Недостаточность средств у поручителя при заключении договора поручительства не делает сделку мнимой

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 января 2016 г. N 57-КГ15-14 Вынесенное ранее апелляционное определение, которым договоры поручительства признаны недействительными, отменено, а решение суда первой инстанции, которым отказано в удовлетворении заявленных требований, оставлено в силе, поскольку невозможность исполнения сделки при ее заключении не свидетельствует о ее мнимости и не означает, что у стороны договора поручительства и в дальнейшем будет отсутствовать возможность удовлетворить требования кредитора

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С. и Романовского С.В.,

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по искам ОАО “Россельхозбанк” (процессуальный правопреемник ООО “Холдинговая Компания “Белая птица”) к ООО “Торговый дом “Золотой Гребешок”, Никитенко Н.И., Миськову Е.С., Мельниковой Е.А. о взыскании задолженности по кредитным договорам, по встречным искам Никитенко Н.И., Миськова Е.С., Мельниковой Е.А. к ОАО “Россельхозбанк” о признании договоров поручительства недействительными

по кассационной жалобе представителя ООО “Холдинговая Компания “Белая птица” Волобуева И.В. на апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителей ООО “Холдинговая Компания “Белая птица” Привалихиной Е.В., Удинцова А.Е., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Никитенко Н.И., представителя Миськова Е.С. – Русецкого А.В. по доверенности, возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

ОАО “Россельхозбанк” (далее – Банк) обратилось в суд с иском о взыскании задолженности по кредитным договорам к ООО “Торговый дом “Золотой Гребешок”, Никитенко Н.И., Миськову Е.С., Мельниковой Е.А., являвшимся поручителями ЗАО “Рождественское поле”.

Мельникова Е.А., Никитенко Н.И. и Миськов Е.С. предъявили встречные иски к Банку о признании недействительными договоров поручительства как мнимых сделок.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 22 апреля 2014 г. первоначальные исковые требования удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 23 сентября 2014 г. решение Октябрьского районного суда г. Белгорода от 22 апреля 2014 г. отменено в части взыскания задолженности по кредитным договорам с Мельниковой Е.А., Никитенко Н.И. и Миськова Е.С. и отказа в удовлетворении встречных исковых требований, в отмененной части по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований и удовлетворении встречных исковых требований. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

При апелляционном рассмотрении дела определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 23 сентября 2014 г. по делу произведена замена в порядке процессуального правопреемства истца Банка на ЗАО “АгроПлюс” (л.д. 183 т. 7).

Постановлением президиума Белгородского областного суда от 7 мая 2015 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 23 сентября 2014 г. отменено в части разрешения первоначальных исковых требований к Никитенко Н.И., Миськову Е.С. и Мельниковой Е.А., а также встречных исковых требований. Дело в указанной части направлено на новое апелляционное рассмотрение в ином составе судей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г. решение Октябрьского районного суда г. Белгорода от 22 апреля 2014 г. отменено в части взыскания задолженности по кредитным договорам с Никитенко Н.И., Мельниковой Е.А., Миськова Е.С. и отказа в удовлетворении встречных исковых требований, в отмененной части принято новое решение об отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований и удовлетворении встречных исковых требований. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

При апелляционном рассмотрении дела определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г. по делу произведена замена в порядке процессуального правопреемства истца ЗАО “АгроПлюс” на ООО “Холдинговая Компания “Белая птица” (л.д. 91 т. 9).

В кассационной жалобе ООО “Холдинговая Компания “Белая птица” просило об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г. и оставлении в силе решения Октябрьского районного суда г. Белгорода от 22 апреля 2014 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 сентября 2015 г. отказано в передаче кассационной жалобы ООО “Холдинговая Компания “Белая птица” для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной кассационной жалобе представителем ООО “Холдинговая Компания “Белая птица” Волобуевым И.В. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г. и оставлении в силе решения Октябрьского районного суда г. Белгорода от 22 апреля 2014 г.

Определением заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 23 декабря 2015 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 сентября 2015 г. отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что между Банком и ЗАО “Рождественское поле” 16 апреля 2010 г. заключен договор N . об открытии кредитной линии на сумму . рублей с выплатой вознаграждения 12% годовых сроком до 13 марта 2014 г.; 15 апреля 2011 г. заключен договор N . об открытии кредитной линии на сумму . рублей с выплатой вознаграждения 13% годовых сроком до 28 января 2021 г.; 21 апреля 2011 г. заключен договор N . об открытии кредитной линии на сумму . рубля с выплатой вознаграждения 13% годовых сроком до 28 января 2019 г.; 30 марта 2010 г. заключен договор N . об открытии кредитной линии на сумму . рублей с выплатой вознаграждения 12% годовых сроком до 1 июня 2010 г.; 15 апреля 2011 г. заключен договор N . об открытии кредитной линии на сумму . рублей с выплатой вознаграждения 13% годовых сроком до 28 января 2021 г.; 13 мая 2011 г. заключен договор N . об открытии кредитной линии на сумму . рублей с выплатой вознаграждения 14% годовых сроком до 28 января 2021 г.; 24 мая 2013 г. заключен договор N . об открытии кредитной линии на сумму . рублей с выплатой вознаграждения 10,75% годовых сроком до 15 мая 2014 г.; 24 мая 2013 г. заключен договор N . об открытии кредитной линии на сумму . рублей с выплатой вознаграждения 13,07% годовых сроком до 15 мая 2014 г. (далее – кредитные договоры).

Банк принятые на себя обязательства по кредитным договорам исполнил.

В обеспечение исполнения обязательств по указанным выше кредитным договорам ЗАО “Рождественское поле” предоставило поручительство ЗАО “Торговый дом “Золотой Гребешок”, Миськова Е.С., Никитенко Н.И., Мельниковой Е.А.

Кроме того, в обеспечение исполнения принятых на себя ЗАО “Рождественское поле” обязательств по кредитным договорам от 24 мая 2013 г. N . и . заключены договоры поручительства ОАО “Россельхозбанк” с ООО “Торговый дом “Золотой Гребешок” (л.д. 47-50, 80-83 т. 4) и с ЗАО “Прогрессдорстрой” (л.д. 39-42, 72-75 т. 4).

