С момента истребования предоплаты договор прекращается — разъяснение ВС РФ

С момента реализации права требования на возврат суммы предварительной оплаты сторона, заявившая данное требование, считается утратившей интерес к дальнейшему исполнению условий договора, а договор – прекратившим свое действие

В связи с нарушением поставщиком сроков поставки товара общество направило поставщику претензию с требованием о возврате суммы предварительной оплаты и об уплате пени за просрочку поставки продукции.

Ссылаясь на то, что требования истца ответчиком добровольно не исполнены, общество обратилось в арбитражный суд с иском к поставщику о взыскании суммы предварительной оплаты, пени с продолжением ее начисления по день фактической уплаты долга.

Суд первой инстанции признал требования общества обоснованными и подлежащими удовлетворению в полном объеме.

При этом суд в числе прочего сделал вывод о том, что в случае просрочки исполнения обязательства по передаче предварительно оплаченного товара покупатель вправе требовать уплаты определенной договором неустойки со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврата ему предварительно уплаченной суммы.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с выводами суда первой инстанции.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отметила, что судами не учтено следующее.

В силу пункта 3 статьи 487 ГК РФ в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок (статья 457 ГК РФ), покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом.

Указанная норма подразумевает наличие у покупателя права выбора способа защиты нарушенного права: требовать передачи оплаченного товара или требовать возврата суммы предварительной оплаты.

С момента реализации права требования на возврат суммы предварительной оплаты сторона, заявившая данное требование, считается утратившей интерес к дальнейшему исполнению условий договора, а договор – прекратившим свое действие.

Кроме того, с момента совершения указанных действий обязательство по передаче товара (неденежное обязательство) трансформируется в денежное обязательство, которое не предполагает возникновение у продавца ответственности за нарушение срока передачи товара в виде договорной неустойки.

Согласно позиции, изложенной в пункте 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 06.06.2014 N 35 “О последствиях расторжения договора”, по смыслу пункта 2 статьи 453 ГК РФ при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора (например, отгружать товары по договору поставки, выполнять работы по договору подряда, выдавать денежные средства по договору кредита и т.п.). Поэтому неустойка, установленная на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.

В претензии общество требовало возврата суммы предварительной оплаты и уплаты пени за просрочку поставки продукции, начисленной по состоянию на дату направления претензии. При этом претензия не содержала требования о передаче товара.

Таким образом, до момента предъявления требования о возврате суммы предварительной оплаты поставщик оставался должником по неденежному обязательству, связанному с передачей товара.

Предъявляя поставщику требование о возврате ранее перечисленной предварительной оплаты, общество выразило свою волю, которую следует расценивать как отказ стороны, фактически утратившей интерес в получении причитающегося ей товара, от исполнения договора, что в соответствии с пунктом 2 статьи 450.1 ГК РФ влечет за собой установленные правовые последствия – его расторжение.

Следовательно, с момента реализации обществом права требования возврата суммы предварительной оплаты за товар договор поставки прекратил свое действие, в связи с чем на стороне поставщика возникло денежное обязательство, а обязанность поставить товар и нести ответственность в виде договорной пени за нарушение срока передачи товара отпали.

Суд первой инстанции, с которым согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, с учетом выбранного истцом способа защиты нарушенных прав пришел к правильному заключению о том, что в случае просрочки исполнения обязательства по передаче предварительно оплаченного товара покупатель вправе требовать уплаты определенной договором неустойки со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена.

В то же время суды не учли, что в настоящем деле с момента направления претензии с требованием о возврате суммы предварительной оплаты ответчик остался должником лишь по денежному обязательству, за неисполнение которого не может быть применена ответственность в виде договорной неустойки за ненадлежащее исполнение обязательства по передаче товара. В таком случае на сумму удержанного аванса могут быть начислены проценты в соответствии со статьей 395 ГК РФ.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суды трех инстанций допустили существенные нарушения норм материального права, поэтому решение суда первой инстанции, постановление апелляционного суда и постановление суда округа в части взыскания пени подлежат отмене.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 июня 2014 г. N 35 “О последствиях расторжения договора”

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 июня 2014 г. N 35
“О последствиях расторжения договора”

В связи с возникающими в судебной практике вопросами, в целях обеспечения единообразных подходов к их разрешению Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ “Об арбитражных судах в Российской Федерации” постановляет дать арбитражным судам (далее – суды) следующие разъяснения.

1. Согласно статье 450 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ, Кодекс) договор может быть расторгнут по соглашению сторон или по решению суда.

В соответствии со статьей 310 и пунктом 3 статьи 450 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом (например, статья 328, пункт 2 статьи 405, статья 523 ГК РФ) или соглашением сторон, влечет те же последствия, что и расторжение договора по соглашению его сторон или по решению суда, и к ним подлежат применению правовые позиции, сформулированные в настоящем постановлении.

2. Судам следует учитывать, что последствия расторжения договора, отличающиеся от тех, которые установлены в статье 453 ГК РФ, могут содержаться в положениях об отдельных видах договоров. Правила статьи 453 Кодекса в указанных случаях применяются в той мере, в какой они не противоречат положениям специальных норм.

Последствия расторжения договора, отличные от предусмотренных законом, могут быть установлены соглашением сторон с соблюдением общих ограничений свободы договора, определенных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 “О свободе договора и ее пределах”.

3. Разрешая споры, связанные с расторжением договоров, суды должны иметь в виду, что по смыслу пункта 2 статьи 453 ГК РФ при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора (например, отгружать товары по договору поставки, выполнять работы по договору подряда, выдавать денежные средства по договору кредита и т.п.). Поэтому неустойка, установленная на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.

