Судей могут освободить от рассмотрения реестровых требований

ВС: Преюдиция акта о задолженности не освобождает суд от проверки очередности требования кредитора

1 ноября Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС19-10177 (2,3) по делу о включении в реестр требований кредиторов должника требований его участника, подтвержденных судебными приказами о взыскании задолженности по договорам займа.

Суды отказались включать требования участницы – заимодавца общества в реестр кредиторов

Ольга Григаревичюс владеет 50% долей в уставном капитале ООО «БЭСТ». В рамках дела о банкротстве данного общества она обратилась в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов собственного требования на сумму 941 тыс. руб. В подтверждение она сослалась на ряд судебных приказов, которыми с общества в ее пользу была взыскана задолженность по нескольким договорам займа.

Арбитражный суд отказал заявительнице во включении ее требований в реестр, признав их подлежащими удовлетворению в порядке п. 1 ст. 148 Закона о банкротстве. Решение было поддержано апелляцией.

Обе инстанции исходили из того, что положения Закона о банкротстве не относят к конкурсным кредиторам участников (учредителей) должника, а его обязательства перед такими лицами носят внутренний характер и не могут конкурировать с обязательствами перед внешними кредиторами. Суды также отметили, что участники ООО несут риск отрицательных последствий, связанных с деятельностью общества, – следовательно, их требования не подлежат включению в реестр требований кредиторов.

Указанное правило, подчеркнули суды, действует и при предоставлении участником денежных средств обществу по договору займа, поскольку сама по себе юридическая форма данных отношений не меняет их правовой природы. При этом требования участников удовлетворяются после расчетов с другими кредиторами за счет оставшегося имущества должника (п. 1 ст. 148 Закона о банкротстве).

В дальнейшем суд округа отменил акты нижестоящих инстанций и удовлетворил требования заявительницы, сославшись на положения ч. 1 ст. 13 ГПК РФ, а также п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве. Кассационная инстанция указала, что требования участника были подтверждены вступившими в законную силу судебными актами, поэтому подлежат включению в реестр.

ВС указал, что судам надлежит проверить обстоятельства, сопровождавшие предоставление финансирования

Не согласившись с постановлением кассации, конкурсный управляющий Сергей Баринов и другой участник общества-должника, Наталья Погорелова, обратились в Верховный Суд РФ с кассационными жалобами.

Изучив обстоятельства дела № А56-42355/2018, ВС напомнил, что принятый по итогам судебного разбирательства акт, который вступил в законную силу, позволяет стороне, чье право было нарушено, воспользоваться государственно-принудительными механизмами в целях обеспечения возможности получить исполнение. «В то же время подтверждение в судебном порядке существования долга ответчика перед истцом, хотя и предоставляет последнему право на принудительное исполнение, само по себе правовую природу (существо и основание возникновения) задолженности не меняет. Это означает, например, что неустойка, даже если она и взыскана судом, продолжает оставаться финансовой санкцией. Равным образом и взыскание дивидендов (если было принято решение об их распределении) не отменяет того факта, что полномочие на их получение вытекает из прав участия в корпорации», – отмечается в определении.

Верховный Суд не согласился с выводом окружного суда о том, что факт вступления в силу судебных приказов о взыскании долга по займам следует рассматривать как безусловное основание для включения требования Ольги Григаревичюс в третью очередь реестра.

Он подчеркнул, что само по себе наличие вступившего в силу судебного акта, подтверждающего сумму долга, не освобождает арбитражный суд от обязанности определить очередность удовлетворения данного требования (п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве), поскольку законодательство о банкротстве не содержит положений, согласно которым очередность удовлетворения требований аффилированных (связанных) кредиторов по гражданским обязательствам, не являющимся корпоративными, понижается. Кроме того, тот факт, что участник должника является его заимодавцем, не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа для целей банкротства.

В обоснование доводов ВС привел свои ранее высказанные правовые позиции, согласно которым при определенных обстоятельствах участнику либо иному аффилированному по отношению к должнику лицу может быть отказано во включении его требования в реестр, – в частности, когда финансирование предоставлялось в рамках реализации публично не раскрытого плана выхода фактически несостоятельного должника из кризиса при условии, что реализовать его не удалось (определения от 12 февраля 2018 г. № 305-ЭС15-5734 (4, 5), от 21 февраля 2018 г. № 310-ЭС17-17994 (1, 2), от 4 февраля 2019 г. № 304-ЭС18-14031 и т.д.).

Суды первой и апелляционной инстанций, указал ВС, при разрешении спора исходили исключительно из того, что основанием понижения очередности удовлетворения требований Ольги Григаревичюс является наличие 50-процентной доли в уставном капитале должника на момент предоставления финансирования.

Высшая судебная инстанция отметила, что судам следовало проверить обстоятельства, сопровождавшие предоставление финансирования, – в частности, выдан ли был заем в условиях кризиса либо нет, и на какие цели. В судебном заседании в ВС, как указано в определении, представители Ольги Григаревичюс указывали на то, что требование Натальи Погореловой, вытекающее из заемных отношений, в настоящее время включено в реестр требований кредиторов, иные кредиторы у должника отсутствуют.

В связи с этим ВС отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, отметив, что при пересмотре суду надлежит проверить (помимо вопроса о финансовом состоянии должника на момент получения от участника займов) доводы Ольги Григаревичюс о том, что ее требование идентично требованию Натальи Погореловой. Если доводы будут подтверждены, спор следует решать с учетом принципа равенства, установленного ст. 19 Конституции РФ. При этом, добавил Суд, следует иметь в виду, что последующий выход участника из общества также не меняет правовую природу требования, вытекающего из договора займа.

