Трудовой договор может быть признан недействительным при оспаривании его как подозрительной сделки при банкротстве

ВС РФ разграничил сделки должника, оспариваемые в деле о банкротстве и в общегражданском порядке

ВС РФ напомнил судам, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Реквизиты судебного акта

ООО «Фирма Строительство и Инвестиции», ООО «КомплексСтрой»

Суть дела

Общество «Фирма Строительство и Инвестиции» (далее — продавец, фирма) и общество «КомплексСтрой» (далее — покупатель, общество) 01.02.2006 заключили договор купли-продажи недвижимого имущества — 1/2 доли нежилого здания общей площадью 1 800 кв. м стоимостью 14 млн руб. и со сроком оплаты в течение 12 месяцев с момента подписания договора.

В июне 2006 г. фирма и общество заключили дополнительное соглашение (далее — дополнительное соглашение) к вышеуказанному договору купли-продажи, в соответствии с которым стоимость недвижимого имущества была изменена и составила 1,5 млн долл. США, а также установлен новый срок оплаты — 48 месяцев с момента подписания договора купли-продажи.

В ноябре 2011 г. гражданин К. — участник общества-покупателя с долей 16,66% в уставном капитале — обратился с заявлением о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости доли. Однако общество отказалось это сделать. В итоге арбитражный суд в решении от 02.08.2013 по делу № А40-90305/12 взыскал с общества денежные средства по оплате действительной стоимости доли К.

Затем К. обратился с иском о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения, заключенного между фирмой и обществом. Он ссылался на то, что оспариваемое дополнительное соглашение фактически было заключено в 2012 г. после его обращения с заявлением о выходе из состава участников и выплате ему действительной стоимости доли, и утверждал, что ответчики, заключив спорное соглашение, не имели намерения его исполнять. Их действительная воля была направлена на уклонение общества от исполнения обязанностей по выплате действительной стоимости доли К. Увеличив цену сделки по отчуждению имущества, ответчики, по мнению истца, злоупотребили своим правом.

Позиция судов

Суд первой инстанции оставил исковые требования К. без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Он посчитал требование истца подлежащим рассмотрению в соответствии с п. 1 ст. 126 и п. 1 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в деле о банкротстве общества. В обоснование данного вывода суд сослался на п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в котором разъяснено, что с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

При этом суд исходил из того, что требование К. является реестровым. С момента открытия конкурсного производства, в случае признания сделки по передаче должнику недвижимого имущества недействительной, происходит трансформация неденежного требования о возврате имущества покупателем (должником) в денежное требование по возврату стоимости этого имущества. Решение суда первой инстанции поддержали апелляция и кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС РФ признал обоснованными доводы кассационной жалобы К. Вслед за кассатором ВС РФ отметил, что нижестоящие инстанции, во-первых, не учли того обстоятельства, что исковое требование о признании недействительным дополнительного соглашения заявлено на основании ст. 166, 168 ГК РФ как сделки, нарушающей требования гражданского законодательства. В связи с чем заявленный К. иск не может быть рассмотрен в деле о банкротстве и подлежит рассмотрению по существу в исковом производстве вне рамок дела о банкротстве общества. Во-вторых, суды неправильно определили требование К. о признании недействительным дополнительного соглашения реестровым. В случае удовлетворения такого требования новых обязательств по уплате денежных средств для должника в деле о банкротстве не возникает.

При этом ВС РФ пояснил, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве (п. 1 ст. 61.1, п. 1, 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве). Как разъяснено в п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу п. 1 ст. 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (ст. 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом или законодательством о юридических лицах). При этом заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Как указывал К., иск о признании недействительным дополнительного соглашения заявлен им на основании ст. 166, 168 ГК РФ, а не положений Закона о банкротстве. При этом он обратился в арбитражный суд ранее, чем было подано заявление о признании общества банкротом. Указанным доводам К. о правовых основаниях заявленного им иска о признании дополнительного соглашения недействительным, дате обращения в суд с иском и наличии интереса в оспаривании сделки нижестоящие суды должной оценки не дали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что поводом для обращения К. с иском по настоящему делу являлось то обстоятельство, что определением арбитражного суда в третью очередь реестра требований кредиторов включено требование кредитора-фирмы — в размере 29 млн руб., как неустойки, начисленной этим лицом на основании оспариваемого К. дополнительного соглашения.

Трудовой договор может быть признан недействительным при оспаривании его как подозрительной сделки при банкротстве

Тенденция современной судебной практики направлена на сохранение действительности сделок, а не на аннулирование их. Однако из этого правила есть исключение. Большинство случаев, когда судьи аннулируют действительность сделки, связано с оспариванием сделок при проведении процедуры банкротства в отношении должника.

Дело в том, что закон о банкротстве содержит дополнительные основания (помимо общих, содержащихся в ГК РФ) к оспариванию сделок, которые можно условно разделить на две группы. К первой группе относятся подозрительные сделки, то есть сделки с неравноценным встречным исполнением, заключенные в течение года до подачи заявления о банкротстве. Во вторую группу входят сделки с предпочтением, заключенные в течение полугода до принятия судом заявления о банкротстве.

В этой статье речь пойдет о подозрительных сделках. Условия при которых, возможно в судебном порядке признать подозрительный договор недействительным раскрываются в пункте 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве и Постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63. Итак, для признания подозрительной сделки недействительной необходимо наличие одновременно всех нижеперечисленных условий:

а) сделка совершена с целью причинения имущественного вреда кредиторам и этот вред сделкой был причинен;
б) контрагент в момент совершения сделки знал или должен был знать о ее цели.

С определенной уверенностью можно говорить о том, что должник преследовал цель причинить имущественный вред интересам кредиторов можно только в том случае, если заключая сделку должник уже был не платежеспособен, то есть отвечал признакам банкротства, а стоимость отчужденного имущества составляет 20 и более процентов балансовой стоимости всего имущества или фактически должник продолжает владеть этим имуществом.

Нагляднее всего вышеуказанную норму права проиллюстрируют два судебных арбитражных дела.