Вместе с тем условия договора, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора (например, гарантийные обязательства в отношении товаров или работ по расторгнутому впоследствии договору; условие о рассмотрении споров по договору в третейском суде, соглашения о подсудности, о применимом праве и т.п.) либо имеют целью регулирование отношений сторон в период после расторжения (например, об условиях возврата предмета аренды после расторжения договора, о порядке возврата уплаченного аванса и т.п.), сохраняют свое действие и после расторжения договора; иное может быть установлено соглашением сторон.

4. Согласно пункту 4 статьи 453 ГК РФ стороны расторгнутого договора не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Если в соглашении сторон установлено, что ими производится возврат полученного, а предметом сделки являлось недвижимое имущество, для регистрации обратного перехода права собственности на это имущество стороны должны обратиться с соответствующими заявлениями в регистрирующий орган, представив доказательства состоявшегося расторжения договора и достигнутого ими соглашения о возврате имущества.

При отсутствии соглашения сторон об ином положение пункта 4 статьи 453 ГК РФ подлежит применению лишь в случаях, когда встречные имущественные предоставления по расторгнутому впоследствии договору к моменту расторжения осуществлены надлежащим образом либо при делимости предмета обязательства размеры произведенных сторонами имущественных предоставлений эквивалентны (например, размер уплаченных авансовых платежей соответствует предусмотренной в договоре стоимости оказанных услуг или поставленных товаров, такие услуги и товары сохраняют интерес для получателя сами по себе и т.п.), а потому интересы сторон договора не нарушены.

5. Если при рассмотрении спора, связанного с расторжением договора, по которому одна из сторон передала в собственность другой стороне какое-либо имущество, судом установлено нарушение эквивалентности встречных предоставлений вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей одной из сторон, сторона, передавшая имущество, вправе требовать возврата переданного другой стороне в той мере, в какой это нарушает согласованную сторонами эквивалентность встречных предоставлений. Например, если покупатель оплатил пять партий товара, а получил только две, при расторжении договора он вправе требовать либо возврата сумм, уплаченных за три партии товара, либо возврата всей оплаты при условии возвращения им полученного товара. Указанное правомочие покупателя не ограничивает иные права, принадлежащие ему в связи с нарушением обязательства другой стороной, в частности право на возмещение убытков.

Вне зависимости от основания для расторжения договора сторона, обязанная вернуть имущество, возмещает другой стороне все выгоды, которые были извлечены первой стороной в связи с использованием, потреблением или переработкой данного имущества, за вычетом понесенных ею необходимых расходов на его содержание. В частности, если возвращается имущество, бывшее в использовании, подлежит возмещению износ данного имущества, определяемый расчетным путем, при этом заинтересованное лицо может доказать, что фактический износ превышал расчетный ввиду чрезмерного использования, которому подвергалось имущество. Если возвращаются денежные средства, подлежат уплате проценты на основании статьи 395 ГК РФ с даты получения возвращаемой суммы другой стороной (ответчиком).

Соглашением сторон могут быть предусмотрены специальные правила, по которым возвращается имущество в случае расторжения договора по основаниям, предусмотренным законом, а также установлена обязанность возврата имущества в случае расторжения договора при отсутствии нарушений.

К названным отношениям сторон могут применяться положения главы 60 ГК РФ, поскольку иное не установлено законом, соглашением сторон и не вытекает из существа соответствующих отношений (статья 1103 Кодекса).

6. В случае ухудшения или гибели имущества, подлежащего возврату по расторгнутому договору, или невозможности его возврата в натуре по иным причинам судам рекомендуется исходить из следующего.

6.1. Если основанием для расторжения договора послужило нарушение договора стороной, получившей по нему имущество в собственность, то сторона, нарушившая договор и обязанная вернуть имущество, должна компенсировать всякие, в том числе случайные, недостачу или ухудшение имущества применительно к пункту 1 статьи 405 ГК РФ.

При невозможности возврата имущества в натуре сторона, нарушившая договор, обязана возместить другой стороне его стоимость по цене, указанной в расторгнутом договоре, а при ее отсутствии – стоимость имущества, определяемую по правилам пункта 3 статьи 424 ГК РФ на момент приобретения. При наличии недостатков у имущества в расчет принимается его стоимость, определенная с учетом данных недостатков.

Сторона, допустившая нарушения, приведшие к расторжению договора, может быть вместе с тем освобождена от обязанности возместить стоимость полученного ею имущества в денежной форме в том случае, если имущество погибло в результате недостатков, за которые отвечает сторона, передавшая имущество, или гибель имущества произошла бы в любом случае вне зависимости от того, у кого бы оно находилось.

6.2. Если договор расторгается в связи с нарушениями, допущенными стороной, передавшей по этому договору имущество, либо не в связи с нарушением какой-либо из сторон, сторона, получившая имущество в собственность и обязанная его вернуть другой стороне, только в том случае компенсирует отсутствие или ухудшение этого имущества в денежной форме, если она распорядилась этим имуществом или потребила его, а также если гибель имущества или его ухудшение произошли в условиях, когда сторона относилась к обеспечению сохранности имущества существенно менее заботливо, чем это свойственно обычному участнику гражданского оборота. После того как сторона узнала или должна была узнать о наличии оснований для расторжения договора, она компенсирует стоимость имущества при наличии ее вины в любой форме.

6.3. Сторона, возместившая стоимость имущества, имеет право на возмещение необходимых и разумных расходов, которые она понесла в связи с содержанием и использованием указанного имущества.

7. Судам надлежит иметь в виду, что сторона расторгнутого договора, которой было возвращено переданное ею в собственность другой стороне имущество, приобретает право собственности на это имущество производным способом (абзац первый пункта 2 статьи 218 ГК РФ) от другой стороны расторгнутого договора. Следовательно, обременения (например, ипотека), установленные собственником в отношении этого имущества до момента передачи его обратно в собственность лицу, заявившему требование о расторжении договора, сохраняются, за исключением случаев заведомо недобросовестного поведения лица, в пользу которого было установлено соответствующее обременение (пункт 4 статьи 1, статья 10 Кодекса).