Поручители обязались солидарно отвечать перед Банком за исполнение ЗАО “Рождественское поле” по всем его обязательствам, возникшим из соглашений об открытии кредитных линий, как существующих в настоящее время, так и тех, которые могут возникнуть в будущем, не устанавливая каких-либо ограничений и не требуя согласования с ними новых условий договора, изменение которых было возможно как по соглашению кредитора и должника, заключенному между ними без участия (согласия) поручителя, так и в одностороннем порядке кредитором (пункты 1.7, 2.1 договоров поручительства).

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 10 декабря 2013 г. ЗАО “Рождественское поле” признано несостоятельным (банкротом).

В связи с наличием задолженности ЗАО “Рождественское поле” в январе 2014 года Банк направил в адрес поручителей требования об исполнении обязательств по указанным выше кредитным договорам в срок до 27 января 2014 г., которые в добровольном порядке исполнены не были (л.д. 54-57 т. 1, л.д. 80-87 т. 2, л.д. 116-127 т. 3, л.д. 96-107 т. 4).

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований Банка и отсутствии правовых оснований для признания заключенных договоров поручительства недействительными, поскольку стороны имели намерение создать соответствующие им правовые последствия.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований Банка в отношении Никитенко Н.И., Миськова Е.С., Мельниковой Е.А., отказа в удовлетворении встречных исковых требований и разрешая спор в отмененной части, суд апелляционной инстанции не согласился с этим выводом суда первой инстанции.

Основанием для данного вывода суда апелляционной инстанции послужило то обстоятельство, что Банк при заключении оспариваемых договоров не проверил финансовое состояние поручителей и не установил возможность исполнения ими принятых на основании этих договоров обязательств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г. принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 361 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действующей на момент возникновения спорных отношений) по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства может быть заключен в обеспечение как денежных, так и не денежных обязательств, а также в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем.

Пунктом 1 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

На основании пункта 1 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Согласно пункту 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

По смыслу приведенной нормы права, стороны мнимой сделки при ее заключении не имеют намерения устанавливать, изменять либо прекращать права и обязанности ввиду ее заключения, то есть стороны не имеют намерений её исполнять либо требовать её исполнения.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению при рассмотрении требования о признании той или иной сделки мнимой, является установление того, имелось ли у каждой стороны сделки намерение исполнять соответствующую сделку.

Таким доказательством не могло служить то обстоятельство, что Банк не проверил платежеспособность поручителей, поскольку действующее гражданское законодательство не ставит возможность заключения договора поручительства, а также обязанность поручителя нести солидарную ответственность с должником вследствие неисполнения последним обеспеченных поручительством обязательств в зависимость от платежеспособности поручителя либо наличия у него имущества, достаточного для исполнения такого обязательства.

Суд не учел, что невозможность исполнения сделки при ее заключении не свидетельствует о ее мнимости и не означает, что у стороны договора поручительства и в будущем будет отсутствовать возможность удовлетворить требования кредитора.

Как следует из материалов дела, действия Банка после заключения оспариваемых по делу договоров поручительства были направлены на реализацию возникших в результате заключения этих договоров прав кредитора не только путем заключения дополнительных соглашений с поручителем Миськовым Е.С., уточняющих порядок погашения задолженности по основному обязательству, но и путем направления требований ко всем поручителям об исполнении основного обязательства в добровольном порядке после вынесения арбитражным судом определения о признании основного должника несостоятельным (банкротом) и обращения в суд за защитой своего права, а также путем распоряжения правом кредитора на основании уступки этого права третьему лицу (л.д. 91-135 т. 7).

Эти обстоятельства в нарушение положений статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации надлежащей правовой оценки суда апелляционной инстанции не получили.

Суд не учел, что при заключении договора поручительства его стороны действуют на свой страх и риск, вследствие чего обязанность оценки степени риска заключения договора поручительства, который заключается в обеспечение возврата кредита заемщиком, лежит в равной мере и на поручителе.

Допущенные нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г. подлежит отмене в полном объеме с оставлением в силе решения Октябрьского районного суда г. Белгорода от 22 апреля 2014 г.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 июля 2015 г. отменить, оставить в силе решение Октябрьского районного суда г. Белгорода от 22 апреля 2014 г.

ПредседательствующийАсташов С.В.
СудьиГетман Е.С.
Романовский С.В.

Обзор документа

Апелляционная инстанция признала договоры поручительства, заключенные с тремя поручителями заемщика, мнимыми сделками. Она исходила из того, что банк при заключении договоров не проверил финансовое состояние поручителей и не установил возможность исполнения ими принятых на основании этих сделок обязательств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала такую позицию ошибочной.

Читайте также:  Неустойка по договору займа между физическими лицами

При заключении мнимой сделки стороны не имеют намерения устанавливать, изменять либо прекращать права и обязанности ввиду ее заключения. Т. е. они не намерены ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Доказательством этого не могло служить то обстоятельство, что банк не проверил платежеспособность поручителей. Ведь гражданское законодательство не ставит возможность заключения договора поручительства, а также обязанность поручителя солидарно отвечать с должником в зависимость от платежеспособности поручителя либо наличия у него имущества, достаточного для исполнения такого обязательства.

Невозможность исполнения сделки при ее заключении не свидетельствует о ее мнимости и не означает, что сторона договора поручительства и в будущем не сможет удовлетворить требования кредитора.

Действия банка после заключения оспариваемых договоров были направлены на реализацию возникших в результате этих сделок прав кредитора. Он не только заключил допсоглашения с поручителем, уточняющие порядок погашения задолженности по основному обязательству. Банк также направил требования всем поручителям об исполнении основного обязательства в добровольном порядке после признания основного должника банкротом и обращения в суд за защитой своего права. Кроме того, он распорядился правом кредитора на основании уступки этого права третьему лицу.

При заключении договора поручительства его стороны действуют на свой страх и риск. Вследствие чего обязанность оценить степень риска заключения договора поручительства, который заключается в обеспечении возврата кредита заемщиком, лежит в равной мере и на поручителе.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Иск о признании договора поручительства недействительным (мнимая сделка)

В Хамовнический районный суд города Москвы

ИСТЕЦ: Иванов Сергей Сергеевич

121069, г. Москва, ул. Бутырская, д.6

ОТВЕТЧИК: КБ «ИНТЕРКОММЕРЦ», ИНН 7704045650

119435, г. Москва, Большой Саввинский пер., д.2-4, стр.10

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о признании договора поручительства недействительной (мнимой) сделкой

01.01.2012 г. между ответчиком и третьим лицом – заемщиком (ООО «НТЦ») был заключен договор об открытии кредитной линии с лимитом задолженности, на основании которого заемщику был предоставлен кредит на сумму 150 000 тыс. руб.