Эксперты поддержали выводы ВС

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что рассмотренный Верховным Судом спор поднимает новые проблемы субординации требований кредиторов. «В данном деле вопрос был не о конкурировании требований участников с требованиями независимых кредиторов, а о том, что вопросы субординации в отношении лиц, контролировавших должника, должны решаться, по крайней мере, исходя из единого подхода в одном банкротном деле», – пояснила она в комментарии «АГ».

По словам эксперта, суды первой и второй инстанций назвали единственной причиной отказа во включении в реестр то, что требование участника ликвидируемого общества не может конкурировать с обязательствами должника перед иными кредиторами – участниками гражданского оборота. «Однако стоит признать, что данная модель так называемой “жесткой субординации” все же не поддерживается ВС, на что справедливо указано в определении. Выводы окружного суда о том, что задолженность подлежит включению в реестр только потому, что подтверждена судебными актами, также выглядят довольно странно и справедливо не поддержаны высшей судебной инстанцией», – отметила Александра Улезко.

Эксперт подчеркнула, что, исходя из данных Единого федерального реестра сведений о банкротстве и судебных актов по иным обособленным спорам, в данном деле участвуют всего два кредитора: бывший участник общества Наталья Погорелова с долей 50% (в настоящее время ее доля перешла к обществу) и его нынешний участник Ольга Григаревичюс с долей 50%. «Между указанными лицами еще до возбуждения дела о банкротстве существовал корпоративный конфликт», – добавила она.

По мнению Александры Улезко, ВС справедливо указал, что судам необходимо было также учесть, что Наталья Погорелова, обратившаяся с кассационной жалобой, также являлась участником должника, а ее требование, вытекающее из заемных отношений, в настоящее время включено в реестр требований кредиторов, при этом иные кредиторы у должника отсутствуют. «По сути, в данном случае дело о банкротстве является последствием корпоративного конфликта, не затрагивающего интересы независимых кредиторов», – подытожила эксперт.

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что правовая позиция ВС продолжает «тонкую настройку» линии по «субординации» требований аффилированных кредиторов в делах о банкротстве и представляет интерес в трех аспектах.

Во-первых, пояснил он, в определении подчеркнуто, что сам по себе факт участия в уставном капитале должника не влечет понижение очередности, – судам необходимо проверять также обстоятельства, сопровождавшие предоставление финансирования. Во-вторых, наличие вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего сумму долга, не препятствует арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве, отказать в установлении требования, возникшего из корпоративных отношений. В-третьих, признана недопустимой ситуация, когда требование одного участника (в том числе бывшего), возникшее из заемных отношений, включается в реестр, а аналогичное требование другого – нет. «При этом Судебная коллегия ВС сослалась на конституционный принцип равенства – запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях», – добавил эксперт.

По мнению Алексея Леонова, предмет доказывания в данной категории споров смещается с доказывания факта аффилированности кредитора в сторону более глубокого изучения всех фактических обстоятельств и целей выдачи займа, а также анализа финансового состояния и перспектив должника на дату получения финансирования. «При этом, как показывает практика, к углубленному изучению данного вопроса в делах о банкротстве подчас не готовы ни стороны, ни судьи. Так, по одному из дел, рассматриваемых судьей Арбитражного суда г. Москвы Евгением Пахомовым (дело о банкротстве ООО “Голденберг” № А40-80513/17), продолжается практика установления требований аффилированных с участником должника кредиторов без учета именно тех фактических обстоятельств, которые признаны существенными данным определением ВС. Надеюсь, изложенная в определении правовая позиция облегчит исправление таких судебных ошибок в вышестоящих инстанциях», – резюмировал эксперт.

Судей могут освободить от рассмотрения реестровых требований

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2015 г. N 308-ЭС15-9306(2) Суд отменил ранее принятые судебные решения и направил дело об установлении размера требований к должнику и включении задолженности в реестр требований кредиторов на новое рассмотрение, поскольку при новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть наличие вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции, которым с должника в пользу банка взыскана кредитная задолженность

Резолютивная часть определения объявлена 23 ноября 2015 г.

Полный текст определения изготовлен 25 ноября 2015 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Капкаева Д.В. и Кирейковой Г.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного коммерческого банка “Хованский” (закрытое акционерное общество) (далее – банк) на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2015 (судьи Луговая Ю.Б., Марченко О.В. и Сулейманов З.М.) и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.04.2015 (судьи Денека И.М., Андреева Е.В. и Илюшников С.М.) по делу N А63-3521/2014 Арбитражного суда Ставропольского края о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью “Завод Родники Кавказа” (далее – ООО “Завод Родники Кавказа”, должник).

В судебном заседании приняли участие представители:

банка – Туголуков А.И. по доверенности от 22.09.2015;

конкурсного управляющего ООО “Завод Родники Кавказа” – Симонян А.В. по доверенности от 16.09.2014;

публичного акционерного общества “Сбербанк России” (далее – ПАО “Сбербанк России”) – Сафонов Д.Н. по доверенности от 26.02.2015 и Турыгин Л.С. по доверенности от 13.10.2014.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителей лиц, участвующих в обособленном споре, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

в рамках дела о банкротстве должника банк обратился в арбитражный суд с заявлением об установлении размера требований к должнику и включении в реестр требований кредиторов задолженности в общей сумме 278 905 821,88 руб.