Размер обременения учитывается судом при определении того, насколько снизилась стоимость имущества, возвращаемого истцу.

При существенном размере обременения истец также вправе исходить из того, что имущество не может быть возвращено ему в том виде, в каком было передано ответчику, и требовать возмещения его полной стоимости.

Читайте также:  Составляем письмо о расторжении договора - образец

Указанные правовые позиции подлежат применению к случаям расторжения договоров, предусматривавших передачу не только вещей, но и иного имущества: долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, бездокументарных ценных бумаг, исключительных прав и т.п.

8. В случае расторжения договора, предусматривавшего передачу имущества во владение или пользование (например, аренда, ссуда), лицо, получившее имущество по договору, обязано в разумный срок возвратить его стороне, передавшей это имущество. Порядок исполнения этого обязательства определяется положениями общей части обязательственного права, включая правила главы 22 ГК РФ, и специальными нормами об отдельных видах договоров (например, статьи 622, 655, 664 Кодекса) либо договором, в том числе если договор регулирует порядок возврата имущества по окончании срока его действия. В таком случае положения главы 60 ГК РФ применению не подлежат.

При этом в случае расторжения договора аренды взысканию также подлежат установленные договором платежи за пользование имуществом до дня фактического возвращения имущества лицу, предоставившему это имущество в пользование, а также убытки и неустойка за просрочку арендатора по день фактического исполнения им всех своих обязательств (статья 622 ГК РФ).

9. Если предметом расторгнутого договора является обязанность одной стороны передать имущество в собственность другой стороне договора, принявшей на себя обязанность по возвращению имущества такого же рода и качества (например, заем, в том числе кредит; хранение товара с обезличением), то к отношениям сторон подлежат применению положения договора о порядке исполнения обязательства по возврату имущества, а также нормы закона, регулирующие исполнение соответствующего обязательства.

Все условия расторгнутого договора о процентах, неустойке, а также все обязательства, обеспечивающие исполнение обязанности по возврату имущества, сохраняются до полного исполнения этой обязанности. В таких случаях положения главы 60 ГК РФ к отношениям сторон расторгнутого договора применению не подлежат.

10. Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не были оплачены, то взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства (пункты 3 и 4 статьи 425 ГК РФ).

11. Если зарегистрированный договор был расторгнут по решению суда, то запись о его расторжении вносится в государственный реестр на основании вступившего в законную силу судебного акта по заявлению соответствующей стороны.

Если договором предусмотрено право стороны немотивированно отказаться от его исполнения, сторона, воспользовавшаяся этим правом, вправе в одностороннем порядке обратиться в орган, зарегистрировавший договор, с заявлением о внесении в реестр записи о прекращении договора, представив доказательства уведомления другой стороны о состоявшемся отказе от исполнения договора (статья 165.1 ГК РФ).

В том случае, если односторонний отказ от исполнения договора связан с действиями одной из сторон, например с нарушением, допущенным другой стороной, или иными обстоятельствами, подлежащими проверке, то в орган, зарегистрировавший договор, должны быть представлены заявления обеих сторон договора. В случае отказа другой стороны договора от обращения с указанным заявлением, сторона, заявившая об отказе от исполнения договора, вправе обратиться в суд с иском к другой стороне о признании договора прекратившимся. Решение суда об удовлетворении указанного иска служит основанием для внесения регистрирующим органом соответствующей записи в реестр.

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

И.о. секретаря Пленума
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Аванс с возвратом. Верховный суд разъяснил, как вернуть залог при срыве покупки

Практически ни одной серьезной и дорогостоящей покупки граждане сегодня не совершают без залога. Это касается в первую очередь приобретения квартир, дач, автомашин, земельных участков.

Риелторы и продавцы-консультанты сами советуют покупателю для уверенности, что понравившийся товар не “уйдет”, заключить предварительный договор купли-продажи и внести некую сумму в виде залога. А если в итоге покупка не состоялась? Проблемы с возвратом залогов, как утверждает судебная статистика, – весьма распространенная тема споров.

Поэтому разъяснение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ о том, кто, кому, когда и на основании каких законов должен возвращать залог за несостоявшееся приобретение, может помочь многим настоящим и будущим покупателям.

В нашем случае в 2016 году в городской суд обратился житель Подмосковья с иском к некому гражданину о возврате денег. В иске сумма – почти 162 тысячи долларов – названа “необоснованным обогащением”. Кроме того, истец попросил еще и проценты за пользование этими деньгами в течение семи лет. Здесь получилось больше 82 тысяч долларов.

История иска такова. Один гражданин решил купить часть жилого дома у его собственника. Продавец и покупатель заключили предварительный договор. В этом договоре было сказано, что граждане приняли на себя обязательство заключить полноценный договор купли-продажи в течение года с момента подписания предварительного договора. “Во исполнение принятых на себя обязательств” истец заплатил ответчику почти 162 тысячи долларов. Но покупка жилья так и не состоялась, предварительный договор прекратил свое действие, однако залог продавец не вернул.

В городском суде хозяин так и не проданного жилья свой отказ возвращать деньги объяснил просто: срок исковой давности (три года) по такому требованию прошел. В общем, раньше надо было требовать деньги, а сейчас время упущено. Но суд исковые требования несостоявшегося покупателя удовлетворил. Областной суд с таким решением согласился, правда, сумму взысканных процентов уменьшил почти наполовину.

Ответчик с таким решением не согласился и пошел дальше и выше – в Верховный суд РФ. Там дело затребовали, изучили и отменили все принятые по спору о возврате залога решения. По мнению Верховного суда, местные суды “допустили нарушения”.

