Юрлицо вправе взыскать убытки, возникшие из-за бездействия органа госвласти при приватизации участка

Взыскание убытков, причиненных действиями государственного органа

Общеизвестно, что решения и действия государственных органов и должностных лиц, осуществляемые в пределах их компетенции, обязательны для других субъектов права под угрозой применения мер государственного принуждения. Это является одним из факторов стабильности государственной власти. Однако нередки случаи, когда права, свободы и законные интересы граждан нарушаются в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц, наделенных властными полномочиями.

В ст. ст. 52, 53 Конституции РФ закреплено право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Гражданским законодательством (ст. 1069-1070 ГК РФ) установлены дополнительные гарантии для защиты прав граждан и юридических лиц, направленные на реализацию конституционных положений. Нормы о возмещении вреда закреплены также в ряде иных законодательных актов, а именно в Налоговом кодексе РФ (ст. 35, 103), в ФЗ № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (ст. 31), в ФЗ № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (ст. 22) и др. Кроме этого, вопросы компенсации ущерба, причиненного в результате нарушения права каждого на справедливое судебное разбирательство, урегулированы на международном уровне в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая является составной частью правовой системы РФ.

В соответствии с действующим законодательством для наступления ответственности необходим ряд условий, а именно:

  1. Неблагоприятные последствия в виде причинения вреда.
  2. Противоправность. В российской правовой системе действует принцип генерального деликта. В соответствии с ним всякое причинение вреда предполагается противоправным и влечет обязанность причинителя возместить вред, если им не будет доказана управомоченность причинения вреда.
  3. Причинная связь между противоправными действиями и причиненным вредом.
  4. Вина – субъективное условие ответственности.

На основании ст. ст. 15, 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействий) либо множественное число, либо единственное государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Указанная общая норма находит свое развитие в гл. 59 ГК РФ, в которой ст.ст. 1069-1071 ГК РФ посвящены возмещению убытков, причиненных действиями государственных органов и органов местного самоуправления. Для возникновения ответственности, в случае причинения убытков действиями органов власти, необходимы все выше перечисленные условия. Но вместе с тем данная ответственность имеет ряд особенностей в виду наличия специального субъекта – органа власти или его должностного лица. Связано это с правовым статусом субъекта и характером его деятельности. Рассмотрим далее указанные особенности.

1. Ответственность органов власти наступает только в случае осуществления ими властной деятельности, реализации публичных функций. Данная деятельность может проявляться в двух формах: издание властного акта и совершение фактических действий органами и их должностными лицами. Кроме этого, акт должен быть издан должностным лицом, которое выступает в таком качестве только при исполнении служебных обязанностей.

2. Надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного государственными или муниципальными органами, их должностными лицами, является определенное публично-правовое образование в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа (например, РФ, субъект РФ). Данное разъяснение дано в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением ч.1 ГК РФ» (далее – Постановление от 1.07.1996 г. №6/8) и в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 г. № 145 «Обзор рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее – Информационное письмо от 31.05.2011 г. № 145). Согласно п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ в суде от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по рассматриваемым искам выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств. Иски о возмещении вреда подлежат рассмотрению по месту нахождения ответчика (п. 2 Информационного письма от 31.05.2011 г. № 145).

Необходимо отметить, что предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В данном случае именно суд при подготовке дела к разбирательству в каждом конкретном деле должен установить, какой орган выступает в качестве надлежащего ответчика по делу, и известить его должным образом, и привлечь его к участию в процессе.

3. Специальным условием ответственности является отсутствие презумпции противоправности поведения причинителя вреда. Это означает, что потерпевший должен предоставить доказательства противоправности акта либо действия органа, которыми истцу был причинен вред. При этом истец должен подтвердить наличие причинно-следственной связи между принятым актом либо совершенными действиями и причинением вреда. Судом должно быть установлено, что факт противоправности акта власти является прямой причиной возникших убытков, а не просто условием их наступления. Проблема заключается в том, что в виду сложной структуры государственных органов подчас трудно установить, действия какого именно органа привели к незаконному результату. В свою очередь, бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия незаконного акта либо совершения действий, лежит на соответствующем органе.

Истец также должен доказать, что им были предприняты все возможные меры для предотвращения возникновения убытков и уменьшения их размера (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2013 г. по делу № А55-24297/2012).

В судебной практике встречаются случаи обращения с исками о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов власти, когда указанные действия сопряжены с неправомерным поведением истца. В подобных случаях стоит иметь в виду, что противоправность действий истца, способствовавшая наступлению вреда, исключает возможность удовлетворения подобных исковых требований (Постановление ФАС СЗО от 02.10.2006 г. по делу № А13-922/2006-20).

По смыслу ст. 1069 ГК РФ вред может быть причинен путем совершения органами власти действий либо бездействий, среди которых отдельно указано издание незаконного акта. Установление незаконности соответствующих действий осуществляется в специальном процессуальном порядке, предусмотренном гл. 24 АПК РФ. Также установление незаконности действий органа власти возможно при рассмотрении соответствующего заявления в порядке гл. 25 ГПК РФ, либо в порядке искового производства при наличии одновременно и требований искового характера (спора о праве).

4. В ст. 1070 ГК РФ установлен принцип полного возмещения причиненного вреда. Кроме этого, в указанных в ст. 1100 ГК РФ случаях лицо имеет право на компенсацию морального вреда независимо от вины причинителя вреда.

5. По данной категории дел необходимо учитывать разницу в сроках исковой давности. Так, срок исковой давности по иску о взыскании убытков общий – 3 года (ст.196 ГК РФ), а по заявлению об обжаловании действий органов власти – 3 месяца (п. 4 ст. 198 АПК РФ, ч.1 ст. 256 ГПК РФ).

Отдельно следует рассмотреть классификации актов органов власти. Вследствие разделения указанных актов на нормативные и ненормативные существует различный порядок доказывания причинения вреда. Рассмотрим на примере арбитражно-процессуального законодательства.

Так, если вред причинен нормативным актом, то для подачи иска о возмещении вреда необходимо решение суда о признании данного акта незаконным. При этом по смыслу п. 2 ст. 195 АПК РФ, следствием установления незаконности нормативного правового акта является признание его недействующим полностью или частично. Это обусловлено общеобязательным характером и неоднократностью применения нормативного акта. Как указывает ВАС РФ в Информационном письме от 31.05.2011 г. № 145, установление в судебном процессе незаконности акта как условия удовлетворения требования о возмещении вреда не может привести к прекращению действия такого акта в отношении неопределенного круга лиц. И сложившаяся в таком случае ситуация создаст правовую неопределенность в этом вопросе. Таким образом, истец должен обратиться в суд с требованием о признании нормативного акта незаконным, а затем уже после вынесения соответствующего решения заявлять требование о возмещении убытков (п. 6 Информационного письма от 31.05.2011 г. № 145).

В случае же если вред причинен ненормативным правовым актом, то суд может оценить его законность при рассмотрении иска о возмещении вреда. В соответствии с ч. 1 ст. 130 АПК РФ допускается соединение требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам. При этом должны быть соблюдены правила подсудности. Факт того, что оспариваемый акт не был признан в судебном порядке незаконным, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда. Поэтому в такой ситуации истец может подавать иск в суд с одновременным требованием о возмещении убытков и признании акта незаконным.

Также следует обратить внимание на то, что решение суда о признании правового акта незаконным имеет преюдициальное значение, т.е. оно не подлежит переоценке в силу обязательности данного акта (ст. 16 АПК РФ).

На основе анализа ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ выделяется и иная классификация актов органов власти, а именно: акты управления (в сфере административного управления) и акты правоохранительных органов и суда.