В обеспечение исполнения обязательств заемщика между ответчиком и истцом был заключен договор поручительства. По условиям договора поручительства истец обязался отвечать перед банком солидарно с заемщиком за исполнение обязательств по кредитному договору, включая погашение основного долга, процентов за пользование кредитом, неустойки, возмещение судебных расходов по взысканию долга и других убытков банка.

Считаем указанный договор поручительства недействительной (мнимой) сделкой по следующим основаниям.

  1. Банком не была осуществлена проверка финансового состояния поручителя и возможности исполнения обязательств по договору поручительства.

В силу п.1 ст.361 Гражданского кодекса РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или г части.

Пунктом 2 ст.363 Гражданского кодекса РФ установлено, что поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Банк, как кредитная организация, ведущая предпринимательскую деятельность путем пополнения банковских операций, предусмотренных п.1 ст.5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» несет предпринимательские (коммерческие) риски при осуществлении своей деятельности по извлечению прибыли.

Банк, осуществляющий предпринимательской деятельностью на рынке финансовых услуг, обязан проверять любую заключаемую сделку на предмет ее действительности и исполнимости.

Однако, как следует из материалов дела, финансовое состояние поручителей как условие возможности исполнения ими обязательств по договорам поручительства банком не проверялось. При этом на момент заключения договоров поручительства истец не имел доходов, которые позволили бы ему принять на себя обязательства по досрочному возврату всей суммы кредита, процентов, неустоек судебных расходов в случае неисполнения обязательства основным должником. Это подтверждается справками 2-НДФЛ, представленными в материалы дела.

Таким образом, договор поручительства заведомо не мог быть исполнен и заключен лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия.

Считаем, что доводы ответчика о том, что банк не обязан проверять финансовое положение поручителей, подлежат критической оценке, поскольку они противоречат нормам ст.807, ст.819 Гражданского кодекса РФ, где одним из основных принципов предоставления кредита является принцип возвратности.

  1. На момент заключения договора поручительства Банк не имел намерений исполнять этот договор.

В соответствии с п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса РФ мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Как неоднократно указывалось Верховным судом РФ, данная норма применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять. В обоснование мнимости необходимо доказать, что при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении (Определение Верховного Суда РФ от 01.12.2015 №22-КГ15-9, Постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 № 16002/10 по делу № А73-15601/2009).

Таким образом, для признания сделки недействительной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ необходимо установить, что на момент совершения сделки обе стороны не намеревались создать правовые последствия, характерные для сделок данного вида, устанавливать, изменять либо прекращать права и обязанности ввиду ее заключения, то есть стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Считаем, что Банк уже при заключении договоров поручительства с истцом признавал их формальный характер. Это подтверждается тем, что вскоре после заключения договоров поручительства, а именно 01.04.2014 г. Банк заключил еще один договор поручительства с третьим лицом без уведомления истца.

Очевидно, что необходимость в обеспечении кредита дополнительным поручительством нового лица возникла у Банка в связи с пониманием неисполнимости договора поручительства с истцом.

  1. Банком нарушены принципы разумности и добросовестности при выдаче кредита, что является основанием для отказа в защите права.

Согласно п.3 ст.1 Гражданского кодекса РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Согласно п.4 ст.1 Гражданского кодекса РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Согласно п.3 ст.10 Гражданского кодекса РФ, в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Считаем, что в действиях ответчика, заключившего договор поручительства с лицом, заведомо не способным исполнить принятые на себя обязательства, признаки разумности и добросовестности отсутствуют, что является основанием для отказа в защите прав ответчика как кредитора.

На основании изложенного и в соответствии с п.3 ст.10, п.1 ст.170 ГК РФ

ПРОСИМ СУД:

признать недействительным договор поручительства от 01.01.2012 г., заключенный между ответчиком и истцом, как имеющий исключительно формальный характер и совершенный лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия.

Отзывы

Дело о разводе и разделе имущества

Ольга Сергеевна, я Вам очень благодарна, что Вы меня поддержали в тот момент, когда все рушилось в моей жизни. Я даже не знаю, кто Вы больше были для меня – адвокат, психолог или друг.

Дело о страховом возмещении после аварии

К Ольге Сергеевне обратилась после автомобильной аварии. Тема тривиальная – не удовлетворяло решение страховой компании. Сумма за груду металлолома вместо автомобиля была ничтожной. Суд со страховой наша адвокат выиграла. Спасибо ей за это большое.

Дело по обвинению в краже

Единственное, о чем я жалею – что не знала об адвокате Ольге Жуковой, когда мою дочь задержали и предъявили обвинение в краже. Я тогда растерялась и понадеялась на государственного адвоката, бесплатного. Как выяснилось – зря.

Дело по замене содержания под стражей

Моего отца обвинили в мошенничестве и заключили под стражу. Но он страдает тяжелым сердечным заболеванием, с которым в камере находиться противопоказано. Но когда я попытался с этим вопросом к судье обратиться, меня даже не стали слушать.

Дело о невыплате компенсации по КАСКО

Попала в серьезную аварию, сама, к счастью, осталась жива, а машина – груда металлолома. Автомобиль для меня – необходимость, поэтому я очень надеялась на выплату страховки, чтобы купить другой. И была в отчаянии, когда страховая выплатила мне всего половину ожидаемой суммы!

Дело о страховании ипотечной квартиры

Я хотел взять квартиру в ипотеку – банк предлагал очень выгодные условия. Но поскольку сам я ни в недвижимости, ни в экономике ничего не понимаю, решил довериться профессионалу.

Дело о разделе имущества супругов

Муж нашел молодую любовницу и решил со мной разводиться. Мы в браке больше 30 лет прожили, я не работала, воспитывала дочку. А все имущество он на себя записывал, и квартиру, и машину, и дачу. Да так хитро, что вроде как это совместно нажитым и не считалось.

Недостаточность средств у поручителя при заключении договора поручительства не делает сделку мнимой

Поручительство является одним из способов обеспечения выполнений обязательств по договору и может применяться как самостоятельно, так и в сочетании с другими способами обеспечения, например, вместе с залогом и др.