Пример: Признание сделок недействительными при банкротстве. Дело № А55-16408/2014. Конкурсный управляющий в арбитражном суде оспорил действительность 7 договоров купли-продажи недвижимого имущества. В ходе судебного разбирательства арбитражный суд пришел к следующим выводам. Между компанией-банкротом и Федотовым заключено 7 спорных договоров купли-продажи недвижимого имущества.

Заключая эти договоры должник имел непогашенную задолженность по уплате налогов перед бюджетом, то есть признакам банкротства должник уже отвечал. Оплата за проданное имущество производилась наличными денежными средствами полученными директором продавца от покупателя по распискам и внесенными директором в кассу компании-должника. Однако в тот же день, все денежные средства из кассы были выданы обратно директору в качестве возврата займа.

Суд счел, что оплата по спорным договорам купли-продажи не произведена, так как в кассовой книге отсутствует запись о внесении денег в кассу за проданное имущество. Расчеты наличными могут производиться в размере, не превышающим 100 тысяч рублей по одному договору. Кроме того, Федотов (покупатель) не подтвердил свою финансовую возможность оплатить купленное им имущество. Получение денег из кассы директором по договорам займа также отклонено судом, по причине того, что из кассы в принципе не могут производиться выплаты по договорам займа и к тому же в размере превышающим 100 тысяч рублей.

О финансовом состоянии компании-продавца Федотов должен был знать, так как мать Федотова являлась адвокатом продавца в экономических спорах и именно ей Федотовым было в дальнейшем подарено спорное недвижимое имущество. Таким образом, суд пришел к выводу, что сделки совершены с противоправной целью вывести имущество из конкурсной массы, и тем самым нарушить права и интересы кредиторов на удовлетворение своих требований к должнику, следовательно сделки подлежат отмене. Стоимость же имущества взыскивается с Федотова, так как у него имущества не момент признания сделок недействительными уже нет. Размер взыскания с Федотова определен на основании отчета оценщика как рыночная стоимость проданного имущества.

В указанном деле стороны создали видимость оплаты по сделкам, но так как такая «видимость» сама по себе противоречит нормам права по проведению расчетов, то судьи не приняли эти документы во внимание. Слабым местом конкурсного управляющего было то, что задолженность у должника была только перед бюджетом и Федотов мог не знать о ней. Тем не менее арбитражный управляющий смог доказать родственные узы между Федотовым и его матерью, носящую другую фамилию, а это сделать очень не просто, после чего и осведомленность о финансовой несостоятельности покупателя была подтверждена в суде.

Пример: Признание сделок недействительными при банкротстве. Дело А40-188653/14. Два юридических лица заключили договоры купли-продажи недвижимого имущества. Стоимость продаваемого имущества, согласно договору, составляет 42,5 миллиона рублей, уплачено из которых, было лишь 2,5 миллиона. Остальная сумма подлежала уплате после регистрации права собственности, которая была приостановлена по причине наложения запрета на регистрацию судебным приставом-исполнителем.

Арбитражный управляющий обратился в арбитражный суд с иском о признании сделок недействительными. Подозрительность сделки управляющий аргументировал ее заниженной ценой, так как цена имущества в момент продажи составляла более 230 миллионов, что подтверждается отчетом об оценке. В судебное заседание общество-покупатель представила отчет об оценке имущества, согласно которому его стоимость составляла 45 миллиона рублей. Арбитражный суд г. Москвы признавая подозрительную сделку недействительной указал, что так как оба оценщика определили стоимость сделки выше 42,5 миллиона рублей, следовательно, стоимость имущества в договоре занижена и направлена вывод имущества должника.

Девятый апелляционный суд не согласившись с мнением суда, изложенном в решении в удовлетворении иска отказал сославшись на недоказанность существенного занижения цены имущества. Окружной суд занял правовую позицию Арбитражного суда г. Москвы оставил в силе первоначальное решение.

В своем постановлении Московский окружной суд добавил, что на заключая оспариваемые договоры, в отношении организации-должника были вынесены несколькими судебных решений о взыскании с него задолженности в пользу других контрагентов. Спорные договоры заключались, когда судебные акты уже были приняты и вступили в законную силу, то есть признаки несостоятельности у организации-должника имелись. Таким образом, договоры признан недействительным, применены последствия недействительности сделок в виде возврата проданного имущества должнику, а точнее в конкурсную массу.

Вышеперечисленные примеры судебных дел показывают специфику отмены сделок исключительно в процедуре банкротства, так как вне рамок банкротства оспорить сделки по таким основаниям как неполучение денег от покупателя или занижение стоимости имущества невозможно. На практике может сложится ситуация, когда добросовестный покупатель приобретая имущество с небольшим дисконтом в последствии будет являться ответчиком в банкротном деле.

Если заключенный договор будет признан недействительным, то имущество придется вернуть должнику, а точнее в конкурсную массу. Деньги же, уплаченные по договору купили-продажи, сразу вернуть не удастся, а только на основании включения в реестр кредиторов и по завершению конкурсного производства и то если останутся средства. О неплатежах в бюджет и о других задолженностях покупатель может не догадываться. Не стоит забывать о достаточно большом годичном сроке, когда такие сделки можно оспорить.

Трудовой договор может быть признан недействительным при оспаривании его как подозрительной сделки при банкротстве

Обзор судебной практики по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

Помимо общих оснований, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, оспаривание сделок должника осуществляется по специальным основаниям, подлежащим применению только в отношении должника, только в рамках дела о банкротстве (речь идет прежде всего об основаниях, указанных в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве). Нормы, регулирующие оспаривание сделок должника, сформированы законодателем в отдельную главу, в которой определяются:

– основания для оспаривания и квалифицирующие признаки сделок, которые могут быть оспорены в процедурах банкротства;

– процессуальные нормы о порядке оспаривания сделок, в том числе особенности рассмотрения соответствующего заявления об оспаривании сделки;

– последствия признания сделки недействительной в рамках проводимых в отношении должника процедур банкротства.