Читайте также:  Реестр требований кредиторов при банкротстве

Определением Арбитражного суда Ставропольского края от 19.09.2014 (судья Жолудева В.Ф.), оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2015 и постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.04.2015, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Банк обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит постановления судов апелляционной инстанции и округа отменить и направить обособленный спор на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2015 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представители банка и ПАО “Сбербанк России” поддержали доводы кассационной жалобы, а представитель конкурсного управляющего должником возражал против ее удовлетворения.

Закрытое акционерное общество “Кентавр” (далее – ЗАО “Кентавр”), надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного разбирательства, своего представителя в суд не направило, в связи с чем дело рассмотрено в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителей банка, должника и ПАО “Сбербанк России”, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, 17.02.2012 между банком и ЗАО “Кентавр” (заемщиком) заключен кредитный договор N 06/2012-KЛ, по условиям которого банк предоставляет заемщику денежные средства в виде кредитной линии максимальным размером (“лимитом выдачи”) 125 000 000 руб. на срок с 17.02.2012 по 28.02.2014 с начислением процентов по ставке 12,5% годовых.

В период с 20.02.2012 по 24.02.2012 денежные средства в размере 125 000 000 руб. перечислены заемщику.

В целях обеспечения исполнения обязательства по кредитному договору N 06/2012-KЛ между банком и должником (поручителем) заключен договор поручительства от 17.02.2012 N 06/2012-П/4, согласно которому поручитель отвечает солидарно с заемщиком за исполнение последним всех его обязательств перед банком по кредитному договору.

03.04.2012 банк и ЗАО “Кентавр” (заемщик) заключили кредитный договор N 11/2012-KЛ, по условиям которого банк предоставляет заемщику денежные средства в виде кредитной линии максимальным размером (“лимитом выдачи”) 110 000 000 руб. на срок с 03.04.2012 по 05.04.2013 с начислением процентов по ставке 12,5% годовых.

В период с 04.04.2012 по 05.03.2013 денежные средства в размере 120 000 000 руб. перечислены заемщику.

Исполнение обязательств заемщика по кредитному договору от 03.04.2012 N 11/2012-KЛ также обеспечено поручительством должника по договору от 28.02.2013 N 11/2012-П/4, которым предусмотрена солидарная ответственность поручителя перед банком за исполнение заемщиком всех его обязательств по кредитному договору.

Судами установлено, что общая сумма кредитной линии по кредитным договорам от 17.02.2012 N 06/2012-КЛ и от 03.04.2012 N 11/2012-KЛ составила 278 905 821,88 руб.

В рамках дела о банкротстве ЗАО “Кентавр” (N А63-3520/2014) требования банка о возврате суммы кредитной линии включены в реестр требований кредиторов определением Арбитражного суда Ставропольского края от 08.09.2014.

Кроме того, заявитель в рамках настоящего дела обратился в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов ООО “Завод Родники Кавказа” (как поручителя и солидарного должника) требования в общей сумме 278 905 821,88 руб.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды, исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, посчитали, что при заключении договоров поручительства сторонами допущено злоупотребление правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), в связи с чем требование, основанное на таких сделках, не может быть включено в реестр требований кредиторов должника.

Указывая на наличие злоупотребления правом при совершении оспариваемых сделок, суды отметили, что на момент заключения договоров поручительства размер денежных обязательств должника перед иными контрагентами (706 809 824,28 руб., в том числе по кредитным договорам и договорам поручительства, заключенным с ЗАО “ЮниКредитБанк”, ОАО АКБ “Абсолют Банк” и ОАО “Сбербанк России”) значительно превышал стоимость его активов (56 059 000 руб.). Следовательно, спорные договоры поручительства фактически заключались в условиях заведомой неисполнимости обязательств перед банком, что свидетельствует о недобросовестности должника и нарушает права его кредиторов.

Между тем судами апелляционной инстанции и округа не учтено следующее.

В период рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции в законную силу вступило решение Пушкинского районного суда Московской области от 02.06.2014 по делу N 2-2533/2014 (оставлено без изменения Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10.11.2014), согласно которому с ООО “Завод Родники Кавказа”, ЗАО “Кентавр”, ЗАО “Лучший Дистрибьютор”, Арутюняна Роберта Валерьевича, Арутюняна Рафаэля Валерьевича, Саркисяна Артура Мануковича и Романовой Ольги Сергеевны в пользу банка солидарно взыскана задолженность по указанным выше кредитным договорам.

По смыслу пункта 10 статьи 16 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” наличие вступившего в законную силу решения суда исключает возможность рассмотрения разногласий по требованиям о включении в реестр требований кредиторов в части их состава и размера.

Отклоняя довод о наличии вступившего в законную силу судебного акта, суд округа отметил, что указанный довод является новым, он не был заявлен банком в судах нижестоящих инстанций.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным выводом, поскольку он допускает существование двух противоречащих друг другу судебных актов, что не соответствует положениям статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В связи с тем, что судами апелляционной инстанции и округа допущены существенные нарушения норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов банка в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемые судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением обособленного спора на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть наличие вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции, которым с должника в пользу банка взыскана кредитная задолженность.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2015 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.04.2015 по делу N А63-3521/2014 Арбитражного суда Ставропольского края отменить.

Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судьяИ.А. Букина
СудьяД.В. Капкаев
Г.Г. Кирейкова

Обзор документа

Организация стала поручителем. Она приняла на себя солидарную ответственность перед банком за исполнение заемщиком обязательств по кредитным договорам.

В рамках дела о банкротстве этой организации банк просил установить размер требований к должнику и включить задолженность (сумму кредитной линии) в реестр требований кредиторов.

Банку было отказано.

Суды исходили из того, что на момент заключения договоров поручительства размер денежных обязательств должника перед иными контрагентами значительно превышал стоимость его активов. Т. е. при совершении указанных сделок стороны злоупотребили правом.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ направила обособленный спор на новое рассмотрение, поскольку судами не было учтено следующее.

В период рассмотрения дела в апелляционной инстанции в законную силу вступило решение районного суда (оставлено без изменения вышестоящей инстанцией). Согласно ему с организации-поручителя, заемщика и других лиц в пользу банка солидарно взыскана задолженность по тем кредитным договорам.

В соответствии с Законом о банкротстве разногласия по требованиям кредиторов или уполномоченных органов, подтвержденным вступившим в законную силу решением суда в части их состава и размера, не подлежат рассмотрению арбитражным судом. А заявления о таких разногласиях возвращаются без рассмотрения, кроме разногласий, связанных с исполнением судебных актов или их пересмотром.

Таким образом, наличие вступившего в силу судебного решения исключает возможность рассмотрения разногласий по требованиям о включении в реестр требований кредиторов в части их состава и размера.

Суд округа отклонил довод о наличии вступившего в силу судебного акта, отметив, что указанный аргумент является новым и не был заявлен банком в нижестоящих инстанциях.

С таким выводом согласиться нельзя, поскольку он допускает существование двух противоречащих друг другу судебных актов. А это не соответствует положениям АПК РФ и ГПК РФ.

Судей могут освободить от рассмотрения реестровых требований

Верховный Суд пересматривает практику рассмотрения требований кредиторов?

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела дело по включение в реестр требований кредиторов задолженности. Было принято Определение , которе не может не вызывать недоумение у юристов, которые сколь-нибудь знакомы с практикой рассмотрения требований в деле о банкротстве.

В деле о банкротстве часто заявляются необоснованные требования, стороны весьма художественно подходят к этому вопросу. ВАС РФ проводил по этому вопросу строгую позицию.

Борьба с нарисованными требования очень важна в ходе процедуры банкротства, поскольку это один из распространенных способов обеспечения контроля над процедурой и способ уменьшение размера денежных средств, которые получат остальные кредиторы в ходе конкурсного производства, поскольку часть актива будет получена “нужными” кредиторами.

Первым рубежом противостояния нарисованным требованиям является необходимость тщательной проверки обоснованности требований кредиторов, в том числе при отсутствии возражений со стороны лиц, участвующих в деле, а тем более при наличии таких возражений.

Президиум ВАС РФ в постановление от 04.10.2011 N 6616/11 отметил, что при рассмотрении требования кредитора, основанного на договоре займа, подтвержденного распиской, суд был вправе потребовать от сторон дополнительные доказательства (в данном деле было заявление о фальсификации):

Так, от займодавца суд мог истребовать документы, подтверждающие фактическое наличие у него денежных средств в размере суммы займа к моменту их передачи должнику (в частности, о размере его дохода за период, предшествующий заключению сделки); сведения об отражении в налоговой декларации, подаваемой в соответствующем периоде, сумм, равных размеру займа или превышающих его; о снятии такой суммы со своего расчетного счета (при его наличии), а также иные (помимо расписки) доказательства передачи денег должнику.

При наличии сомнений в действительности договора займа суд не лишен права потребовать и от должника представления документов, свидетельствующих о его операциях с этими денежными средствами (первичные бухгалтерские документы или банковские выписки с расчетного счета индивидуального предпринимателя), в том числе об их расходовании.

Значимость этого Постановления Президиума ВАС РФ можно показать тем фактом, что на него есть несколько сотен ссылок в различных судебных актах.

Вторым рубежом обороны являются судебные акты, которыми подтверждается обоснованность требования кредитора. Кредиторы иногда пытаются подкреплять свои требования решением третейских судов. В 2005 году Президиум ВАС РФ (Постановление от 22.11.2005 N 10161/05) рассмотрев одно из таких дел указал:

Требование кредитора, подтвержденное решением третейского суда, исполнительный лист по которому в установленном порядке не выдавался, не может по смыслу законодательства о банкротстве считаться безусловно установленным.

Президиум ВАС РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.05.2014 N 1446/14) указывал, что при рассмотрении требований подтвержденных решений третейского суда необходимо изучать обоснованность таких требований:

Возможность конкурсных кредиторов в деле о банкротстве доказать необоснованность требования другого кредитора, подтвержденного решением третейского суда, обычно объективным образом ограничена, поэтому предъявление к ним высокого стандарта доказывания привело бы к неравенству таких кредиторов. При рассмотрении подобных споров конкурсному кредитору достаточно представить суду доказательства prima facie, подтвердив существенность сомнений в наличии долга. При этом другой стороне, настаивающей на наличии долга, присужденного третейским судом, не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно она должна обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником.

Читайте также:  ФНС составила новый обзор правовых позиций Высших судов по спорам, возникающим при банкротстве

Если к третейским судам в целом отношение зачастую скептическое, то возражать против требований, подтвержденные решениями государственных судов, значительно сложнее.