Отдельно в законе указан порядок возмещения вреда, причиненного актами правоохранительных органов и суда. В отношении актов правоохранительных органов установлено, что вред, причиненный действиями правоохранительных органов, подлежит возмещению независимо от вины. В этом проявляется особенность субъекта причинения указанного вреда. п. 1 ст. 1070 ГК РФ содержит закрытый перечень оснований ответственности правоохранительных органов. Наличие данной нормы означает, что государство несет ответственность за вред, причиненный данными органами, лишь в указанных случаях. За иные действия правоохранительные органы несут ответственность по правилам ст. 1069 ГК РФ.

Существенное значение имеет основание наступления ответственности за вред, причиненный при осуществлении правосудия. Так, п. 2 ст. 1070 ГК РФ исключает презумпцию виновности причинителя вреда и содержит обязательное условие – установление вины судьи в приговоре суда, вступившим в законную силу. Как указано в п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 г. № 1-П, вина судьи может быть как умышленная (ст. 305 УК РФ), так и неосторожная (ст. 293 УК РФ).

Из анализа норм ст.ст. 1069, 1070 ГК РФ следует, что государство возмещает вред во всех случаях, когда он причинен преступным деянием судьи при осуществлении правосудия. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 25.01.2001г. № 1-П указал, что под осуществлением правосудия понимается не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая заключается в принятии актов судебной власти по разрешению подведомственных суду дел, то есть судебных актов, разрешающих дело по существу. Иные судебные акты – преимущественно процессуального характера – не охватываются понятием “осуществление правосудия”. Однако это не является препятствием для возмещения причиненного вреда, т.к. данные основания могут возникать, даже если вина судьи установлена в рамках гражданского судопроизводства (п. 39 Постановления ЕСПЧ от 12.06.2012г.).

Таким образом, для подачи иска с требованием о возмещении убытков, причиненных в рассматриваемом случае, необходимо установление вины судьи в решении соответствующего суда о признании такого постановления незаконным.

Следует обратить внимание на вред, причиненный органами управления, причем независимо от того, незаконной деятельностью какой ветви власти причинен вред – законодательной, исполнительной или судебной. Закон не приводит какого-либо перечня нарушений, т.е. в качестве актов соответствующих органов могут быть любые акты управления, которые обязательны для исполнения и приняты должностным лицом при осуществлении своих обязанностей. К таким актам относятся приказы, распоряжения, указания и другие предписания. Но как сказано выше, нужно учитывать, что ответственность за вред, причиненный указанными лицами вне реализации их должностных полномочий, наступает по общим правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ.

Причиненный ущерб возмещается за счет казны соответствующего уровня РФ, о чем должно быть указано в резолютивной части решения соответствующего суда (п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 г. № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса РФ»). Возложение ответственности за вред, причиненный актами управления, на государство в данном случае является гарантией соблюдения прав потерпевших.

Учитывая выше изложенное, можно сделать следующие выводы:

  1. Право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействиями) органов государственной власти или их должностных лиц, закреплено в Конституции РФ и международных актах, а также отраслевом законодательстве.
  2. Основаниями для возмещения убытков являются следующие условия гражданско-правовой ответственности: причинение вреда, противоправность поведения субъектов, наличие вины и причинно-следственной связи между причинением вреда и наступившими последствиями.
  3. Особенность ответственности проявляется в том, что в качестве причинителя вреда выступает государственный орган или орган местного самоуправления, а также их должностные лица. При этом надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда является определенное публично-правовое образование в лице соответствующего главного распорядителя бюджетных средств.
  4. Бремя доказывания по данной категории дел распределено следующим образом: истец должен доказать факт и размер причинения убытков, противоправность актов или действий (бездействий) органов власти, причинную связь между ними. А на орган возложена обязанность по доказыванию правомерности принятия соответствующего акта или совершения действия.
  5. В зависимости от характера оспариваемых правовых актов органов власти (нормативные либо ненормативные) предусмотрен различный порядок обжалования данных актов и взыскания убытков, причиненных в результате их действия.

Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Условия выплаты государством компенсации.

В результате своей деятельности государственные органы, к которым относят также органы местного самоуправления, способны нанести вред гражданину. Физическое либо юридическое лицо ввиду бездействия государственных органов может понести убытки.

Среди незаконных действий, которые могут быть причинены судом, прокуратурой, органами дознания или предварительного следствия, выделяют:

  • Неправомерное осуждение гражданина или юридического лица;
  • Привлечение гражданина к уголовной ответственности без достаточных для этого обстоятельств;
  • Безосновательное заключение под стражу;
  • Принудительная подписка о невыезде;
  • Наложение безосновательного административного взыскания, коим может быть арест или исправительные работы.

Помимо указанных случаев нанесения вреда гражданам, государственные органы могут издать акт, который не будет соответствовать законодательству. В этом случае также могут пострадать обычные люди.

«Незаконные» действия

Статья 13 Гражданского кодекса предусматривает ряд определений, позволяющих назвать тот или иной акт «не соответствующим закону». К таким действиям, как правило, относятся деяния, которые нарушают не только законодательные нормы, но и любые нормативные акты.

В понятие бездействия входит то, что органы местного самоуправления или государственные структуры не выполняли действия, которые должны были совершать. При этом должностные лица никакой ответственности за совершенное «бездействие» не несут, поэтому потерпевший не может предъявлять к ним требования о возмещении причиненных ему убытков.

Привлечь к материальной ответственности должностные лица можно только в порядке регресса.

Это значит, что государственный орган после произведения выплат по требованию пострадавшего, по собственной инициативе может взыскать уплаченную сумму с непосредственного виновного лица.

Если гражданин или юридическое лицо понесли убытки ввиду того, что должностные лица допустили неправомерные действия, необходимо обратиться в суд для возмещения ущерба.

Условия возмещения убытков

В случае, если юридические и физические лица пострадали из-за бездействия, причиненного органами местного самоуправления, либо государственными органами, они вправе требовать возмещения понесенных убытков.
Согласно статье 16 Гражданского Кодекса убытки гражданина из-за неправомерных действий должностных лиц подлежат возмещению государством. Денежные средства, как правило, выделяет определенный субъект страны, либо местное муниципальное образование.

В статье 1069 Кодекса имеется более подробная информация о возмещении причиненного гражданину вреда. Пострадавший гражданин имеет право получить компенсацию из казны страны, субъекта, либо муниципального образования.

В случае, если есть факт, подтверждающий бездействие должностных государственных лиц, они обязаны обеспечить возмещение причиненного вреда гражданину вне зависимости от его вины.

Исключением в данном случае становится такая правовая инстанция, как суд. Если в результате правосудия гражданин понес убытки, это вред будет возмещаться только после того, как вина судьи окажется доказанной приговором суда.

Всегда ли возможно полное возмещение убытков?

Если гражданин стал жертвой бездействия должностных лиц, он имеет право потребовать возмещения причиненного ему вреда. Эти убытки должны быть компенсированы в полной мере. К сожалению, так бывает не всегда. Получить полную компенсацию за причиненные неудобства сложнее всего тогда, когда дело касается транспортного законодательства. Если по вине должностных лиц был утрачен или поврежден груз, багаж, возникли просрочки с доставкой и так далее, добиться полного возмещения убытков будет сложно.

Что значит «полное возмещение»?

Условия выплаты государством компенсации предполагают полное возмещение всех понесенных гражданином убытков. Состоит такое понятие из двух частей:

  • Реальный ущерб гражданина, который еще называют положительным;
  • Упущенная выгода, иначе именуемая неполученными в результате действий должностных лиц доходами.

В первую часть понятия входят расходы, которые должна понести пострадавшая сторона, чтобы восстановить все, что было нарушено в результате вреда, причиненного должностными лицами. При этом суд возьмет во внимание только те расходы, которые были произведены до заседания. Будущие расходы в расчет браться не будут.

Вторая часть понятия «полное возмещение» предполагает право требования от должностных лиц возмещения предполагаемых доходов, которые гражданин не смог получить ввиду неправомерных действий государственных органов.
В статье 15 Кодекса предусмотрено, что возмещение причиненного вреда гражданину не может быть меньше суммы доходов, полученных должностным лицом из-за нарушения прав потерпевшего. Обычно это касается убытков, которые несет пострадавшая сторона из-за неисполнения договорных обязательств.

