Верховный суд позволил кредитору войти в дело о банкротстве, несмотря на наличие искового производства

ВС РФ разграничил сделки должника, оспариваемые в деле о банкротстве и в общегражданском порядке

ВС РФ напомнил судам, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Реквизиты судебного акта

ООО «Фирма Строительство и Инвестиции», ООО «КомплексСтрой»

Суть дела

Общество «Фирма Строительство и Инвестиции» (далее — продавец, фирма) и общество «КомплексСтрой» (далее — покупатель, общество) 01.02.2006 заключили договор купли-продажи недвижимого имущества — 1/2 доли нежилого здания общей площадью 1 800 кв. м стоимостью 14 млн руб. и со сроком оплаты в течение 12 месяцев с момента подписания договора.

В июне 2006 г. фирма и общество заключили дополнительное соглашение (далее — дополнительное соглашение) к вышеуказанному договору купли-продажи, в соответствии с которым стоимость недвижимого имущества была изменена и составила 1,5 млн долл. США, а также установлен новый срок оплаты — 48 месяцев с момента подписания договора купли-продажи.

В ноябре 2011 г. гражданин К. — участник общества-покупателя с долей 16,66% в уставном капитале — обратился с заявлением о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости доли. Однако общество отказалось это сделать. В итоге арбитражный суд в решении от 02.08.2013 по делу № А40-90305/12 взыскал с общества денежные средства по оплате действительной стоимости доли К.

Затем К. обратился с иском о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения, заключенного между фирмой и обществом. Он ссылался на то, что оспариваемое дополнительное соглашение фактически было заключено в 2012 г. после его обращения с заявлением о выходе из состава участников и выплате ему действительной стоимости доли, и утверждал, что ответчики, заключив спорное соглашение, не имели намерения его исполнять. Их действительная воля была направлена на уклонение общества от исполнения обязанностей по выплате действительной стоимости доли К. Увеличив цену сделки по отчуждению имущества, ответчики, по мнению истца, злоупотребили своим правом.

Позиция судов

Суд первой инстанции оставил исковые требования К. без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Он посчитал требование истца подлежащим рассмотрению в соответствии с п. 1 ст. 126 и п. 1 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в деле о банкротстве общества. В обоснование данного вывода суд сослался на п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в котором разъяснено, что с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

При этом суд исходил из того, что требование К. является реестровым. С момента открытия конкурсного производства, в случае признания сделки по передаче должнику недвижимого имущества недействительной, происходит трансформация неденежного требования о возврате имущества покупателем (должником) в денежное требование по возврату стоимости этого имущества. Решение суда первой инстанции поддержали апелляция и кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС РФ признал обоснованными доводы кассационной жалобы К. Вслед за кассатором ВС РФ отметил, что нижестоящие инстанции, во-первых, не учли того обстоятельства, что исковое требование о признании недействительным дополнительного соглашения заявлено на основании ст. 166, 168 ГК РФ как сделки, нарушающей требования гражданского законодательства. В связи с чем заявленный К. иск не может быть рассмотрен в деле о банкротстве и подлежит рассмотрению по существу в исковом производстве вне рамок дела о банкротстве общества. Во-вторых, суды неправильно определили требование К. о признании недействительным дополнительного соглашения реестровым. В случае удовлетворения такого требования новых обязательств по уплате денежных средств для должника в деле о банкротстве не возникает.

При этом ВС РФ пояснил, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве (п. 1 ст. 61.1, п. 1, 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве). Как разъяснено в п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу п. 1 ст. 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (ст. 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом или законодательством о юридических лицах). При этом заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Как указывал К., иск о признании недействительным дополнительного соглашения заявлен им на основании ст. 166, 168 ГК РФ, а не положений Закона о банкротстве. При этом он обратился в арбитражный суд ранее, чем было подано заявление о признании общества банкротом. Указанным доводам К. о правовых основаниях заявленного им иска о признании дополнительного соглашения недействительным, дате обращения в суд с иском и наличии интереса в оспаривании сделки нижестоящие суды должной оценки не дали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что поводом для обращения К. с иском по настоящему делу являлось то обстоятельство, что определением арбитражного суда в третью очередь реестра требований кредиторов включено требование кредитора-фирмы — в размере 29 млн руб., как неустойки, начисленной этим лицом на основании оспариваемого К. дополнительного соглашения.

Банкротство граждан: разъяснения ВС РФ

1 октября вступили в силу новые положения Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – закон о банкротстве), предусматривающие возможность банкротства граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Изначально предполагалось, что рассматривать соответствующие дела будут суды общей юрисдикции. Однако впоследствии это решение было изменено, и рассмотрение дел о банкротстве физических лиц отнесено к подведомственности арбитражных судов. Несмотря на то что последние имеют более чем обширную практику работы с делами о банкротстве, данная категория дел имеет свои особенности, связанные, в первую очередь, со спецификой субъекта – гражданина, не занимающегося предпринимательской деятельностью. Поэтому ВС РФ попытался разъяснить общие вопросы по применению на практике новых положений о банкротстве граждан (Постановление Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 г. № 45 “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан”; далее – Постановление). Рассмотрим, какие пояснения дал Суд.

Первое и очень важное разъяснение касается того, какие требования учитываются при определении размера долга физического лица. ВС РФ уточнил, что при возбуждении дел о банкротстве граждан учитываются требования кредиторов, возникшие и до 1 октября 2015 года (п. 1 Постановления).

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Подробности о проведении процедуры банкротства граждан – в материале “Должники vs. кредиторы: кому более выгоден новый закон о банкротстве?” (часть 1, часть 2).

Если речь идет о банкротстве гражданина, являющегося ИП, учитываются все обязательства, в том числе связанные с осуществлением предпринимательской деятельности. При этом для процедуры банкротства ИП установлен ряд особенностей, в частности об аннулировании лицензий на осуществление определенных видов деятельности и др. (§2 гл. X закона о банкротстве). Кроме того, возбуждение двух дел о банкротстве одного лица – как гражданина и как ИП – невозможно, а к гражданам, которые являются главами крестьянских (фермерских) хозяйств, положения о банкротстве физических лиц и вовсе не применяются (п. 2-3 Постановления).

Рассматриваются дела о банкротстве граждан по месту их жительства, которое может быть подтверждено выданными ФМС России документами о регистрации или выпиской из единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 25 июня 1993 года № 5242-I, п. 2 ст. 5 и ст. 6 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ). Если же место жительства должника (здесь и далее под должником понимается гражданин, в том числе ИП) неизвестно или он находится за границей, дело о банкротстве этого гражданина рассматривается арбитражным судом по последнему известному месту его жительства, которое определяется, как указано выше (п. 5 Постановления). ВС РФ пояснил, что суды при подготовке дел к судебному разбирательству вправе запрашивать в органах регистрационного учета информацию о месте жительства должника для проверки достоверности указанных в заявлении о признании банкротом сведений. Данное разъяснение было включено в Постановление по просьбе судей арбитражных судов и должно помочь правильно определять подсудность дел о банкротстве.