Идеальным развитием событий было бы рассмотрение всех требований по существу независимо от наличия решения судов, вынесенным по таким требованиям. До банкротства должник может признавать любые требования или не возражать по таким требованиям, это его сугубо личное дело, но после банкротства, когда активов не хватает на всех, это дело уже всех кредиторов, поэтому целесообразно проверить обоснованность требования еще раз уже в деле о банкротстве.

Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» облегчило работу по противодействию необоснованным требованиями кредиторов, конечно ВАС РФ не мог сказать, что нужно прости игнорировать все другие судебные акты, но он указал на возможность их обжалования, необходимость восстановления сроков по таким жалобам, и возможность представления новых доказательств кредиторами и управляющим. В пункте 24 Постановления указано:

Если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке указанный судебный акт, при этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов. Копия такой жалобы направляется ее заявителем представителю собрания (комитета) кредиторов (при его наличии), который также извещается судом о рассмотрении жалобы. Все конкурсные кредиторы, требования которых заявлены в деле о банкротстве, а также арбитражный управляющий вправе принять участие в рассмотрении жалобы, в том числе представить новые доказательства и заявить новые доводы. Повторное обжалование названными лицами по тем же основаниям того же судебного акта не допускается.

Конечно, и в таком случае у жуликов остается место для маневра, кредиторам нужно исчерпать все возможные способы для обжалования судебного акта, и тогда оспорить его будет просто невозможно, но справиться с этой проблемой ВАС РФ никак не мог, тут нужны изменения законодательства.

Кроме того, Пленум в пункте 29 сделал следующее важное уточнение.

Наличие неприостановленного и непрекращенного искового производства по требованию кредитора, заявленному в деле о банкротстве, является основанием для оставления судом, рассматривающим дело о банкротстве, такого требования без рассмотрения применительно к пункту 1 части 1 статьи 148 АПК РФ, за исключением случая, когда кредитор подал в указанном исковом производстве ходатайство о приостановлении или прекращении производства по делу.

Если же будут вынесены и определение по результатам рассмотрения требования в деле о банкротстве, и решение суда в рамках искового производства, то в случае противоречия этих судебных актов рассматривающий дело о банкротстве суд руководствуется принятым в рамках дела о банкротстве судебным актом.

Таким образом, было указано, что приоритетное значение будет иметь именное судебный акт, принятый в деле о банкротстве, даже несмотря на наличие иного судебного акта, содержание которых может прямо противоречить друг другу.

Переходя к рассмотрению Определения ВС РФ, хотелось бы привести в пример еще один судебный акт. Арбитражный суд Центрального округа в Постановлении от 11.11.2015 по делу № А54-6144/2014 привел следующие рассуждения:

В данном случае, требования ООО “Юридический центр “Гарантия” включены в реестр требования кредиторов должника на основании решения Советского районного суда г. Рязани от 22.01.2015 по делу N 2-574/2015, согласно которому исковые требования ООО “Юридический центр “Гарантия” удовлетворены судом общей юрисдикции в связи с признанием иска ответчиками .

Обстоятельства, которые подлежат установлению в рамках разрешения вопроса обоснованности требований ООО “Юридический центр “Гарантия” в деле о банкротстве должника, судом общей юрисдикции не устанавливались.

Таким образом, вывод судов первой и апелляционной инстанций о преюдициальном значении решения суда общей юрисдикции при решение вопроса о включении в реестр требования кредиторов должника является ошибочным , поскольку в случае признания иска ответчиком в судебном акте не указываются материально-правовые основания удовлетворения исковых требований и судом не устанавливаются фактические обстоятельства дела.

Между тем, в деле о банкротстве арбитражный суд обязан вне зависимости от доводов лиц, участвующих в деле, оценить действительность заявленного требования о включении в реестр и соответствие закону процессуальных и материально-правовых интересов заявителя (п. 5 ст. 100 Закона о банкротстве).

Таким образом, суд указал, что даже наличие решения суда, которое не оспаривалось, но в такое решение вынесено в связи с признанием иска, не имеет преюдициального значения. Бесспорно, что можно указать на противоречие приведенных рассуждений п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве, но развитие подобной практики благоприятно бы сказалось на процедуре банкротства в целом.

В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2015 года No 308-ЭС15-9306 (2) приведены совершенно другие рассуждения.

В период рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции в законную силу вступило решение Пушкинского районного суда Московской области от 02.06.2014 по делу No 2-2533/2014 (оставлено без изменения Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 10.11.2014), согласно которому с ООО «Завод Родники Кавказа», ЗАО «Кентавр», ЗАО «Лучший Дистрибьютор», Арутюняна Роберта Валерьевича, Арутюняна Рафаэля Валерьевича, Саркисяна Артура Мануковича и Романовой Ольги Сергеевны в пользу банка солидарно взыскана задолженность по указанным выше кредитным договорам.

По смыслу пункта 10 статьи 16 Федерального закона от 26.10.2002 No 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» наличие вступившего в законную силу решения суда исключает возможность рассмотрения разногласий по требованиям о включении в реестр требований кредиторов в части их состава и размера.

