Приобретатель заложенной вещи не может ссылаться на добросовестность, если сведения о залоге были внесены в реестр

Приобретение заложенного имущества: что ждет покупателя?

А.А. ШКАДОВ, старший юрисконсульт “ФБК-Право”,
Е.Н. ШКАДОВА, ведущий юрисконсульт “ФБК-Право”

Зачастую, приобретая то или иное имущество по договору купли-продажи (например, автомобиль), компания даже не подозревает, что оно является предметом залога. Что делать, если залогодержатель требует от вас как от добросовестного покупателя исполнения договора о залоге? Как обезопасить себя от подобного развития событий уже в момент оформления договора? В этом материале мы дадим советы, как избежать покупки заложенного имущества. Также мы объясним, как новый собственник таких ценностей сможет отстоять свои интересы в суде.

алеко не каждый покупатель и в отношении не каждого предмета договора может позволить себе тщательную проверку юридической чистоты приобретаемого имущества. Что нужно сделать, чтобы быть уверенным в отсутствии обременения купленных ценностей правами третьих лиц?

Чаще всего подобные ситуации возникают при недобросовестном поведении продавца (залогодателя). Воспользовавшись тем, что заложенное имущество оставлено в его распоряжении, он передает предмет залога в собственность третьему лицу. При этом он не ставит в известность ни покупателя о наличии залога, ни залогодержателя о своем намерении распорядиться заложенным имуществом.

В результате добросовестный приобретатель имущества, не располагая при покупке сведениями о подобном обременении, рано или поздно становится “заложником” судебного спора между продавцом (залогодателем) и залогодержателем. Он будет вынужден защищать свой имущественный интерес в суде. С чем же может столкнуться покупатель таких ценностей?

Начнем с того, что заложенное имущество вовсе не выбывает из гражданского оборота. Залогодатель, передавая имущество в залог, не лишается права собственности на него и, следовательно, не утрачивает права распоряжения им по своему усмотрению. Действующее законодательство напрямую позволяет залогодателю это делать при условии получения согласия залогодержателя на распоряжение имуществом (ст. 346 ГК РФ). При этом для движимого и недвижимого имущества различий не делается.

В принципе договором залога подобная обязанность залогодателя может быть исключена. Однако на практике, как правило, стороны договора данным правом не пользуются. Таким образом, заложенное имущество вполне может выступать самостоятельным объектом договора купли-продажи.

Как избежать покупки заложенного имущества

Как известно, в законе нет императивного требования о ведении компаниями книги учета или специальных записей о залоге. Тем не менее в отношении отдельных объектов можно выявить обременение иным путем.

Так, залог недвижимости в обязательном порядке должен быть зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. 339 ГК РФ). Из него сведения могут быть получены любым заинтересованным лицом, в том числе потенциальным покупателем, по его письменному заявлению. В отношении акций сведения о залоге в обязательном порядке вносятся в реестр владельцев именных ценных бумаг (постановление ФКЦБ РФ от 02.10.1997 N 27 “Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг”).

Таким образом, приобретение вышеуказанных объектов должно быть предварено самостоятельной проверкой или требованием о предоставлении актуальной выписки из соответствующего реестра. Проведение данных мероприятий и получение подтверждающих документов имеет существенное значение для случаев, когда покупателю в дальнейшем все же придется доказывать свою добросовестность (например, если впоследствии окажется, что приобретенное имущество находилось в залоге).

Что же касается движимого имущества, в том числе транспорта, оборудования и проч., то здесь придется положиться на честность продавца. Если договор купли-продажи уже заключен и исполнен, а впоследствии выяснилось обременение купленных ценностей залогом, то залогодержатель вправе потребовать:

  • признания сделки об отчуждении заложенного имущества недействительной и применения последствий ее недействительности (ст. 167 ГК РФ);
  • досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, то обратить взыскание на заложенное имущество, независимо от того, кому оно принадлежит (ст. 351 ГК РФ).

До сих пор идет оживленная дискуссия по поводу характера недействительности сделки купли-продажи заложенного имущества. Ряд юристов утверждают, что такие сделки оспоримы, основываясь на ст. 174 ГК РФ и ст. 39 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”(*1). По мнению других, они ничтожны как сделки, не соответствующие требованиям закона (ст. 168 ГК РФ)(*2). Однако отметим, что для покупателя заложенного имущества практические последствия в обоих случаях будут одинаковыми.

Требование о признании договора купли-продажи заложенного недвижимого имущества недействительной сделкой и применении соответствующих последствий будет бесспорно удовлетворено. В отношении же сделок с движимостью ситуация неоднозначная. Ряд судов отказывают в удовлетворении подобных требований залогодержателя (постановления ФАС ПО от 04.09.2007 N А12-345/06-С52; ФАС ЦО от 19.02.2007 N А36-676/2006).

Для покупателя признание договора купли-продажи недействительным будет означать возврат купленного имущества и уплаченных за него денег. На первый взгляд, в такой ситуации имущественные интересы покупателя не страдают — в порядке двусторонней реституции он получает уплаченную за имущество сумму. Однако при более внимательном рассмотрении ясно, что для покупателя первоначальной целью совершения сделки являлось именно приобретение вещи. Поэтому возврат полученного имущества будет для него нежелательным.

В случае неправомерного отчуждения продавцом-залогодателем заложенного имущества интересы залогодержателя защищаются п. 1 ст. 351 ГК РФ. Он может потребовать от залогодателя досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства и получить это исполнение. При таком развитии событий имущественный интерес покупателя не пострадает.

Иногда “недобросовестность” залогодателя проявляется не только в отчуждении предмета залога в пользу третьего лица без согласия залогодержателя, но и в неисполнении обеспеченного залогом обязательства. В этой ситуации залогодержатель имеет право обратить взыскание на предмет залога. Ничего не подозревающий приобретатель имущества становится “без вины виноватым” (ст. 353 ГК РФ). Причем, как отмечает ФАС Центрального округа, закон не устанавливает зависимости сохранения права залога от добросовестности либо недобросовестности нового собственника имущества либо его осведомленности об обременениях приобретаемого имущества залогом. В силу закона на место первоначального залогодателя становится новый собственник имущества. При этом сделка купли-продажи сохраняет свою действительность (постановление ФАС ЦО от 21.11.2005 N А35-1471/03-С5). Иными словами, для обращения взыскания на предмет залога залогодержателю не нужно доказывать недобросовестность нового собственника.

Как отстоять интересы новому собственнику заложенного имущества

Зачастую при предъявлении требований о взыскании к покупателю заложенного имущества ему ничего не остается, как пытаться защищать свои интересы в суде, ссылаясь на добросовестность приобретения. И действительно, на первый взгляд кажется, что при соблюдении условий ст. 302 ГК РФ о возмездном характере приобретения и выбытии вещи из владения прежнего владельца по его воле интересы нового собственника надежно защищены. Более того, в судебной практике можно найти подтверждение сказанному.

Так, ФАС Московского округа оставил в силе решение суда первой инстанции, которым залогодержателю было отказано в обращении взыскания на заложенное имущество. Обосновано это было тем, что имущество было получено добросовестным приобретателем. Поэтому обращение взыскания на такое имущество уже невозможно (постановление ФАС МО от 02.03.2004 N КГ-А40/803-04).

ФАС Дальневосточного округа высказал аналогичную позицию, отказав залогодателю в обращении взыскания на заложенное имущество, приобретенное по возмездной сделке новым собственником. Дело в том, что последний не знал и не мог знать об отсутствии у залогодателя права на отчуждение предмета залога. Новый собственник был признан добросовестным приобретателем по смыслу ст. 302 ГК РФ. Кассационный суд пришел к выводу о невозможности обращения взыскания в такой ситуации на заложенное имущество (постановление ФАС ДО от 07.06.2005 N Ф03-А16/05-1/193).