Заявление о признании гражданина банкротом

Подать в арбитражный суд заявление о признании должника банкротом может он сам, конкурсный кредитор или уполномоченный орган (п. 1 ст. 213.3 закона о банкротстве). ВС РФ пояснил, что перед обращением в суд заявителю не нужно публиковать уведомления о намерении подать такое заявление (п. 7 Постановления). К этому выводу Суд пришел на основании того, что данная обязанность законодательно не установлена в отличие от общего правила для юридических лиц и ИП, согласно которому кредитная организация или должник (тот, кто подает заявление о признании банкротом) обязаны не менее чем за 15 дней до подачи заявления опубликовать информацию о планируемом обращении в суд путем внесения ее в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц. Напомним, такая форма обнародования намерения подать заявление обязательна с 1 июля текущего года (п. 2.1 ст. 7 и п. 4 ст. 37 закона о банкротстве).

Конкурсные кредиторы – кредиторы по денежным обязательствам (за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате компенсации сверх возмещения вреда, предусмотренной Градостроительным кодексом Российской Федерации, вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также учредителей или участников должника по обязательствам, вытекающим из такого участия).

Уполномоченные органы – федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ на представление в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, требований об уплате обязательных платежей и требований РФ по денежным обязательствам, а также органы исполнительной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, наделенные соответствующими полномочиями на региональном и муниципальном уровнях (ст. 2 закона о банкротстве).

ВС РФ подчеркнул, что вне зависимости от того, кем подано заявление о признании должника банкротом, должник должен представить суду (абз. 4 п. 12 Постановления):

  • информацию о своих доходах;
  • справку о наличии счетов, вкладов (депозитов) в банках и об остатках денежных средств (выписки по операциям должна содержать сведения за три года, предшествующие дню подачи заявления);
  • данные об остатках электронных денежных средств и переводах таких средств.

БЛАНКИ
Заявление гражданина о признании его банкротом
Заявление конкурсного кредитора о признании гражданина банкротом
Заявление уполномоченного органа о признании гражданина банкротом

В случае, когда на момент подачи заявления о признании должника банкротом конкурсным кредитором или уполномоченным органом их требования не подтверждены вступившим в силу решением суда (без такого судебного решения заявители могут подавать заявление в отношении только определенных требований (п. 2 ст. 213.5 закона о банкротстве)) и между заявителем и должником есть спор о праве, суд либо признает заявление необоснованным и оставляет его без рассмотрения, либо прекращает производство по делу (абз. 4-5 п. 2 ст. 213.6 закона о банкротстве). ВС РФ уточнил, что под спором о праве понимаются возражения должника, как письменные, так и устные, о размере, сроке исполнения задолженности и ее существовании в принципе (абз. 2 п. 14 Постановления). Однако, по мнению Суда, арбитражный суд может отклонить возражение должника, если есть основания полагать, что он пытается не допустить или отсрочить введение процедуры банкротства (например, должник признает факт наличия задолженности и просрочку ее возврата, но при этом возражает против возбуждения в отношении него дела о банкротстве), что противоречит принципу недопустимости злоупотребления правом.

При рассмотрении заявления уполномоченного органа о признании гражданина банкротом суды должны помнить, что Правительством РФ установлен специальный порядок предъявления в деле о банкротстве требований по обязательствам перед РФ (постановление Правительства РФ от 29 мая 2004 г. № 257 “Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве”), и проверять его соблюдение (п. 15 Постановления).

В каждом деле о банкротстве судом назначается финансовый управляющий (ст. 213.9 закона о банкротстве). ВС РФ отметил, что в заявлении о признании должника банкротом заявитель указывает только саморегулируемую организацию, один из членов которой должен быть утвержден финансовым управляющим. Ни сам должник, ни конкурсный кредитор, ни уполномоченный орган не могут выбрать конкретную кандидатуру управляющего. Поэтому если в заявлении указаны данные об определенном человеке, оно подлежит оставлению без движения. Если же, помимо этих данных, в заявлении указаны наименование и адрес саморегулируемой организации, суд запрашивает у нее кандидатуру финансового управляющего для утверждения в конкретном деле (п. 16 Постановления).

ВС РФ подчеркнул, что финансовый управляющий может привлекать к своей деятельности других лиц. Соответствующее определение суда выносится, если доказана необходимость привлечения этих лиц, обоснована цена их услуг, а заявитель согласен оплатить эти услуги. Если оплатить привлечение других специалистов согласился кредитор или уполномоченный орган, то понесенные ими расходы не возмещаются за счет должника.

Оплата услуг иных лиц может осуществляться за счет конкурсной массы, если имеющего в нем имущества достаточно для этого, а без указанных лиц невозможно достичь целей банкротства (абз. 3 п. 21 Постановления). Например, привлечение кадастрового инженера необходимо для кадастрового учета земельного участка должника, обязательного для регистрации прав на этот участок и его продажи в целях проведения расчетов с кредиторами. Кроме того, оплатить услуги привлеченных специалистов может сам финансовый управляющий, и в этом случае его расходы не возмещаются ни должником, ни кредитором, ни уполномоченным органом.

Реструктуризация долга и реализация имущества должника

В делах о банкротстве граждан, напомним, применяются три процедуры: заключение мирового соглашения, реструктуризация долгов и реализация имущества должника (ст. 213.2 закона о банкротстве). Причем если при реализации имущества речь идет уже только об удовлетворении требований кредиторов, то цель реструктуризации – восстановить платежеспособность должника, в результате чего он сможет погасить задолженность перед кредиторами. Этим двум процедурам уделено особое внимание в Постановлении.

Проект плана реструктуризации может быть предложен самим должником, кредитором либо уполномоченным органом. Если финансовый управляющий не получит ни одного проекта плана реструктуризации долгов в течение 10 дней с момента истечения двух месяцев с даты опубликования сообщения об обоснованности заявления о признании гражданина банкротом (на протяжении именно такого срока конкурсные кредиторы и уполномоченный орган могут предъявить требования к должнику, которые включаются в реестр требований кредиторов), он выносит на рассмотрение собрания кредиторов предложение о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина (п. 4 ст. 213.12 закона о банкротстве). Однако ВС РФ отметил, что направленный по истечении указанного 10-дневного срока проект плана реструктуризации все же может быть рассмотрен на первом собрании кредиторов (ст. 213.8 закона о банкротстве), если он получен до дня проведения собрания, финансовый управляющий успел подготовить свои предложения или возражения по нему, а заинтересованные лица – ознакомиться с ним (абз. 2 п. 28 Постановления).

Читайте также:  Признаки преднамеренного и фиктивного банкротства

Направление одобренного собранием кредиторов проекта плана реструктуризации в арбитражный суд, рассматривающий соответствующее дело о банкротстве, является достаточным основанием для назначения судебного заседания по рассмотрению вопроса об утверждении плана. Никакого ходатайства от участников дела в этом случае не требуется (п. 29 Постановления). При этом по ходатайству лица, участвующего в деле, суд может утвердить и не одобренный собранием кредиторов план реструктуризации. Это возможно в том случае, когда его реализация позволит полностью удовлетворить требования по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, а требования, включенные в реестр требований кредиторов, – в существенно большем размере, чем при немедленной реализации имущества (п. 4 ст. 213.17 закона о банкротстве).

Важно, что любой проект плана реструктуризации долга – как одобренный собранием кредиторов, так и не одобренный – обязательно должен быть одобрен должником, так как именно он лучше всех понимает свое финансовое положение и может оценить осуществимость плана. Одобрить план должник может письменно либо устно – в ходе судебного заседания по рассмотрению вопроса об утверждении плана. Без одобрения должника план реструктуризации может быть утвержден в единственном случае – когда несогласие должника является злоупотреблением правом. Например, если не обладающий имуществом должник, получающий высокую зарплату, настаивает на скорейшем завершении дела о его банкротстве и освобождении от долгов, чтобы уклониться от погашения задолженности перед кредиторами за счет будущих доходов (абз. 3 п. 30 Постановления).