Из материалов дела видно, что предварительный договор купли-продажи стороны подписали еще в 2010 году. И в течение 2011 года должны были подписать основной договор. Часть дома на продажу оценили в 192 тысячи долларов. По предварительному договору покупатель заплатил сумму, эквивалентную 162 тысячам долларов.

Первая инстанция решила: раз обязательства по предварительному договору не выполнены и основной договор так и не подписан, то залог надо вернуть. Апелляция, уменьшая проценты за “пользование чужими денежными средствами”, посчитала: раз гражданин подал иск в 2016 году, вернуть ему проценты надо только за три предыдущих года.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ заявила, что с такими решениями не согласна.

И вот почему. По Гражданскому кодексу (статья 1102), если человек без правовых актов или сделок приобрел имущество за счет другого человека, которого назвали потерпевшим, то это имущество “необоснованно приобретенное”. И его надо вернуть. Из материалов дела видно, что заплаченные по предварительному договору деньги – это задаток.

В статье 308 Гражданского кодекса говорится, что задатком “признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся ей по договору платежей и как доказательство заключения договора в обеспечение его исполнения”.

В следующей статье Гражданского кодекса (381) сказано, что при прекращении обязательств до начала исполнения договора по соглашению сторон или если его невозможно исполнить (статья 416) задаток надо вернуть. А вот если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, то он остается у того, кому его дали. Но в том случае, когда за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана его вернуть в двойном размере. Это же сказано и в том договоре, который стороны подписали.

Если сделка не состоялась по вине покупателя, то задаток ему не вернут

По мнению Верховного суда РФ, местные суды, начиная рассматривать спор, должны были установить, кто несет ответственность за то, что основной договор купли-продажи не был заключен в оговоренный срок. Почему-то этого не сделали ни городской, ни областной суды.

Кроме этого, суды первой и апелляционной инстанций в нарушение закона не дали оценку доводам и доказательствам продавца, что основной договор не заключили по вине покупателя. Продавец жилья еще в 2011 году отправил покупателю уведомление о том, что необходимо заключить основной договор. Но покупатель не только на это не отреагировал, он попытался расторгнуть предварительный договор.

В итоге дело о возврате залога будет пересмотрено.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета – Федеральный выпуск №7711 (248)

Для истребования предоплаты нужно предварительно расторгнуть договор

В рамках дела о банкротстве ООО гражданин обратился с заявлением о включении в реестр требований кредиторов требования в размере 150 млн рублей основного долга и 39 млн рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, рассчитанных по ст. 395 ГК РФ.
Три первые судебные инстанции в удовлетворении требований отказали.
ВС РФ посчитал неверными выводы судов, указав следующее.
Фабула дела
Согласно, в 2008 году между истцом (инвестором) и должником (заказчик-застройщик) заключены инвестиционные договоры, по условиям которых должник обязался за внесение инвестиционного взноса передать в собственность истца нежилые помещения в многофункциональном комплексе в сроки, предусмотренные договором.
Обязательство по внесению инвестиционных взносов исполнено истцом в полном объеме.
Арбитражный суд в 2014 году ввел в отношении ООО процедуру наблюдения.
Неисполнение должником обязательства по передаче причитающегося истцу недвижимого имущества послужило причиной для обращения последнего в суд с указанным требованием.
Логика судов трех инстанций
Отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из следующего.
Срок наступления обязательства должника по договору точной датой не определен. Исполнение должником обязательства в натуре стало невозможным в связи с истечением срока действия разрешения на строительство объекта.
В 2011 году истец предъявил должнику претензию об исполнении принятых обязательств. Следовательно, он был осведомлен о прекращении строительства объекта, а значит, это является моментом возникновения у истца права на возврат внесенного взноса.
На дату обращения истца в суд срок исковой давности для предъявления денежного требования истек. Требование о возврате уплаченных денежных средств и требование об уплате процентов соотносятся между собой как основное и дополнительное. Поскольку срок давности по первому истек, он истек и по второму.
Мнение ВС РФ о применении срока исковой давности
Верховный Суд указал, что вывод судов об истечении срока исковой давности по требованию об уплате процентов является неправомерным, поскольку их начисление не связано с обязанностью должника возвратить внесенный инвестиционный взнос, а обусловлено неисполнением последним имущественного обязательства по договору.
Право покупателя требовать предусмотренную договором купли-продажи компенсацию за несвоевременную передачу продавцом товара п. 4 ст. 487 ГК РФ не ставится в зависимость от прекращения (расторжения) договора, а срок исковой давности по такому требованию исчисляется самостоятельно.
Мнение ВС РФ о праве требовать возврата предоплаты
Что касается основного требования, то Верховный Суд указал следующее.
Заключенный между сторонами договор по своей правовой природе является договором купли-продажи будущей недвижимой вещи.
По смыслу п. 3 ст. 425 ГК РФ договор, в котором отсутствует условие о том, что окончание срока его действия влечет прекращение обязательства сторон по договору, признается действующим до окончания его исполнения.
Из условий спорного договора не следует, что прекращение натурного обязательства поставлено в зависимость от нарушения срока его исполнения должником.
При этом, вопреки выводу судов, неисполнение должником обязательства по вводу объекта в эксплуатацию в установленный договором срок и истечение действия разрешения на строительство сами по себе не влекут прекращения либо невозможности исполнения должником как застройщиком своих обязательств по передаче недвижимого имущества применительно к положениям п. 1 ст. 416 ГК РФ, поскольку напрямую зависят от действий (бездействия) должника.
Последствия неисполнения продавцом обязанности передать предварительно оплаченный товар в установленный договором срок предусмотрены п. 3, 4 ст. 487 ГК РФ. В такой ситуации покупатель вправе по своему выбору либо потребовать от продавца передачи товара либо отказаться от товара и потребовать возврата уплаченной за не переданный продавцом товар денежной суммы.
В силу п. 4 статьи 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.
Поскольку обязанность должника в случае нарушения срока исполнения передачи причитающегося истцу недвижимого имущества возвратить полученные в качестве предоплаты денежные средства договором не предусмотрена, до момента его расторжения правовые основания для предъявления денежного требования у истца отсутствовали.
Вступившим в силу решением суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу (о признании права общей долевой собственности на объект незавершенного строительства) с участием истца установлено, что строительство спорного объекта не завершено (строительная готовность 85 процентов), договор не расторгнут, возможность исполнения должником обязательств по нему сохраняется.
Следовательно, ошибочен вывод о пропуске истцом срока исковой давности по денежному требованию, течение которого в силу вышеизложенного не начиналось.
Однако это не привело к вынесению неверных судебных решений в этой части, поскольку возникшие до возбуждения дела о банкротстве требования кредиторов по неденежным обязательствам имущественного характера подлежат трансформации в денежные только в процедуре конкурсного производства. Таким образом, вытекающее из договора имущественное требование истца находилось за пределами требований, подлежащих рассмотрению арбитражным судом в процедуре наблюдения.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 305-ЭС15-15707