Следует отметить, что предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (что также подтверждается названием главы III_1 Закона о банкротстве).

В то же время наличие в Законе о банкротстве указанных специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке (пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”).

Читайте также:  Как написать заявление о вступлении в дело о банкротстве?

Применение норм статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве подробно разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63:

1. В случае оспаривания подозрительной сделки судом проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то есть с учетом оценки неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной сделки и наличия целей причинения вреда имущественным правам кредиторов (пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

2. При оспаривании сделки с предпочтением, применяя перечень условий, когда имеет место оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, приведенный в абзацах втором – пятом пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, следует иметь в виду, что для признания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного из этих условий.

При этом при проверке сделок по данной статье необходимо учитывать дату их совершения. Если сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или за месяц до этого, то для признания ее недействительной достаточно условий, указанных в пункте 1 названной нормы; если же сделка совершена в период от одного до шести месяцев до возбуждения производства по делу о банкротстве, то для признания этой сделки недействительной дополнительно необходимо доказать наличие еще одного признака – недобросовестности контрагента (статья 61.3 Закона о банкротстве, пункты 10, 11, 12 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

3. Заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано только в процедурах внешнего управления или конкурсного производства. В процедурах же наблюдения или финансового оздоровления по основаниям, предусмотренным статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, сделки (в том числе совершенные после введения этих процедур) оспорены быть не могут (пункт 30 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

В силу пункта 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника (включая сделки с недвижимостью).

В свою очередь, на основании статьи 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим.

Таким образом, заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности (пункт 17 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве), а именно:

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве;

2. Оспаривание подозрительных сделок должника;

3. Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами;

4. Оспаривание сделок должника в отношении правопреемников;

5. Последствия признания сделки недействительной;

6. Отказ в оспаривании сделок должника.

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве

1.1. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20.04.2015 N Ф03-988/2015 по делу N А73-1322/2014

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ООО “КРАЙМЕКС” (организации-должника, правопреемника залогодателя) в рамках дела о банкротстве в порядке, предусмотренном статьей 61.1 Закона о банкротстве, обратился в суд с заявлением о признании недействительными действий ООО “РИФ” (цессионария по договору с залогодержателем) по обращению взыскания во внесудебном порядке на нежилое здание и земельный участок.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив, что обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и оставление предмета ипотеки ООО “РИФ” за собой произведено в соответствии с условиями договора об ипотеке между залогодателем и залогодержателем, дополнительного соглашения к нему и требованиями Федерального закона от 16.07.98 N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, и отказывая в удовлетворении требований, суд дополнительно отметил, что к сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными по правилам главы III_1 этого Закона, могут относиться в том числе оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога, при этом наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотреблением правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ) (пункты 2, 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”). Однако в данном случае судом оснований для применения названных статей не установлено.

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ТСЖ “Альфа” (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительным акта приема-передачи, подписанного между председателем ТСЖ “Альфа” и представителем ООО “АК БАРС ИПОТЕКА”, о передаче ООО “АК БАРС ИПОТЕКА” объектов недвижимого имущества и применении последствий недействительности сделки в виде включения в конкурсную массу ТСЖ “Альфа” указанных объектов.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив из материалов дела, что подписание акта приема-передачи имущества состоялось при совершении исполнительных действий, суды трех инстанций со ссылкой на пункт 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве указали, что действия по исполнению судебного акта (как сделка) могут быть оспорены только по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, а не по основаниям, установленным статьей 64 Закона о банкротстве, регулирующей обязанности и ограничения должника в процедуре наблюдения, в этой связи оспариваемая сделка не может быть признана судом недействительной по основаниям, указанным конкурсным управляющим.

Также суд признал несостоятельным довод конкурсного управляющего ТСЖ “Альфа” о том, что сделка подлежит признанию недействительной на основании статьи 64 Закона о банкротстве, поскольку действия по передаче квартир были осуществлены во исполнение вступивших в законную силу судебных актов, в связи с чем подлежали оспариванию по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, поскольку суд не может по собственной инициативе применять нормы названной главы, так как требуется иной порядок доказывания обстоятельств оспоримости сделок.

1.3. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2015 N 10АП-15790/2014 по делу N А41-51561/13 (Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14.04.2015 N Ф05-4497/2014 данное постановление оставлено без изменения)

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ОАО “АБ “Пушкино” (организации-должника) обратился в суд с заявлением к Зейцу Р.О. о признании недействительными дополнительного соглашения к трудовому договору, мотивировав требование тем, что имели место злоупотребление правом при заключении дополнительного соглашения ввиду заинтересованности выгодоприобретателя (Зейца Р.О.), а также отсутствие экономической обоснованности и плохое финансовое состояние должника на момент его заключения.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Отметив, что норма пункта 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве, наряду с оспариванием гражданско-правовых сделок, позволяет оспаривать по правилам главы III_1 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” также и действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с другими отраслями законодательства, в том числе трудового, то есть вводит новый институт – признание недействительными действий граждан и юридических лиц по исполнению своих обязательств, при этом в соответствии с разъяснениями Пленума ВАС РФ, содержащимися в пункте 1 Постановления от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, правила главы III_1 Закона о банкротстве могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с различными отраслями законодательства РФ, а применительно к трудовому законодательству – действий по выплате заработной платы, в том числе премии, суд пришел к выводу о том, что оспаривание действительности самого трудового правоотношения, ранее возникшего на основании трудового договора, главой III_1 Закона о банкротстве и разъяснениями Пленума ВАС РФ не предусмотрено, так как правовое регулирование трудовых правоотношений осуществляется самостоятельной отраслью законодательства – трудового права, не предусматривающего признание трудового договора недействительным.