Другим любопытным обоснованием изложенной позиции стала ссылка ФАС Западно-Сибирского округа на недействительность договора купли-продажи заложенного имущества. Он был заключен без получения согласия залогодержателя. Следствием этого стал вывод об отсутствии правопреемства в отношении права собственности на заложенное имущество. Поэтому применить к нынешним владельцам спорного имущества положения ст. 353 ГК РФ о сохранении залога при пере-ходе прав к другому лицу нельзя (постановление ФАС ЗСО от 13.07.2006 N Ф04-4110/2006(24193-А70-8)).

Как видим, до недавних пор судебная практика исходила из приоритета интересов добросовестного приобретателя перед интересами залогодержателя.

Однако при более детальном рассмотрении очевидна невозможность применения нормы ст. 302 ГК РФ к отношениям между залогодержателем и новым собственником заложенной вещи.

Во-первых, в ст. 302 ГК РФ речь идет об истребовании собственником имущества у недобросовестного приобретателя. А в рассмотренной выше ситуации имеет место спор залогодержателя и собственника.

Во-вторых, интересы нового собственника могут быть защищены иными способами. Обращение же взыскания на заложенное имущество является, по сути, единственным механизмом защиты интересов залогодержателя. Такую позицию высказал Верховный Суд РФ в своем определении от 10.04.2007 N 11В07-12.

Так, по мнению ВС РФ, переход права собственности на заложенное имущество не прекращает право залога. Правопреемник залогодателя становится на его место. При этом каких-либо исключений, которые позволяют освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших к нему обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи оно не знало о наложенных на него обременениях, не предусмотрено. Более того, независимо от перехода права собственности на вещь к третьим лицам залогодержатель не утрачивает право обратить на нее взыскание по долгу. Права третьего лица (нового приобретателя) могут быть защищены в рамках иных отношений — например, между новым приобретателем (третьим лицом) и бывшим собственником (залогодателем) по поводу возмещения продавцом убытков, причиненных при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи. Такова позиция ВС РФ. Фактически он признал, что добросовестность приобретателя заложенного имущества — это еще не основание для освобождения его от обязанностей залогодателя. В результате был зафиксирован приоритет интересов залогодержателя над интересами добросовестного приобретателя заложенного имущества.

После опубликования этого официального разъяснения ВС РФ судебная, в том числе арбитражная, практика пошла именно по этому пути (определение ВАС РФ от 10.04.2008 N 4585/08; постановления ФАС ЗСО от 18.03.2008 N Ф04-1504/2008(1715-А03-8); ФАС СКО от 01.04.2008 N Ф08-1632/08).

На основании ее анализа можно сделать следующий вывод. При возникновении судебного спора по инициативе залогодержателя, не получившего исполнения обеспеченного заложенным имуществом обязательства от продавца-залогодателя, приобретение этих ценностей вероятнее всего будет означать для покупателя утрату права собственности на них.

По нашему мнению, эта судебная практика выглядит более справедливой. Она не приводит к необоснованному ущемлению интересов залогодержателя, который сегодня может лишиться всяких способов обратить взыскание на заложенное имущество. А это, в свою очередь, существенно снижает эффективность такого способа обеспечения обязательств, как залог.

Действия покупателя заложенного имущества при оспаривании сделки

Что же в таком случае остается делать покупателю? Во-первых, как отметил ВС РФ, он может потребовать у продавца возмещения убытков. Речь идет о тех, которые были причинены при изъятии приобретенного имущества третьими лицами (в частности, залогодержателем) по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи (ст. 461 ГК РФ).

Во-вторых, целесообразно в договоре купли-продажи предусмотреть жесткие штрафные санкции за передачу продавцом имущества с обременением. Как правило, в договоры включается положение о гарантиях продавца в отношении отчуждаемого имущества, в том числе об отсутствии обременений проданных ценностей. Ответственность продавца в виде высокой штрафной неустойки может быть следствием несоблюдения им указанных гарантий(*3).

Но в то же время оба предложенных варианта не позволяют соблюсти в полной мере имущественный интерес приобретателя. Ведь он так и не сможет “оставить” имущество в своей единоличной собственности. Однако указанные механизмы дадут покупателю возможность получить адекватную денежную компенсацию своих нарушенных интересов.

В-третьих, дабы все же попытаться сохранить за собой приобретенное имущество, покупатель может оспорить договор залога. Зачастую такой договор о залоге не выдерживает тщательной проверки, оставляя возможность для его успешного оспаривания как недействительной сделки или признания его незаключенным. Данное обстоятельство обусловлено большим количеством императивных норм, регулирующих залоговые отношения, и наличием существенных условий договора о залоге, которые в обязательном порядке должны отражаться в его содержании.

Действующее законодательство позволяет оспаривать тот или иной договор любым заинтересованным лицам (п. 32 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”). Покупатель, желающий сохранить право собственности на приобретенное имущество, находящееся в залоге, может попытаться оспорить такой договор залога или признать его незаключенным по следующим основаниям:

  1. наличие в нем положений, противоречащих императивным требованиям закона. Например, может оказаться, что договор о залоге, подлежащий нотариальному удостоверению, его не прошел (п. 4 ст. 339 ГК РФ) или была заложена доля в ООО, устав которого содержит запрет на залог долей (ст. 168 ГК РФ; постановления ФАС ЗСО от 13.01.1999 N Ф04/102-348/А75-98; ФАС УО от 11.08.2003 N Ф09-2110/03ГК; ФАС ВВО от 25.04.2008 N А17-5423/1-5457/1-5459/1-5476/1-5477/1-5478/1-5);
  2. отсутствие в договоре условий, являющихся существенными для договора залога, например, не приведена оценка предмета залога, отсутствуют размер и срок исполнения обеспечиваемого им обязательства, указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество (п. 1 ст. 339 ГК РФ; постановления ФАС ЗСО от 18.07.2007 N Ф04-538/2007 (35263-А75-24); ФАС ПО от 06.02.2008 N А57-3866/07).

Данный путь представляется для покупателя наиболее оптимальным, позволяя последнему “остаться при своем интересе”. Однако предостерегаем, что этот путь меньше всего зависит только от поведения покупателя, поскольку качество оформления договора залога связано с добросовестностью его сторон — залогодателя и залогодержателя.

*1) См. подробнее: Бевзенко Р.С. Некоторые проблемы обращения взыскания на предмет залога, приобретенный третьим лицом // Правосудие в Поволжье. 2004. N 4.

*2) См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2000. С. 362; Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М., 2003. С. 489; Морозов Д.Н. Проблемы защиты гражданских прав залогодержателя и добросовестного приобретателя предмета залога // Вестник ВАС РФ. 2007. N 12.

*3) См. подробнее: Белобородова А.В. Как уменьшить размер договорной неустойки // Арбитражное правосудие в России. 2008. N 8. С. 40.

Журнал “Арбитражное правосудие в России” N 8/2008, А.А. ШКАДОВ, старший юрисконсульт “ФБК-Право”, Е.Н. ШКАДОВА, ведущий юрисконсульт “ФБК-Право”

Новая судебная практика по обращению взыскания на проданные залоговые авто

Некоторое время назад мы писали о том, что благодаря поправкам в Гражданский кодекс у добросовестных покупателей заложенных авто появился шанс сохранить за собой автомобиль. Изменения вступили в силу 1 июля 2014 года и касаются всех сделок по продаже заложенного имущества, совершенных после этой даты. Сегодня мы решили посмотреть, как эта норма работает на практике, и удается ли покупателям «нехороших» машин отбиться от претензий банка.

Напомним, что по старой редакции статьи 352 Гражданского кодекса РФ возмездное приобретение заложенного имущества добросовестным покупателем не являлось основанием для прекращения залога. То есть в случае, когда заемщик брал кредит под залог авто и без разрешения банка продавал его, банк мог подать иск об обращении взыскания на этот автомобиль к новому владельцу, и такие иски безоговорочно удовлетворяли. Новая редакция 352 статьи ГК прямо предусматривает: залог прекращается, когда заложенное имущество возмездно приобретает лицо, которое не знало и не должно было знать о том, что это имущество — предмет залога.

Мы проанализировали судебную практику областных судов и Верховного суда РФ за период с ноября 2015 года по март 2016 по заложенным авто, и вот что получается.