Для недопущения злоупотребления правом кредиторами арбитражные суды не должны утверждать планы реструктуризации, в которых не предусмотрены средства на проживание должника и членов его семьи, находящихся у него на иждивении (не менее величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем регионе), а также те, при реализации которых будут существенно нарушены права и законные интересы несовершеннолетних, полагает ВС РФ (п. 31 Постановления).

Кроме того, план реструктуризации долгов не утверждается судом, если по окончании срока его реализации должник не сможет рассчитываться с теми кредиторами, срок исполнения обязательств перед которыми не наступил (п. 34 Постановления). Данное разъяснение Суда нужно учитывать и в случае утверждения плана без одобрения собрания кредиторов.

По итогам рассмотрения результатов исполнения плана реструктуризации долгов гражданина (соответствующий отчет готовится финансовым управляющим не позднее чем за месяц до истечения срока, установленного для реализации плана реструктуризации) и жалоб кредиторов арбитражный суд принимает определение о завершении реструктуризации долгов гражданина, если задолженность погашена, а жалобы кредиторов признаны необоснованными, либо отменяет план и принимает решение о признании гражданина банкротом (п. 5 ст. 213.22 закона о банкротстве). ВС РФ пояснил, что под указанными жалобами понимаются заявленные кредиторами или уполномоченным органом возражения против завершения процедуры реструктуризации долгов, в том числе из-за неисполнения должником условий плана реструктуризации. Они рассматриваются одновременно с вопросом о результатах исполнения плана, назначения отдельного судебного заседания для их рассмотрения не требуется (абз. 3 п. 35 Постановления).

Признав гражданина банкротом, арбитражный суд принимает решение о введении реализации его имущества (п. 2 ст. 213.24 закона о банкротстве). Порядок, условия и сроки реализации имущества должника, не являющегося ИП и не бывшего им ранее, утверждаются судом по ходатайству финансового управляющего (п. 1 ст. 213.26 закона о банкротстве).

Имущество должников – индивидуальных предпринимателей, а также граждан, которые уже не являются ИП, но обязательства которых возникли у них в то время, когда они были предпринимателями, предназначенное для осуществления предпринимательской деятельности, продается в порядке, предусмотренном для продажи имущества юридических лиц (ст. 139 закона о банкротстве).

По требованию финансового управляющего должник должен предоставлять ему сведения о своем имуществе, обязательствах и кредиторах (п. 9 ст. 213.9 закона о банкротстве). Непредставление сведений финансовому управляющему либо суду, а также представление заведомо недостоверных сведений является одним из оснований неосвобождения от обязательств гражданина, признанного банкротом, по завершении реализации имущества и расчетов с кредиторами (абз. 3 п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве). При принятии такого решения суды должны учитывать факт наличия или отсутствия у должника документов, которые необходимо направить финансовому управляющему или в суд, и возможность их получения или восстановления, считает ВС РФ (абз. 2 п. 42 Постановления).

По общему правилу решение о неосвобождении должника от обязательств суд принимает при вынесении определения о завершении реализации имущества должника (абз. 5 п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве). Однако если обстоятельства, являющиеся основанием для принятия такого решения, будут выявлены после завершения реализации имущества должника, соответствующее судебное определение, в том числе в части освобождения от обязательств, может быть пересмотрено по заявлению конкурсного кредитора, уполномоченного органа или финансового управляющего, отметил ВС РФ (п. 46 Постановления).

Нужно отметить, что любое определение суда о завершении реструктуризации долгов должника или реализации его имущества может быть пересмотрено судом, рассматривающим дело о банкротстве, по заявлению конкурсного кредитора или уполномоченного органа по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 213.29 закона о банкротстве). При возобновлении производства по делу или введении процедуры реализации имущества финансовый управляющий выбирается из той саморегулируемой организации, член которой выполнял функции финансового управляющего в данном деле (п. 27 Постановления).

И судьи ВС РФ, и судьи арбитражных судов отмечают, что более конкретные разъяснения по новым положениям закона о банкротстве могут быть даны только после того, как начнет формироваться судебная практика по делам о банкротстве граждан и станет понятно, какие именно нормы требуют пояснения. Кроме того, нельзя исключать возможности внесения изменений в законодательство, особенно учитывая, что положения о банкротстве граждан в довольно сжатые сроки были перенесены (причем не без изменений) из Федерального закона от 29 декабря 2014 г. № 476-ФЗ в Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ.

Финансовый омбудсмен Павел Медведев во время лекции о развитии и современном состоянии института банкротства в России, состоявшейся в МИА “Россия сегодня” 20 октября, обозначил противоречие, имеющееся в нормах об обязательном и добровольном обращении гражданина в суд с заявлением о банкротстве. “В этом законе есть две статьи, которые друг другу, на мой взгляд, не соответствуют. В одной статье написано, что гражданин вправе подать в арбитражный суд заявление о процедуре банкротства вне зависимости от того, какой у него долг (п. 2 ст. 213.4 закона о банкротстве). А в другой – что суд имеет право принять заявление, только когда долг больше 500 тыс. руб., если иное не предусмотрено законом о банкротстве (п. 2 ст. 213.3 закона о банкротстве). Юристы считают, что то исключение, которое сделано для гражданина [о возможности подать заявление вне зависимости от суммы долга. – Ред.], является исключением и для суда, но я с этим не согласен. Надеюсь, что суды подобные противоречия грамотно разрешат либо обратятся в ВС РФ”, – подчеркнул омбудсмен.

Таким образом, можно констатировать, что рассмотренное Постановление – первый, но вряд ли последний разъясняющий положения о банкротстве физических лиц документ.

ВС пояснил, с какого момента кредитор вправе обжаловать решение суда, ставшее основанием требований иных лиц

1 августа Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вернула на новое рассмотрение спор в рамках банкротного дела № А66-7543/2018, касающийся определения момента, с которого кредитор вправе обжаловать судебные акты, послужившие основанием требований иных кредиторов.

Обстоятельства дела

7 мая 2018 г. Арбитражный суд Тверской области вынес судебный приказ, которым с ООО «Завод по производству синтетических моющих средств» в пользу ООО «Анкор» было взыскано 350 тыс. руб. задолженности по договору об оказании услуг. На основании данного приказа «Анкор» обратился в АС Республики Татарстан с заявлением о признании завода банкротом. Определением от 27 июля 2018 г. было возбуждено производство по делу № А65-19184/2018 о банкротстве завода.

1 августа 2018 г. суд принял заявление ПАО «Татфондбанк» о вступлении его в дело в качестве кредитора завода. После этого банк обратился с кассационной жалобой в АС Северо-Западного округа с целью отмены упомянутого судебного приказа, мотивировав это тем, что «Анкор» на самом деле не оказывал услуги заводу, а сделка между обществом и должником является мнимой.

Кассационная жалоба была возвращена заявителю. При этом суд исходил из того, что обжалуемый судебный приказ не затрагивает права и обязанности «Татфондбанка». Сославшись на п. 24 Постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», кассация указала, что банк не вправе обжаловать данный акт, поскольку на дату рассмотрения вопроса о принятии жалобы к производству его требования не были включены в реестр, а сам банк не приобрел статуса конкурсного кредитора.