Чаще всего к поручительству прибегают, когда заключают договор займа или кредита, а оспаривают его, когда займ или кредит не отдан и кредитор обращается к поручителю за взысканием задолженности.

Как и любой другой договор, договор поручительства может быть признан недействительным по основаниям предусмотренным гражданским законодательством, и если такие основания имеются, конечно стоит прибегать к его оспариванию.

Не прибегая к признанию недействительным договора поручения, с 1 июня 2015 поручитель также может уменьшить размер своей ответственности в случаях, предусмотренных пунктом 4 статьи 363 ГК РФ. Если обязательство обеспечено помимо поручения, например, залогом и предмет залога утрачен или ухудшен по вине кредитора, то поручитель перед кредитором будет отвечать в меньшем объеме.

Ответственность поручителя уменьшится на столько на сколько уменьшилась стоимость заложенного имущества. В этом случае, самым важным условием, является то, что заложенное имущество должно уменьшиться по вине кредитора, а не должника или иных лиц. Как правило заложенное имущество находится все же у должника и вины кредитора не в этом случае не будет.

Если должник дал поручителю недостоверные сведения о наличии или стоимости заложенного имущества, поручитель может потребовать взыскания с должника убытков или уплаты неустойки на основании ст. 431.2 ГК РФ, но фактически получить убытки с несостоятельного должника будет затруднительно.

Далее на примерах из судебной практики хочу проиллюстрировать наиболее часто встречающиеся основания, по которым заинтересованные стороны оспаривают действительность договоров поручения и по каким основаниям этого сделать не удастся.

Поручитель обратился в суд с иском о признании договора поручительства недействительным полагая, что он заключен под влиянием обмана (ст. 179 ГК РФ). Заключая договор поручительства, должник и кредитор (банк) сообщили поручителю, что возврат долга банку также обеспечен залогом имущества должника.

Впоследствии поручитель узнал, что заложенное имущество по обязательству, за которое он поручился, уже находится в залоге по ранее заключенному кредитному договору между тем же должником и тем же банком, при этом, ни банк, ни должник не сообщили поручителю о предшествующем залоге.

Решение суд вынес в пользу сохранения действительности договора и в иске поручителю отказал. Апелляция не согласилась с решением, отменила его и вынесла новый судебный акт. При этом суд второй инстанции указал, что информация о характере залога являлась для поручителя существенной и банк обязан был довести ее до его сведения. К тому же, по кредитному договору поручались два поручителя, а банк сообщил о предшествующем залоге только одному поручителю, а истцу не сообщил. Такое поведение банка нельзя расценивать как добросовестное.

Кассационный суд с решением апелляции не согласился, указав, что признать договор поручения недействительным как совершенным под влиянием обмана можно только если истец обманывался в отношении тех обстоятельств, которые находились в причинно-следственной связи с его решением заключить спорный договор.

При этом суд должен установить умысел ответчика в совершении обмана, а доказывать умысел должна та сторона, которая на него ссылается, то есть истец. Истец указал на то, что он заключал сделку получив информацию, что стоимость заложенного имущества достаточна для возврата кредита.

Никаких данных о том, что истец обращался в банк или к ответчику за информацией о заложенном имуществе не имеется, также нет доказательств, что банк или ответчик сообщали истцу об отсутствии предшествующего залога. В договоре поручительства не упоминается о том, что истец поручается только при условии достаточности заложенного имущества для удовлетворения требований банка.

Кроме того, кредитный договор содержит условие, что его исполнение обеспечено договором залога и имеются данные этого договора. Таким образом, при должной осмотрительности истец мог выяснить всю интересующую его информацию о заложенном имуществе у банка. Также ВС РФ не согласился, что недобросовестность поведения банка следует из того, что один поручитель имел больше информации чем другой.

Из приведенного в качестве примера судебного спора можно сделать следующий вывод, если вы поручаетесь за должника при условии, что обязательство обеспечено залогом, причем стоимость залога достаточна для возврата долга, прописывайте это условие в договоре поручения или как минимум берите у должника (залогодателя) гарантийное письмо.

Одних слов будет недостаточно в суде для доказательства обмана. Еще одним распространенным случаем оспаривания договора поручительства является попытка его признания недействительным на основании того, что поручитель в момент заключения договора не отвечал обязательным требованиям банка, предъявляемым к поручителям, так как его материальное положение не позволяло отвечать по обязательствам заемщика.

В этом случае договор поручение оспаривается как мнимая сделка, то есть совершенная лишь для создания видимости существования договора поручения (статья 170 ГК РФ). Для установления мнимости договора, суду надлежит выяснять факт имелись ли намерения у каждой стороны договора исполнять его.

Если у поручителя таких намерений не имелось, то у банка, как стороны договора, они наверняка имелись, иначе бы он не предъявил требование к поручителю о погашении задолженности. Кроме того, отсутствие имущества и необходимых материальных ресурсов у поручителя на момент заключения договора, само по себе не означает, что они не появятся в будущем и поручитель не сможет отвечать по долгам должника.

Читайте также:  Договор аренды на неопределенный срок

Ну и третьим, также не менее распространенным, основанием для признания договора поручения недействительным является оспаривание договора по иску супруга, который ссылается, что спорный договор заключен без его согласия, чем нарушается право распоряжения совместно нажитым имуществом ( статья 35 СК РФ ).

Верховный суд РФ в этом случае придерживается того, что права второго супруга не нарушены, а следовательно нет оснований признавать недействительным договор поручения заключенного одним супругом при отсутствии согласия другого. Такой вывод суд делает на основании 45 статьи СК РФ, согласно которой супруг отвечает по своим обязательствам только своим имуществом, на имущество другого супруга взыскание не обращается.

Даже если кредитор требует выдела доли из совместно нажитого имущества, суд считает, что имущественные права другого супруга не страдают, так как его часть имущества не уменьшается.

Конечно, договор поручительства оспаривается и по другим основаниям, но я привела лишь наиболее распространенные случаи, которые позволят правильно выбрать судебную тактику и избежать неприятных ошибок.

Верховный суд не даст поручителям “стряхнуть” обеспечение кредита

После банкротства компании-заемщика банк в суде потребовал долг с поручителей-физлиц, а те заявили встречные требования о признании договоров поручительства мнимыми сделками. Суд первой инстанции удовлетворил иск банка, но апелляция это решение отменила, сославшись на норму о добросовестности. Верховный суд разобрался, можно ли признать соглашения граждан с банком в этой ситуации мнимыми сделками.