Суды учитывают момент продажи заложенного авто — до или после 1 июля 2014 года.

Например, определением №67-КГ-15-16 от 12.01.2016 судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ направила на новое рассмотрение дело по иску банка Открытие к Горбачевой об обращении взыскания на заложенное авто. Первоначальный собственник машины Губкин в 2007 году взял кредит под залог автомобиля в Русском Банке Развитие (банк Открытие является его правопреемником). Губкин не платил по кредиту, и 20.02.2014 по решению суда с него взыскали задолженность. Выяснилось, что 25.11.2010 Губкин продал авто Горбачевой без согласия банка, а 03.03.2011 она зарегистрировала его на свое имя.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали банку в иске к Горбачевой со ссылкой на новую редакцию ГК. Верховный суд при рассмотрении дела по кассационной жалобе Открытия напомнил, что гражданское законодательство не имеет обратной силы и применяется только к отношениям, возникшим после введения соответствующей нормы в действие. Поскольку продажа авто произошла до 01.07.2014, применять новую редакцию закона в данном деле нельзя.

Читайте также:  Неисполнение обязательств по договору ГК РФ

Условия, при которых покупателя залогового авто признают добросовестным и сохраняют ему машину

  • Банк зарегистрировал залог в единой информационной системе нотариата после продажи залогового авто, у покупателя есть подлинник паспорта транспортного средства, доказательств того, что покупатель знал о наличии залога в деле нет (апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 14.01.2016 по делу №33-571/2016 — кредитный договор и договор залога 04.12.2012, продажа авто 1 покупателю 20.01.2014, продажа авто 2 покупателю 23.09.2014, сведения в реестр залогов внесены 30.09.2014. Второй договор купли-продажи банком не оспорен. Покупатель добросовестный.
  • В договоре купли-продажи указано, что автомобиль не заложен, договор заключен после 01.07.2014, автомобиль куплен при наличии подлинника ПТС, доказательств того, что новый собственник авто на момент его приобретения знал и должен был знать о залоге, нет (апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 22.12.2015 по делу №33-22906/2015) — покупатель добросовестный, взыскание не обращено.
  • Доказательств заключения договора залога не представлено, договор купли-продажи заключен после 01.07.2014 (апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 24.11.2015 №33-20726/2015) — в обращении взыскания отказано.
  • Договор купли-продажи заключен после 01.07.2014, банком не оспорен и недействительным не признан, возмездность договора не оспорена, нет доказательств того, что покупатель знал и должен был знать о залоге, залог прекращен, оснований для обращения взыскания нет (апелляционное определение Московского городского суда от 12.11.2015 по делу №33-38622/2015).
  • Договор купли-продажи заключен после 01.07.2014, банк не внес авто в реестр залогового имущества, автомобиль был передан со всеми документами, поставлен на регистрационный учет в ГИБДД, покупатель добросовестный, отказано в обращении взыскания (апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 22.12.2015 по делу №33-8691/2015).
  • Договор купли-продажи заключен после 01.07.2014, залог внесен в реестр после заключения договора купли-продажи, на момент покупки авто сведения о залоге в реестре отсутствовали, доказательств того, что ПТС дубликат, нет, покупатель добросовестный, оснований для обращения взыскания нет (апелляционное определение Челябинского областного суда от 05.11.2015 по делу N 11-12549/2015).
  • Договор купли-продажи заключен после 01.07.2014, автомобиль приобретен возмездно, с оригиналом ПТС, в реестре уведомлений о залоге информации не было (зарегистрирован после договора купли-продажи), покупатель добросовестный, в обращении взыскания отказано (апелляционное определение Воронежского областного суда от 22.12.2015 по делу №33-6462/2015).
  • Договор купли-продажи после 01.07.2014, банк не доказал, что покупатель недобросовестный и что он знал или должен был знать о залоге, залог зарегистрирован в реестре после договора купли-продажи, машина куплена по оригиналу ПТС, покупатель добросовестный, взыскание не обращено (апелляционное определение Липецкого областного суда от 09.12.2015 по делу №33-3536/2015).
  • Договор купли-продажи после 01.07.2014, передан оригинал ПТС, договор возмездный, в реестре уведомлений о залоге информации нет, покупатель добросовестный, в обращении взыскания на машину отказано (апелляционное определение Пермского краевого суда от 09.11.2015 по делу №33-11112/2015).

Ситуации, когда на заложенное авто обращают взыскание, покупателя признают недобросовестным

  • На момент сделки купли-продажи авто залог был зарегистрирован в реестре, покупатель мог проверить наличие / отсутствие обременений на автомобиль, но не сделал этого, покупка залогового имущества не отвечает требованиям добросовестности, оснований для прекращения залога нет, взыскание на автомобиль обращено (апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 12.01.2016 по делу №33-614/2016).
  • Договор купли-продажи заключен до 01.07.2014, при продаже залог сохраняется, взыскание на автомобиль обращено (апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 01.12.2015 по делу №33-19011/2015).
  • Залог зарегистрирован до заключения договора купли-продажи авто (и то, и другое — после 01.07.2014), покупатель не получал информацию из реестра залогов, покупатель недобросовестный, взыскание на авто обращено (апелляционное определение Московского городского суда от 16.12.2015 по делу №33-46500/2015).
  • Договор купли-продажи заключен после 01.07.2014, новый владелец авто не доказал, что является добросовестным приобретателем, купил авто по дубликату ПТС, не принял мер по установлению сведений об обременении на автомобиль, приобретатель недобросовестный, взыскание обращено (апелляционное определение Астраханского областного суда от 23.12.2015 по делу №33-4482/2015).
  • Договор купли-продажи заключен после 01.07.2014, покупатель должен доказывать добросовестность своих действий, но не доказал, оригинал ПТС не представлен суду (утрачен, получен дубликат), покупатель недобросовестный, взыскание обращено (апелляционное определение Ростовского областного суда от 24.11.2015 по делу №33-17899/2015).
  • Договор купли-продажи заключен после 01.07.2014, договор залога зарегистрирован в реестре, авто приобретено с дубликатом ПТС, обстоятельства выдачи дубликата не выяснены, покупатель мог проверить, что автомобиль является предметом залога, покупатель недобросовестный, взыскание обращено (апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 11.11.2015 по делу №33-7378/2015).
  • Договор купли-продажи заключен после 01.07.2014, залог зарегистрирован до заключения договора купли-продажи, покупатель недобросовестный, взыскание обращено (апелляционное определение Челябинского областного суда от 03.11.2015 по делу №11-13410/2015).

То есть в целом новая редакция ГК работает, и в большинстве случаев добросовестным покупателям удается оставить заложенную машину за собой.

Добросовестность не помеха: когда за пропавший залог ответит третье лицо

Должник банка продал заложенное имущество добросовестному покупателю. Кредитная организация, пытаясь вернуть его себе, дошла до Верховного Суда. ВС разъяснил, когда залог можно считать сохранившимся и подлежащим возврату, если залогодатель продал его без согласия банка. Эксперты Право.ru оценили решения Верховного суда.

В 2007 году Губкин С. заключил кредитный договор на приобретение автомобиля с новосибирским филиалом банка “Русский Банк Развитие” (переименован в 2009 году в “Открытие”). По условиям соглашения приобретенное авто передали в залог банку до момента полного исполнения обязательств, предусмотренных кредитным договором.

Начиная с января 2011 года, Губкин перестал вносить платежи по кредиту. Тогда банк в октябре 2013 года обратился в суд с требованием взыскать задолженность (дело № 2-620/2014 (2-4753/2013;)

М-3656/2013). Железнодорожный районный суд Новосибирска иск “Открытия” удовлетворил частично, снизив по ст. 333 ГК РФ размер штрафных санкций, начисленных на основной долг, за просроченные проценты. Кроме того, судья Лина Кузьменко обратила взыскание на заложенное имущество – автомобиль, постановив выставить его на публичные торги. Но транспортное средство у гражданина Губкина приставы так и не обнаружили, выяснилось, что он продал его Горбачевой С. еще в ноябре 2010 года. Вместе с тем, на основании одного из пунктов кредитного договора, он не имел права этого делать без письменного согласия Банка, которое он не получал. В марте 2011 года новая владелица авто зарегистрировала его на свое имя, не зная о том, что автомобиль находится в залоге у Банка.

