защиты нарушенного права. Это лишь один из множественной разновидности случаев возмещения вреда от правонарушения, не предусматривающих в принципе каких-либо особенностей реализации данного способа защиты права.

Подводя итог вышеизложенного, стоит подчеркнуть, что злоупотребление правом, как и любое другое юридически значимое действие, влечет за собой наступление определенных правовых последствий, основные из которых закреплены в ст. 10 ГК РФ. Однако именно нормы о юридических последствиях злоупотребительного поведения являются предметом дискуссий в цивилистическом сообществе. Несмотря на прочно сложившуюся в судебной практике тенденцию применения всего разнообразия «иных мер» к лицу, совершившему злоупотребление правом, вопрос о целесообразности расширительного толкования указанных положений ст. 10 ГК РФ остается открытым и требует скорейшего разрешения.

  1. Витрянский В. В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги. М.: Статут, 2016. 431 с. С.36–37.
  2. Гуреев В. А. Проблемы правовой квалификации корпоративного шантажа в акционерных правоотношениях // Юрист. 2008. № 4.
  3. Дерюгина Т. В. Пределы осуществления гражданских прав. — М.: Зерцало-М, 2010. С. 84.
  4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. № 2. 2009
  5. См.: Мусарский С. В. Обзор судебной практики применения норм о запрете злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ) (полный анализ всей судебной практики за 1995–2011 годы) // СПС КонсультантПлюс. 2011.
  6. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.09.2011 по делу № А33–16648/2010 // СПС «КонсультантПлюс».

Ссылка на основную публикацию