Не согласившись с этим, «Татфондбанк» обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Кредитор просил отменить акты окружного суда, поскольку, по его мнению, право заявлять возражения против требования другого кредитора право обжаловать судебный акт, на котором такое требование основано, появилось у банка с момента принятия его заявления судом в рамках дела о банкротстве завода.

Верховный Суд согласился с банком

Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла Определение № 307-ЭС19-2994, в котором отметила, что по существу данный спор сводится к вопросу о том, с какого момента кредитор, в том числе не первый заявитель по делу о банкротстве, вправе обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, если есть основания полагать, что этим судебным актом нарушены права и законные интересы конкурсных кредиторов.

ВС напомнил, что по общему правилу именно подтвержденное вступившим в законную силу судебным актом требование кредитора предоставляет ему возможность инициировать процедуру банкротства должника, а также, с точки зрения процесса доказывания, в упрощенном порядке добиться включения своего требования в реестр. Суд подчеркнул, что в случае банкротства ответчика такой судебный акт противопоставлен интересам всех других кредиторов, которые не участвовали в рассмотрении дела. Это связано с тем, что включение долга перед одним лицом в реестр очевидно уменьшает сумму, на которую могут претендовать остальные кредиторы. Кроме того, именно лицо, первым подавшее заявление о признании должника банкротом, получает право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего. Верховный Суд пояснил, что по этой причине в п. 24 Постановления № 35 закреплен механизм защиты прав кредиторов должника, предоставляющий им возможность «принять участие в общеисковом процессе и изложить свои доводы при проверке судебного акта о взыскании задолженности».

При этом ВС напомнил, что согласно абз. 4 п.30 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 60 статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права, необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом. По мнению ВС, это положение применяются и в отношении полномочий кредиторов, закрепленных п. 24 Постановления № 35. Руководствуясь этим, коллегия сделала вывод: право на заявление возражений в отношении требований других лиц, в том числе право на обжалование судебного акта, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, возникает у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.

Суд также сослался на п. 44 Постановления Пленума ВС от 27 декабря 2016 г. № 62, касающегося приказного производства в арбитражном процессе. Согласно содержащемуся в нем разъяснению, не участвовавшее в деле лицо вправе обжаловать судебный приказ в том случае, если этим актом разрешен вопрос о его правах и обязанностях. В том же постановлении Верховный Суд указывал, что если судебный приказ может повлечь необоснованное увеличение кредиторской задолженности в ущерб конкурсной массе, то кассационная инстанция должна отменить данный акт.

Суд подчеркнул, что лица, которые подали заявления о вступлении в дело о банкротстве, имеют такие же права по обжалованию судебных актов, как и кредиторы, заявившие о включении в реестр требований уже после возбуждения дела о банкротстве.

ВС также указал, что на момент подачи кассационной жалобы в суд округа АС Республики Татарстан уже принял заявление банка о вступлении в дело о банкротстве завода. Поэтому с точки зрения п. 24 Постановления № 35 не было препятствий для рассмотрения судом округа по существу кассационной жалобы банка на соответствующий судебный приказ.

Верховный Суд отметил, что, обращаясь в суд округа, банк приводил доводы о наличии оснований для отмены приказа. Он отмечал, что является кредитором завода, а судебный приказ в рамках настоящего дела выдан на основании ничтожной сделки и недостоверных доказательств. «Татфондбанк» ссылался на то, что между заводом и обществом «Анкор» отсутствуют реальные хозяйственные отношения, в связи с чем нет и задолженности, которая могла бы быть подтверждена судебным приказом. По мнению банка, цель получения «Анкором» судебного приказа состояла в опережении заявления самого «Татфондбанка» о банкротстве завода. Банк полагал, что действия сторон мнимого договора услуг были направлены на введение контролируемой процедуры банкротства и лишение «Татфондбанка» прав первого заявителя по делу о банкротстве, в том числе права на выбор кандидатуры арбитражного управляющего.

По мнению ВС, возвращение кассационной жалобы банка нарушило его права и законные интересы, поскольку суд округа был обязан проверить обоснованность доводов банка в пользу отмены приказа. «Занятая судом округа позиция фактически исключает возможность конкуренции нескольких заявителей по делу о банкротстве между собой, блокирует право последующего заявителя реально возражать против обоснованности заявления первого кредитора о банкротстве должника», – резюмировал Верховный Суд.

Таким образом, Суд отменил обжалуемые акты окружного суда и направил дело на рассмотрение по существу.

Значение для практики

Советник АБ «Бартолиус» Сергей Будылин полагает, что вопрос о том, с какого момента кредитор получает права в банкротном процессе, в общем виде давно решен судебной практикой: с момента принятия судом заявления этого кредитора. «Нет оснований полагать, что именно при обжаловании сделок должника должно действовать какое-то другое правило», – пояснил он.

Юрист отмечает: «Подавший заявление кредитор имеет легитимный интерес в финансовом состоянии должника даже до того, как рассмотрение его заявления закончено. Значит, он должен иметь возможность “сражаться” против вывода активов руководством должника. К тому моменту, как требование кредитора включат в реестр, сражение может оказаться уже проигранным».

Сергей Будылин подчеркнул, что, даже если требование такого кредитора в итоге не будет включено в реестр, ничьи права не пострадают: «В случае победы кредитора в “сражении” за выведенные активы они не передаются этому кредитору, а просто возвращаются в конкурсную массу должника».

По его мнению, проблема дополнительно обостряется неудачной нормой Закона о банкротстве, согласно которой первый подавший заявление кредитор получает огромное преимущество перед всеми остальными в виде наличия практической возможности назначения «своего» управляющего. «А значит, аффилированный кредитор при ином решении вопроса имел бы практическую возможность, первым подав заявление, надолго заблокировать попытки независимых кредиторов сражаться за активы», – добавил эксперт. Сергей Будылин полагает, что хотя рассматриваемое определение и не устраняет всех возможностей злоупотребления, но делает важный шаг в сторону независимых кредиторов.

В свою очередь адвокат и партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук заметил, что на сегодняшний день сложилась вполне устойчивая практика на уровне окружных судов относительно начала течения срока на обжалование судебных актов по самостоятельным спорам, на которых основывают свои требования иные кредиторы должника. По его словам, она не согласуется с позицией Суда в данном деле: в соответствии с ней такое право возникает с момента включения требований кредитора в реестр.

Указанная практика, как сообщил адвокат, в первую очередь основывается на Постановлении Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60, в котором указано, что статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права, необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом. К таким правам Суд отнес право на ознакомление с материалами дела в части предъявленных всеми кредиторами требований и возражений, право на участие в судебных заседаниях по рассмотрению требований всех кредиторов, право на обжалование судебных актов, принятых по результатам рассмотрения указанных требований. «Это постановление не отменено и не принято новое постановление Пленума ВС, противоречащее ему. Соответственно, его положения должны применяться судами», – заключил Антон Макейчук.

Читайте также:  ФНС составила новый обзор правовых позиций Высших судов по спорам, возникающим при банкротстве

Адвокат пояснил: «На протяжении почти 10 лет правоприменители исходили из того, что с момента принятия заявления кредитора о включении в реестр у него появляется ограниченный пул прав только в рамках дела о банкротстве. Только после подтверждения обоснованности его требований и включения их в реестр он был вправе обжаловать судебный акт по самостоятельному спору, на основании которого иной кредитор включался в реестр».