М-3769/2014) обратить взыскание на автомобиль, который принадлежал теперь Горбачевой. Судья Маргарита Сидорчук отказала в удовлетворении требований банка, сославшись на положения Федерального закона от 21 декабря 2013 года № 367-ФЗ, принятого в рамках реформы гражданского законодательства. Среди нововведений было добавлено такое основание для прекращения залога, как возмездное приобретение заложенного имущества лицом, которое не могло знать о том, что имущество является предметом залога (пп. 2 п.1 ст. 352 ГК РФ). Горбачеву суд признал добросовестным приобретателем и пояснил свой отказ банку тем, что в момент рассмотрения гражданского дела действовали изменения, принятые Федеральным законом № 367-ФЗ, соответственно залог спорного движимого имущества прекращен на основании пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ.

Представители банка обжаловали это решение, но судья Новосибирского областного суда Марина Савельева оставила акт первой инстанции без изменений (дело № 33-344/2015 (33-11170/2014;), дополнительно сославшись на п. 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 года № 10 “О некоторых вопросах применения законодательства о залоге”, поясняющий, что нельзя обращать взыскания на заложенное движимое имущество, возмездно полученное от залогодателя добросовестным приобретателем.

В итоге представители банка оспорили решения Новосибирских судов в ВС. Верховный суд указал (дело № 67-КГ15-16), что ни на момент возникновения спорных правоотношений, ни на дату принятия постановления Пленума ВАС ст. 352 ГК РФ в действовавшей тогда редакции не содержала такого основания для прекращения залога, как возмездное приобретение имущества добросовестным покупателем.

А в соответствии со ст. 3 (п. 1,3) № 367-ФЗ положения ГК РФ (в редакции указанного ФЗ) применяются к тем правоотношениям, которые возникли после дня вступления в силу этого федерального закона, то есть с 1 июля 2014 года. Кроме того, в п. 1 ст. 4 ГК РФ указано, что “действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в тех случаях, когда это прямо предусмотрено законом”.

Таким образом, по мнению ВС, новосибирские суды допустили существенные нарушения норм материального права, поэтому Верховный Суд в составе постановил отменить решение Новосибирского областного суда, отправив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. На настоящий момент повторное рассмотрение дела в апелляции еще не состоялось.

Мнение экспертов

Артем Сафонов, юрист “Некторов, Савельев и партнеры”, полностью одобряет позицию ВС по данному делу: “Нижестоящими судами были грубо нарушены фундаментальные нормы гражданского права, а именно действие гражданского законодательства во времени. Суды первой и апелляционной инстанции применили к отношениям, возникшим в 2010 году, нормы ГК РФ в редакции 2013 года (действовавшие на момент рассмотрения спора), что полностью противоречит ст. 4 ГК РФ, согласно которой акты гражданского законодательства не имеют обратной силы”.

С предыдущим спикером соглашается и Елена Мякишева, адвокат юридической группы “Яковлев и Партнеры”: “Позиция ВС РФ представляется обоснованной, так как она более соответствует буквальному толкованию норм о залоге, действовавших в редакции ГК РФ до 1 июля 2014 года. По общему правилу в такой ситуации добросовестны обе стороны: и залогодержатель, и приобретатель имущества. Поэтому на первый план выходит правовая определенность: ознакомившись с ГК РФ, лицо должно иметь возможность реально оценить правовые последствия своих действий. Прежняя редакция ГК РФ защищала залогодержателя, и он имел право рассчитывать на эту защиту. Приобретатель же должен был соответствующим образом учитывать свои риски”.

Александр Ванеев, партнер “BGP Litigation”, полагает, что с позицией Верховного Суда РФ можно согласиться только при условии принятия строго формального подхода: “На необходимость строгого следования этой формальной логике по вопросу залога Верховным Судом РФ уже было указано ранее в Обзоре судебной практики № 1 за 2015 год, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015. Однако там же сделана и оговорка: прежняя редакция ст. 352 ГК РФ должна применяться с учетом судебной практики. И по этому вопросу уже достаточно давно действует другое разъяснение – ВАС РФ (п. 25 Постановления Пленума от 17 февраля 2011 года № 10). В определении ВС РФ содержится заочная полемика с этим разъяснением ВАС РФ. В частности, говорится, что на тот момент действовала прежняя редакция пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ, согласной которой такого основания прекращения залога законодательством предусмотрено не было. Получается, что теперь ранее высказанная позиция ВАС РФ отвергнута на уровне Верховного Суда, что гипотетически может повлечь отмену судебных актов, принятых арбитражными судами на основании соответствующего разъяснения в тех случаях, когда применению подлежала прежняя редакция статьи 352 ГК РФ”.

Фаррух Саримсоков, юрист “Щекин и партнеры”, выражает сожаление по поводу неиспользования Верховным судом позиции ВАС по этому вопросу и считает, что ВС РФ “взял установленный КС РФ курс на недопустимость применения норм гражданского законодательства ретроспективно, который, в частности, просматривается в недавнем Постановлении от 15.02.2016 № 3-П. К сожалению, ВС РФ проигнорировал использованную нижестоящими судами правовую позицию ВАС РФ, содержащуюся в п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10, в котором указано, что, исходя из в том числе требований добросовестности, разумности и справедливости, на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя добросовестным лицом, не может быть обращено взыскание. По смыслу комментируемого определения ВС РФ по факту признал правовую позицию ВАС РФ ошибочной. Единственной защитой интересов покупателя заложенной вещи в случае ее изъятия остается лишь иск об убытках к продавцу, но если банк обращает взыскание на предмет залога, зачастую с такого продавца уже нечего взять”.

На другое решение КС указывает Вадим Инсаров, юрист петербургской практики “Пепеляев Групп”, считая спорным решение ВС и поддерживая позицию ВАС: “Практика коллегии по гражданским делам ВС РФ показывает, что применение судами общей юрисдикции ряда правовых подходов, выработанных в системе арбитражных судов (например, о квалификации предварительного договора, по которому произведена оплата, как договора купли-продажи будущей вещи) поддерживается данной коллегией, и судебная практика унифицируется. В пользу позиции ВАС о прекращении залога при приобретении заложенного имущества добросовестным приобретателем свидетельствует то, что она была воспринята законодателем и стала текстом Закона (прим. ред. – № 367-ФЗ). Следует учитывать и позицию КС РФ о ретроактивном действии норм, защищающих добросовестных участников гражданского оборота, изложенную им в постановлении от 27.10.2015 № 28-П. Неодинаковое применение норм права о защите добросовестного лица в отношении предпринимателей и обычных граждан ставит под сомнение конституционность предложенного коллегией по гражданским делам ВС РФ толкования”.

Даже те эксперты, кто посчитал решение ВС спорным, в частности Вадим Инсаров и Фаррух Саримсоков, уверены, что апелляционная инстанция при повторном рассмотрении разрешит дело, основываясь на позиции ВС.

Прекращение залога при переходе права собственности на залоговое имущество к добросовестному приобретателю Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шульга Антонина Константиновна, Кондратов Николай Евгеньевич

В статье рассматриваются коллизии права в области прекращения залога при переходе права собственности на залоговое имущество к добросовестному приобретателю . Приводится судебная практика по вопросам о выполнении залоговых обязательств приобретателем залогового имущества и о сохранении залога в случае возмездного приобретения заложенного имущества .

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Шульга Антонина Константиновна, Кондратов Николай Евгеньевич

Текст научной работы на тему «Прекращение залога при переходе права собственности на залоговое имущество к добросовестному приобретателю»

Шульга Антонина Константиновна

кандидат юридических наук, доцент,

Кубанский государственный аграрный университет

им. И.Т. Трубилина

Кондратов Николай Евгеньевич

Кубанский государственный аграрный университет

им. И.Т. Трубилина

Прекращение залога при переходе права собственности на залоговое имущество к добросовестному приобретателю

В статье рассматриваются коллизии права в области прекращения залога при переходе права собственности на залоговое имущество к добросовестному приобретателю. Приводится судебная практика по вопросам о выполнении залоговых обязательств приобретателем залогового имущества и о сохранении залога в случае возмездного приобретения заложенного имущества.