Прямая и дополнительная ответственность государства

Если гражданин пострадал исключительно из-за действий должностных лиц, вред должен возмещаться государством. При этом возможно 2 варианта этих действий:

  • Прямая ответственность государства за причиненный гражданину или юридическому лицу вред;
  • Дополнительная (или субсидиарная) ответственность, которую несет государство.

Если дело касается прямой ответственности, пострадавший может предъявить требования государству в лице уполномоченных на это органов. Возмещение убытков в этом случае будет происходить из бюджета страны.

Читайте также:  Расчет неустойки по 44-ФЗ

Когда речь идет о субсидиарной ответственности, требования гражданина о возмещении ему причиненного вреда должны быть адресованы определенным государственным органам, которые и стали причиной убытков пострадавшего.

Компенсация причиненного вреда идет из средств, принадлежащих данному государственному органу. Статья 120 Кодекса предполагает, что дополнительная ответственность должна быть понесена именно государством, так как оно финансирует все государственные органы. Данная форма ответственности не предполагает прописанных в законе оснований для выплат.

Имущественные споры

Если в результате причиненного государственными органами или органами местного самоуправления вреда пострадало имущество гражданина или юридического лица, наступает имущественная ответственность. Порядок возмещения этого вреда определяется нормами и законами. Но, как правило, убытки возмещаются пострадавшему в полном объеме.

В статье 26 Закона о конкуренции сказано, что убытки, которые были причинены гражданину хозяйствующими субъектами из-за неправомерности их действий, возмещаются ему в полном объеме. Поэтому пострадавшая сторона имеет право написать исковое заявление в суд, либо в арбитраж с требованиями возместить понесенные им убытки.

Статья 60 Закона «О залоге» говорит о том, что если залогодержатель понес убытки из-за того, что орган государственного управления издал акт, который не соответствует законодательным актам, он имеет право на их возмещение. Причиненный ему вред должен быть возмещен полностью. Возмещение вреда идет из казны соответствующего государственного, либо местного управления.

Отсылки к законодательству

Существует большое количество актов, в которых решается вопрос об ответственности за нанесение ущерба гражданским лицам. И в них используется только отсылка к законодательству.

Бывает так, что должностные лица органов государственной власти своими действиями могут нанести ущерб лицам, участвующим в биржевых сделках.

В этом случае государством предусмотрено возмещение причиненного гражданам ущерба и выгоды, которая была упущена по вине должностных лиц.

В данном случае адресатами, которым вменяется вина за причинение вреда, становятся сами должностные лица, а значит, и средства на возмещение идут из бюджетов органов, которые они представляют.

Подобная отсылка имеется и в ряде других законов. Так, если ущерб гражданам, либо учреждениям был нанесен сотрудниками полиции, условия его возмещения обговариваются согласно действующему гражданскому законодательству.
Указанная в заявлении отсылка на Гражданский кодекс означает, что все убытки, которые понес потерпевший в результате действий должностных лиц, будут ему возмещены государством.

Взыскиваем убытки с чиновников. Примеры из практики

Чиновники тоже нарушают закон. И тоже должны нести за это ответственность. В том числе, возместить вред, причиненный своими неправомерными действиями или бездействием. В Гражданском кодексе на этот счет даже есть специальные нормы. Это в теории.

Но и практика взыскания с государства денег в счет возмещения вреда существует. Причем со стороны бюрократов есть «передовики» – министерства и ведомства, к которым наиболее часто предъявляются иски о возмещении ущерба. Что важно, суды их удовлетворяют.

В данной актуальной теме представлены разъяснения ВАС РФ к ст. 16, 1069 ГК РФ и примеры постановлений Арбитражного суда Московского округа, которыми иски организаций к различным госорганам были удовлетворены. Завершает подборку обзоров любопытное письмо Министерства финансов, которое может стать неожиданностью для самих чиновников.

Статья 16. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления.

«Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием».

Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами.

«Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования».

«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ

«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 № 14-ФЗ

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

В данном письме представлен обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного госорганами, органами местного самоуправления и их должностными лицами.

Обзор состоит из 14-ти выводов. В частности, ВАС РФ указал следующее:

  • если ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) госоргана – незаконными, то само по себе это не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В этом случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) при рассмотрении иска о возмещении вреда;
  • при рассмотрении дела о возмещении вреда, причиненного вследствие издания правового акта, решения или действия (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица), незаконность такого акта, решения или действия (бездействия), установленная судом в порядке гл. 24 АПК РФ, не подлежит переоценке в силу обязательности данного судебного акта;
  • требуя возмещения вреда, истец обязан представить доказательства противоправности акта, решения или действий (бездействия) органа (должностного лица), которыми истцу причинен вред. При этом бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия такого акта или решения либо для совершения таких действий (бездействия), лежит на ответчике;
  • требование о возмещении убытков, причиненных истцу в связи с ненадлежащим хранением имущества, изъятого федеральным органом исполнительной власти, удовлетворяется, невзирая на то, что имущество передано указанным органом на хранение третьему лицу;
  • тот факт, что законное проведение производства по делу об административном правонарушении и законное применение в отношении истца мер обеспечения такого производства имели для него неблагоприятные имущественные последствия, не является основанием для возмещения вреда в соответствии со ст. 1069 ГК РФ;
  • суд удовлетворяет требование о возмещении вреда, установив, что мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении не являлась необходимой в конкретных условиях, применена в нарушение принципов разумности и соразмерности при отсутствии достаточных фактических оснований или не соответствовала целям, на достижение которых могут быть направлены такие меры;
  • суд удовлетворяет требование истца о возмещении убытков, причиненных ему утратой, недостачей или повреждением изъятого имущества, установив, что это имущество было изъято органом исполнительной власти у данного лица;
  • требование о возмещении вреда удовлетворяется, если в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

«Вестник ВАС РФ» № 8 август 2011

Организация подала иск к Департаменту городского имущества города Москвы о взыскании убытков в размере около 3 млн рублей.

В иске пояснила, что арендовала у города нежилые помещения. Спустя годы, решила воспользоваться своим преимущественным правом на приобретение данных помещений (Закон от 22.07.2008 № 159-ФЗ).

Для этого 07.11.2013 компания подала в департамент соответствующее заявление.

Департамент принял решение о приватизации лишь спустя год – 27.11.2014.

В результате того, что департамент несвоевременно принял решение, компания была вынуждена нести расходы по аренде помещения. Следовательно, эти расходы являются убытком, который городские власти на основании ст. 16, 1069 ГК РФ обязаны возместить.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали компании.

Они решили, что департамент в просрочке не виноват. Несоблюдение срока было вызвано тем, что объект выкупа не был сформирован в качестве самостоятельного объекта недвижимости. В связи с этим департаменту пришлось запрашивать техническую документацию в МосГорБТИ, затем проводить работы по формированию самостоятельного объекта нежилого помещения и постановке его на государственный кадастровый учет с последующим внесением изменений в ЕГРП.

Однако суд кассационной инстанции отменил решения эти решения и удовлетворил иск.

Дело в том, что компания учла время, которое отведено законодательством на проведение указанных мероприятий. С его учетом договор купли-продажи следовало передать фирме через 144 дня. Общий срок задержки (с 07.11.2013 по 28.11.2014) составил 387 дней. Значит, превышение срока составило 243 дня (387-144). Компания рассчитала и потребовала взыскать как убытки арендную плату именно за этот период.

Таким образом, иск полностью обоснован и на основании ст. 12, 16, 1069 ГК РФ подлежит удовлетворению, – резюмировал суд.

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

постановления Арбитражного суда Московского округа, когда он удовлетворил иски компаний по аналогичным делам: в отношении помещений – от 30.06.2016 № Ф05-8338/2016, в отношении земельного участка – от 18.05.2016 № Ф05-5766/2015.