Отклоняя довод о наличии вступившего в законную силу судебного акта, суд округа отметил, что указанный довод является новым, он не был заявлен банком в судах нижестоящих инстанций.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным выводом, поскольку он допускает существование двух противоречащих друг другу судебных актов, что не соответствует положениям статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, Судебная коллегия по экономическим спорам подсказала еще способ установления требований кредиторов, если вам отказали во включении требований в реестр в суде первой инстанции, надо успеть просудить где-нибудь еще, желательно в суде общей юрисдикции, для чего можно заключить договор поручительства с физлицом, и обжаловать судебный акт арбитражного суда, указывая уже на наличие вступившего в законную силу решения суда.

Сложно сказать какая была подоплека в этом деле, но позиция Верховного Суда явно противоречит устоявшейся практике и разъяснениями Высшего Арбитражного Суда. Что стало причиной для такой позиции не ясно, Верховный Суд передал дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, а пока лица участвующие в деле, должны попытаться оспорить решение Пушкинского районного суда, руководствуясь теми же разъяснениями Постановления Пленума ВАС РФ №35.

Пока остается надеятся, что арбитражные суды не воспримут новые рассуждения ВС РФ и продолжат руководствоваться Постановлением Пленума №35.

Лишенных статуса судей-отставников послабления в законодательстве не коснутся

Президиум Совета судей РФ дал разъяснения относительно возможности пересмотра решения квалифколлегии судей о прекращении статуса судьи в отставке в связи с недавними поправками в законодательство, частично снявшими ограничения на работу для отставных судей.

Как отмечает президиум совета, 1 сентября вступили в силу изменения п. 4 ст. 3 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»: на судью, пребывающего в отставке, независимо от возраста и судейского стажа, не распространяются требования, установленные подп. 1, 11 и 12 п. 3 настоящей статьи. В соответствии с этим с 1 сентября 2016 года судья, пребывающий в отставке, независимо от возраста и судейского стажа может замещать госдолжности, должности госслужбы, муниципальные должности, должности муниципальной службы, быть третейским судьей, арбитром.

В Комиссию Совета судей по этике поступил запрос от судьи, чья отставка была прекращена по причине нарушения ограничений, установленных подп. 1 п. 3 ст. 3 Закона о статусе судей, до введения указанных изменений в п. 4 ст. 3 названного закона.

В Федеральном законе от 29 декабря 2015 года № 409-ФЗ, которым внесены изменения в п. 4 ст. 3 Закона о статусе судей, отсутствуют указания на его применение к правоотношениям, возникшим до его введения в действие (обратная сила закона).

Статус судьи, пребывающего в отставке, имеет конституционно-правовое значение, служит гарантией надлежащего осуществления правосудия (постановление Конституционного суда РФ от 19 февраля 2002 года № 5-П). В этой связи вопрос о восстановлении статуса судьи, пребывающего в отставке, имеет фундаментальное значение.

Закон о статусе судей непосредственно указывает на возможность возобновления отставки судьи лишь в случае, когда решение о возобновлении полномочий судьи или отставки судьи принимает квалификационная коллегия судей, приостановившая полномочия судьи или отставку судьи (п. 3 ст. 13). Возможность возобновления (восстановления) отставки судьи, которая была в установленном законом порядке прекращена, Закон о статусе судей не оговаривает. При этом по смыслу положений п. 1 ст. 20 Федерального закона от 14 марта 2002 года № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» квалифколлегия судей вправе пересмотреть ранее принятое решение по вновь открывшимся обстоятельствам.

Верховный суд РФ высказывался ранее по сходной ситуации. «Законом РФ “О статусе судей в Российской Федерации”, – отметил ВС, – отставкой судьи признается почетный уход или почетное удаление судьи с должности, при котором за лицом, пребывающим в отставке, сохраняются звание судьи, гарантии личной неприкосновенности и принадлежность к судейскому сообществу. Судья считается пребывающим в отставке до тех пор, пока соблюдает требования, предусмотренные п. 3 ст. 3 настоящего закона, сохраняет гражданство РФ и не допускает поступков, его порочащих и тем самым умаляющих авторитет судебной власти.

Исходя из изложенного, ККС пришла к обоснованному выводу о том, что указанные заявительницей основания для пересмотра решения не являются вновь открывшимися, т. е. не являются обстоятельствами, которые существовали на момент принятия решения квалификационной коллегией, но о которых ей не было известно, поскольку изменения, внесенные Федеральным законом РФ от 17.07.99 года в ст. 3 Закона о статусе судей, в частности, в п. 3, и расширившие перечень видов деятельности, которой вправе заниматься пребывающий в отставке судья, вступили в силу в соответствии с ч. 2 данного закона – с момента официального его опубликования.

В связи с тем, что действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом, оснований для применения указанных выше изменений в закон при рассмотрении требований С. не установлено, т. к. на время вступления указанного закона в силу С. уже не обладала статусом судьи в отставке» (определение ВС РФ от 13 июля 2005 года по делу № 87-Г05-12).

Следовательно, резюмирует президиум Совета судей, если в период действия ограничений, предусмотренных п. 3 ст. 3 Закона о статусе судей, статус судьи, пребывающего в отставке, был прекращен решением соответствующей квалифколлегии судей, то изменение закона (при отсутствии указания на применение обратной силы закона) не может служить основанием для пересмотра указанного решения квалификационной коллегии судей.

Определение суда по заявлению о включении требования в реестр требований кредиторов

ОП Р Е Д Е Л Е Н И Е

25 февраля 2016 года

Дело No А55-2435/2015

Резолютивная часть определения оглашена 24 февраля 2016 года.