Ключевые слова: залог, право собственности, добросовестный приобретатель, кредитор, имущество.

A.K. Shulga, Candidate of Law, Assistant Professor, Kuban State Agrarian University named after I.T. Trubilin; е-mail: antonina.bolshakova@inbox.ru;

N.E. Kondratov, Kuban State Agrarian University named after I.T. Trubilin; e-mail: nikolai. kondratov.96@mail.ru

Cessation of pledge in the transfer of ownership of collateral to a bona fide purchaser

The article discusses the conflict-of-law in the area of termination of pledge in the transfer of ownership of collateral to a bona fide purchaser in the analysis of judicial practice. The court practice is given on the issues of the fulfillment of pledge obligations by the purchaser of the collateral property and about the preservation of the pledge in case of for-profit acquisition of the pledged property. Key words: deposit, right of ownership, bona fide purchaser, lender, property.

Залог является одним из наиболее распространенных способов обеспечения исполнения обязательств. Основные положения правового регулирования отношений по залогу содержатся в ГК РФ.

В соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. № З67-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № З67-ФЗ) [1] были внесены изменения, затрагивающие вопросы правового регулирования залога и касающиеся существенных условий договора залога, распоряжения предметом залога и регистрации залога движимого и недвижимого имущества.

Читайте также:  Изменение условий договора в одностороннем порядке ГК РФ

Суть залога заключается в передаче имущества, из стоимости которого кредитор может

получить удовлетворение, если обязательство будет не исполнено должником или исполнено ненадлежащим образом, и в обеспечении выполнения обязательств по договору, этот кредитор имеет преимущество перед другими кредиторами лица, которому это имущество принадлежит.

Залог может возникнуть как на основании договора, так и в случаях, установленных законом (залог на основании закона).

Новая редакция нормы о залоге значительно расширила количество оснований прекращения залога (ст. 352 ГК РФ) [2]: вместо закрытого списка предыдущего варианта ГК РФ в настоящее время перечень открыт: стороны могут сами предусмотреть случаи, когда залог прекращает свое действие.

Федеральный закон № З67-ФЗ защищает добросовестных приобретателей имущества, находящегося в залоге: если лицо не знало и не могло знать о том, что приобретаемая им вещь

передана в залог, залог в этом случае не сохраняется. Эта норма представляется весьма полезной, поскольку, например, покупатели подержанных автомобилей наконец смогут получить чуть больше уверенности в том, что за их машиной не придут приставы, чтобы изъять ее как обеспечение по автокредиту предыдущего владельца.

Под добросовестным приобретателем заложенного имущества понимается лицо, которое не знало и не должно было знать, что это имущество находится в залоге. Если этот факт будет установлен, то залог прекратится (пп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ). Для эффективной реализации этих положений вводится информационная система о залоге движимого имущества -специальный реестр, который будут вести нотариусы и из которого заинтересованные лица могут запрашивать информацию о наличии или отсутствии залога. Если стороны договора о залоге не внесут информацию о залоге в реестр (а это добровольная процедура), то они не могут ссылаться на право залога в отношениях с третьими лицами (п. 4 ст. 339.1 ГК РФ) [2].

Одним из новых оснований для прекращения залога является возмездное приобретение заложенного имущества добросовестным приобретателем. Этот случай является исключением из общего правила о сохранении залога при переходе прав на заложенное имущество (п. 1 ст. 353 ГК РФ) [2]. Представляется, что о добросовестности приобретателя могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

предоставление приобретателю оригинального документа о праве продавца на реализуемое имущество (например, ПТС); если предоставлен дубликат (что, как правило, указывает на наличие залога), то данное обстоятельство может говорить о неосмотрительности покупателя; однако не всегда предоставление дубликата ПТС может быть свидетельством недобросовестности приобретателя;

отсутствие на заложенном имуществе в момент его передачи приобретателю знака, указывающего на залог; если подобные знаки имелись, то приобретатель не может признаваться добросовестным.

До принятия Федерального закона № 367-ФЗ судебная практика по вопросу о сохранении залога в случае возмездного приобретения заложенного имущества добросовестным лицом не была единообразной. Арбитражные суды указывали, что в этой ситуации залог прекращается. Однако данный подход применялся лишь к залогу движимого имущества.

Суды общей юрисдикции, напротив, отмечали, что залог сохраняется вне зависимости от добросовестности нового собственника имущества. Приобретатель заложенного иму-

щества должен удовлетворить требования кредиторов из стоимости перешедшего к нему предмета залога. При этом покупатель (новый залогодатель) вправе требовать от продавца (прежнего залогодателя) возмещения убытков, причиненных изъятием имущества [1].

Данная проблема уже получила свое законодательное решение (п. 1 ст. 352 ГК РФ) и является весьма распространенной ситуацией на рынке коммерческого и розничного автокредитования: заемщик приобретает на заемные денежные средства транспортное средство, которое отдается в залог кредитору (банку). Затем тот же заемщик продает данное транспортное средство другому лицу, которое не знает об обременении и узнает об этом, когда заемщик перестает платить по кредиту и залогодержатель (банк) намеревается реализовать залог. Незнание приобретателя может быть вполне естественным, поскольку система реестра залогов движимого имущества все же не работает и нет публичного информационного источника проверки «чистоты» движимого имущества от обременений.

В этой ситуации неизбежно будет ущемленная сторона: или кредитор-залогодержатель (теряет залог), или добросовестный приобретатель (теряет имущество).

Позиция Верховного Суда РФ является следующей: добросовестный приобретатель заложенного движимого имущества должен удовлетворить требования кредиторов из перешедшего к нему предмета залога, поскольку переход права собственности не прекращает право залога, т.к. правопреемник залогодателя становится на его место (см. определение Верховного Суда РФ от 20 марта 2012 г. № 16-В11-24, от 10 апреля 2007 г. № 11В07-12, п. 1 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 г., утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 30 мая 2007 г.)

Какое-либо применение ст. 302 ГК РФ (т.е. защита добросовестного приобретателя) к данным отношениям Верховным Судом РФ отрицается.

В исключительных целях суды общей юрисдикции поддерживают позицию Верховного Суда РФ (см. Апелляционные определения Алтайского краевого суда от 22 октября 2013 г. по делу № 33-8692-13, Верховного Суда Республики Мордовия от 19 февраля 2013 г. по делу № 33-338/2013).

Правовая позиция Верховного Суда РФ явно направлена на защиту интересов кредитора (залогодержателя): залог может быть

реализован, несмотря на переход права собственности. Однако приобретение заложенного имущества добросовестным приобретателем является основанием для прекращения залога согласно п. 25 постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» [3]. Арбитражные суды активно применяют разъяснения Пленума ВАС РФ и столь же активно защищают добросовестного приобретателя в рассматриваемой ситуации [3].Имеются также единичные примеры применения этой позиции судами общей юрисдикции (см. апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 25 декабря 2013 г. по делу № 33-4314/2013, определение Московского областного суда от 22 сентября 2011 г. по делу № 33-21592). Но в целом суды общей юрисдикции отрицают подход, выработанный Пленумом ВАС РФ (см. определения Ленинградского областного суда от 6 ноября 2013 г. № 33-5214/2013, от 22 ноября 2012 г. № 33-5133/2012, Ивановского областного суда от 10 июня 2013 г. по делу № 33-1170, Пермского краевого суда от 1 октября 2012 г. по делу № 33-9006, апелляционные определения Алтайского краевого суда от 23 октября 2013 г. по делу № 33-8233/2013, Верховного суда Удмуртской Республики от 27 мая 2013 г. по делу № 33-1542). Отрицает его и сам Верховный Суд РФ (см. определение от 20 марта 2012 г. № 16-В11-24).