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Примечание редакции:

в отношении возврата предоплаты в арбитражных судах превалирует иная позиция, в силу которой требование покупателя о возврате суммы предварительной оплаты на основании п. 3 ст. 487 ГК РФ связано с фактом просрочки исполнения и не обусловлено предварительным требованием о расторжении договора или прекращением между сторонами договорных отношений (постановления ФАС Московского округа от 25.12.2013 № Ф05-16096/2013, ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2014 № Ф07-2196/2014, ФАС Центрального округа от 31.01.2014 № А14-221/2013 и мн. др.).

Читайте также:  Дополнительное соглашение об изменении реквизитов

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19.04.2016 N 18-КГ16-29

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 19 апреля 2016 г. N 18-КГ16-29

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.

судей Асташова С.В., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Погосьяна Р.В. к Пономареву С.Ю. о взыскании задатка и процентов за пользование чужими денежными средствами, по кассационной жалобе Пономарева С.Ю. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя Пономарева С.Ю. – Пилипенко И.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Погосьяна Р.В., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Погосьян Р.В. обратился в суд с иском к Пономареву С.Ю. о взыскании задатка в сумме 100000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 10771 рубль, указав в обоснование заявленных требований, что 16 сентября 2013 г. между ними был заключен предварительный договор купли-продажи квартиры по адресу: и 1/24 доли земельного участка по указанному адресу, принадлежащих Пономареву С.Ю. на праве собственности. В пункте 1.1 названного договора указано, что стороны обязуются заключить основной договор купли-продажи квартиры и доли земельного участка не позднее 16 октября 2013 г.

В тот же день также было подписано соглашение о задатке в сумме 100000 руб., который переданы Погосьяном Р.В. Пономареву С.Ю.

В срок, установленный предварительным договором, основной договор купли-продажи квартиры и доли земельного участка заключен не был.

Полагая, что переданная продавцу денежная сумма в размере 100000 руб., задатком не является и подлежит возврату покупателю, а также с Пономарева С.Ю. подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, просил удовлетворить заявленные требования.

Ответчик исковые требования не признал.

Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 15 апреля 2015 г. в удовлетворении исковых требований Погосьяну Р.В. отказано в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе, поданной Пономаревым С.Ю. 29 декабря 2015 г., ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2015 г.

В связи с поданной кассационной жалобой на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации Киселевым А.П. 10 февраля 2016 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением судьи этого же судьи от 23 марта 2016 г. кассационная жалоба Пономарева С.Ю. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела существенные нарушения норм процессуального права допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что 16 сентября 2013 г. между Погосьяном Р.В. и Пономаревым С.Ю. был заключен предварительный договор купли-продажи принадлежащих ответчику на праве собственности квартиры по адресу: , и 1/24 доли земельного участка по указанному адресу. В тот же день стороны подписали соглашение о задатке в сумме 100000 рублей, который Погосьян Р.В. передал Пономареву С.Ю. Указанным соглашением предусмотрено, что если сделка не состоится по вине покупателя, задаток остается у продавца. В случае незаключения основного договора купли-продажи по вине продавца, он обязан возвратить сумму задатка в двойном размере (п. п. 3, 4). В установленный предварительным договором срок (16 октября 2012 г.) основной договор купли-продажи квартиры и доли земельного участка заключен не был по вине покупателя Погосьяна Р.В.

Разрешая спор и отказывая в иске, суд первой инстанции, исходя из установленных по делу обстоятельств, а также условий заключенных между сторонами предварительного договора и приложения к нему – соглашения о задатке, пришел к выводу о том, что уплаченная истцом ответчику сумма в размере 100000 рублей является задатком. Таковой она названа в самом письменном соглашении. В нем же указано, что задаток обеспечивает исполнение покупателем Погосьяном Р.В. и продавцом Пономаревым С.Ю. их обязательств по заключению основной сделки купли-продажи квартиры и доли земельного участка, и выдан в счет причитающихся платежей за квартиру и долю земельного участка. Поскольку сделка не состоялась по вине Погосьяна Р.В., то сумма задатка остается у Пономарева С.Ю.

Отменяя решение суда и удовлетворяя иск, суд апелляционной инстанции сослался на то, что к обязательствам, вытекающим из предварительного договора не могут быть применены нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о задатке, так как договор купли-продажи квартиры и доли земельного участка сторонами заключен не был, и основное обязательство денежного характера отсутствует, поэтому уплаченная истцом ответчику сумма в размере 100000 рублей не может быть признана задатком и подлежит возврату Погосьяну Р.В.