Такой подход кажется Антону Макейчуку более обоснованным, нежели позиция Верховного Суда по данному делу. «В первую очередь это объясняется тем, что возможны злоупотребления со стороны недобросовестных кредиторов, – сообщил адвокат. – Они могут направить формальное требование о включении в реестр, его примут, и кредитор сразу подает апелляционную жалобу на судебный акт, на основании которого иной кредитор включался в реестр. Эта апелляционная жалоба вполне возможно может быть рассмотрена до признания обоснованности его требования в банкротном деле».

Антон Макейчук обратил внимание на тот факт, что в случае отказа во включении в реестр требований такого кредитора его права и интересы не будут затрагиваться обжалуемым им судебным актом. «Соответственно, у кредитора априори отсутствовало право на обжалование судебного акта по обособленному спору, – подчеркивает адвокат. – В случае подтверждения обоснованности права требования к должнику у кредитора появляется возможность обжаловать акт, на основании которого включались иные кредиторы, и в последующем исключить их требования из РТК. Таким образом, баланс интересов как должника, так и всех кредиторов соблюдается».

Адвокат полагает, что определение ВС может негативно сказаться на кредиторах, которые применяли нормы Постановления Пленума ВАС № 60: «Они отталкивались от того, что срок на обжалование судебного акта по самостоятельному спору начинает течь с момента включения их требований в реестр. Теперь они могут столкнуться с возвратами апелляционных жалоб ввиду пропуска срока на обжалование. Исходя из новой позиции ВС этот срок необходимо исчислять с момента принятия требования кредитора к рассмотрению».

Юрист практики по разрешению споров и банкротству АБ «Линия права» Кирилл Коршунов, напротив, считает, что Верховный Суд РФ верно указал момент, с которого конкурсный кредитор имеет право оспаривать судебные акты, устанавливающие задолженности других конкурсных кредиторов. «Суды учли одно разъяснение ВАС РФ, но не учли второе. Согласно первому, конкурсный кредитор имеет право заявлять возражения против требований других кредиторов, в том числе и оспаривать судебные акты, устанавливающие их задолженности. Однако если толковать данное разъяснение буквально, то получается, что такое право появляется у лица с момента включения его требований в реестр кредиторов. Так и поступил нижестоящий суд в рассматриваемом деле. Однако в п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ № 60 прямо указано, что право на заявление возражений относительно требований других кредиторов появляется у лица с момента принятия судом его требования к рассмотрению, а не с момента включения в реестр», – объясняет юрист.

Кирилл Коршунов указал, что ВС высказывал ранее аналогичную позицию не только по другим делам, но и в отношении того же должника и того же кредитора-банка. «Почему Верховный Суд, несмотря на наличие постановления Пленума ВАС РФ и нескольких собственных определений, разъясняющих данный вопрос, продолжает повторять эту позицию?» – задается вопросом юрист. Ответ, по его мнению, можно найти в Определении ВС от 27 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-19058.

Как отметил Кирилл Коршунов, в данном акте указано, что, несмотря на ранее данные разъяснения Пленума ВАС, некоторые суды продолжают считать, что право на заявление возражений против включения требований других кредиторов в реестр возникает у лица не с момента принятия судом его заявления к рассмотрению, а с момента включения требований его самого в реестр: «То есть нижестоящие суды не всегда следуют разъяснениям высших судебных инстанций. Видимо, данное дело, является не только примером исправления судебной ошибки в конкретном деле, но и попыткой унифицировать практику по определенному вопросу».

Комментируемый спор, по мнению Кирилла Коршунова, является ярким примером того, как экономическая коллегия выполняет функцию по установлению единообразия судебной практики, которую до этого выполнял Президиум ВАС. «Эта функция присуща суду надзорной инстанции, а не кассационной. Формально экономколлегия не наделена ею. Это следует из различия оснований для кассационного обжалования в коллегию и в свое время надзорного – в Президиум ВАС», – считает юрист.

Эксперт пояснил, что для обжалования в экономическую коллегию необходимо доказать наличие существенных нарушений норм материального или процессуального права, а для обжалования в Президиуме ВАС нужно было показать еще и нарушение единообразия судебной практики. «Тем не менее, несмотря на то, что экономическая коллегия формально не наделена полномочиями по установлению единообразия практики, такой подход стоит только приветствовать, – утверждает Кирилл Коршунов. – Особенно учитывая, что Президиум ВС за последние 5 лет, прошедших с момента ликвидации ВАС, рассмотрел только пару экономических споров. Судя по различным исследованиям (например, докладу “После ВАС: экономическое правосудие сегодня и завтра”), юридическое сообщество ожидает от экономической коллегии принятия мер по созданию единообразия судебной практики».

Банкротство в Верховном суде: 10 дел, о которых нужно знать

Явно убыточный для компании-банкрота договор можно признать недействительным через суд. При этом закон даёт возможность взыскать убытки с тех лиц, которые определяли действия должника и приняли решение заключить такой договор.

Между тем неравноценность сделки сама по себе ещё не значит, что заключившие её лица обязаны возместить убытки, указала экономколлегия ВС в определении по делу № А40-51687/2012. Чтобы понять, причинила сделка убытки или нет, нужно проверить множество факторов. Например, узнать, мог ли должник извлечь большую выгоду, будь договор заключён на «нормальных» условиях.

В июне экономколлегия вынесла важное определение в рамках банкротного дела «СГК-ТрансстройЯмал». В нём содержалось несколько важных для практики выводов.

Так, ВС признал: кредитор, удерживающий вещь, имеет права залогового кредитора в отношении данной вещи и в деле о банкротстве. Удержание по своей правовой конструкции имеет общие черты с залогом, указала экономколлегия. Это значит, что права кредитора, который удерживает вещь, реализуются по аналогии с правилами о залоге в банкротстве. При этом у него, кредитора, будет и так называемый залоговый приоритет, то есть он получит как минимум 70% от вырученной при продаже вещи суммы.

Долгое время Верховный суд отказывался признавать за такими кредиторами привилегированный статус, несмотря на наличие для того оснований, комментирует руководитель практики разрешения споров Lidings Lidings Федеральный рейтинг группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Финансовое/Банковское право 5 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 32 место По выручке 43 место По количеству юристов × Александр Попелюк. Теперь же существующие противоречия между статьями Гражданского кодекса и правоприменительной практикой устранены.

В рамках банкротного дела «Главмосстроя» (№ А40-165525/2014) суд округа признал условия мирового соглашения экономически необоснованными: оно предусматривало отсрочку налоговых выплат на 11 лет.

ВС признал: определение условий мирового соглашения всецело зависит от воли должника и кредиторов. Суды должны лишь проверять, чтобы условия соответствовали закону и соблюдали права лиц, интересы которых такое соглашение затрагивает. «Разрешение судом вопроса об утверждении спорного мирового соглашения нарушает исключительную компетенцию собрания кредиторов должника и противоречит природе данного института права», – напомнили в экономколлегии.

В деле № А40-54535/2017 управляющий оспорил куплю-продажу квартиры как подозрительную сделку, потому что она была совершена в пределах года до банкротства, а квартира на самом деле стоила 5,2 млн, как показала судебная экспертиза. Три инстанции согласились с доводами управляющего и взыскали с покупательницы дополнительно 1,5 млн руб. – разницу между покупной и оценочной стоимостью.