Компания обратилась с иском к ФАС России о взыскании убытков (упущенной выгоды) в размере около 150 тыс. рублей, ссылаясь на неправомерный отказ ответчика исключить истца из реестра недобросовестных поставщиков.

Фирма указала, что на основании решения Рособоронзаказа (правопреемником затем стала ФАС России) была внесена в реестр недобросовестных поставщиков, но затем суд обязал чиновников исключить ее из данного реестра.

В день принятия судом этого решения компания подала заявку на участие в открытом конкурсе ФСО РФ по размещению заказа на выполнение ремонта и обслуживания бронетанковой техники. Подавая заявку, компания полагала, что на момент принятия решения конкурсной комиссией о допуске лиц, подавших заявки, она будет исключена из реестра недобросовестных поставщиков.

Однако этого не случилось.

Между тем, заявка компании на том конкурсе была единственной, но комиссия отказала ей в допуске к конкурсу по причине того, что компания числится в реестре недобросовестных поставщиков.

Таким образом, в результате несвоевременного исключения общества из реестра по вине ФАС России, компании были причинены убытки в виде упущенной выгоды – она не смогла получить прибыль от заключения и исполнения указанного контракта с ФСО России.

Суд решил, что иск обоснован.

С момента отмены судебного акта, послужившего основанием для включения в реестр, перестают существовать правовые основания для дальнейшего нахождения в нем сведений о компании. Госорган, уполномоченный на ведение данного реестра, обязан был исключить из него эту фирму. Поэтому подавая заявку на новый конкурс, компания обоснованно на это рассчитывала. Тем более, что решение о ее недопуске к конкурсу было принято комиссией спустя две недели.

Причинно-следственная связь между упущенной выгодой и действиями ответчика усматривается. Расчет убытков, представленный компанией, ответчиком не опровергнут и признан судом верным.

В связи с изложенным, судьи полностью удовлетворили исковое заявление.

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

Фирма подала иск к ФНС России о взыскании убытков в размере 80 тыс. рублей.

Эту сумму компания потратила на госпошлину за продление срока действия лицензии на розничную продажу алкогольной продукции. Департамент торговли и услуг Москвы не продлил лицензию, так как на тот момент по данным ФНС РФ за компанией числилась налоговая задолженность, и госпошлину фирме не вернули. Однако, по мнению компании, недоимка отсутствовала.

В суде выяснилось, что компания уплатила сумму налога на имущество вовремя, но налоговая инспекция ссылалась на то, что деньги поздно до нее дошли.

Судьи решили, что проблемы в программном обеспечении Управления Федерального казначейства не являются основанием считать налог неуплаченным.

Поэтому действия налогового органа, выразившиеся в предоставлении департаменту недостоверных информацию о налоговой задолженности, являются незаконными. Виновность инспекции доказана, равно как и наличие прямой причинно-следственной связи между такими действиями и убытками. Размер убытков компания должным образом подтвердила.

При таких обстоятельствах, руководствуясь ст. 35 НК РФ и ст. 1069 ГК РФ, суд постановил взыскать с ФНС РФ убытки в размере 80 тыс. рублей.

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

Общество обратилось с иском о взыскании с ФТС России 236 тыс. рублей убытков, понесенных в связи с незаконным решением Балтийской таможни.

Дело в том, что таможня вынесла решение о проведении дополнительной проверки таможенной декларации. Пока шла проверка, компания была вынуждена оплачивать дополнительное хранение контейнера, штрафные санкции и демерредж. Затем по обращению компании суд признал данное решение таможни незаконным.

Таким образом, вследствие незаконных действий таможни фирма понесла убытки.

Таможня возразила на этот иск, что прямой причинной связи между ее действиями и наступившим вредом нет. Но суд отклонил возражения и признал, что убытки возникли у общества именно в результате противоправных действий таможенного органа. Данное обстоятельство установлено вступившим в законную силу судебным актом.

Таможня сослалась на то, что фирма не приняла действий по минимизации расходов. Этот довод суд также отклонил, поскольку штрафные санкции и демередж определены положениями договора, их уплата подтверждена документально и напрямую связана с неправомерными действиями таможни.

Тезис о представлении обществом противоречивых документов также был признан неосновательным. Каких-либо несоответствий вторично представленных документов ранее представленным, влияющих на подтверждение понесенных расходов и их размер относительно задекларированных по спорной декларации товаров, суды не установили.

В итоге на основании ст. 16, 16, 1069 ГК РФ исковые требования компании судьи полностью удовлетворили.

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

Компания подала иск к МВД России о взыскании 40 млн рублей в возмещение ущерба, причиненного в результате утраты принадлежащего компании имущества.

Она объяснила, что в конце декабря приобрела товар – марганец металлический общей массой 360 тонн за 40 млн рублей. В начале января на основании постановления старшего дознавателя в рамках уголовного дела была произведена выемка этого товара и груз передан на хранение замгендиректора некого ООО.

Затем данный гражданин, не поставив в известность сотрудников органов внутренних дел и представителей компании, организовал вывоз груза со складов. В связи с этим в ст. 81 УПК РФ товар не был осмотрен в качестве вещественного доказательства по уголовному делу. В отношении указанного гражданина было также возбуждено уголовное дело, в рамках которого установлена его виновность и причинение компании существенного вреда на сумму 40 млн рублей.

После прекращения первого уголовного дела товар, изъятый ходе выемки, истцу возвращен не был.

Таким образом, в результате незаконных действий работников органов внутренних дел, выразившаяся в несоблюдении порядка изъятия товара, являющегося вещественным доказательством, и необеспечении его сохранности, установленного ст. 81, 82 УПК РФ и ведомственной инструкции, компании причинен ущерб, который МВД России обязано возместить.

Правоохранители возразили в суде, что в деле отсутствуют доказательства незаконности их действий. Более того, действующее законодательство не предоставляет арбитражным судам права оценивать правомерность действий сотрудников правоохранительных органов в процессе осуществления ими уголовно-процессуальных действий.

Суд отклонил возражения и удовлетворил иск.

Арбитры напомнили о разъяснениях, изложенных в п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145: требование о возмещении убытков, причиненных истцу в связи с ненадлежащим хранением имущества, изъятого федеральным органом исполнительной власти, подлежит удовлетворению, поскольку передача такого имущества указанным органом на хранение третьему лицу не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения федеральным органом исполнительной власти надлежащего хранения изъятого имущества.

С учетом изложенного и в соответствии со ст. 16, 1064, 1069 ГК РФ суд пришел к выводу об обязанности Российской Федерации в лице МВД России возместить истцу убытки, причиненные вследствие необеспечения надлежащего хранения изъятого имущества.

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

Министерство напоминает, что в 2011 году ст. 1081 ГК РФ дополнена п. 3.1.

В нем сказано, что Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда по основаниям, предусмотренным ст. 1069 и 1070 ГК РФ, а также по решениям ЕСПЧ, имеют право регресса к лицу, в связи с незаконными действиями (бездействием) которого произведено указанное возмещение.

В связи с этим, в случаях, когда суд удовлетворят иск о возмещении вреда, причиненного госорганом и его должностным лицом, то региональным управлениям Федерального казначейства дано поручение обращаться в суды с регрессными требованиями к должностным лицам, виновным в причинении вреда.

В первую очередь Управлениям надлежит обращаться в суды с регрессными требованиями к должностным лицам, чьи действия (бездействия) были признаны незаконными вступившими в законную силу судебными актами. Именно обращение с регрессными исками к таким лицам процессуально обоснованно (преюдиция) и имеет перспективы взыскания в доход государства денежных средств.

При отсутствии в судебном акте указания на виновное должностное лицо, нужно предпринимать меры, направленные на его установление.

Для этого Управлениям необходимо обращаться в госорган, в результате незаконных действий (бездействия) которого был причинен вред, с просьбой о проведении служебного расследования для выявления таких должностных лиц и о предоставлении информации для подачи регрессного иска.