ЗАО «Рождественское поле» с апреля 2010 года по май 2013-го взяло несколько кредитов в Россельхозбанке, за возврат которых поручились, помимо компаний, физические лица – Елена Манькова, Игорь Федоренко и Екатерина Петрова* (суммы кредитов из судебных актов вымараны), а в конце 2013 года компанию признали банкротом (дело № А08-5055/2013).

Кредиты она не вернула, и в начале 2014 года банк направил поручителям-физлицам требования вернуть долг до 27 января 2014 года. Но ответов не последовало, и РСХБ обратился за долгом в суд. Поручители, в свою очередь, предъявили встречные иски, в которых потребовали признать договоры мнимыми. По их словам, банк не проверял, могут ли они отвечать по кредитам, а поручительство они давали лишь для вида. На самом деле, ни во время заключения договоров, ни сейчас у них нет доходов или имущества для того, чтобы гасить кредиты, утверждали ответчики.

М-864/2014) 22 апреля 2014 года иск Банка удовлетворила, а по встречным требованиям поручителям отказала. Доводы о мнимости поручительств ее не убедили.

Банк не проверил поручителей – значит, сделка мнимая

Граждане обратились с жалобой на решение первой инстанции в Белгородский областной суд (№ 33-3874/2014) и нашли там понимание. Тройка судей в составе Аллы Кущевой, Лидии Лящовской и председательствующей Веры Мотлоховой применила универсальную норму о добросовестности (ст. 10 ГК). Коллегия сочла, что банк действовал недобросовестно, поскольку не проверил, каково финансовое состояние поручителей и способны ли они гасить кредит.

Как пояснил Белгородский областной суд, мнимость сделки обусловлена тем, как к ней относятся стороны, а не их дальнейшими действиями. Спорные договоры поручительства были заведомо неисполнимы, о чем банк знал, а значит, стороны не стремились к реальным правоотношениям.

Также судьи сослались на п. 4 письма Центрального Банка от 05 октября 1998 года № 273-Т «Методические рекомендации к Положению Банка России «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)». В письме указано, что перед заключением сделки банк обязан проверить ее действительность и исполнимость. Облсуд уличил РСХБ в неисполнении этого указания. В суде юрист банка возражал, что правила не обязательны для исполнения, ведь они не являются нормативным актом и носят лишь рекомендательный характер. Но судьи пояснили, что цель издания методических рекомендаций – предотвратить неблагоприятные последствия для банка.

В итоге Белгородский областной суд банку отказал. Президиум Белгородского областного суда 7 мая 2015 года отменил решение апелляции и направил дело на новое рассмотрение в ином составе судей, но и они удовлетворили требования поручителей (№ 33-2569/2015).

Поручитель действует на свой страх и риск

ООО «Холдинговая Компания «Белая птица», которое получило право требования, обратилось в Верховный суд, чтобы отменить определение облсуда и оставить в силе решение первой инстанции. Кассационную жалобу Общества ВС принял только со второго раза, но, разобравшись в деле, нашел основания удовлетворить требования кредитора.

В своем определении (№ 57-КГ15-14) тройка судей под председательством Сергея Асташова разъяснила: необходимо определить, собирались ли стороны исполнить сделку, а платежеспособность поручителей не так уж и важна. Пусть они не в состоянии исполнить договор, когда его заключили – в будущем они могут получить возможность исполнить требования кредитора.

Кроме того, суд апелляционной инстанции не дал должной правовой оценки тому обстоятельству, что банк заключил допсоглашения с поручителем Маньковой, которые уточняли порядок погашения долга. Это показывает, что банк после банкротства заемщика пытался договориться с поручителями о возврате кредита.

По мнению Верховного Суда, в апелляции не учли, что договор поручительства заключают на свой страх и риск. Эти риски должен оценивать и сам поручитель, когда подписывает соглашение, указал ВС.

Не основание недействительности, а риск

Позиция облсуда опасна для гражданского оборота, считает партнер “Интеллект-С” Александр Латыев: “Как, за счет чего должник исполнит обязательство – это только лишь экономический риск кредитора, но никак не критерий действительности его требований”. Иной подход открывает путь для злоупотреблений в любых договорных отношениях, предупреждает Анастасия Савельева, партнер “Некторов, Савельев и партнеры”: “Получается, можно отказаться от выполнения подрядных работ в связи с тем, что контрагент не проверил компетенцию сотрудников подрядчика, от оплаты услуг, потому что не была проверена платежеспособность и так далее”.

О том, как себя ведут банковские заемщики, рассказывает Илья Дедковский, старший юрист адвокатского бюро КИАП:

Проблема “стряхивания” обеспечения есть давно, особенно в заемных отношениях. Банковские должники очень часто стараются признать обеспечение недействительным или прекратившимся. При первом приближении позиция апелляции выглядит обоснованной: если банк не проверил финансовые возможности поручителя, когда заключал с ним договор – значит, у банка не было намерения получить обеспечение. Но какую цель преследовал поручитель, предоставляя обеспечение при отсутствии возможности выполнить свои обязательства? Единственные верное решение – сохранить договор в силе, чтобы не давать поручителю необоснованную выгоду.

* Имена и фамилии физических лиц изменены редакцией.

Недостаточность средств у поручителя при заключении договора поручительства не делает сделку мнимой

Собеседник

Группа: Пользователи
Регистрация: 16.8.2011
Город: Масква

Родилась у нескольких форумчан идея пооспаривать договоры поручительства по основанию мнимости, выносим кейс на общее обсуждение.

Заключается кредитный договор на условные 300 миллионов. Поручителями по нему становятся, естетственно, учредитель и ЕИО. Потом случается страшное, и внезапно организация уходит в банкротство. Банк идет в СОЮ взыскивать долг с поручителей, и тут мы затеваем или параллельный процесс, или встречный иск.

Требование: признать недействительным договор поручительства

Проблема очевидна: мнимость – крайне сложнодоказуемая категория.

1. Фактически договор поручительства заключается лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия.

“Данная сделка была заключена лишь для того, чтобы лицо, являющееся руководителем Заемщика”, могло повлиять на исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору”.