1.4. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.09.2014 N Ф05-14327/2011 по делу N А40-51217/2011

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ООО “КОМПАНИЯ “ФИНАНССТРОЙИНВЕСТМЕНТ” (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделкой действий должника по перечислению со своего расчетного счета денежных средств в пользу компании “Андреас Софоклеус и Компания” и о применении последствий ее недействительности в виде обязания компании “Андреас Софоклеус и Компания” вернуть указанные денежные средства в конкурсную массу должника, основывая свое заявление на утверждении о том, что платеж является ничтожной сделкой в силу статьи 168 ГК РФ, а также отвечает признакам недействительности, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 61_2 Закона о банкротстве, поскольку влечет причинение существенного вреда имущественным правам и интересам других кредиторов.

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Сроки исковой давности при оспаривании сделок во время банкротства

Оспаривание сделок, совершенных будущим банкротом, позволяет пополнить конкурсную массу и увеличить шансы кредиторов на погашение их требований. Более того, наличие такой перспективы зачастую останавливает в желании избавиться от долгов посредством процедуры банкротства.

Для этого важно понимать, в течение какого периода могут быть оспорены (срок исковой давности) сделки должника, в отношении которого введена процедура банкротства.

Прежде всего определимся, кто может быть заинтересован в признании сделок должника недействительными. К ним относятся:

    Арбитражный управляющий (по личной инициативе/по инициативе собрания кредиторов).

    Уполномоченный представитель собрания кредиторов, в случаях, если этого не сделает арбитражный управляющий по их поручению.

    Конкурсный кредитор/несколько кредиторов или уполномоченный орган, если размер их требований к должнику составляет более 10% от общей реестровой задолженности.

    Сторона оспариваемой сделки.

    Очевидно, что из всех перечисленных субъектов только арбитражный управляющий наделен обязанностью (а не правом, в отличие от остальных) оспаривать сделки, причиняющие вред должнику, ведь основной задачей его в деле о банкротстве является пополнение конкурсной массы, в том числе путем возврата имущества по недействительным сделкам.

    Закон «О несостоятельности (банкротстве)» говорит о специальных основаниях оспаривания сделок в рамках процедуры банкротства. При этом одной из важнейших характеристик каждого основания является период совершения сделки относительно принятия судом заявления о признании лица банкротом.

    СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ОСПАРИВАНИЯ СДЕЛОК ПРИ БАНКРОТСТВЕ

    Подозрительные сделки

    (ст. 61.2 Закона о банкротстве)

    Сделки с предпочтением

    (ст. 61.3 Закона о банкротстве)

    Неравноценные сделки

    Совершена в течение 1 года до принятия
    заявления о банкротстве
    Совершаются при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной,
    включая случаи отличия цены и иных условий в худшую сторону

    Сделки с возможностью оказания предпочтения

    Совершена после принятия судом заявления о банкротстве или за 1 месяц до этого
    Влекут или могут повлечь оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

    Вредные сделки

    Совершена в течение 3 лет до принятия
    заявления о банкротстве или после его принятия
    Совершаются в целях причинения
    умышленного вреда имущественным правам кредиторов. Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом

    Сделки с оказанием предпочтения

    Совершена в течение 6 месяцев до принятия заявления о банкротстве
    Когда установлено, что кредитору/контрагенту по сделке было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

    Сроки же исковой давности, то есть период, в течение которого совершенная сделка может быть оспорена, определены Гражданским кодексом РФ.

    Общее правило: один год

    Верховный Суд специально обратил внимание, что заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК РФ).

    Согласно ГК РФ годичный срок для подачи иска по своей сути представляет собой срок признания недействительной оспоримой сделки (той, которая нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе влечет неблагоприятные для него последствия) (п.2 ст. 166 ГК РФ).

    Согласно пункту 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности начинает исчисляться с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии специальных оснований для оспаривания сделки, предусмотренных ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. Это правило касается и подачи иска конкурсными кредиторами (п.2 ст. 61.9 Закона о банкротстве).

    Таким образом, начало течения срока исковой давности связано не только с моментом, когда лицо фактически узнало о наличии оснований для оспаривания, но и с моментом, когда оно должно было, то есть имело юридическую возможность, узнать об этом.

    Так, например, если конкурсный или внешний управляющий узнал о наличии оснований оспаривания сделки до момента его утверждения (например, будучи временным управляющим в наблюдении), то срок исчисляется с момента его утверждения (п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010г. № 63).

    Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 15.06.2015 г. № 309-ЭС15-1959 указала: «. о совершении оспариваемой сделки арбитражный управляющий мог и должен был узнать в период исполнения им обязанностей временного управляющего, о чем свидетельствует составленное им заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ЗАО, в котором спорная сделка отражена. Поэтому срок исковой давности начал течь с момента возложения на него обязанностей конкурсного управляющего должника.

    Однако, как всегда, из общего правила есть исключения.

    Срок три года

    Согласно п.1 ст. 94 и п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве со дня введения внешнего управления (открытия конкурсного производства) арбитражный управляющий принимает на себя полномочия органа управления должника. Соответственно, у него имеется право от имени должника также оспаривать совершенные им сделки и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

    Читайте также:  Дела о недействительности сделок должника возможны за рамками банкротства

    При наличии таких оснований действуют общие правила ГК РФ о сроках, и, соответственно, годичный срок может быть увеличен. Это становится важным, когда имеются основания для признания сделки ничтожной.

    Ничтожные сделки считаются недействительными с момента их заключения, независимо от признания их таковыми в суде. Срок исковой давности по ним – три года. (п. 1 ст 181 ГК РФ).

    В Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.11.2015г № Ф08-7752/15 по делу № А32-4086/2012 суд указал, что заявленное требование о признании недействительным в силу ничтожности кредитного договора как не соответствующего положениям гражданского законодательства (ст. 1, 9, 166, 167, 819 ГК РФ) не может быть оспорено конкурсным управляющим по специальным основаниям Закона о банкротстве. Поэтому, как правильно отметили суды, на данное требование конкурсного управляющего распространяется трехлетний срок исковой давности, предусмотренный п.1 ст. 181 ГК РФ, течение которого началось со дня, когда началось исполнение сделки.