Судья Арбитражного суда Самарской области Серебрякова О.И.

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств аудиозаписи

помощником судьи Галимовой А.Д.,

рассмотрев 24 февраля 2016 года в судебном заседании заявление Г.В. о включении требования в реестр требований кредиторов (вх.No7391 от 22.01.2016 г.), в рамках дела по заявлению Г.

Читайте также:  Обзор практики ВС по спорам о признании недействительными решений собраний кредиторов при банкротстве

к Обществу с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара», 443022, г.Самара, Заводское шоссе, д.7, ИНН 5038082731

о несостоятельности (банкротстве)

при участии в заседании:

от Г.В. – В., представитель по доверенности от 19.12.2015 г.,

конкурсный управляющий Коновалов А.И., лично,

от ФНС России – Аванесян К.Г., представитель по доверенности от 16.10.2015 г.,

установил:

Решением Арбитражного суда Самарской области от 29.10.2015 г. Общество с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара», (скрыто) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев. Конкурсным управляющим утвержден Коновалов Анатолий Иванович.

Г.В. обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов Общества с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара» в общем размере (скрыто) руб., в том числе: неустойка в размере (скрыто) руб., компенсация морального вреда в размере (скрыто) руб., расходы по оплате услуг представителя в размере (скрыто) руб., штраф в размере (скрыто) руб.

Представитель Г.В. поддержала заявленные требования в полном объеме.

Конкурсный управляющий Коновалов А.И. представил отзыв на требование кредитора с отсутствием возражений, поскольку согласно разъяснениям данным в пункте 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 23.07.2009 г. №59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» судам необходимо иметь в виду, что передача исполнительных документов конкурсному управляющему в соответствии с частью 5 статьи 96 Закона об исполнительном производстве не освобождает конкурсных кредиторов и уполномоченные органы, чьи требования подтверждаются исполнительными документами, от предъявления названных требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве, на основании пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве. Поскольку конкурсный управляющий обязан действовать и в интересах кредиторов (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве), он обязан незамедлительно уведомить лиц, являющихся взыскателями, о получении им соответствующих исполнительных документов и о необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве. Срок на предъявление требований такими лицами в деле о банкротстве начинает исчисляться не ранее даты направления им указанного уведомления конкурсным управляющим.

Уведомление кредитору Г.В. направлено конкурсным управляющим 23.11.2015 г., требование Г.В. представил в суд 22.01.2016 г. нарочно, следовательно, срок для предъявления требований к должнику у кредитора не истек.

Представитель уполномоченного органа рассмотрение вопроса оставила на усмотрение суда.

Исследовав материалы дела, арбитражный суд установил следующее:

Согласно части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

Согласно Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» размер денежных обязательств по требованиям кредиторов считается установленным, если он подтвержден вступившим в законную силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований, а также в иных случаях, предусмотренных указанным Федеральным законом.

При этом установленными могут быть признаны требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности и возможность принудительного исполнения которых в установленном законом порядке на момент их предъявления уполномоченным органом в суд не утрачена.

В соответствии с пунктом 5 статьи 100 и абзацем 2 пункта 1 статьи 142 Федерального закона от 26.10.2002 No 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов, по которым не поступили возражения, рассматриваются арбитражным судом для проверки их обоснованности и наличия оснований для включения в реестр требований кредиторов. По результатам рассмотрения арбитражный суд выносит определение о включении или об отказе во включении требований кредиторов в реестр требований кредиторов. Указанные требования могут быть рассмотрены арбитражным судом без привлечения лиц, участвующих в деле о банкротстве.

В соответствии с процессуальными правилами доказывания (статьи 65, 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) заявитель обязан доказать допустимыми доказательствами правомерность своих требований, вытекающих из неисполнения другой стороной ее обязательств.

Требование кредитора к должнику подтверждено вступившим в законную силу решением Советского районного суда г.Самары по делу No2-210/15 от 11.02.2015 г., в соответствии с которым взыскано с Общества с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара» в пользу Г.В. неустойка в размере 225 778, (скрыто) руб., компенсация морального вреда в размере (скрыто) руб., расходы по оплате услуг представителя в размере (скрыто) руб., а также штраф в размере (скрыто) руб.

В силу п.3 ст.69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Лица, участвующие в деле, возражения относительно требования кредитора не представили.

Как следует из материалов дела и не оспаривается должником, обязанность по уплате вышеуказанной задолженности не исполнена.

Согласно п.4 ст.134 Закона о банкротстве требование Г.В. в размере (скрыто) руб. — компенсация морального вреда, суд считает необходимым включить в реестр требований кредиторов Общества с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара» в состав требований кредиторов первой очереди.

Оценив доказательства, имеющиеся в материалах дела, в порядке, предусмотренном ст.65,71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд находит требование кредитора Г.В. в общем размере (скрыто) руб., в том числе: неустойка в размере (скрыто) руб., расходы по оплате услуг представителя в размере (скрыто) руб., штраф в размере (скрыто) руб. обоснованным и подлежащим включению в реестр требований кредиторов Общества с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара» в силу статей 4, 100 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в состав требований кредиторов третьей очереди.

Руководствуясь статьями 184, 185, 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 100, 134, 142 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве), арбитражный суд

О П Р Е Д Е Л И Л :

Заявление Г.В. о включении требований в реестр требований кредиторов Общества с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара» удовлетворить.