Документ включен в СПС “КонсультантПлюс”

как видим, Минфин считает, что подавать иски к конкретным чиновникам должны Управления Федерального казначейства.

Однако, по мнению Верховного Суда, это право есть и непосредственно у того министерства и ведомства, чьи подчиненные виновны в причинении компаниям или физлицам убытков.

Пример.

УФССП России по Санкт-Петербургу обратилось с иском к судебным приставами-исполнителям, по вине которых с Федеральной службы судебных приставов за счет средств казны организацией были взысканы убытки в размере 50 тыс. рублей

Суды первых инстанций по началу отклонили иск, сославшись на то, органами, наделенными правом регрессного требования в интересах РФ к лицу, незаконными действиями (бездействиями) которого причинен вред, могут являться только управления Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

Однако ВС РФ объяснил, что в силу п. 1 ст. 1081 ГК РФ, право обратного требования (регресса) имеет лицо, возместившее за счет казны причиненный ущерб. В данном случае таким лицом является ФССП России. Поэтому право на подачу данного иска у службы есть и дело следует рассмотреть (Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2016 № 78-КГ16-5).

Взыскание убытков с судебных приставов

На страже закона стоишь нерушимо
И связан с ним прочно заботой единой.
Ты — пристав судебный, и должен всегда
И в срок исполнять постановления суда
.

В приведенном стихотворении приведена суть работы судебных приставов: вовремя и на основании закона обеспечивать исполнение судебных решений.

Как все знают, не всегда вовремя и не всегда исполняются решения судов судебными приставами. Когда надо что-то арестовать, изъять ,возможно, и действуют они и быстрее, однако исправить свои же недоделки или работать качественно и своевременно — заставить сложнее и дольше.

Читайте также:  Расчет размера неустойки по статье 395 ГК РФ - калькулятор

Причинами неисполнения решений судов иногда бывают и невозможность или сложность исполнения ввиду отсутствия у должника имущества. Но иногда причины банальны: халатное отношение со стороны приставов к своим должностным обязанностям и их бездействие. Не сомневаюсь, что загруженность судебных приставов высокая, однако это не дает им права относиться к своей работе спустя рукава. А возможно ли взыскать убытки с Федеральной службы судебных приставов (ФССП) в случае халатного исполнения своих обязанностей ее сотрудниками — судебными приставами исполнителями?

Пунктом 2 ст. 119 Федерального Закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон № 229) заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

В ч. 2 ст. 119 Закона № 229 говорится об убытках, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, здесь имеются в виду убытки, причиненные в результате деятельности судебного пристава-исполнителя, на которого возложено непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

В соответствии ст. 3 Федерального закона № 118-ФЗ от 21.07.1997 г. «О судебных приставах» (далее – Закон о приставах), на иски о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, распространяются нормы гражданского законодательства.

Пункт 3 ст. 19 Закона о судебных приставах указывает, что ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

В ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) установлена презумпция полного возмещения убытков, включая реальный ущерб и упущенную выгоду. С 4 марта 2013 года в силу вступила статья 16.1 ГК РФ, которая предусматривает возможность взыскать убытки, причиненные законными действиями государственных органов.

В п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. № 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее – Письмо ВАС РФ № 145) отмечено, что тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа – незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием).

Суд в любом случае должен оценить законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Пункт 11 Письма ВАС № 145: «Требование о возмещении вреда удовлетворено, поскольку в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

. Материалами дела подтверждено, что взыскатель сообщал приставу о наличии у должника банковского счета. Также установлено, что на этом счете имелись денежные средства в момент возбуждения исполнительного производства и в течение периода времени, достаточного для наложения на них ареста. Доказательства же принятия судебным приставом-исполнителем предусмотренных законодательством об исполнительном производстве мер для обращения взыскания на указанные денежные средства в материалах дела отсутствуют, что свидетельствует о неисполнении им своих обязанностей, ответственность за которое предусмотрена статьями 330 АПК РФ, 1069 ГК РФ.

При рассмотрении данного дела судом первой инстанции также установлено, что исполнительный лист не исполнен, исполнительное производство окончено ввиду отсутствия у должника имущества, то есть взыскатель утратил имевшуюся первоначально возможность удовлетворения своих требований за счет должника. Каких-либо доказательств наличия у акционерного общества иного имущества, за счет которого возможно исполнение судебных актов, ФССП не представила».

Граждане и юридические лица, подающие иски о возмещении вреда по исполнительному производству, должны доказывать суду следующие факты: нарушение права, возникновение убытков, вина лица, причинно-следственная связь между виновным противоправным поведением и возникновением убытков.

В соответствии с п. 3 Письма ВАС РФ № 145 бремя доказывания распределяется следующим образом: доказывание наличия факта причинения вреда, его размера и причинной связи между возникшим вредом (убытками) и действиями причинителя вреда лежит на заявителе, служба судебных приставов должна доказать отсутствие виновных действий (бездействия).

Даже если отдельные действия судебного пристава-исполнителя признаны незаконными, само по себе это не влечет ответственности соответствующих органов ФССП за наступивший вред в порядке ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ. Необходимо установление причинно-следственной связи между наступившим вредом и незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ заявившая требование о взыскании убытков сторона должна представить доказательства, подтверждающие принятие мер по предотвращению либо уменьшению убытков. Непринятие мер по уменьшению ущерба или его предотвращению может рассматриваться как основание уменьшения размера возмещения в силу п. 2 ст. 1083 ГК РФ.

Взыскателю при подаче иска о возмещении вреда необходимо представить доказательства использования им всех мер, которые предусмотрены законом, для исполнения судебного акта, в том числе изменения способа исполнения решения и невозможности повторного предъявления исполнительного листа к исполнению.

Не находятся в прямой причинной связи с неправомерными действиями судебных приставов-исполнителей, упущенная льгота по налогообложению, начисление пеней по налогам и сборам.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – Пленум № 50) установлено следующее.

Пункт 15. Пленума № 50. Статья 1069 ГК РФ не предусматривает гражданско-правовую ответственность государства за неэффективные действия, только лишь за незаконные. Таким образом, не подлежит возмещению вред в случае, если судебный пристав-исполнитель совершил в исполнительном производстве все необходимые действия, которые он должен был и мог совершить в силу указания закона или исполнительного документа. Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, предоставленной законом или иным нормативным правовым актом.

Пункт 43. Пленума № 50. Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 ст. 64 Закона № 229, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (пункт 17 части 1 статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (статьи 2 и 4 Закона № 229), не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Пункт 82. Пленума № 50. По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Пункт 83. Пленума № 50. Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу.

Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Пункт 84. Пленума № 50. В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (пункт 5 статьи 393 ГК РФ).

Пункт 85. Пленума № 50. Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Судебная практика по аналогичным делам следующая.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.03.2017 № 33а-3600/2017: «…Судебная коллегия приходит к выводу, что нарушению прав административного истца взыскателя могли способствовать не формальные нарушения со стороны пристава, а только представление доказательств наличия у должника какого-либо имущества либо возможности реального обнаружения такового. Поскольку в рамках рассмотренного спора таких доказательств административным истцом представлено не было, судебная коллегия приходит к выводу, что судебным приставом-исполнителем были совершены все необходимые действия по выявлению имущества должника.

Правовым основанием для оспариваемых постановлений об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю служит достаточно достоверное установление факта отсутствия у должника имущества и имущественных прав, на которые возможно обратить взыскание. Судебная коллегия полагает, что в связи со спецификой самого понятия «отсутствие имущества» в любом случае носит предположительный характер.

Именно по указанной причине судебная коллегия приходит к выводу, что названный вывод возможно сделать в тех обстоятельствах, когда все разумные и достаточные в обычных условиях действия не привели к выявлению имущества. Судебная коллегия учитывает, что в рамках исполнительных производств сам административный истец о применении каких-либо исключительных мер к поиску имущества должника не просил. истец не указывает на имущество должника, строя свое несогласие с оспариваемыми постановлениями только на неудовлетворении от результата исполнительного производства».