    Общие сроки исковой давности по недействительным сделкам

    Ничтожные сделки

    Оспоримые сделки

    3 года ( но не более 10 лет для 3-го лица)

    • со дня исполнения ничтожной сделки ее стороной;
    • со дня, когда 3-е лицо узнало о начале ее исполнения
    • со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых совершена сделка;
    • со дня, когда истец узнал/должен узнать об иных обстоятельствах недействительности

    Таким образом, очень важно, прежде всего, отличать оспоримую и ничтожную сделку. От этого зависит срок исковой давности.

    Как отличить оспоримую и ничтожную сделки?

    Если, скажем, речь идет о сделке, в которой должник оказал наибольшее предпочтение одному кредитору по сравнению с другими (ст. 61.3 Закона о банкротстве), то мы имеем дело с оспоримой сделкой, соответственно применяем срок – 1 год.

    Если же сделка совершена, к примеру, недееспособным лицом или является мнимой (то есть, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ), то она является ничтожной. Тогда срок оспаривания будет составлять 3 года.

    К сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, не могут быть применены нормы п. 1 ст. 181 ГК РФ, предусмотренные для ничтожных сделок.

    Такой вывод содержится в Определении Верховного Суда РФ от 5 ноября 2015 года № 304-ЭС15-13605, где указано: «Доводы конкурсного управляющего о необходимости применения к сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо». То есть, в отношении таких сделок действует срок исковой давности 1 год, а не 3 года.

    Арбитражные суды очень часто ссылаются на статью 10 Гражданского кодекса РФ «Пределы осуществления гражданских прав», в п. 1 которой указано: «Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, «действия в обход закона» с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).»

    Каковы сроки оспаривания таких сделок?

    Суды считают,1 что сделки, при заключении которых допущено злоупотребление правом также являются ничтожными в силу п. 2 ст. 168 ГК РФ, в связи с чем на требования о признании таких сделок недействительными распространяется трехлетний срок исковой давности, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ ГК РФ. [1-такая практика впервые была применена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011г. № 18484/10]

    Применительно к делам о банкротстве срок оспаривания сделки со злоупотреблением начинает течь с момента, когда оспаривающее лицо узнало или должно было узнать о злоупотреблении правом со стороны должника, но не ранее дня введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

    Основные признаки сделки, в которой имеется злоупотребление правом (при банкротстве):

    основной целью сделки является причинение вреда другим лицам (например, в виде невозможности последующего обращения взыскания на имущество должника);

    отчуждение имущества должника происходит по заведомо заниженной цене и др.

    стороны сделки действуют умышленно, то есть руководствуются исключительно целью уменьшения конкурсной массы. Необходимо обязательно доказать осведомленность второй стороны сделки о финансовых проблемах должника.

    Высшие судебные инстанции о сделках со злоупотреблением правами:

    п. 10 Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» с изменениями, внесенными Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013г. № 60»;

    Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2015г № 310-ЭС15-2953;

    п.1 Определения Конституционного Суда РФ от 23.06.2015г № 1458-О.

    В одном из дел, рассмотренных Арбитражным судом Свердловской области, конкурсный кредитор оспаривал договоры дарения имущества, совершенные должником в трехлетний период, предшествующий банкротству2. [2-Определение Арбитражного суда Свердловской области от 09.09.2017г по делу № А60-52847/2015]

    В определении суд указал, что неплатежеспособность должника еще не свидетельствует о мнимости, недействительности всех совершаемых им сделок. Недействительными они признаны как раз ввиду злоупотребления правом должником, который совершил несколько сделок отчуждения имущества по заниженной цене с целью вывода своих активов во избежание обращения взыскания на них, при сохранении контроля над выведенным имуществом.

    Злоупотребление правом является самостоятельным основанием для оспаривания сделок, хотя само по себе не поименовано в качестве квалифицирующего признака недействительности сделок ни в параграфе 2 главы 9 ГК РФ, ни в главе III.1 Закона о банкротстве.

    В таких делах присутствует одна характерная черта – со стороны кажется, что суды выходят за пределы трехлетнего срока исковой давности, однако это не так. Просто начало течения срока сдвигается к моменту поступления информации потенциальному истцу о такой сделке.

    Важно отметить, что даже по этому основанию не может быть оспорена сделка, совершенная 10 лет назад и более (п.1 ст. 181 ГК РФ). Пожалуй, только такие сделки имеют полную индульгенцию от оспаривания.

    Вот еще один яркий пример судебного дела на тему злоупотребления правами3. [3-определение Арбитражного суда Свердловской области от 06.12.2017г по делу № А60-53138/2015 о признании сделки недействительной и применении ее последствий]

    Все имущество супруги предпринимателя-банкрота, принадлежащее ей на основании брачного договора (дом, земельный участок, автомобиль, квартира, доли в бизнесе) было признано совместно нажитым и включено в конкурсную массу в 2017 году, тогда как сам брачный договор, заключенный в 2012 году, признан ничтожным.

    В качестве основного кредитора выступил Сбербанк, который не получил исполнение по кредитам. Брачный договор был признан недействительным судом по иску арбитражного управляющего ввиду злоупотребления правом должником.

    По мнению суда, злоупотребление выразилось в том, что супруги заключили оспариваемый договор не с целью установления раздельного режима собственности, а с целью исключения возможности обращения взыскания на имущество должника, включив в него положения о том, что все имущество, приобретенное супругами после регистрации брака, независимо от оснований приобретения, включая полученное одним из супругов в порядке приватизации, по наследству или в дар, является исключительно единоличной собственностью того из супругов, на чье имя оно зарегистрировано.

    Перед тем как подписать брачный договор, супруга приобрела на свое имя 100% долю в одной из компаний мужа, а уже после подписания брачного договора – ряд объектов недвижимого имущества. Суд установил, что покупки оплачивались исключительно за счет средств мужа, в то время как у супруги не было собственных источников дохода. Исходя из этого был установлен режим совместной собственности супругов.

    Вся недвижимость была зарегистрирована на жену в то время, когда у ее супруга уже существовали непогашенные обязательства перед банками. Суд пришел к выводу, что супруга должна была быть осведомлена о финансовых проблемах мужа.