Верховный суд вступился за покупателя квартиры у компании-банкрота и разрешил не платить разницу между покупной и оценочной стоимостью. Суды поверхностно оценили обстоятельства спора, отметила экономколлегия под председательством Ирины Букиной. Факта неравноценности недостаточно, надо исследовать все обстоятельства совершения сделки.

«Дело является примечательным, потому что ранее наличие неравноценности встречного исполнения всегда было достаточным условием для оспаривания сделки по п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве, рассказывает управляющий партнёр компании «ЮрТехКонсалт» Алексей Николаев.

Если судебная практика начнёт активно применять такую позицию, то постепенно будет происходить размывание границы между п. 1 и п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве.

Алексей Николаев, управляющий партнёр компании «ЮрТехКонсалт»

В 2019 году Верховный суд продолжил активно развивать тему субординации требований аффилированных по отношению к должнику кредиторов. И некоторые критерии, при которых требования участников могут быть включены в реестр, были выделены в банкротном деле «Анкор Девелопмента». Компания занималась строительством торгового центра в Новом Уренгое. Участник компании-банкрота просил суд включить в реестр требований кредиторов задолженность, возникшую из договоров займа и новации.

«При рассмотрении подобной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между участником (аффилированным лицом) и должником, цели и источники предоставления денежных средств, экономическую целесообразность и необходимость их привлечения путём выдачи займа, дальнейшее движение полученных заёмщиком средств и тому подобное», – указал ВС в определении по делу № А81-7027/2016.

«Также важно, что суд обратил внимание на условие о межкредиторском соглашении между участником должника и другим крупным кредитором, финансировавшим строительство торгового центра, Сбербанком», – отмечает руководитель группы по банкротству Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство 35 место По количеству юристов Профайл компании × Александра Улезко.

Директор и главбух организации-заёмщика в стадии заключения кредитного договора предоставили банку «Траст» недостоверную бухгалтерскую документацию, свидетельствующую о наличии у общества значительных активов, и получили кредит, что было одобрено единственным участником организации.

Спустя некоторое время компанию признали банкротом и ликвидировали, а требования банка по большей части остались неудовлетворёнными. Банк обратился в рамках банкротного дела с иском о привлечении директора, главбуха и единственного участника к субсидиарной ответственности. Спор дошёл до ВС, который подчеркнул: арбитражный суд может исследовать умысел на подачу недостоверного баланса, а уголовное дело для этого необязательно.

«Квалификация таких отношений деликтными открывает широкое поле для привлечения к ответственности лиц, контролирующих организацию-должника по модели «теневого» или «фактического» директора без оглядки на формально занимаемые должности в компании», – комментирует Денис Быканов, партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × . Подобный подход является важным стимулом добросовестного поведения в предпринимательских отношениях, уверен эксперт.

Важность этого дела отметил и сам Верховный суд. Оно вошло во второй Обзор Практики ВС за 2019 год.

Новый кредитор купил у реестрового кредитора право требования к должнику уже после прекращения процедуры реализации имущества и освобождения должника от долгов. Он обратился с заявлением о процессуальном правопреемстве в рамках дела о банкротстве.

Суды первой и апелляционной инстанций произвели процессуальную замену, а суд кассационной инстанции в такой процессуальной замене отказал, сославшись на то, что материальное право требования к должнику прекращено ввиду завершения процедуры банкротства и освобождения должника от долгов (дело № А32-37685/2015).

Отменяя постановление кассации, Верховный суд выбрал, возможно, не самую чистую с точки зрения теории права, но востребованную практикой позицию, подчёркивает партнёр КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × Светлана Тарнопольская. Экономколлегия сослалась на п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве, который позволяет отменить в будущем прекращение обязательств должника при выявлении после завершения процедуры банкротства фактов сокрытия должником имущества.

Рассматриваемое определение ВС предоставляет таким потенциальным кредиторам правовую гарантию реализации прав и одновременно создаёт серьёзную угрозу должникам, проявившим недобросовестность в ходе процедуры банкротства.

В деле № А12-34930/2017 ВС пояснил, что определение о введении в отношении должника процедуры реструктуризации может быть обжаловано кредиторами. Это право предоставляется им через восстановление срока на обжалование такого судебного акта со ссылкой на то, что до включения в реестр кредитор не обладает правами на обжалование и не может соблюсти предоставленный законом срок на обжалование определения о введении процедуры банкротства.

Раньше суды отказывали таким кредиторам именно со ссылкой на пропуск срока на обжалование, рассказывает адвокат ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × Ксения Гопкало. «Однако казус заключался в том, что кредиторы до включения в реестр, то есть уже после введения процедуры, никак не могли фактически соблюсти такой срок», – объясняет она значимость определения.

В рамках дела № А27-11046/2017 Верховный суд положительно ответил на вопрос о том, облагается ли НДС текущая деятельность компании-банкрота, не связанная с реализацией конкурсной массы.

Согласно определению экономколлегии, в целях исчисления НДС конкурсные управляющие должны чётко разграничивать имущество, имеющееся на дату введения конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, а также товары и услуги, которые получены от текущей деятельности.

Татьяна Рокотян, АБ Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика 17 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 26-28 место По количеству юристов 29 место По выручке Профайл компании ×

В рамках дела № А03-767/2016 экономколлегия определила порядок начисления мораторных процентов на требования кредиторов в процедуре реструктуризации долгов гражданина. Верховный суд разъяснил, что мораторные проценты начисляются с момента введения процедуры реструктуризации долгов независимо от того, утверждён ли план реструктуризации долгов гражданина, чем устранил ещё один пробел в законодательстве, рассказывает Антон Красников, партнёр юридической компании ЗАО «Сотби» ЗАО «Сотби» Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Управление частным капиталом Профайл компании × .

Позиция ВС расширяет возможности использования норм закона о банкротстве при оспаривании сделок, что позволит оспаривать большее количество сделок в рамках процедур банкротства.

Новые правовые позиции ВС РФ относительно реализации прав кредиторов в рамках дел о банкротстве

Юридическая компания «Пепеляев Групп» обращает внимание на новые, сформированные ВС РФ правовые позиции, касающиеся обращения взыскания в делах о банкротстве граждан и реализации иных прав кредиторов.

25 декабря 2018 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» (далее – Постановление № 48), в котором даны разъяснения по вопросам обращения взыскания на единственное жилье должника, а также формирования и распределения конкурсной массы гражданина, в том числе по общим обязательствам супругов.

26 декабря 2018 г. Президиум Верховного Суда РФ опубликовал обзор, в котором обобщил практику судов о признании недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства (далее – Обзор) и дополнения к обзору практики по вопросам участия уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (далее – Дополнение обзора).

Читайте также:  Условия и особенности банкротства физических лиц

Ниже подробно приводятся наиболее важные разъяснения ВС РФ и подходы, выработанные в судебной практике.

При наличии у должника нескольких жилых помещений исполнительский иммунитет предоставляется одному из жилых помещений по усмотрению суда

В п. 3 Постановления № 48 ВС РФ поставил точку в спорах относительно предоставления исполнительского иммунитета (ст. 446 ГПК РФ), если у должника в собственности находятся несколько жилых помещений.