Правовая позиция Пленума ВАС РФ защищает добросовестного приобретателя заложенного движимого имущества, поскольку, если приобретатель признан судом добросовестным, то он получает защиту от притязаний залогодержателя (кредитора).

Правовая позиция Пленума ВАС РФ являла собой пример «права справедливости», поскольку действующая на настоящий момент редакция части первой ГК РФ не содержит такого основания прекращения залога, как «переход права собственности на предмет залога» или «отчуждение предмета залога добросовестному приобретателю», на что справедливо обратил внимание и Верховный Суд РФ.

В связи с этим Пленуму ВАС РФ ничего не оставалось, как использовать аналогию права. Сейчас эта позиция получила законодательное закрепление, и с 1 июля 2014 г. залоговым кредиторам во всех случаях придется учитывать новый риск утраты залога – его отчуждение добросовестному приобретателю.

Подход Верховного Суда РФ постепенно уйдет в прошлое, а вместе с ним уйдут правоотношения, возникшие до 1 июля 2014 г.

Итак, сегодня существует две противоположенные судебные позиции в решении вопроса о выполнении залоговых обязательств приобретателем залогового имущества: система арбитражных судов допускает применение правила о добросовестном приобретении, система судов общей юрисдикции этого не допускает.

Законодательство РФ не содержит нормы, позволяющей освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших на него обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи данное лицо не знало об обременениях, наложенных на данное имущество (п. 1 ст. 352 ГК РФ).

Судебная практика по данному вопросу неоднозначна. Так, в соответствии с определением Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. по делу № 11В07-12 переход права собственности не прекращает право залога, а правопреемник залогодателя становится на его место. При этом каких-либо исключений, позволяющих освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших на него обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи оно не знало о наложенных на него обременени-ях, не предусмотрено (см. определение Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. по делу № 11В07-12).

К аналогичным выводам приходит большинство судов РФ (постановления ФАС Поволжского округа от 18 ноября 2010 г. по делу № А12-23135/2009, ФАС Уральского округа от 23 июля 2008 г. по делу № Ф09-60/08-С5).

Более того, ВАС РФ в определении от 10 апреля 2008 г. № 4585/08 разъяснил, что ссылка заявителя на то, что он является добросовестным приобретателем, не может быть признана обоснованной, т.к. нормы ст. 302 «Истребование имущества от добросовестного приобретателя» ГК РФ применяются при рассмотрении исков об истребовании имущества и не применяются в отношении требований об обращении взыскания на предмет залога (см. определение ВАС РФ от 10 апреля 2008 г. № 4585/08).

Однако позднее Пленум ВАС РФ представил иную позицию по данному вопросу. Он разъяснил, что, исходя из гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ), взыскание не может быть обращено на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога. Пленум ВАС РФ отметил, что суды должны оценивать

обстоятельства приобретения заложенного имущества, исходя из которых покупатель должен был предположить, что он приобретает имущество, находящееся в залоге. В частности, суды должны установить, был ли вручен приобретателю первоначальный экземпляр документа, свидетельствующего о праве продавца на продаваемое имущество (например, ПТС), либо его дубликат, имелись ли на заложенном имуществе в момент его передачи приобретателю знаки о залоге (постановление Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге») [3].

Таким образом, Пленум ВАС РФ допускает, что если лицо, приобретшее имущество, не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога, то на данное имущество не может быть обращено взыскание.

В связи с изменениями в ГК РФ добросовестный приобретатель имеет шанс оставить в своей собственности транспортное средство, находящееся в залоге у банка.

При этом точное понимание и следование новым нормам, закрепленным в соответствующих статьях ГК РФ, позволит избежать негативных последствий на практике.

1. О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации: федер. закон от 21 дек. 2013 г. № 367-ФЗ. Доступ из справ. правовой системы «Консуль-тантПлюс».

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 29 июля 2017 г.). Доступ из справ. правовой системы «Консультант-Плюс».

3. О некоторых вопросах применения законодательства о залоге: постановление Пленума ВАС РФ от 17 февр. 2011 г. № 10. Доступ из справ. правовой системы «Кон-сультантПлюс».

1. On amendments to part one of the Civil Code of the Russian Federation and the annulment of certain legislative acts (provisions of legislative acts) of the Russian Federation: fed. law d.d. Dec. 21, 2013. № 367-FL. Access from legal reference system «ConsultantPlus»

2. The Civil Code of the Russian Federation (part one) d.d. Nov. 30, 1994 № 51-FL (as amended on July 29, 2017). Access from legal reference system «ConsultantPlus».

3. On some issues of application of pledge legislation: resolution of the Plenum Supreme Arbitration Court of the Russian Federation d.d. Febr. 17, 2011. № 10. Access from legal reference system «ConsultantPlus».

ИЗДАНИЯ КРАСНОДАРСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ

щ кр&еийдагкиий умвэдситвт МВД России

БЕЗОПАСНОСТИ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ

ЗАДАЧИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Всероссийской научно-практической крнференцни

(23 няня 2017 tj

Обеспечение общественной безопасности и противодействие преступности: задачи, проблемы и перспективы : материалы Всерос. науч.-практ. конф. (23 июня 2017 г.): в 2 т. / под общ. ред. С.А. Буткевича. – Краснодар : Краснодарский университет МВД России, 2017. – Т. I. – 272 с.

Сборник содержит материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной проблемам и специфике обеспечения общественной безопасности, разработки мер по укреплению правопорядка и противодействию преступности.

Для профессорско-преподавательского состава, докторантов, адъюнктов, курсантов, слушателей образовательных организаций МВД России, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации.

Обращение взыскания на заложенное движимое имущество: как доказать добросовестность приобретателя?

Особое место среди актуальных судебных споров в настоящее время занимают споры по залоговым обязательствам сторон. Так, участились ситуации, когда лицо берет кредит в банке в целях покупки транспортного средства, машин, техники, оборудования или иного движимого имущества, которое затем становится предметом залогового обязательства. Исполнять обязательство по погашению кредита заемщик не может, допускает просрочку, и банк обращается в суд с требованием о взыскании денежных средств по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество. Однако в ходе рассмотрения дела выясняется, что залоговое имущество уже продано или иным образом отчуждено третьему лицу, которое владеет и пользуется этим имуществом, и тут начинаются судебные тяжбы.

В связи с кризисом в экономике обострилась проблема невозможности исполнения лицами своих кредитных обязательства перед кредиторами. В настоящее время такая тенденция носит довольно массовый характер и сопряжена с большим количеством нарушений прав как заемщиков, так и кредиторов.

Категория дел по обращению взыскания на заложенное имущество является довольно значимой, т.к. необходимо допустить соблюдение прав не только заемщика и кредитора (залогодержателя), но и конечного собственника залогового имущества, который зачастую ни сном, ни духом не знает о наличии обременений своего имущества.

Законодательное регулирование.

В соответствии с действующей редакцией п. 1 ст. 353 Гражданского кодекса РФ в случае перехода прав на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев, указанных в п/п 2 п. 1 ст. 352 и ст. 357 Гражданского кодекса РФ) либо в порядке универсального правопреемства залог сохраняется. Правопреемник залогодателя приобретает права и несет обязанности залогодателя, за исключением прав и обязанностей, которые в силу закона или существа отношений между сторонами связаны с первоначальным залогодателем.

Данные изменения были внесены Федеральным законом от 21.12.2013 г. № 367-ФЗ. Также данный закон ввел расширенный перечень оснований прекращения залога, что существенно усилило охрану прав третьих лиц-добросовестных приобретателей.

Согласно п. 1 ст. 352 Гражданского кодекса РФ одним из оснований для прекращения залогового обязательства стало обстоятельство, при котором заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога (подпункт 2). Данные изменения вступили в силу с 01.07.2014 г.

Ранее действующая редакция Гражданского кодекса РФ позволяла залогодержателям во всех случаях обращать взыскание на предмет залога. Право банков на обращение взыскания на заложенное имущество пользовалось абсолютной защитой. Такой перекос в защите прав явно не учитывал баланс интересов сторон и не защищал прав добросовестных участников гражданских правоотношений – приобретателей залогового имущества.