    В данном случае отсчет срока исковой давности был произведен с декабря 2015 года – когда брачный договор был представлен в материалы банкротного дела, и о нем узнал арбитражный управляющий.

    Как видим, наличие брачного договора должнику не помогло.

    Срок менее одного года?

    Существуют судебные споры, в которых происходит конкуренция норм банкротного и корпоративного законодательства, и в связи с этим возникают вопросы о сроке исковой давности по оспариванию корпоративных документов (не всегда речь идет только о сделках, оспариваться могут, например, решения исполнительного органа, поскольку по смыслу ст. 61.1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделки»).

    Более наглядно поясним это на примере:

    Компания А взяла займ у компании Б, и в обеспечение сделки передала в залог активы в виде акций в количестве 63%. Когда в отношении компании-заемщика было введено банкротство (процедура наблюдения), заемщик, будучи мажоритарием, решил дополнительно эмитировать акции. В итоге заложенный пакет размылся до 2,6%, а акции по закрытой подписке достались офшору.

    Поскольку продажа акций офшору была произведена по сильно заниженной цене по сравнению с рыночной, компания Б (займодавец) в лице конкурсного управляющего обратилась с иском о признании решения о допэмиссии недействительным по правилам законодательства о банкротстве. Таким образом она хотела вернуть себе в залог 63% акций.

    Компания А (ответчик) строила свою позицию на том, что решения общего собрания акционеров должны оспариваться на основании норм корпоративного законодательства, а не закона о банкротстве, а срок признания решения недействительным по п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах- всего 3 месяца с момента, когда акционер о нем узнал.

    Суды трех инстанций поддержали ответчика, указав, что подобные требования должны рассматриваться в отдельном деле по нормам корпоративного законодательства (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах), поскольку решение акционеров не может рассматриваться как сделка должника либо как сделка, совершенная за счет должника по смыслу ст. 153 ГК РФ и ст 61.1 Закона о банкротстве, в связи с чем не может быть и оспорена в рамках дела о банкротстве.

    Однако Верховный суд указал, что суды трех инстанций ссылались лишь на общее правило оспаривания решений акционеров. Между тем, в исключительных случаях, когда единственной целью корпоративных процедур является причинение вреда кредиторам должника, решение акционеров может быть оспорено как недействительная сделка с применением положений закона о банкротстве, в том числе и о сроках. Дело было отправлено на новое рассмотрение.

    В данном случае речь идет о злоупотреблении правом одной из сторон спора. А как мы знаем, к таким случаям применяются правила о ничтожных сделках и срок исковой давности – 3 года. Однако, окончательного решения суда еще нет, поэтому вопрос о сроках в данном деле остается открытым.

    Как видим, в корпоративных спорах с участием банкрота сроки оспаривания сделок/решений акционеров могут колебаться от 3 месяцев до трех лет с момента, когда акционер узнал о совершении такой сделки или решения. Все будет зависеть от мотивов поведения ответчика в конкретной ситуации.

    Итак, Закон о банкротстве предусматривает особые (специальные) основания оспаривания сделок должника, совершенных в ограниченный период времени до инициирования процедуры банкротства.

    Вместе с тем, любая сделка должника может быть оспорена и в рамках Гражданского кодекса РФ, если является ничтожной или будет доказано злоупотребление правом при ее совершении. Срок давности будет составлять привычные три года.

    И в этой связи самое важное обстоятельство, которое зачастую не попадает в фокус внимания, – это начало течения срока оспаривания такой сделки. Оно не связано с моментом совершения самой сделки или с субъективным мнением стороны сделки (например, с посетившим ее «откровением», что имело место введение ее в заблуждение).

    Такая сделка может быть оспорена в течение трех лет с момента, когда о ней узнал кредитор или арбитражный управляющий, но не ранее введения первой процедуры банкротства (обычно это «наблюдение»). Очевидно, что в этом случае срок исковой давности фактически начинает течь заново в период процедуры банкротства.

    Таким образом, одна и та же сделка может быть оспорена по разным основаниям. В этой ситуации только от грамотности представителя должника или, соответственно, кредитора, арбитражного управляющего зависит, какие сроки давности будут действовать и к каким финансовым последствиям для кредиторов и должника это приведет.

    Недействительность сделок при банкротстве физического лица

    Банкротство физического лица никогда не происходит внезапно. Обычно долги накапливаются в течение некоторого времени. В то время как накапливаются долги – должник постепенно избавляется от имущества. Действительно продает, или укрывает.

    При желании, оспорена может быть практически любая сделка, совершенная должником за 3 года до подачи заявления о банкротстве.

    Закон «О банкротстве» подразделяет сделки, которые могут быть оспорены, на различные категории.

    Подозрительные сделки

    Закон «О банкротстве» в статье 61.2, п. 1 так определяет понятие подозрительной сделки:

    Сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

    В случае, если продажа имущества, выполнение работы, оказание услуги осуществляются по государственным регулируемым ценам (тарифам), установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации, в целях настоящей статьи при определении соответствующей цены применяются указанные цены (тарифы).

    Это означает, что любая сделка должника в деле о банкротстве подлежит анализу. Финансовый управляющий при этом устанавливает следующие обстоятельства:

    • совершена ли сделка по рыночной цене;
    • являются ли условия совершения сделки рыночными;
    • каковы обычные цены и условия для аналогичных сделок;
    • является ли отклонение от обычных цен и условий существенным.

    Не имеет значение, была ли вторая сторона сделки заинтересована или как-то связана с должником. При анализе подозрительности сделки имеет значение только цена и коммерческие условия.

    Если арбитражный управляющий не оспорит сделку, а суд и кредиторы посчитают ее подлежащей оспариванию – с управляющего ЛИЧНО могут взыскать убытки, причиненные кредиторам.

    Так что при наличии малейших оснований арбитражные управляющие подают заявление о признании подозрительной сделки недействительной.