Определение ВС РФ от 15 февраля 2017 г. № 305-ЭС16-14064: «…Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции, ссылаясь на положения статей 15, 16, 1064, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве», пункт 85 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», указал на то, что исполнительное производство в отношении солидарных должников не окончено, судебным приставом-исполнителем ведутся действия по исполнению судебных актов, то есть возможность исполнения судебных актов не утрачена.

…Требование о возмещении убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу, в результате действия (бездействия) государственных органов может быть удовлетворено при установлении судом одновременно следующих обстоятельств: факта наступления убытков, размера убытков (экономически обоснованный расчет), незаконности действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц, наличия причинной связи между указанными действиями (бездействием) и возникновением убытков.

При этом необходимых, с точки зрения процессуального законодательства действий, которые могли бы способствовать эффективности фактического исполнения, общество не предпринимало, и средства судебной защиты в указанных судебных разбирательствах не исчерпало, получив только акты суда первой инстанции.

Данные обстоятельства свидетельствуют об имитации обществом правовой активности в целях облегченного получения удовлетворения своих требований за счет гарантированных выплат из бюджета государства».

Постановление ФАС Поволжского округа от 25.03.2014 по делу № А65-10787/2013: Исходя из правовой позиции, выраженной в данном судебном акте, не основана на законе судебная практика, в соответствии с которой в качестве размера вреда, причиненного неисполнением судебным приставом-исполнителем требований исполнительного документа о взыскании денежных средств, определяется полная сумма задолженности по исполнительному документу.

В таком случае выплачиваемая государством взыскателю денежная компенсация приобретает характер не возмещения вреда, а гарантии исполнения частным лицом своих обязательств перед другим частным лицом, что поощряет пассивность взыскателя в исполнительном производстве и в целом безответственность субъектов гражданского оборота в выборе контрагентов.

В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 15.02.2017 № 305-ЭС16-14064 суд, отказывая во взыскании, сослался на отсутствие причинной связи: вред возник не из-за действий судебного пристава, снявшего арест, а из-за отсутствия активности кредитора, который своевременно не представил постановление об аресте в Росреестр и не интересовался записями о праве в период конфликта.

Определение СК ВС РФ от 24.01.2017 № 53-КГ16-30: Взыскатель обратился с иском к казне о взыскании убытков за незаконное бездействие судебного пристава-исполнителя. Суды в иске отказали, ссылаясь на отсутствие имущественных потерь и наличие права на получение исполнения.

Однако коллегия ВС РФ направила дело на новое рассмотрение, сделав вывод: само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю бездействием судебного пристава-исполнителя. То есть, затруднительность осуществления права на получение исполнения является разновидностью вреда. У взыскателя есть подтвержденное судебным актом право требования к должнику, и длительное неисполнение исполнительного листа из-за бездействия судебного пристава является разновидностью вреда.

Таким образом, основанием для взыскания убытков могут являться: незаконные действия или бездействие пристава; нарушение приставом срока наложения ареста на банковский счет должника; удержание денежных средств взыскателя в большем объеме; излишнее перечисление приставом денежных средств взыскателю; изъятие имущества, не принадлежащего должнику, и утрата возможности возврата такого имущества; причинение убытков по причине утраты имущества хранителем, назначенным судебным приставом-исполнителем; выбытие имущества из владения должника по причине незаконных действий пристава и др.

Как видим из приведенной судебной практики суды не всегда считают затягивание принудительного исполнения решения суда, бездействие пристава основанием для взыскания убытков. Хотя шансы на принятие решений в пользу взыскателя не сказать что малы, но взыскателю лучше принимать активное участие в исполнении решения суда, не ожидая, что пристав сделает все сам и быстро.

С уважением, Ильмира Носик.

Компания «Бурмистр.ру» разработала уникальную CRM-систему для управляющих компаний и ТСЖ . Автоматизированная система позволит управляющим организациям и ТСЖ выйти на новый уровень в своей работе. Наша CRM -система полностью возьмет на себя всю работу: электронная диспетчерская позволит оперативно реагировать и контролировать с любой точки планеты на заявки жителей, собственники могут подавать показания индивидуальных приборов учета и оплачивать счета за квартиру, IP -телефония запишет все телефонные звонки и переключит на нужного сотрудника, а модуль работы с должниками напомнит злостным неплательщикам о долге и подготовит все документы для суда. Вся необходимая информация о сервисе тут .

Обсудить статью и задать вопросы можно на нашем форуме или же воспользуйтесь формой ниже.

Статья 16 ГК РФ. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Комментарии к ст. 16 ГК РФ

1. Правовой основой нормы, включенной в комментируемую статью, служит ст. 53 Конституции, предусматривающая право гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами. В свою очередь, ст. 16 ГК детализирована в ст. ст. 1069 и 1071 ГК.

Статья 16 устанавливает виды нарушений, являющихся основанием возникновения права на возмещение убытков, субъектов государства, несущих ответственность за причиненный вред, а также финансовые источники возмещения убытков. Статья 1071 ГК определяет органы и лиц, к которым предъявляются требования о возмещении убытков и которые выступают от имени государства и его субъектов при возмещении убытков (вреда).

2. В комментируемой статье употребляется термин “убытки”. Статьи 1069 и 1071 ГК помещены в гл. 59 ГК “Обязательства вследствие причинения вреда”. Понятие “вред” более широкое, чем “убытки”. Под убытками ст. 15 ГК понимает реальный ущерб (расходы) и упущенную выгоду. Возмещаются они, как правило, в денежном выражении. Вред же может быть причинен личности (чести и достоинству) или имуществу гражданина, либо имуществу или деловой репутации юридического лица. Вред возможно возместить в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправления повреждений, опровержения сведений, порочащих деловую репутацию, и т.д., путем компенсации гражданину морального вреда, а также путем возмещения убытков гражданину или юридическому лицу. Комментируемая статья устанавливает в качестве способа защиты нарушенных прав только возмещение убытков.

3. В качестве основания возмещения убытков в статье названы незаконные действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, незаконные акты, т.е. изданные с нарушением закона или иных правовых актов, а также явно выраженный отказ принять акт.

Бездействием является неисполнение в установленные сроки и порядке обязанностей, возложенных на соответствующий орган (непринятие акта, несовершение действий). Разновидность бездействия – уклонение, упоминаемое в ст. 51 ГК и иных нормах.

В статье названы действия только должностных лиц, а не любых работников государственных органов и муниципальных образований.

В ряде законов конкретизированы акты и действия, совершение которых может служить основанием возмещения убытков. Например, ст. 20 Закона о естественных монополиях устанавливает, что подлежат возмещению по требованию субъекта естественной монополии или иного хозяйствующего субъекта убытки, причиненные в результате принятия решения, нарушающего этот Закон, в том числе при определении (установлении) цен (тарифов) без достаточного экономического обоснования.

Читайте также:  Как написать претензию на взыскание неустойки по договору

4. Принципиальным является вопрос о том, кто несет ответственность, т.е. кто возмещает убытки. В комментируемой статье наряду с Российской Федерацией названы субъекты Федерации и муниципальные органы.

В ст. 1069 ГК установлено, что вред, причиненный незаконными действиями, включая издание незаконного акта, возмещает соответствующая казна, т.е. казна Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования.

Из этой нормы вытекает, что: во-первых, убытки возмещаются на одном из трех уровней за счет соответствующей казны; во-вторых, к органам государства или к муниципальным образованиям требования о возмещении убытков предъявляться не должны, т.к. за них отвечает казна; в-третьих, те же требования и по тем же мотивам не могут предъявляться к должностным лицам.

В некоторые законы включены нормы, устанавливающие обязанность соответствующего органа возмещать убытки. В других законах имеется указание о возмещении убытков в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Независимо от того, как решен вопрос в том или ином законе (ином правовом нормативном акте), должно применяться общее правило, установленное ст. 1069 ГК, – возмещение убытков казной.