Одновременно с внесением указанных выше изменений законодатель ввел и механизм защиты прав залогодержателя, закрепив институт реестра уведомлений о залоге.

В соответствии с п. 4 ст. 339.1 Гражданского кодекса РФ з алог большинства видов движимого имущества, в том числе автомобилей, транспортных средств и т.д., может быть учтен путем регистрации уведомлений о залоге, поступивших от залогодателя, залогодержателя или в случаях, установленных законодательством о нотариате, от другого лица, в реестре уведомлений о залоге такого имущества (реестр уведомлений о залоге движимого имущества). Реестр уведомлений о залоге движимого имущества ведется в порядке , установленном законодательством о нотариате.

Данный реестр является общедоступным и располагается в сети Интернет по адресу www . reestr – zalogov . ru . Значимыми принципами ведения данного реестра является его публичность – любой и каждый может получить выписку из данного реестра либо просмотреть его в режиме онлайн на сайте в сети Интернет.

Читайте также:  Гарантийное письмо на поставку товара - образец

Что говорят суды?

Изменяя действующее законодательство и вводя в правовое поле реестр уведомлений о залоге движимого имущества, законодатель все же не реализовал институт регистрации залога движимого имущества и, как следствие, придание юридической силы тем залоговым правоотношениям, сведения о предмете которых содержатся в нотариальном реестре уведомлений о залоге движимого имущества.

Вместе с тем, в судах рассматривается немало дел, связанных с обращением взыскания кредиторами на предметы залога по залоговым сделкам.

В предмет доказывания по данной категории дел входят следующие обстоятельства:

  • наличие правоотношений между кредитором и заемщиком, возникших из договора (кредитного, займа и др.);
  • наличие правоотношений между залогодателем и залогодержателем, возникших из сделки, порождающей залоговые обязательства;
  • факт нарушения заемщиком условий денежного обязательства и наступление условий для возможности обращения взыскания на предмет залога;
  • установление лица, в чьей собственности и фактическом владении находится предмет залога;
  • установление наличия либо отсутствия добросовестности владения предметом залога лица, являющегося собственником предмета залога, но не являющегося стороной по сделке, на основании которой возникло залоговое обязательство.

По сути, краеугольным камнем судебного спора по поводу обращения взыскания на предмет залога, находящегося в собственности лица, не являющегося залогодателем, становится доказывание факта добросовестности при приобретении предмета залога.

Рассматривая дела об обращении взыскания на предмет залога, находящийся в собственности у лица, не являющегося залогодателем (для удобства назовем его «приобретателем»), суды уделяют внимание таким следующим обстоятельствам:

  • наличие либо отсутствие в договоре купли-продажи или ином договоре положения об отсутствии притязаний третьих лиц на предмет сделки, не нахождении его в споре, под запрещением или арестом, отсутствии залоговых обязательств на данное имущество. Такие положения договора являются безусловно формальными, автоматически прописываемыми в каждой сделке, однако несмотря на это, важными в плане доказывания добросовестности приобретения спорного имущества;
  • наличие и юридическое качество документов, подтверждающих право собственности. Например, в отношении транспортных средств суды обращают внимание на паспорт транспортного средства: является ли ПТС дубликатом, имеются ли на нем какие-либо надписи и записи, указывающие на нахождение ТС под режимом предмета залога;
  • прошел ли автомобиль процедуру постановки на учет и возникали ли у нового собственника проблемы с его постановкой на учет;
  • указаны ли сведения о спорном автомобиле в реестре уведомлений о залоге движимого имущества и если такие сведения внесены в указанный выше реестр, то когда это было сделано: до перехода права собственности к приобретателю или после.

В силу п. 4 ст. 339.1 Гражданского кодекса РФ залогодержатель в отношениях с третьими лицами вправе ссылаться на принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учете залога, за исключением случаев, если третье лицо знало или должно было знать о существовании залога ранее этого. Отсутствие записи об учете не затрагивает отношения залогодателя с залогодержателем.

В свою очередь кредиторы зачастую связывают добросовестность приобретателя именно с установлением факта отсутствия в реестре уведомлений о залоге движимого имущества сведений о наличии залога в отношении спорно имущества.

С одной стороны, лицо, проявляя должную осмотрительность, при приобретении в собственность имущества конечно же должно проверить это имущество всеми возможными способами, в том числе и по нотариальному реестру уведомлений о залоге движимого имущества. Ссылка приобретателя на то, что он не знал о существовании такого реестра, разбивается о юридическую максиму – незнание закона не освобождает от ответственности.

Вместе с тем, с другой стороны, в соответствии с ч. 2 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ). Аналогичные по своей сути нормы содержатся и в Арбитражном процессуальном кодексе РФ (ч.ч. 1, 4, 5 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

Данные правовые нормы не позволяют судам при принятии решения ограничиваться одним лишь формальным подходом к делу, что положительно влияет на качество рассмотрения дела с учетом всех его обстоятельств.

В пользу такого подхода свидетельствует и еще одно обстоятельство. Все же внесение в нотариальный реестр уведомлений о залоге движимого имущества не равнозначно регистрации залога, а потому не является обязательным ни для залогодателя, ни для залогодержателя, в связи с чем, говорить о какой-то исключительной роли наличия записи в нотариальном реестре не приходится.

Если применять аналогию, то можно обратиться к регистрации залога в отношении недвижимого имущества. Такие данные содержатся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В случае если приобретатель заключит с залогодателем договор, направленный на возникновение у первого права собственности, то орган Росреестра откажет в регистрации перехода права собственности по причине наличия обременения в отношении предмета сделки. В случае приобретения движимого имущества какой-либо регистрирующий орган отсутствует, а соответственно и отсутствует возможность отследить наличие залогового обязательства в отношении данного имущества с абсолютной степенью уверенности.

Способ решения проблемы.

Конечно, можно оставить все как есть и ничего не менять, но существующая правовая конструкция представляется неэффективной, т.к. допускает возникновение судебных споров и загрузку судов делами, возникновение которых можно в принципе избежать.

Учитывая, что предметом залога является имущество, имеющее, как правило, стоимость соразмерную денежному (кредитному, заемному) обязательству, то способом недопущения спорных ситуаций было бы принятие законодателем механизма регистрации залога и в отношении движимого имущества на базе какой-либо государственной структуры или нотариата. Так, например, обязательная регистрация залога имела бы следующие принципы:

  • залог возникает с момента его регистрации;
  • к договору, направленному на переход права собственности на движимую вещь, должна быть приложена выписка из соответствующего реестра регистрации залога об отсутствии залоговых обязательств в отношении предмета залога;
  • исключить из сферы регистрации залогов в отношении движимого имущества определенной стоимости либо определенного вида. Скажем, залог движимого имущества – транспортных средств, оборудования, механизмов, имеющих идентификационные номера – должен подлежать обязательной регистрации в соответствующем реестре. Из видов движимого имущества, в отношении которых обязательна регистрация залога, исключить вещи, переданные залогодержателю. Можно также ввести стоимостной ценз в отношении предметов залога, которые должны содержаться в соответствующем реестре.

Однако внесение таких изменений в настоящий момент представляется вряд ли возможным.

И что в итоге?

В итоге, учитывая все обстоятельства изложенные выше и практику применения существующего правового института залога судами, представляется, что основополагающим доказательством факта добросовестности приобретения будет выступать отсутствие записи в нотариальном реестре уведомлений о залоге движимого имущества. В связи с этим, при приобретении какого-либо движимого имущества, а тем более дорогостоящего, например, транспортных средств, механизмов, оборудования и др., потенциальному покупателю до заключения договора и передачи денежных средств необходимо проверить такое имущество через сервис в сети Интернет и обратиться к нотариусу, чтобы получить соответствующую выписку из реестра. Только таким способом приобретатель может максимально обезопасить себя от неблагоприятного исхода судебных тяжб.

Однако если судебный спор возник, то задача собственника – доказать факт добросовестности приобретения, который на сегодняшний день подтверждается отсутствием сведений в нотариальном реестре уведомлений о залоге движимого имущества.