    Сделки, совершенные с целью причинения имущественного вреда кредиторам

    Условия оспаривания таких сделок определены в п. 2 статьи 61.2 закона «О банкротстве»:

    Сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

    Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:

    • стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации – десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;
    • должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
    • после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
    Читайте также:  Обзор практики ВС по спорам о признании недействительными решений собраний кредиторов при банкротстве

    Обратите внимание на следующее положения данной статьи: Предполагается, что другая сторона сделки знала о цели причинения вреда кредиторам:

    • если она признана заинтересованным лицом. Заинтересованные лица – это родственники и аффилированные юрлица (суд может признать заинтересованными и других лиц);
    • если она знала об ущемлении интересов кредиторов либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

    Это означает, что любая сделка с родственником или аффилированным лицом рассматривается априори как совершенная с целью причинения вреда кредиторам. Любая! Независимо от того, что вы там написали в договорах. Доказать обратное обязаны вы, но на практике – это нереально.

    Также по умолчанию предполагается мотив навредить кредиторам, если другая сторона сделки знает о признаках неплатежеспособности или ущемлении интересов кредиторов.

    Сделки с предпочтением одному из кредиторов перед другими

    Оспаривание сделок, при которых должник отдает предпочтение одному из кредиторов, нарушая права других, регулируется статьей 61.3 закона «О банкротстве»:

    Сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

    • сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;
    • сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
    • сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;
    • сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

    Сделки с предпочтением признаются недействительными, если они совершены за 1 месяц до подачи заявления о банкротстве в арбитражный суд, или за 6 месяцев – если кредитору было известно о неплатежеспособности должника или кредитор – заинтересованное лицо.

    На практике – часто как сделки с предпочтением оспариваются действия банков по списанию денег со счетов должника. Если у должника есть другие кредиторы – суды признают такие действия недействительными и возвращают деньги в конкурсную массу для распределения в процедуре банкротства.

    Последствия признания сделок недействительными

    Если арбитражный суд признает сделку недействительной, то всё, что было передано должником (или изъято у него) по такой сделке подлежит возврату в конкурсную массу.

    В случае невозможности возврата в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость имущества на момент приобретения и убытки, вызванные изменением стоимости имущества.

    Многие должники ошибочно думают что кредиторы и управляющий будут гоняться за имуществом. Перепишу недвижимость на брата/свата, а затем он ее продаст по объявлению – и пусть догоняют покупателя и изымают всё у него. Нет. Не будут ничего отбирать у покупателя, если цена и условия сделки были рыночными – он добросовестный приобретатель и его права защищены Гражданским кодексом РФ, статьей 302. А вот ваш «бедный родственник» будет возмещать в конкурсную массу рыночную стоимость недвижимости.

    Или другая ситуация. Переписали машину на маму/папу. Сделку суд признает недействительной, как совершенной с заинтересованным лицом (независимо от того, какую цифру вы написали в договоре купли-продажи). Машины же к тому времени уже нет – она продана/разбита/утилизирована/угнана. С родителей будет взыскана в конкурсную массу рыночная стоимость автомобиля. Как определят рыночную стоимость? Это сделает оценщик по средним ценам на авито и авто.ру. Ваши клятвы о том, что там было поцарапано крыло, разбито стекло и двигатель требовал ремонта никто не будет слушать. Обанкротить еще и родственников – тоже не выход. Обязательства по возврату имущества или его стоимости в конкурсную массу не списываются в случае банкротства гражданина.

    Что делать? Как избежать негативных последствий оспаривания сделок?

    Самый лучший ответ – это не совершать таких сделок. Однако часто бывает уже поздно. Возможные варианты действий для решения проблем:

    • самостоятельно расторгнуть спорные сделки и вернуть имущество в конкурсную массу;
    • возместить в конкурсную массу стоимость имущества;
    • запастись доказательствами, подтверждающими рыночные условия сделки (не сработает для сделок с заинтересованными лицами);
    • отложить банкротство до истечения срока давности по сделкам (это лотерея – кредиторы вправе подать заявление первыми);
    • другие варианты в зависимости от конкретной ситуации.

    Оспаривание сделок при банкротстве физического лица

    Сделки, совершенные за 3 года до банкротства, могут быть оспорены (отменены)!

    Многие воспринимают этот факт без словосочетания “могут быть” и отказываются от банкротства лишь потому, что 2 года назад продали автомобиль. На самом деле, оспорить (“аннулировать”) сделку в процедуре банкротства физического лица не так-то просто, особенно, если сделка совершена более года назад. Дочитав статью до конца, Вы узнаете, как и какие сделки могут быть оспорены в банкротстве, а также сможете самостоятельно оценить собственные сделки на предмет оспоримости.

    Уважаемые читатели, в одной статье не получится разобрать все нюансы оспаривания сделок при банкротстве. Мы постарались привести и разобрать наиболее распространенные ситуации. Если “на кону” дорогостоящее имущество, то лучше доверить анализ Ваших сделок и защиту Вашего имущества профессионалам! К сожалению, зачастую, люди обращаются к нам слишком поздно. Например, когда уже сделку оспорил суд первой инстанции, и помочь в этой ситуации довольно-таки сложно. Своевременное участие профессиональных юристов компании “Долгам.НЕТ” позволит Вам и покупателям Вашего имущества “оставить все на своих местах”. Стоимость наших услуг несоизмеримо меньше суммы потерь от возможного оспаривания сделок. Не надейтесь “на авось”, звоните и получите консультацию по телефону: 8-800-333-89-13.

    Отмена сделок при банкротстве физических лиц

    В процедуре банкротства физического лица финансовый управляющий или кредиторы могут оспорить сделки должника, совершенные за три года до принятия судом заявления о признании банкротом. Поэтому, зная о наличии каких-либо сделок с недвижимостью, автотранспортом, банк может инициировать Ваше банкротство самостоятельно, чтобы получить возможность их оспорить. Оспаривание сделок входит в непосредственные обязанности финансового управляющего в деле о банкротстве, поэтому если он работает за счет кредитора, то наверняка будет более настойчив, чем если бы его услуги оплачивали Вы. Как говорится, «кто платит, тот и заказывает музыку».