5. Единый режим ответственности за причиненные в сфере управления убытки, установленный ст. ст. 1069 и 1071 ГК, позволяет ответить не только на вопрос, за счет каких средств возмещаются убытки, но и на вопрос о том, к кому предъявляются требования. Статья 1071 ГК устанавливает, что от имени казны выступают соответствующие финансовые органы. Отсюда вытекает, что в случае предъявления в суд иска о возмещении убытков, причиненных в сфере управления, ответчиком выступает соответствующий финансовый орган.

Такой иск предъявляет лицо, права которого нарушены, либо в суд общей юрисдикции, либо в арбитражный суд согласно установленной ГПК и АПК подведомственности.

Взысканию убытков судом должна предшествовать оценка законности действий и изданных правовых актов, причинивших убытки. Из этого следует, что иск об убытках, причиненных в сфере управления, как иск, вытекающий из административных отношений, не может быть передан на рассмотрение третейского суда.

Иск о возмещении убытков, причиненных в сфере управления, затрагивает государственные и общественные интересы, поэтому на основании ст. ст. 41 и 42 ГПК, ст. ст. 41 и 42 АПК он может быть заявлен прокурором, государственным или муниципальным органом, наделенными законом полномочиями по предъявлению исков в защиту государственных и общественных интересов.

Соответствующие указания судам дали Пленумы ВС РФ и ВАС РФ в Постановлении N 6/8. Согласно п. 12 Постановления ответчиком по делу о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, признается Российская Федерация, ее субъект или муниципальное образование в лице соответствующего финансового или иного уполномоченного органа. Если же иск предъявлен гражданином или юридическим лицом непосредственно к государственному органу либо органу местного самоуправления, допустившему нарушение прав, суд не должен отказывать в принятии искового заявления, а также возвращать его без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве надлежащего ответчика финансовый или иной уполномоченный орган.

Можно полагать, что государственный или муниципальный орган, действиями которых причинены убытки, вправе принимать участие в процессе по иску о возмещении убытков в качестве третьего лица без самостоятельных требований.

В п. 12 Постановления содержится также указание о том, что при удовлетворении иска взыскание должно производиться за счет средств соответствующего бюджета (казны), а при отсутствии денежных средств – за счет иного имущества соответствующей казны.

6. Требования о возмещении убытков, причиненных государственным органом или органом местного самоуправления, являются гражданско-правовыми, хотя их основанием служат действия (бездействие) в сфере управления. В связи с этим при определении состава убытков, условий привлечения к ответственности, сроков исковой давности подлежат применению ст. ст. 15, 1069, 1071 и иные статьи ГК.

Убытки подлежат возмещению при наличии вины и доказанности их размера, причинной связи между убытками и незаконными действиями (бездействием) в сфере управления, в том числе незаконными актами причинителя вреда. Граждане могут одновременно с требованием об убытках предъявлять требования о возмещении морального вреда или использовать иные средства защиты гражданских прав, а юридические лица – требования о защите деловой репутации.

Статья 16. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Комментарий к статье 16 Гражданского Кодекса РФ

1. Правовой основой нормы, включенной в комментируемую статью, служит ст. 53 Конституции, предусматривающая право гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами. В свою очередь, ст. 16 детализирована в ст. 1069 и 1071 ГК.

Статья 16 устанавливает виды нарушений, являющихся основанием возникновения права на возмещение убытков субъектами государства, несущими ответственность за причиненный вред, а также финансовые источники возмещения убытков. Статья 1071 ГК определяет органы и лиц, к которым предъявляются требования о возмещении убытков и которые выступают от имени государства и его субъектов при возмещении убытков (вреда). Согласно этой норме в случае, когда вред подлежит возмещению за счет казны, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

2. В комментируемой статье употребляется термин “убытки”. Статьи 1069 и 1071 ГК помещены в гл. 59 ГК “Обязательства вследствие причинения вреда”. Понятие “вред” более широкое, чем “убытки”. Статья 15 ГК относит к убыткам реальный ущерб (расходы) и упущенную выгоду. Возмещаются они, как правило, в денежном выражении. Вред же может быть причинен личности (чести и достоинству) или имуществу гражданина либо имуществу и (или) деловой репутации юридического лица. Вред возможно возместить в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправления повреждений, опровержения сведений, порочащих деловую репутацию, и т.д., путем компенсации гражданину морального вреда, а также путем возмещения убытков гражданину или юридическому лицу. Комментируемая статья устанавливает в качестве способа защиты нарушенных прав только возмещение убытков.

3. В качестве основания возмещения убытков в статье названы незаконные действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, незаконные акты, т.е. изданные с нарушением закона или иных правовых актов, а также явно выраженный отказ принять акт.

Бездействием является неисполнение в установленные сроки и порядке обязанностей, возложенных на соответствующий орган (непринятие акта, несовершение действий). Разновидность бездействия – уклонение, упоминаемое в ст. 51 ГК и иных нормах (см. коммент. к ст. 8).

В комментируемой статье названы действия только должностных лиц, а не любых работников государственных органов и муниципальных образований.

В ряде законов конкретизированы акты и действия, совершение которых может служить основанием возмещения убытков. Например, ст. 20 Закона о естественных монополиях устанавливает, что подлежат возмещению по требованию субъекта естественной монополии или иного хозяйствующего субъекта убытки, причиненные в результате принятия решения, нарушающего этот Закон, в т.ч. при определении (установлении) цен (тарифов) без достаточного экономического обоснования.

4. Принципиальным является вопрос о том, кто несет ответственность, т.е. кто возмещает убытки. В комментируемой статье наряду с Российской Федерацией названы субъекты Российской Федерации и муниципальные органы.

В ст. 1069 ГК установлено, что вред, причиненный незаконными действиями, включая издание незаконного акта, возмещает соответствующая казна, т.е. казна Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования.

Из этой нормы вытекает, что: во-первых, убытки возмещаются на одном из трех уровней за счет соответствующей казны; во-вторых, к органам государства или к муниципальным образованиям требования о возмещении убытков предъявляться не должны, т.к. за них отвечает казна; в-третьих, те же требования и по тем же мотивам не могут предъявляться к должностным лицам.

В некоторые законы включены нормы, устанавливающие обязанность соответствующего органа возмещать убытки. В других законах имеется указание о возмещении убытков в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Независимо от того, как решен вопрос в том или ином законе (ином нормативном правовом акте), должно применяться общее правило, установленное ст. 1069 ГК, – возмещение убытков казной.

5. Единый режим ответственности за причиненные в сфере управления убытки, установленный ст. 1069 и 1071 ГК, позволяет ответить не только на вопрос, за счет каких средств возмещаются убытки, но и на вопрос о том, к кому предъявляются требования. Статья 1071 ГК устанавливает, что от имени казны выступают соответствующие финансовые органы. Отсюда вытекает, что в случае предъявления в суд иска о возмещении убытков, причиненных в сфере управления, ответчиком выступает соответствующий финансовый орган.

Такой иск предъявляет лицо, права которого нарушены, либо в суд общей юрисдикции, либо в арбитражный суд согласно установленной ГПК и АПК подведомственности.

Взысканию убытков судом должна предшествовать оценка законности действий и изданных правовых актов, причинивших убытки. Из этого следует, что хотя требования о возмещении убытков, причиненных в сфере управления, являются гражданско-правовыми, они одновременно вытекают из административных отношений, поэтому не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда.

Иск о возмещении убытков, причиненных в сфере управления, затрагивает публичные интересы, следовательно, на основании ст. 42 ГПК, ст. 53 АПК он также может быть заявлен в арбитражный суд государственными или муниципальными органами, наделенными законом полномочиями по предъявлению исков в защиту публичных интересов.

В случаях, предусмотренных ст. 52 АПК и ст. 45 ГПК, соответствующее требование может быть заявлено прокурором. В предусмотренных законом случаях с такими требованиями в суд общей юрисдикции могут обратиться органы государственной власти и органы местного самоуправления в защиту интересов других лиц (ст. 46 ГПК).