С данными выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции действовавшей на момент возникновения правоотношений) задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Согласно пункту 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет и другие существенные условия основного договора, а также срок, в который стороны обязуются заключить основной договор (пункты 2 – 4 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 329 Гражданского кодекса Российской Федерации задаток является одним из способов обеспечения исполнения обязательств. Основная цель задатка – предотвратить неисполнение договора. При этом Гражданский кодекс не исключает возможности обеспечения задатком предварительного договора (статья 429), предусматривающего определенные обязанности сторон по заключению в будущем основного договора и применения при наличии к тому оснований (уклонение стороны от заключения основного договора) обеспечительной функции задатка, установленной пунктом 2 статьи 381 названного Кодекса: потеря задатка или его уплата в двойном размере стороной, ответственной за неисполнение договора.

В пункте 4 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ) законодателем предусмотрено, что по соглашению сторон задатком может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429).

В силу пункта 2 статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

Судом первой инстанции установлено, что сумма 100000 рублей в данном случае обеспечивала возникшее из предварительного договора обязательство покупателя Погосьяна Р.В. перед продавцом Пономаревым С.Ю. заключить основной договор купли-продажи конкретных квартиры и доли земельного участка на согласованных условиях в определенный срок. При этом денежным являлось одно из обязательств покупателя по основному договору купли-продажи квартиры, в зачет которого и поступила бы внесенная им сумма (задаток) в случае его заключения. Таким образом, задаток выполнял и платежную функцию.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”).

Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учетом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что у суда апелляционной инстанции не имелось предусмотренных законом оснований для отмены решения суда первой инстанции и вынесения по делу нового решения об удовлетворении иска, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2015 г. нельзя признать законным и оно подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2015 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Аванс: когда возвращается, а когда нет

Предоплата или аванс по договору нередко становится предметом истребования у поставщика, подрядчика, исполнителя. В одних случаях эти деньги должны быть возвращены, в других нет. Ниже мы собрали подборку ситуаций из судебной практики, которые объясняют, когда аванс подлежит возврату, а когда нет. Здесь также важно понимать, когда аванс является вовсе не авансом, а, например, задатком или обеспечительным платежом. Поэтому истории из практики предваряются необходимым объяснением о том, чем они между собой различаются.

Отличие аванса от задатка и обеспечительного платежа

Прежде чем говорить о том, в каких случаях аванс должен быть возвращен, а в каких нет, нужно отграничить его от таких очень похожих вещей, как задаток и обеспечительный платеж. Дело в том, что правила их возврата иные.

Аванс

Аванс – это частичная предоплата по договору. Поэтому если предоплаченное обязательство не выполнено, аванс должен быть возвращен (ст. 1102 ГК РФ). Например, если аванс является предоплатой в счет будущей поставки товара, то в случае его непоставки поставщик обязан вернуть деньги покупателю (п. 3 ст. 487 ГК РФ).

Задаток

Задаток – это одновременно и предоплата, и обеспечение исполнения договора. Поэтому если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, то он остается у другой стороны. Если же в неисполнении договора виновата сторона, получившая задаток, то она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка (п. 1 ст. 380, п. 2 ст. 381 ГК РФ).

Поскольку аванс с задатком схожи, их часто путают, и в договоре может не быть четко прописанного условия о том, чем именно являются внесенные деньги. Для таких ситуаций существует специальное правило: при сомнениях внесенная сумма считается авансом (п. 3 ст. 380 ГК РФ). Это упрощает ее возврат для той стороны, которая внесла деньги.

Обеспечительный платеж

Обеспечительный платеж – это в чистом виде обеспечение исполнения договора. Но не любых обязательств, а только денежных. Например, обязанности уплатить неустойку за нарушения договора или оплатить убытки.

Поэтому если, например, наступили определенные договором условия для уплаты неустойки, то обеспечительный платеж засчитывается в счет нее и не возвращается. Соответственно, если такие обстоятельства не наступили, этот платеж должен быть возвращен. Правда, договор может содержать условие о том, что обеспечительный платеж является невозвращаемым в любом случае (п. 1, 2 ст. 381.1 ГК РФ).

Читайте также:  Договор конвертируемого займа: как составить

Вывод

Таким образом, если в соответствии с условиями договора деньги, внесенные одной стороной договора другой, являются именно авансом, то в отличие от задатка и обеспечительного платежа они представляют собой исключительно предварительный платеж в счет оплаты по договору. Никакой обеспечительной и штрафной функцией эти деньги не обладают.

Если предоплаченные товары (работы, услуги) не поставлены (не выполнены, не оказаны), то сумма предоплаты должна быть возвращена. Как вариант – по соглашению сторон ее можно перенести в счет оплаты иных товаров, работ или услуг.

Заметим также, что кроме аванса, предоплаты, задатка и обеспечительного платежа внесенная сумма может быть названа и квалифицирована договором и как-то иначе. Например, как некий «гарантийный взнос», который обеспечивает выполнение определенных договором обязательств. Об этом читайте в подборке ниже наряду с описанием спорных ситуаций о возврате именно аванса.

СТАТЬЯ Проказина Е.А.,
редактора-эксперта журнала «Время Бухгалтера»

Аванс возвращается вместе с процентами

Покупатель обратился в суд с иском о взыскании аванса в размере 4,9 млн рублей и расторжении договора поставки. Он сослался на то, что поставщик не поставил товар и не вернул полученный аванс. Кроме того, истец потребовал взыскать с ответчика проценты по ст. 395 ГК РФ в сумме 660 тыс. рублей.