На это указывает и то, что при заключении договора поручительства банк не проверял платежеспособность поручителя (или отнесся халатно):

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее. Из данного положения следует, что одним из принципов предоставления кредита является принцип возвратности. Кроме того, принцип возвратности кредита закреплен абз. 2 ст. 1 Закона «О банках и банковской деятельности», согласно которому банк размещает денежные средства на условиях возвратности, платности, срочности.
Банк, как кредитная организация, ведущая предпринимательскую деятельность путем пополнения банковских операций, предусмотренных п. 1 ст. 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности» несет предпринимательские (коммерческие) риски при осуществлении своей деятельности по извлечению прибыли.
Следовательно, банк, занимающийся предпринимательской деятельностью на рынке финансовых услуг, с целью выполнения указанных нормативных положений, обязан проверять любую заключаемую сделку на предмет ее действительности и исполнимости. В частности, данный вопрос регулируется «Методическими рекомендациями к Положению Банка России «О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)» от 31.08.1998 года № 54-П», утвержденными Банком России 05.10.1998 № 273-Т.
Так, в соответствии с п.п. 3-4 Методических рекомендаций, до принятия решения о предоставлении кредита кредитной организации следует проводить встречи-интервью с потенциальными заемщиками банка. Такие интервью с клиентом-заемщиком следует проводить на регулярной основе и в дальнейшем в течение срока действия договора (соглашения).
Решение о предоставлении кредита рекомендуется принимать на основе анализа финансового состояния заемщика; уровня его кредито- и платежеспособности; качества и ликвидности предполагаемого заемщиком обеспечения; расчета достаточности предоставленного обеспечения по размещаемым денежным средствам с учетом причитающихся процентов и возможных издержек банка-кредитора по получении исполнения; оценки рисков, связанных с кредитованием конкретного клиента, в том числе анализа кредитного риска, валютного риска (при предоставлении денежных средств в иностранной валюте), отраслевого риска (анализируется состояние отрасли, к которой относится заемщик) и других рисков.
Таким образом, Банк России обращает внимание кредитных организаций на то, что решение о предоставлении кредита должно быть взвешенным. Цель проведения указанных в п.п. 3-4 Методических рекомендаций мероприятий очевидна: они проводятся для того, чтобы минимизировать риск невозврата кредита еще на стадии рассмотрения заявки о предоставлении кредита.

Сразу критика довода: методические рекомендации – они на то и методические. Возможное усиление позиции: сослаться на внутренние регламенты Банка, например, у Сбера:

“Аналогичные положения о необходимости осуществления проверки материального положения поручителя содержатся в Регламенте предоставления кредитов юридическим лицам Сбербанком России и его филиалами, утвержденном Комитетом Сбербанка РФ по предоставления кредитов и инвестиций 8 декабря 1997 г. № 285-р и требованиях Политики Сбербанка России по управлению рисками, утвержденными постановлением правления Сбербанка России от 28.06.2004 протокол № 310, параграф 62а”.

2. Не проверив финансовое положение поручителя, Банк злоупотребил правом.

Довод почерпнут из практики СОЮ, очень спорный

Пунктом 3 статьи 10 ГК РФ предусмотрена презумпция добросовестности всех участников гражданского оборота. Исходя из данного положения, непринятие Банком мер по оценке имущественного положения поручителей являются недопустимыми.
Поскольку Банком не были выполнены рекомендации ЦБ РФ о правомерности предоставления займа с предлагаемым обеспечением, при заключении спорных сделок Ответчиком не была проявлена в достаточной степени осмотрительность, которая позволила бы избежать финансовых потерь и конфликтных ситуаций при исполнении кредитных обязательств.
Непринятие мер по проверке и оценке имущественного положения, финансового состояния и платежеспособности поручителей является злоупотреблением правом, нарушающим баланс интересов, а также основополагающие частноправовые принципы разумности и добросовестности.
Принимая во внимание финансовое состояние поручителя, в рамках настоящего спора он очевидно являются экономически слабой стороной. Финансовые возможности, и, как следствие, негативные последствия неисполненного обязательства несопоставимы для поручителя и для Банка.

Фактически мы приносим сведения о доходах Поручителя и делаем вывод, что его имущества явно недостаточно для погашения долга в ближайшее обозримое время.

3. Кредитный договор и так обеспечен залоговым имуществом

Да, не универсальный пункт, но справедливый в большинстве случаев. Как правило, кредиты также обеспечиваются залоговым имуществом, стоимость которого сопоставима с размером кредита.

Выставляем как дополнительный довод того, что поручительство мнимое, и цель его – обеспечить надлежащее исполнение кредитника.

По арбитражам, поручительство оспаривается другими юриками – строго отрицательная.
СОЮ: нечасто встречаются положительные решения:


Список по югу, по остальным регионам решений меньше, м.б. выложу позже:
Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за апрель 2010 года;
Кассационное определение Верховного суда республики Адыгея от 16.04.2010 по делу № 33-320;
Решение Свердловского районного суда г. Белгорода от 23.07.2010 по делу № 2-2252-2010;
Решение Белгородского районного суда Белгородской области от 22.12.2010;
Решение Белгородского районного суда Белгородской области от 22.12.2010;
Кассационное определение Краснодарского краевого суда от 23.06.2011 по делу № 33-14231/2011;
Кассационное определение Белгородского областного суда от 19.07.2011 по делу № 33-2573;
Кассационное определение Краснодарского краевого суда от 21.07.2011 по делу № 33-16505/11;
Решение Щербиновского районного суда Краснодарского края от 27.10.2011 по делу № 2-458/2011.

Прочие замечания:
Судьи в неформальных беседах указывают, что “не ну фактически же деньги вы получили, ими пользовались, вы же гена, чо лезете теперь”. В связи с этим и п. 2: коррупционные намеки.

Обязательство обеспечено поручительством: при каких условиях такое обеспечение признают недействительным?