    Кроме того, у финансового управляющего или у кредиторов есть возможность признать недействительными сделки, совершенные после 1 сентября 2010 года (за период более 3-х лет) на основании общих норм Гражданского кодекса РФ (ст. 10 и ст. 168 ГК РФ). Сделки за 3-х летним периодом по общим нормам ГК РФ в процедурах банкротства физического лица оспариваются не часто и при условии, что:

    • На момент совершения сделки должник знал о наличии долга и невозможности его оплатить;
    • Налицо злоупотребление правами со стороны должника (в короткий промежуток времени отчуждается всё ликвидное имущество, за счет которого долги перед кредиторами могли бы быть погашены).

    Кредитор, или финансовый управляющий должен доказать, что сделка совершена с единственной целью – причинить вред кредиторам. Что, как Вы понимаете, довольно-таки сложно. Примером таких сделок являются:

    • дарение, продажа по заниженной стоимости объекта собственности заинтересованному лицу (близкому родственнику) при наличии признаков неплатежеспособности (например, наличие просрочек по кредитам);
    • дарение, продажа имущества после вынесения решения суда о взыскании с Вас задолженности с целью избежать обращения взыскания на данное имущество.

    На практике, указанные общие нормы Гражданского кодекса применяются при банкротстве физических лиц, задолжавших десятки, сотни миллионов рублей.

    Чем больше времени с момента совершения сделки прошло, тем меньше шансов ее оспорить:

    • второй стороной сделки выступал близкий родственник или иное лицо, знавшее о том, что сделка совершается с целью причинить вред кредиторам;
    • должник на момент совершения сделки отвечал признакам неплатежеспособности (например, имелась просрочка по кредитам, неоплаченный в срок налог) или недостаточности имущества (стоимость имущества на момент сделки была меньше суммы обязательств);
    • в результате сделки был причинен вред кредиторам (вред кредиторам наносят сделки, совершенные по “заниженным ценам”, договора дарения и т.п. сделки, которые привели к ухудшению материального положения должника);
    • если проданное (подаренное) имущество не входит в перечень “неприкосновенного имущества”.

    Бремя доказывания этих условий лежит на заявителе: финансовом управляющем или кредиторе.

    Сделки с единственным жильем

    Сделки должника с жильем, являющимся единственным пригодным для его проживания, не причиняют вреда кредиторам, т.к. не могут быть реализованы в рамках исполнительного производства или в процедуре реализации имущества в деле о банкротстве физических лиц. Однако, несмотря на это, на практике часто такие сделки оспариваются судами в процедурах банкротства. Смысл “разворота” таких сделок не понятен, т.к. в результате все равно вернувшееся единственное жилье в рамках процедуры банкротства не реализуется на основании статьи 446 ГПК РФ.

    Пример 1. Должник продал маме дачу 1,5 года назад (после 1 октября 2015 года), у него же осталось единственное жилье — квартира. Первые просрочки у должника начались 2 года назад, и просрочка платежа начала носить регулярный характер. Должник или его кредитор подали заявление о признании его банкротом.

    Финансовый управляющий имеет реальные шансы оспорить сделку по продаже дачи. Единственное, что нужно будет доказать в этом случае для оспаривания сделки – это наличие вреда кредиторам. Для этого будет исследоваться: рыночность цены сделки, реальность расчетов по сделке, дальнейшая судьба полученных должником денежных средств.

    Пример 2. Должник имел 2 квартиры, одну подарил 2 года назад своему отцу. Кредиты взял уже после совершения сделки и лишь три месяца назад лишился работы и, как следствие, перестал оплачивать кредиты. Обратился в суд о признании его банкротом.

    Финансовый управляющий и кредиторы не смогут оспорить сделку по дарению квартиры, т.к. на момент совершения сделки отсутствовали какие-либо обязательства перед кредиторами.

    Пример 3. Должник за 8 месяцев до подачи заявления о признании себя банкротом продал свою трехкомнатную квартиру в центре Москвы за 1 000 000 рублей (цены на недвижимость в центре Москвы мы приводить не будем, но и так понятно, что один миллион – это сильно заниженная цена для трешки в центре Москвы). В банкротстве эта сделка может быть оспорена финансовым управляющим.

    Именно для оценки финансовым управляющим возможности оспаривания сделок при подаче заявления о признании банкротом в перечень прилагаемых к нему документов входят копии документов о совершавшихся в течение 3-х лет сделках с недвижимостью, ценными бумагами, транспортными средствами и иных сделках на сумму свыше 300 000 рублей.

    Даже если должник скрыл информацию о сделках, совершенных в 3-х летний период, финансовый управляющий узнает об этом. Ведь финансовый управляющий в обязательном порядке запрашивает сведения об имуществе и сделках должника в Россреестре, ГИБДД, ГИМС, Гостехнадзоре, ФНС и т.д.

    Какие сделки оспариваются

    • брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
    • уплата налогов и сборов;
    • действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения, а также само мировое соглашение;
    • перечисление другому кредитору в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника;
    • банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами;
    • выплата заработной платы, в том числе премии – для индивидуальных предпринимателей.

    Мы рассмотрели наиболее распространенные ситуации. Зачастую, мелкие нюансы могут сыграть важную роль при рассмотрении вопросов об оспаривании сделок при банкротстве физических лиц. Мы рекомендуем не полагаться на случай и не подходить к этому вопросу поверхностно, а доверить анализ Ваших сделок профессионалам.

    В команде проекта “Долгам. Нет” работают грамотные юристы и финансовые управляющие, которые наверняка определят, какие из Ваших сделок подлежат оспариванию, и помогут защитить Ваши интересы. Банкротство физических лиц и ИП — профиль нашей компании, поэтому мы осведомлены обо всех последних изменениях в законодательстве.

    Мы оказываем профессиональные услуги по анализу сделок, совершенных в преддверии банкротства (за 3 года), а также осуществляем юридическую защиту интересов должника при обособленных спорах об оспаривании сделок в процедуре банкротства. Подробности по телефону 8-800-333-89-13.

    Ссылка на основную публикацию