Суд установил, что 08.05.2015 стороны заключили договор поставки, в соответствии с которым продавец обязался передать оборудование на сумму 16,5 млн рублей после получения аванса. Во исполнение условий договора 27.08.2015 покупатель перечислил аванс. Доказательства поставки обусловленного договором оборудования ответчик не представил.

В сентябре 2016 года покупатель направил поставщику уведомление о расторжении договора с требованием возвратить авансовый платеж в течение 5 дней с момента получения претензии. Однако поставщик добровольно деньги не вернул.

В суде он возражал не столько относительно предмета аванса, сколько в отношении начисленных ему процентов.

По мнению поставщика, суд не должен взыскивать их, как того хочет истец: с даты получения аванса –27.05.2015 (по дату вынесения решения суда – 28.10.2016), а может взыскать лишь с даты расторжения договора.

Однако судьи решили, что проценты подлежат уплате именно за этот период на основании ст. 395 и п. 4 ст. 487 ГК РФ, а также разъяснений высших судов.

Так, согласно п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35, если возвращаются денежные средства, на них подлежат уплате проценты на основании ст. 395 ГК РФ с даты получения возвращаемой суммы другой стороной (ответчиком).

В силу же п. 48 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 следует, что сумма процентов, подлежащих взысканию по правилам ст. 395 ГК РФ, определяется на день вынесения решения судом.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 24.07.2017 № Ф05-10407/2017.

в другом деле суд, напротив, поддержал ответчика и отказал во взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ за указанный период. Судьи посчитали, что основания для возвращения неотработанного аванса возникли не с даты его получения ответчиком (восемь платежных поручений с сентября 2014 года по сентябрь 2015 года), а с только с даты расторжения договора (28.09.2015), в связи с чем представленный истцом расчет процентов сочли необоснованным (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.07.2017 № Ф05-6712/2017).

Аванс возвращается в случае задержки поставки

Организация подала иск о взыскании аванса как неосновательного обогащения в размере 10 млн рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 400 тыс. рублей.

Истец указал, что в предусмотренные договорами сроки поставщик от исполнения своих обязательств по поставке транспортных средств стал уклоняться, однако просил организацию продлить срок поставки, ссылаясь на действия третьих лиц.

В соответствии с условиями договора и руководствуясь ст. 450.1 ГК РФ, покупатель уведомил продавца об отказе от исполнения договора и потребовал вернуть аванс. Затем обратился в суд.

Поставщик, в свою очередь, подал встречный иск о взыскании расходов на поставку товара, неустойки и процентов, указав, что со стороны организации имеется нарушение срока оплаты машин, тогда как поставщик понес существенные финансовые убытки, связанные с хранением автомобилей в течение длительного периода и выполнением регламентных работ на них.

Суд решил, что иск организации подлежит удовлетворению, поскольку истцом представлены платежные поручения об уплате авансовых платежей, уведомления об отказе от исполнения договоров, а ответчиком не представлены доказательства возврата аванса либо поставки товара.

Во встречном иске суды отказали, поскольку поставщик не доказал факт причинения убытков, противоправность поведения причинителя ущерба и юридически значимую причинно-следственную связь между возникшими убытками и действиями организации.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 29.05.2017 № Ф05-6686/2017.

Аванс возвращается при существенном увеличении цены

Компания обратилось с иском о расторжении договора поставки и взыскании 4,5 млн рублей аванса.

Суд установил, что стороны заключили договор от 07.11.2014 на поставку оборудования и покупатель внес аванс в указанном размере. 22.01.2015 договор расторгли и согласовали условие о том, что аванс переносится на новый договор, заключенный в этот же день.

По новому договору поставщик обязался передать оборудование на сумму 13,7 млн рублей.

Затем он уведомил покупателя о том, что цена оборудования выросла на 465 тыс. рублей.

Истец, в свою очередь, не был заинтересован приобретать оборудование по новым ценам. Считая, что дальнейшая реализация договора невозможна, так как не отвечает его интересам, он обратился в суд.

Поставщик подал встречный иск о взыскании оставшейся суммы оплаты по договору.

Суд удовлетворил первоначальный иск и отклонил встречный.

Арбитры указали, что расторжение и изменение договора возможны по решению суда в связи с существенным изменением обстоятельств по правилам ст. 451 ГК РФ.

В данном случае имело место существенное увеличение поставщиком стоимости товара в одностороннем порядке, что является изменением существенных условий договора. При этом ответчиком не представлены доказательства поставки какой-либо части товара либо возврата аванса.

В связи с этим требования истца о расторжении договора и возврате аванса в полном объеме были признаны обоснованными и подлежащими удовлетворению.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 11.10.2017 № Ф05-14222/2017.

Аванс возвращается в той валюте, в которой был передан

Компания потребовала вернуть сумму аванса в размере 80 тыс. евро и 20 тыс. евро процентов за пользование чужими денежными средствами, выплатив их в российских рублях по курсу ЦБ РФ на дату возврата.

Истец сослался на то, что два года назад (в 2014 году) перечислил аванс в рублях в сумме 10,7 млн рублей, эквивалентной указанной сумме в евро.

При этом согласно договору расчеты производятся по курсу ЦБ РФ для соответствующей валюты на дату платежа. Ответчик же после подачи иска возвратил именно 10,7 млн рублей, не пересчитав аванс исходя из курса евро на дату возврата (2016 год).

Ответчик возразил, что оплата сумм по курсу ЦБ РФ на дату платежа предусмотрена договором только для исполнения обязанности покупателя по оплате товара, к которой не может быть отнесена обязанность продавца по возврату суммы аванса. Договор не содержит положений о возврате уплаченного аванса в сумме, эквивалентной сумме аванса в иностранной валюте.

Следовательно, ответчик правомерно возвратил авансовую сумму ровно в том размере в рублях, в котором она была им и получена.

Судьи с этим согласились и отказали в удовлетворении иска.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 25.07.2017 № Ф05-10469/2017.