Заключая договор, стороны зачастую хотят иметь определенные гарантии того, что контрагент исполнит свои обязательства. Например, поставщик готов передать товар в рассрочку, но при этом желает как-то обезопасить себя от неоплаты поставленного товара. Для подобных случаев законодательно предусмотрены различные способы обеспечения исполнения обязательств. К их числу Гражданский кодекс РФ относит неустойку, залог, удержание вещи, поручительство, независимую гарантию, задаток, обеспечительный платеж. Данный перечень не является исчерпывающим — возможны и другие способы, которые стороны сделки вправе сами продумать для обеспечения исполнения обязательств, даже если они прямо не установлены законом (ст. 329 ГК РФ). Одним из наиболее распространенных способов обеспечения исполнения обязательства является поручительство. При этом способе обеспечения исполнения обязательств третье лицо поручается перед кредитором за исполнение обязательств должником. Подробнее о том, какие нюансы следует учесть кредиторам, чтобы договор поручительства не признали недействительным, а сами они не остались без обеспечения, читайте в материале.

Рассмотрим в качестве примера ту же ситуацию, когда при продаже товара в рассрочку поручитель гарантирует своевременную и полную оплату покупателем товара. Данный пример не означает, что поручительством обеспечивается только денежное обязательство. Как следует из ст. 361 ГК РФ, поручительством могут обеспечиваться как денежные, так и неденежные обязательства, а также обязательства, которые возникнут в будущем.

Читайте также:  Договор фрахтования: как составить

Последствия неисполнения обеспеченного поручительством обязательства должником определены ст. 363 ГК РФ.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Таким образом, по общему правилу кредитор может предъявить требование об исполнении обязательства по своему желанию как к должнику, так и к поручителю или сразу к обоим.

Надо отметить, что на сегодняшний день правоприменительная практика по вопросам поручительства установилась довольно прочно, является единообразной и достаточно обширной.

Анализ судебной практики позволяет избежать серьезных ошибок при использовании поручительства в качестве способа обеспечения исполнения обязательств. Кроме того, в 2015 г. параграф ГК РФ о поручительстве был существенно изменен, тем самым были устранены основные правовые противоречия. Попробуем разобраться, в каких случаях поручительство может быть признано нелегитимным, с учетом актуальной судебной практики.

Форма договора поручительства

В силу п. 2 ст. 162 ГК РФ в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. В соответствии со ст. 362 ГК РФ договор поручительства должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

Таким образом, если простая письменная форма не соблюдена, то можно считать, что договор поручительства не заключался.

Существенные условия договора поручительства

По смыслу ст. 361 ГК РФ к существенным условиям договора поручительства относятся сведения о лице, за которого выдается поручительство, а также сведения об обязательстве, по которому предоставлено поручительство. С первым условием вроде бы все понятно. Однако со вторым зачастую возникают сложности относительно того, какие сведения должны быть указаны об обязательстве.

Нормы параграфа 5 главы 23 ГК РФ не содержат перечня условий основного обязательства, которые должны быть указаны в договоре поручительства. Следовательно, если в договоре поручительства не упомянуты некоторые из условий обеспеченного обязательства (например, размер или срок исполнения обязательства, размер процентов по обязательству), но оно описано с достаточной степенью определенности, позволяющей суду установить, какое именно обязательство было либо будет обеспечено поручительством, либо в договоре поручительства есть отсылка к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия, то договор поручительства не может быть признан судом незаключенным. Именно такой вывод сформулирован в п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством».

Таким образом, для действительности поручительства достаточно отсылки к основному договору, исполнение которого обеспечивается поручительством. Данной отсылки самой по себе будет достаточно для признания условия об обязательстве согласованным. Кроме того, поручительство будет также признано действительным, если обеспеченное обязательство будет описано с достаточной степенью определенности. Такую степень определенности в случае спора устанавливает суд. Учитывая, что критерий достаточности носит оценочный характер, предпочтительнее делать отсылку к основному договору, а не пытаться описывать обязательство (как правило, делают и отсылку, и описание).

Отсутствие существенных условий в договоре поручительства нередко становится причиной признания договора поручительства незаключенным (см., например, апелляционные определения Свердловского областного суда от 14.06.2017 по делу № 33-9608/2017, Московского городского суда от 26.03.2018 по делу № 33-9649/2018, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.06.2009 по делу № А33-10560/08).

Недействительность основного обязательства

Предположим, что стороны договора подряда по каким-то причинам не согласовали срок выполнения работ. В дальнейшем третье лицо поручилось за обеспечение исполнения обязательств заказчика перед подрядчиком. В описываемой ситуации договор поручительства может быть признан незаключенным.

До 01.06.2015 недействительность основного обязательства влекла недействительность обеспечивающего его обязательства. На сегодняшний день при недействительности основного обязательства обеспеченными считаются связанные с последствиями такой недействительности обязанности по возврату имущества, полученного по основному обязательству (п. 3 ст. 329 ГК РФ).

Законодатель в данном случае создал предпосылки для сохранения поручительства, следуя концепции сохранения обязательства, о которой ранее неоднократно высказывался ВАС РФ. В частности, в информационном письме Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» указывается, что при наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной ст. 10 ГК РФ.

Но, как известно, акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Таким образом, договоры поручительства, заключенные до даты вступления Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», обеспечивающие недействительные обязательства, будут признаваться недействительными.

Отсутствие необходимого согласия

Другая ситуация возникает, когда сделка совершается при отсутствии согласия, наличие которого требуется в соответствии с законом. На практике подобные случаи не редкость. Например, согласие требуется при одобрении крупных сделок обществами с ограниченной ответственностью, акционерными обществами (ст. 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 79 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). По смыслу указанных норм поручительство может относиться к сделкам, требующим специального одобрения уполномоченным органом.

В соответствии со ст. 173.1 ГК РФ, носящей диспозитивный характер, сделка, совершенная без согласия третьего лица, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует иное (ничтожность сделки и др.). Такая сделка может быть признана недействительной по иску лица, согласие которого не было получено, или иных лиц, указанных в законе.

Аналогичной позиции придерживаются и суды, указывая, что в случае неполучения контрагентом одобрения поручительства как крупной сделки или сделки с заинтересованностью впоследствии договор поручительства может быть признан недействительной сделкой (см., например, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2017 № 10АП-7516/2017 по делу № А41-77002/16).

Аналогичные правила применяются и для сделок с заинтересованностью, когда такие сделки заключаются в ущерб интересам коммерческих обществ (п. 2 ст. 174 ГК РФ). В этом случае договор поручительства может быть признан недействительным.