Включить требование Г.В. в размере (скрыто) руб. компенсация морального вреда в реестр требований кредиторов Общества с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара» в состав требований кредиторов первой очереди.

Включить требование Г.В. в общем размере (скрыто) руб., в том числе: неустойка в размере (скрыто) руб., расходы по оплате услуг представителя в размере (скрыто) руб., штраф в размере (скрыто) руб., в реестр требований кредиторов Общества с ограниченной ответственностью «АЗР Моторс Самара», в состав требований кредиторов третьей очереди.

Определение вступает в силу немедленно и может быть обжаловано в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд, г. Самара со дня его вынесения с направлением апелляционной жалобы через арбитражный суд Самарской области.

Срок рассмотрения требования кредитора судом

Установлен ли срок, в течении которого суд должен рассмотреть заявления кредитора о включении его требований в реестр должника?.

Ответы юристов ( 2 )

Статья 152 АПК. Срок рассмотрения дела и принятия решения:
1. Дело должно быть рассмотрено арбитражным судом первой инстанции в срок, не превышающий трех месяцев со дня поступления заявления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и на принятие решения по делу, если настоящим Кодексом не установлено иное.

2. Срок, установленный частью 1 настоящей статьи, может быть продлен на основании мотивированного заявления судьи, рассматривающего дело, председателем арбитражного суда до шести месяцев в связи с особой сложностью дела, со значительным числом участников арбитражного процесса.

3. Срок, на который производство по делу было приостановлено или судебное разбирательство отложено в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, не включается в срок рассмотрения дела, установленный частью 1 настоящей статьи, но учитывается при определении разумного срока судопроизводства.

  • 10,0 рейтинг
  • 2332 отзыва эксперт

В наблюдении порядок следующий:

Статья 71 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
Установление размера требований кредиторов
— КонсультантПлюс: примечание.
В тридцатидневный срок предъявления кредиторами своих требований к должнику в целях участия в первом собрании кредиторов включаются нерабочие дни, и возможность его восстановления настоящим законом не предусмотрена (пункт 2 Информационного письма ВАС РФ от 26.07.2005 N 93).
— 1. Для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Указанные требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов.
(в ред. Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ)
2. Возражения относительно требований кредиторов могут быть предъявлены в арбитражный суд в течение пятнадцати календарных дней со дня истечения срока для предъявления требований кредиторов должником, временным управляющим, кредиторами, предъявившими требования к должнику, представителем учредителей (участников) должника или представителем собственника имущества должника — унитарного предприятия.
(в ред. Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ)
Лица, участвующие в деле о банкротстве, вправе заявлять о пропуске срока исковой давности по предъявленным к должнику требованиям кредиторов.
(абзац введен Федеральным законом от 29.12.2014 N 482-ФЗ)
3. При наличии возражений относительно требований кредиторов арбитражный суд проверяет обоснованность требований и наличие оснований для включения указанных требований в реестр требований кредиторов.
4. Требования кредиторов, по которым поступили возражения, рассматриваются в заседании арбитражного суда. По результатам рассмотрения выносится определение о включении или об отказе во включении указанных требований в реестр требований кредиторов. В определении арбитражного суда о включении требований в реестр требований кредиторов указываются размер и очередность удовлетворения таких требований.
В случае, если в деле о банкротстве должника интересы кредиторов — владельцев облигаций представляет определенный в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах представитель владельцев облигаций, в определении арбитражного суда о включении требований в реестр требований кредиторов указываются общий размер требований указанных кредиторов и очередность удовлетворения таких требований в соответствии с настоящим Федеральным законом, а также очередность удовлетворения требований в соответствии с условиями соответствующего выпуска облигаций.
(абзац введен Федеральным законом от 21.12.2013 N 379-ФЗ)
По возражению временного управляющего требования кредитора — владельца облигаций определением арбитражного суда исключаются из реестра требований кредиторов в случае, если в деле о банкротстве должника интересы кредиторов — владельцев облигаций соответствующего выпуска представляет определенный в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах представитель владельцев облигаций.
(абзац введен Федеральным законом от 21.12.2013 N 379-ФЗ)
5. Требования кредиторов, по которым не поступили возражения, рассматриваются арбитражным судом для проверки их обоснованности и наличия оснований для включения в реестр требований кредиторов. По результатам такого рассмотрения арбитражный суд выносит определение о включении или об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов. Указанные требования могут быть рассмотрены без привлечения лиц, участвующих в деле.
Определение о включении или об отказе во включении требований кредиторов в реестр требований кредиторов вступает в силу немедленно и может быть обжаловано. Определение о включении или об отказе во включении требований кредиторов направляется арбитражным судом должнику, арбитражному управляющему, кредитору, предъявившему требования, и реестродержателю.
6. При необходимости завершения рассмотрения требований кредиторов, предъявленных в установленный срок, арбитражный суд выносит определение об отложении рассмотрения дела, обязывающее временного управляющего отложить проведение первого собрания кредиторов.
(в ред. Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ)
7. Требования кредиторов, предъявленные по истечении предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи срока для предъявления требований, подлежат рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения.
8. Требования кредиторов, предусмотренные пунктами 1 — 6 настоящей статьи, рассматриваются судьей арбитражного суда в течение месяца с даты истечения установленного пунктом 2 настоящей статьи срока предъявления возражений относительно требований кредиторов.
(п. 8 введен Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ, в ред. Федерального закона от 12.07.2011 N 210-ФЗ)

Ссылка на основную публикацию