Аванс возвращается в течение трех лет с момента фактического прекращения договора

Заказчик обратился с иском к исполнителю о взыскании 4,8 млн рублей неотработанного аванса и 850 тыс. рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

Исполнитель возразил, что к моменту обращения истца в суд истек срок исковой давности. Его следует считать от даты прекращения договора (30.12.2012), которая указана в договоре в качестве крайнего срока оказания услуг. Именно после этой даты заказчик узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а именно об удерживаемом исполнителем авансе.

Суд отверг данный аргумент и удовлетворил иск по следующей причине.

После указанной даты ответчик продолжал оказание услуг в счет внесенного аванса. Таким образом, исполнитель осуществил действия, свидетельствующие о признании им имеющейся дебиторской задолженности, что, в свою очередь, свидетельствует о прерывании срока исковой давности.

Фактически исполнение договора прекратилось и договор был расторгнут 27.11.2014 – через месяц после направления заказчиком исполнителю уведомления об отказе от исполнения договора с требованием о возврате аванса от 27.10.2014.

Таким образом, на момент подачи иска срок исковой давности не истек.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 11.09.2017 № Ф05-10253/2017.

Аванс не возвращается, если заказчик вынужден оплатить выполненные работы

Заказчик обратился в суд с иском о взыскании суммы неотработанного аванса в размере 775 тыс. рублей.

Однако суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска.

Выяснилось, что стороны заключили договор подряда на строительство дома.

Согласно его условиям заказчик оплачивает работы в соответствии с приложением к договору, а также по допсоглашениям, если таковые будут заключены в процессе производства работ.

Заказчик внес аванс в указанном размере.

Датой завершения работ по договору было обозначено 15.05.2015.

Истец заявил, что к указанному сроку работы не были выполнены. В связи с этим 09.12.2015 он направил ответчику односторонний отказ от исполнения договора с требованием о возврате авансового платежа, а затем обратился в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения в виде неотработанного аванса.

Ответчик со своей стороны предъявил суду акт о приемке выполненных работ, справку о стоимости выполненных работ на сумму 1,5 млн рублей и счет-фактуру, датированные 01.10.2015. Эти документы были направлены ответчиком истцу по его юрадресу, и какие-либо возражения с его стороны представлены не были.

Учитывая это, суд пришел к выводу, что у заказчика возникла обязанность по оплате работ, выполненных до одностороннего отказа от договора.

Следовательно, иск о взыскании аванса как неосновательного обогащения подлежит отклонению. Ведь такой иск подлежит удовлетворению при условии, если будут доказаны:

а) факт получения имущества ответчиком;

б) отсутствие для этого должного основания;

в) неосновательное обогащение произошло за счет истца.

Недоказанность хотя бы одного из названных условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований. В данном же случае п. «б» не имеет места быть.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 27.09.2017 № Ф05-13220/2017.

Аванс не возвращается, если исполнитель успел отправить результаты работ

Заказчик подал иск о взыскании 340 тыс. рублей неосновательного обогащения в виде аванса.

В обоснование иска компания сослалась на то, что после подписания договора необходимость в оказании предусмотренных им услуг на сумму 690 тыс. рублей у нее отпала. В связи с этим ответчику было направлено письмо от 05.02.2016 об одностороннем отказе от договора с просьбой возвратить аванс.

Аванс был возвращен лишь частично в сумме 350 тыс. рублей, поэтому истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Однако суды пришли к выводу о неправомерности иска.

Они установили, что предметом договора являлась разработка и написание документов: концепции, плана работ с поставками, устава проекта.

Исполнитель 05.02.2016 письмом направил для ознакомления и уточнения требований концепцию. В этот же день вторым письмом был направлен отчет об итогах работы – информационный меморандум.

Исполнитель 10.02.2016 получил уведомление от 05.02.2016 об отказе от договора и с требованием возврата аванса в полном объеме.

Заказчик 29.03.2016 получил подготовленные исполнителем документы, направленные письмом от 05.02.2016.

Судьи посчитали, что описанные обстоятельства свидетельствуют о частичном оказании исполнителем заказчику услуг на сумму 340 тыс. рублей. Они были оказаны до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Поэтому денежные средства в указанном размере исполнителем удержаны из аванса правомерно, в связи с чем в удовлетворении иска следует отказать.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 04.10.2017 № Ф05-13894/2017.

Аванс не возвращается, если он является гарантийным платежом

Арендодатель подал иск к арендатору о взыскании задолженности по арендной плате.

Арендатор заявил встречный иск о расторжении договора аренды, однако суд оставил его без рассмотрения, поскольку арендатор не представил доказательств соблюдения досудебного порядка урегулирования спора.

Против основного требования ответчик возразил тем, что задолженность по арендной плате необходимо уменьшить на сумму уплаченного арендатором гарантийного взноса.

Однако суд был вынужден отвергнуть данный аргумент, поскольку в соответствии с условиями договора аренды гарантийный взнос не является ни задатком, ни авансом, ни предоплатой по договору, а является мерой обеспечения надлежащего исполнения арендатором обязательств, и может быть удержан арендодателем в счет возмещения не исполненных арендатором обязательств по оплате арендных платежей или иных платежей, установленных договором, либо произведенного ремонта, либо иных обязательств.

Данное условие договора не противоречит нормам закона о мерах обеспечения.

Поэтому удовлетворение арендодателем соответствующих требований к арендатору за счет гарантийного взноса является лишь его правом, а не обязанностью. Таким образом, засчитывать данный взнос в счет уплаты арендных платежей он не обязан.

С учетом изложенного иск арендодателя был удовлетворен в полном объеме.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 20.04.2016 № Ф05-3726/2016.

Ссылка на основную публикацию