Согласно Постановлению Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 ответчиком по делу о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, признается Российская Федерация, ее субъекты или муниципальные образования в лице соответствующего финансового или иного уполномоченного органа. Если же требование предъявлено гражданином или юридическим лицом непосредственно к государственному органу либо органу местного самоуправления, допустившим нарушение их прав, суд не должен отказывать в принятии заявления, а также возвращать его без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве надлежащего ответчика финансовый или иной уполномоченный орган.

Следует полагать, что государственные или муниципальные органы, действиями которых в сфере управления причинены убытки, могут принимать участие в процессе по заявлению о возмещении убытков в качестве третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора.

В п. 12 Постановления содержится также указание о том, что при удовлетворении требования взыскание должно производиться за счет средств соответствующего бюджета (казны), а при отсутствии денежных средств – за счет иного имущества соответствующей казны.

6. Требования о возмещении гражданам, юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям убытков, причиненных государственным органом или органом местного самоуправления, являются гражданско-правовыми, хотя их основанием служат действия (бездействие) в сфере управления. В связи с этим при определении состава убытков, условий привлечения к ответственности, сроков исковой давности подлежат применению ст. 15, 1069, 1071 и иные статьи ГК.

Убытки подлежат возмещению при наличии вины и доказанности их размера, причинной связи между убытками и незаконными действиями (бездействием) в сфере управления, в т.ч. незаконными актами причинителя вреда. Граждане могут одновременно с требованием об убытках предъявлять требования о возмещении морального вреда или использовать иные средства защиты гражданских прав, а юридические лица – требования о защите деловой репутации.

7. В отдельных законах определены основания возмещения убытков, причиненных гражданам или юридическим лицам в результате незаконных действий государственных органов и органов местного самоуправления.

Так, в соответствии с п. 6 ст. 6 ТК государство за счет казны Российской Федерации возмещает убытки, причиненные лицам вследствие несвоевременного принятия, введения в действие и опубликования нормативных правовых актов, принятие которых предусмотрено ТК, а также вследствие недостоверности информации, представленной таможенным органом.

В соответствии со ст. 20 Закона о естественных монополиях в случаях, если органом регулирования естественных монополий принято решение с нарушением Закона, в т.ч. об определении (установлении) цен (тарифов) без достаточного экономического обоснования, и в результате этого субъекту естественной монополии или иному хозяйственному субъекту причинены убытки, они вправе требовать возмещения этих убытков в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, т.е. в порядке, предусмотренном комментируемой статьей.

Другой комментарий к статье 16 ГК РФ

1. Правилом комментируемой статьи установлена специфика ответственности за убытки, возникшие у граждан и юридических лиц в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц этих органов. Такие убытки подлежат возмещению Российской Федерацией, субъектами РФ или муниципальными образованиями. Следовательно, субъектом имущественной ответственности за ущерб, причиненный незаконными действиями государственных органов, выступает государство в целом, его субъекты, а за действия (бездействие) органов местного самоуправления – муниципальные образования. Компенсация убытков осуществляется за счет бюджета соответствующего уровня. Нормы гражданского законодательства обусловлены Конституцией, закрепившей за гражданами право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государства и их должностных лиц (ст. 53).

2. Основанием для возмещения убытков являются незаконные действия (бездействие) органов государства, местного самоуправления, их должностных лиц.

Круг органов, относящихся к государственным органам и органам местного самоуправления, определен ст. 125 ГК. На уровне Федерации это Федеральное Собрание, Президент, Правительство, федеральные органы исполнительной власти (в частности, министерства, государственные комитеты). На уровне республики – законодательное собрание или иной представительный орган, органы исполнительной власти республики: президент, правительство, республиканские министерства, ведомства. В крае, области, автономной области, автономном округе – законодательное собрание или дума, администрация субъекта РФ, ее комитеты, департаменты, управления. В муниципальных образованиях – городские, сельские, поселковые собрания народных представителей или местные советы, муниципальные органы исполнительной власти (например, районная администрация).

В отдельных законах РФ имеется прямое указание на органы, чьи незаконные действия (бездействие) могут повлечь возмещение убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу. Например, согласно Закону о конкуренции ответственными за причиненный ущерб являются антимонопольные органы (в центре и на местах).

В арбитражной практике есть немало дел по оспариванию юридическими лицами законности действий налоговых органов, взыскавших в бесспорном порядке суммы, составляющие, по мнению налоговых органов, не уплаченные этими лицами налоги; имеются также дела о возмещении ущерба, причиненного действиями комитетов по управлению государственным и муниципальным имуществом, и др.

От субъекта материальной ответственности, т.е. лица, за счет средств которого будут возмещаться убытки, следует отличать участников процессуальных отношений в судах по делам о взыскании причиненного ущерба гражданам или юридическим лицам. Ответчиками в таких делах является не Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование, а соответствующие государственные органы и органы местного самоуправления, незаконными действиями (бездействием) которых причинен ущерб гражданам или юридическим лицам.

Иное процессуальное положение у должностных лиц, незаконными действиями (бездействием) которых причинены убытки.

К сожалению, приходится констатировать некоторое несоответствие между ст. 13 ГК и комментируемой статьей. В ст. 13 не упомянуты должностные лица, издающие незаконные акты. Однако эти должностные лица участвуют в делах, предусмотренных гл. 25 ГПК, в качестве ответной стороны по жалобам граждан на их незаконные действия.

В комментируемой статье должностные лица прямо названы наряду с государственными органами и органами местного управления, действиями (бездействием) которых может быть причинен ущерб гражданам или юридическим лицам. Но ответчиком в суде общей юрисдикции или арбитражном суде по делу о возмещении убытков по этой статье будет не должностное лицо, а тот государственный орган или орган местного самоуправления, в котором данное должностное лицо работает. Должностное лицо, действиями которого причинен ущерб, возмещаемый за счет государственных средств, материально отвечает не перед гражданином или юридическим лицом, а перед соответствующим государственным органом или органом местного самоуправления. Поэтому в делах о возмещении ущерба, вызванного незаконными действиями (бездействием) должностных лиц, последние могут обладать статусом третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика.

3. Требование о возмещении убытков, возникших в результате незаконных действий (бездействия) государственного органа, органа местного самоуправления или должностных лиц этих органов, может быть заявлено после вступления в законную силу решения суда о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица. Возможно объединение в одном иске требований о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления, а также о возмещении убытков, возникших у граждан или юридических лиц в результате издания подобного акта, и рассмотрение обоих требований в одном производстве. Суд вправе, если посчитает нецелесообразным совместное рассмотрение, разъединить требования и рассмотреть их раздельно (п. 3 ст. 130 АПК).

4. В комментируемой статье названа только одна разновидность незаконных действий (бездействия), в результате которых гражданам или юридическим лицам причинены убытки: издание государственным органом или органом местного самоуправления акта, не соответствующего закону или иному правовому акту. Убытки могут возникнуть в результате многих других незаконных действий (бездействия). Например, из-за незаконного задержания, ареста имущества гражданина, создания препятствий для использования помещения, в котором находится офис юридического лица, непринятия мер по ремонту аварийного здания или эвакуации лиц, находящихся в таком здании, незаконного изъятия имущества юридического лица.

5. Причиненные незаконными действиями государственного органа, органа местного самоуправления гражданину или юридическому лицу убытки подлежат возмещению в объеме, предусмотренном ст. 15 ГК. Они должны быть возмещены в полном объеме, если законом или соглашением сторон не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

6. В комментируемой статье предусмотрен особый случай возмещения убытков, причиненных незаконными действиями в сфере управления. Правило данной статьи распространяется только на государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица. Убытки, причиненные незаконными действиями негосударственных органов управления, подлежат возмещению в соответствии со ст. 15 ГК.

Ссылка на основную публикацию