(статья опубликована в газете ЭЖ-Юрист. 2016 г. № 25)

ВС: возможность узнать о наличии обременения исключает добросовестность

Верховный Суд вынес Определение № 46-КГ19-18, в котором указал, может ли считаться, что покупатель автомобиля действовал добросовестно, если он не проверил, находится ли транспортное средство в залоге.

Между ПАО «Росбанк» и Валерием Соколовым был заключен договор о предоставлении кредита на приобретение автомобиля, по условиям которого банк предоставил деньги в размере около 960 тыс. руб. сроком до 26 декабря 2017 г. под 17,4% годовых. Кредитное обязательство Соколова обеспечивалось залогом приобретаемого автомобиля с залоговой стоимостью, равной цене приобретения. В этот же день Соколов приобрел автомобиль.

30 декабря 2014 г. залог на автомобиль был зарегистрирован в пользу банка в Реестре уведомлений о залоге движимого имущества. 15 января 2015 г. Валерий Соколов заключил с ИП Канюкаевой Ю.Т. договор поручения на продажу автомобиля, который в тот же день был продан С. Киндееву. 7 февраля 2015 г. прежний собственник авто умер, а через полгода Киндеев продал ТС Наталье Жестковой.

20 октября 2017 г. Наталья Жесткова заключила с АО КБ «Локо-Банк» договор залога автомобиля с целью обеспечения обязательств ООО «Фактум Сервис» по кредитному договору. Через пару дней залог на автомобиль был зарегистрирован также в пользу АО КБ «Локо-Банк».

Как выяснилось позднее, наложенное на автомобиль первоначальное обременение не было снято до первой продажи и он оставался в залоге у «Росбанка». Кредитная организация обратилась в Октябрьский районный суд г. Самары с иском к Наталье Жестковой об обращении взыскания на заложенный Валерием Соколовым автомобиль путем реализации с публичных торгов с установлением начальной продажной цены в размере более 1 млн руб. и возмещением расходов на уплату государственной пошлины. В частности, банк ссылался на то, что 30 декабря 2014 г. в реестр уведомлений о залоге движимого имущества Федеральной нотариальной палаты были внесены сведения о залоге автомобиля.

Жесткова, в свою очередь, предъявила встречный иск к банку о прекращении залога в силу добросовестного приобретения спорного автомобиля.

Отказывая в удовлетворении исковых требований банка и удовлетворяя встречные исковые требования Натальи Жестковой, суд первой инстанции исходил из того, что женщина приобрела автомобиль по возмездной сделке, не знала и не должна была знать о том, что он является предметом залога, а потому в силу положений подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК залог в пользу банка подлежит прекращению.

Кроме того, суд сослался на п. 7 договора купли-продажи, заключенного между Киндеевым и Жестковой, согласно которому продавец гарантирует, что до заключения договора отчуждаемый автомобиль никому не продан и не обещан в дар, не заложен, спора о нем не имеется, под арестом он не значится.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда согласилась с выводами первой инстанции, после чего банк обратился в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, ВС указал, что в силу подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога. При этом он отметил, что согласно п. 3 ст. 1 ГК при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Суд сослался на п. 1 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором разъясняется, что при оценке действий сторон на предмет добросовестности следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны.

ВС указал, что с целью защиты прав и законных интересов залогодержателя как кредитора по обеспеченному залогом обязательству в абз. 1 п. 4 ст. 339 ГК введено правовое регулирование, предусматривающее учет залога движимого имущества путем регистрации уведомлений о его залоге в реестре уведомлений о залоге движимого имущества единой информационной системы нотариата.

Суд отметил, что в соответствии с абз. 3 п. 4 ст. 339.1 ГК залогодержатель в отношениях с третьими лицами вправе ссылаться на принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учете залога, за исключением случаев, если третье лицо знало или должно было знать о существовании залога ранее этого.

«Таким образом, по настоящему делу юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими исследованию и оценке при решении вопроса о добросовестности приобретателя заложенного имущества, являлся факт регистрации залога транспортного средства в реестре и установление возможности получения любым лицом информации о залоге такого транспортного средства из данного реестра», – резюмировал Верховный Суд.

Он подчеркнул, что судом не установлено, что при покупке автомобиля Наталья Жесткова проверяла информацию о его нахождении в залоге, размещенную в свободном доступе на официальном сайте Федеральной нотариальной палаты, как и то, что существовали какие-либо препятствия, объективно не позволяющие ей осуществить такую проверку. Сами стороны на такие обстоятельства при рассмотрении дела также не ссылались.

ВС подчеркнул, что, вопреки доводам, содержащимся в возражениях Жестковой на кассационную жалобу, законодатель в настоящем случае связывает добросовестность приобретения залогового имущества не только с наличием у предполагаемого добросовестного приобретателя сведений о наличии обременения, но и с наличием возможности их получения.

«Поскольку обстоятельств, препятствующих Жестковой Н.А. получить сведения из реестра уведомлений, при рассмотрении дела судами не установлено, выводы о том, что она является добросовестным приобретателем, нельзя признать обоснованными», – посчитал ВС.

Кроме того, он отметил, что ссылка суда на п. 7 договора купли-продажи, заключенного между Киндеевым и Жестковой, сама по себе не свидетельствует о том, что женщина приняла все меры, которые мог и должен был принять любой разумный субъект гражданского оборота, действующий осмотрительно и добросовестно.

Таким образом, Верховный Суд отменил последний судебный акт и направил дело на пересмотр в апелляцию.

В комментарии «АГ» адвокат юридической фирмы ART DE LEX Юлий Ровинский указал, что Верховный Суд занял правильную позицию. «Наверное, кому-то может показаться, что система учета залогов движимого имущества создает для потребителей дополнительные издержки в виде обязанности проверять реестр. Но, на мой взгляд, от этой системы намного больше плюсов», – считает адвокат. Так, он отметил, что кредитор должен быть уверен, что сможет обратить взыскание на предмет залога в случае неисправности должника и получить всю или значительную часть долга обратно. «Когда кредитор уверен в этом, его риски минимальны, а значит, он не будет закладывать эти риски в стоимость кредита», – указал Юлий Ровинский.

По мнению адвоката, судебные акты нижестоящих инстанций могут объясняться патернализмом, который свойственен судам, рассматривающим споры с участием граждан, и это далеко не всегда плохо. «Но в рассматриваемом случае решения нижестоящих судов могли вызвать далеко идущие последствия. Если позволить покупателю игнорировать отметку о залоге в реестре, то значение реестра залогов движимых вещей обесценится. Никто из кредиторов не будет полагаться на заложенную в его пользу движимую вещь – вместо этого кредиторы будут требовать другое, более надежное обеспечение. Это может привести к тому, что условия кредитования потребителей будут ухудшаться. Да и приобретать те же автомобили станет опаснее: если нет понятных и работающих для всех правил, как можно быть уверенным, что купленная машина не заложена и кредитор через суд не обратит на нее взыскание?» – рассуждает Юлий Ровинский.

Он добавил, что это не первое дело ВС по данному вопросу – такой же вопрос Суд рассматривал 23 октября 2018 г. в Определении № 18-КГ18-177 и сделал схожие выводы. Адвокат выразил надежду, что суды будут придерживаться заданного ориентира.

Юрист консалтинговой группы G3 Антон Ильин отметил, что, так как сегодня существует большое количество интернет-сервисов, позволяющих выявить наличие обременений, наложенных на имущество, любой покупатель перед покупкой может проверить то или иное имущество. Он указал, что зачастую суды придерживаются мнения, что приобретатель обязан проявить должную осмотрительность и предпринять все меры, направленные на установление факта наличия обременений на то или иное имущество, включая изучение информации, размещенной в Интернете.

«В рассматриваемом деле Жесткова должна была предоставить суду доказательства того, что во время ее самостоятельной проверки ограничения на автомобиль отсутствовали, однако ею этого сделано не было. Учитывая все обстоятельства дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда правомерно вынесла определение о направлении дела на новое рассмотрение», – заключил Антон Ильин.

Ссылка на основную публикацию