Теперь определение жилого помещения, на которое взыскание не будет обращаться, зависит от волеизъявления суда, а не от выбора должника. Суд при определении такого жилого помещения должен исходить из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище самого должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, обеспечения указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав.

Указанная позиция призвана сбалансировать интересы кредиторов и должников, не позволяя должнику злоупотреблять своим правом и оставлять в собственности наиболее «роскошное» жилое помещение. ВС РФ воздержался от высказывания позиции по ситуации, когда единственным жилым помещением должника является помещение, явно превышающее характеристики разумно достаточного для удовлетворения потребности в жилище, видимо, оставив данный вопрос на усмотрение законодателя (законопроект ID 01/05/11-16/00059339 разработан Минюстом России).

Залогодержатель единственного жилого помещения в случае несвоевременного обращения с заявлением об установлении требования утрачивает свое приоритетное право

ВС РФ разъяснил, что в случае непредъявления или несвоевременного обращения за установлением залогового статуса залогодержатель по ипотеке единственного жилого помещения не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога. Такое требование будет учитываться в реестре как не обеспеченное залогом. Кроме того, жилое помещение не будет считаться не вошедшим в конкурсную массу как имущество, на которое нельзя обратить взыскание, а право залога на него прекратится после завершения процедуры реализации имущества.

При включении в реестр требований кредиторов залогодержателю по ипотеке необходимо безотлагательно предъявить требование об установлении залогового статуса, в противном случае возникает риск не только утраты обеспечения, но и существенного уменьшения конкурсной массы должника из-за невозможности обращения взыскания на единственное жилое помещение. Такой подход стимулирует кредиторов к активной защите своих прав и защищает от злоупотреблений со стороны кредитора.

По общим обязательствам супругов требования кредиторов могут быть погашены и за счет доли супруга – банкрота

В связи с принятием Постановления № 48 утратили актуальность разъяснения ВАС РФ[1], согласно которым общее имущество супругов не могло быть включено в конкурсную массу. Теперь за счет доли супруга должника может быть погашено требование кредиторов по общим обязательствам супругов.

Установлена следующая очередность удовлетворения требований кредиторов при банкротстве физического лица – сособственника общего имущества:

  • в начале за счет личного имущества должника и доли должника в общем имуществе супругов;
  • затем, средства, приходящиеся на долю супруга должника, направляются на удовлетворение требований кредиторов по общим обязательствам (в непогашенной части);
  • оставшиеся средства, которые приходятся на долю супруга должника, передаются супругу.

Кредитор вправе инициировать признание обязательств должника и его супруга общими не только при установлении требования в деле о банкротстве, но и позднее. В обоих случаях суд должен привлечь к участию в рассмотрении заявления супруга должника.

Новый подход ВС РФ существенно повышает шансы кредиторов на удовлетворение требований, значительно упрощает процедуру взыскания по таким распространенным видам общим обязательствам как совместный кредит, солидарное поручительство, а также приведет к сокращению случаев злоупотребления супругами.

Супруг должника вправе обратиться в суд общей юрисдикции с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства, а также об определении долей в имуществе

ВС РФ подтвердил право супруга (бывшего супруга) должника, инициировать вне дела о банкротстве последнего раздел общего имущества до его продажи в процедуре реализации имущества должника, если он считает, что реализация такого имущества «не учитывает заслуживающие внимания правомерные интересы этого супруга и (или) интересы находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей». Верховный суд указал, что такое требование подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности.

Финансовый управляющий и кредиторы, заявившие требования в деле о банкротстве, вправе участвовать в рассмотрении дела о разделе общего имущества, об определении долей в качестве третьих лиц.

ВС РФ оправдал худшие опасения, «разделив» процесс обращения взыскания на имущество гражданина-должника между двумя ветвями судебной власти. Рассмотрение обособленных споров относительно состава конкурсной массы должника в судах общей юрисдикции открывает широкие возможности для злоупотреблений со стороны должников и их супругов, в частности, по затягиванию процедуры банкротства. Одновременно, существенно снижается эффективность банкротства в целом.

Возможность совместной процедуры банкротства супругов

Впервые на уровне высшего суда подтверждена возможность объединения судом двух дел о несостоятельности супругов по правилам ст. 130 АПК РФ с назначением финансового управляющего из того дела, которое было возбуждено первым.

После объединения двух дел кредиторы вправе провести общее собрание для определения кандидатуры иного арбитражного управляющего или иной саморегулируемой организации. При объединении дел финансовый управляющий ведет отдельно реестр требований кредиторов по общим обязательствам супругов и реестры требований кредиторов по личным обязательствам каждого из супругов. Сумма, полученная от реализации личного имущества одного из супругов, не может быть направлена на погашение личных обязательств другого супруга.

Указанный механизм «семейного» банкротства представляется эффективным с точки зрения интересов кредиторов, поскольку существенно упрощает реализацию совместного имущества обоих супругов. Рекомендуем кредиторам как можно раньше обращаться в суд с ходатайством об объединении дел о банкротстве супругов, в том числе, бывших.

Возможность оспаривания сделок супруга должника по отчуждению общего имущества

Верховным Судом подтверждена возможность оспаривания в рамках дела о банкротстве сделок, совершенных не только должником, но и его супругом. В последнем случае сделки могут быть оспорены по основаниям, связанным с нарушением этими сделками прав и законных интересов кредиторов (ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве, ст. 10 и 168, 170, п. 1 ст. 174.1 ГК РФ).

Применительно к оспариванию решений собрания кредиторов ВС РФ закрепил следующие подходы судов, расширяющие права кредиторов

  • Возможность отмены собранием кредиторов собственного принятого ранее решения, в том числе путем принятия иных решений по аналогичным вопросам.

Отмена ранее принятых решений возможна, если она не имеет признаков злоупотребления правом и совершена до того момента, пока отмененное решение «не произвело юридический эффект в гражданском обороте». Частным примером отмены более раннего решения путем принятия нового решения по аналогичному вопросу является избрание новой кандидатуры арбитражного управляющего до утверждения судом предыдущей кандидатуры.

  • Неуведомление о собрании кредиторов является существенным нарушением, влекущим признание решений собрания недействительным, даже при отсутствии у неизвещенного кредитора возможности повлиять на голосование.

При этом, опубликование информации о предстоящем собрании кредиторов в ЕФРСБ признается надлежащим уведомлением.

Не может быть утверждена кандидатура арбитражного управляющего, предложенная заявителем – кредитором, аффилированным с должником

Указанный подход выработан судебной практикой с учетом п. 5 ст. 37 Закона о банкротстве, устанавливающего порядок утверждения временного управляющего путем случайного выбора при подаче заявления самим должником. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса иных кредиторов, положения указанной статьи, как разъяснил ВС РФ, подлежат применению по аналогии к аффилированным лицам.

Суд также обратил внимание на то, что такой подход применим не только к формально аффилированным лицам должника, но к лицам, которые имеют возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Сформулированный ВС РФ подход существенно затрудняет осуществление контролируемых банкротств. В связи с этим, рекомендуем учитывать риск невозможности утверждения предложенной заявителем – кредитором кандидатуры арбитражного управляющего при разработке стратегии банкротства должника.

О чем подумать, что сделать

ВС РФ дал разъяснения и обобщил практику по ряду наболевших вопросов, связанных с «семейным» банкротством, расширив возможности кредиторов, с одной стороны, и предприняв крайне неудачную попытку обеспечить соблюдение прав супругов должников, передав отдельные обособленные споры в компетенцию судов общей юрисдикции. К сожалению, деструктивная конкуренция двух судебных ветвей на примере дел о банкротстве остается актуальной.

Разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС РФ № 48, а также обобщения судебной практики еще раз продемонстрировали направленность на ограничение прав аффиллированных лиц и неформальный подход к установлению зависимости между ними и должником.

Рекомендуем подробно ознакомиться с выработанными ВС РФ правовыми позициями. Наш опыт сопровождения дел о банкротстве показывает, что недостаточная информированность об изменениях судебной практики приводит к ошибкам при разработке стратегии работы с проблемной задолженностью, неверному определению перспектив и сроков взыскания, а также занижению рисков негативных последствий.

Помощь консультанта

Специалисты «Пепеляев Групп» обладают обширным успешным опытом защиты интересов кредиторов, а также иных категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, и оказывают квалифицированную правовую помощь, в том числе в делах о банкротстве граждан, осложненных проблемами формирования конкурсной массы за счет доли супруга должника.

[1] Утратили силу п. 18, 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 51.

Оспаривание сделки конкурсным кредитором: о чем следует помнить

Конечно, по общему правилу, сделка оспаривается арбитражным управляющим, поскольку это относится к прямым его обязанностям. Нередко конкурсный кредитор принимает на себя инициативу по оспариванию подозрительных сделок в целях защиты своих интересов. В этом случае следует учитывать определённые подходы Верховного суда РФ, которые могут помочь вернуть в конкурсную массу должника имущество, неправомерно отчужденное последним, либо отбиться от необоснованного иска, если ранее вы вступали в обязательственные отношения с должником. Итак, сделка оспаривается конкурсным кредитором, на что следует обратить особое внимание?

Сроки исковой давности

По общему правилу требование о признании сделки недействительной может быть подано в течение года со дня, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки (п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве, п. 2 ст. 181 ГК РФ). Исходя из разъяснений, указанных в п. 32 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 и п. 42 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35, если конкурсный управляющий узнал о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения в качестве конкурсного управляющего, например, при осуществлении полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения, годичный срок исковой давности начинает течь с даты утверждения его конкурсным управляющим, момент которого определяется датой объявления резолютивной части определения суда. Мы нашли достаточное количество судебных актов, разделяющих такой подход (Постановления АС Московского округа от 12.05.2017 по делу № А40-177466/2013; от 25.05.2017 по делу № А40-177466/2013; от 15.12.2014 по делу № А40-65625/2011; Постановление АС Поволжского округа от 30.04.2015 по делу № А57-24287/2011 и др.).

Аналогичные правила распространяются и на исполняющего обязанности конкурсного управляющего (п. 32 ПП ВАС РФ от 23.12.2010 № 63). Между тем в определении Верховного суда РФ от 18.12.2017 № 305-ЭС17-11710 данный подход был скорректирован. Так, если суд открывает в отношении должника конкурсное производство и, не утверждая и.о. конкурсного управляющего возлагает обязанность по проведению собрания кредиторов на временного управляющего, то срок исковой давности по оспариванию сделки подлежит исчислению с момента утверждения его в качестве конкурсного управляющего даже несмотря на то, что он фактически являлся исполняющим обязанности конкурсного управляющего должника. В данном случае срок исковой давности продлевается до момента вынесения определения суда об утверждении конкурсного управляющего.

В то же время, наделяя конкурсных кредиторов правом на оспаривание сделок в рамках дела о банкротстве, закон не определил начало течения срока исковой давности. В связи с этим суды руководствуются положениями п. 2 ст. 181 ГК РФ, в силу которой течение срока исковой давности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. При этом суды также руководствуются датой включения требований кредитора в реестр требований кредиторов должника.

Практика последних лет по оспариванию сделок должника показала еще то, что арбитражный управляющий и конкурсные кредиторы не всегда успевают подать заявление о признании сделки недействительной в годичный срок, в связи с чем последние нередко стали прибегать к искусственному увеличению срока исковой давности путем указания в основании иска положений ст.ст. 10 и 168 ГК РФ (злоупотребление правом и ничтожность). В таком случае истец может использовать трехлетний срок исковой давности, а не годичный. На это обратил внимание Верховный суд РФ.

Пресекая злоупотребления

Несмотря на то, что сделка может быть оспорена по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (например, ст.ст. 61.2, 61.3), это не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную по ст. ст. 10 и 168 ГК РФ (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63). Обычно на это ссылаются истцы по такого рода искам. Однако в силу правовой позиции, изложенной в определении Верховного суда РФ от 24.10.2017 № 305-ЭС17-4886 (1), в данном случае речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок (см. также определение Верховного суда РФ от 31.08.2017 № 305-ЭС17-4886). Это объясняется тем, что содержание ст. ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве полностью поглощается содержанием норм о злоупотреблении правом, что позволяет лицу, оспаривающему сделку, фактически обходить правила исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо. К таким выводам и пришел Верховный суд РФ. Исходя из этого, истец вправе ссылаться на положения ст.ст.10 и 168 ГК РФ лишь в случае, если дефекты сделки выходят за пределы диспозиции ст.ст.61.2 и 61.3 Закона о банкротстве. Соответственно, ссылки истца на противоправную цель, причинение вреда имущественным интересам кредиторов и знание об этом другой стороны – такими дефектами не являются, а значит, и срок исковой давности будет составлять один год, а не три.

В целом, вопросы о том, являются ли конкретные обстоятельства основанием для признания сделки недействительной на основании специальных правил, предусмотренных Законом о банкротстве, или общими положениями ГК РФ, определяются на основании заявленного иска. Между тем, не всегда истец, особенно если это конкурсный кредитор, может точно определить основание для оспаривания сделки в связи с тем, что у него просто нет документов. И здесь как раз Верховный суд РФ выступил в защиту прав такого конкурсного кредитора.

Перенесение бремени доказывания

Исходя из позиции, сформулированной в определении Верховного суда РФ от 11.09.2017 №301-ЭС17-4784 конкурсный кредитор не является стороной сделки, в силу чего ограничен в возможности доказывания необоснованности требования другого кредитора. Поэтому предъявление к конкурирующему кредитору высокого стандарта доказывания привело бы к неравенству таких кредиторов. В данном случае достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга. Стороны сделки не лишены возможности представить в суд как прямые, так и косвенные доказательства, опровергающие сомнения в реальности ее исполнения. Аналогичная позиция высказывалась в постановлении Президиума ВАС РФ от 13.05.2014 по делу № А41-36402/2012. Иными словами, бремя доказывания фактически возлагается на стороны сделки, которая оспаривается конкурсным кредитором. Соответственно, сокрытие документов и смысла совершенной сделки чревато признанием её недействительной.

В то же время возложение бремени доказывания о злоупотреблениях при совершении сделки на стороны сделки не предполагает полного освобождения заявителя от обоснованных сомнений. При любых обстоятельствах истец обязан представить весомые основания для подтверждения такого рода опасений, что следует из определения Верховного Суда РФ от 28.02.2018 по делу № 308-ЭС17-12100 о признании и приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража.

Таким образом, при оспаривании сделок в рамках дела о банкротстве должника следует учитывать выработанные судебной практикой подходы, которые могут помочь для успешного разрешения спора.

Ссылка на основную публикацию