Нередка также ситуация, когда при заключении договора поручительства не было получено согласие другого супруга. Само по себе отсутствие согласия супруга не влечет недействительности сделки, поскольку договор поручительства является сделкой, связанной с распоряжением совместно нажитым имуществом, а согласие другого супруга на совершение такой сделки презюмируется в силу п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ. Вместе с тем в соответствии с п. 3 ст. 35 СК РФ такая сделка может быть признана недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только если доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о несогласии второго супруга на совершение данной сделки.

Таким образом, если супруг не знал и не мог знать о заключении договора поручительства (что вполне возможно), то договор поручительства может быть признан недействительным по мотивам отсутствия согласия другого супруга на заключение договора поручительства (см., например, Апелляционное определение Московского городского суда от 20.11.2013 по делу № 11-37628). В связи с этим в целях снижения рисков признания договора поручительства недействительным, целесообразно до заключения такой сделки требовать письменного согласия супруга на заключение такой сделки.

Изменения условий основного договора

Как следует из дефиниции ст. 361 ГК РФ, договор поручительства может быть заключен в обеспечение как денежных, так и неденежных обязательств, а также в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем.

Казалось бы, на первый взгляд все просто и затруднений при заключении договора поручительства в отношении будущих обязательств быть не должно. Вместе с тем в силу п. 2 ст. 367 ГК РФ в редакции, действовавшей до 01.06.2015, поручительство прекращалось в случае, если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя. Действующая редакция указанной статьи предусматривает, что в случае, если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя, что повлекло за собой увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, поручитель отвечает на прежних условиях.

Таким образом, все договоры поручительства, заключенные до 01.06.2015, а также договоры поручительства, в которых прямо указано, что поручительство прекращается при изменении основного обязательства без согласия поручителя, являются потенциально рискованными для кредитора, изменившего первоначальное обязательство.

Если есть согласие поручителя на изменение условий обязательства, то это нивелирует возможный риск. Вместе с тем во многих случаях суды признают неправомерность заведомо данного поручителем согласия на изменение договора поручительства (включая все последующие изменения). И даже если в договоре поручительства будет содержаться фраза о том, что поручитель выражает согласие на любое изменение условий основного договора при условии его уведомления о внесении изменений в основной договор с указанием их основных параметров, то подобное условие, по мнению судов, не свидетельствует о согласии поручителя отвечать по измененному обязательству (см., например, постановления ФАС Московского округа от 21.06.2011 № КГ-А40/5964-11-П по делу № А40-140671/09-58-1058, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2011 по делу № А21-8140/2010).

Срок поручительства

В соответствии с п. 6 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Таким образом, сильно рискуют те кредиторы, которые указывают слишком маленький срок поручительства (например, равный сроку основного обязательства), или те кредиторы, которые не устанавливают срок вообще.

Особо следует обратить внимание на случаи, когда в договоре поручительства указывают, что такое обеспечение действует до исполнения стороной основного договора своих обязательств. На практике подобные условия встречаются достаточно часто. Вместе с тем в соответствии со ст. 190 Гражданского кодекса РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Из ст. 190 и ст. 367 ГК РФ следует, что условие договора поручительства, предусматривающее его действие до полного исполнения стороной основного обязательства, не может быть квалифицировано как условие о сроке поручительства, поскольку этот срок может определяться только календарной датой, периодом времени или событием, которое неизбежно должно наступить. Фактическое исполнение стороной своих обязательств к числу таких событий не относится, поскольку зависит от воли стороны основного договора (см. постановление АС Поволжского округа от 30.04.2015 № Ф06-22962/2015 по делу № А72-5162/2014). Кроме того, как указал АС Дальневосточного округа в постановлении от 26.06.2017 № Ф03-2039/2017 по делу № А59-357/2016, в силу п. 6 ст. 367 ГК РФ не допускается бессрочное существование обязательства поручителей в целях установления определенности в существовании прав и обязанностей участников гражданского оборота. Поэтому в ситуации, когда срок договора поручительства определен как момент исполнения стороной основного договора своих обязательств, применяются правила п. 6 ст. 367 ГК РФ — поручительство прекращается по истечении года со дня наступления срока исполнения основного обязательства.

К аналогичным выводам приходит и Верховный суд РФ в определениях от 29.05.2018 № 41-КГ18-16, от 12.04.2016 № 5-КГ16-25, а также в Обзоре судебной практики № 2, утвержденном Президиумом ВС РФ 26.06.2015 (см. ответ на вопрос № 3).

Таким образом, если в договоре поручительства указано, к примеру, что «Договор поручительства действует до фактического исполнения должником обязательств по Основному договору», то можно считать, что срок поручительства не установлен. Отсюда следует, что поручительство прекращается по истечении одного года со дня наступления срока исполнения основного обязательства, если кредитор не предъявит иск к поручителю.

В связи с этим можно рекомендовать указывать в договоре поручительства конкретный срок его действия — один год, пять лет и т.д.

Хотя институт поручительства существует уже давно и имеется разнообразная судебная практика по различным вопросам, связанным с поручительством, однако и сейчас можно увидеть грубые юридические ошибки, которые ведут к возникновению существенных рисков у кредиторов. Только изучение судебной практики по данному правлению и положений главы 23 ГК РФ позволит свести к минимуму возникновение негативных правовых и финансовых последствий для кредитора. Поэтому при использовании поручительства следует проявлять осмотрительность и избегать беспечности, опираясь на актуальные выводы и разъяснения судов.

К кому предъявлять иск?

По общему правилу должник и поручитель отвечают перед кредитором солидарно (п. 1 ст. 363 ГК РФ). При этом поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 2 ст. 363 ГК РФ).

Таким образом, по общему правилу кредитор вправе требовать исполнения как от должника и поручителя совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 2 ст. 323 ГК РФ).

В связи с этим на практике у кредиторов иногда возникает вопрос: к кому лучше предъявить иск? Вариантов может быть три:

предъявить иск к должнику;

предъявить иск к поручителю;

предъявить иск к должнику и поручителю одновременно.

Самым беспроигрышным вариантом будет предъявление иска о солидарном взыскании к должнику и поручителю. При этом суд укажет, что право требования (взыскания) является солидарным (ч. 1 ст. 175 АПК РФ, ч. 1 ст. 207 ГПК РФ).

Совокупный анализ положений Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» позволяет сделать вывод, что судебный пристав-исполнитель возбудит сводное исполнительное производство в отношении солидарных поручителя и должника, пытаясь взыскать задолженность с обоих.

Ссылка на основную публикацию