Субсидиарный долг руководителя является реестровым

ВС указал, как квалифицировать требования к привлеченному к субсидиарной ответственности лицу

В июне 2012 г. компания «ВеГа-Риэлти» была признана банкротом, в ее отношении открыто конкурсное производство. По решению суда руководитель компании Гуланда Дубровина должна была передать конкурсному управляющему бухгалтерскую и иную документацию ООО, печати, штампы, материальные и иные ценности в трехдневный срок. Однако это сделано не было.

Спустя три года, 25 июня 2015 г., конкурсный управляющий общества подал в суд заявление о привлечении Дубровиной к субсидиарной ответственности. В своем заявлении он указал, что непередача ею всей необходимой документации общества помешала ему должным образом формировать конкурсную массу. В частности, для госрегистрации вновь возведенных объектов по инвестиционным контрактам строительства жилых комплексов, по которым должник выступал в качестве застройщика, требовались подлинники документов, а из-за их отсутствия не удалось зарегистрировать права на возведенные здания.

Между тем 1 декабря 2015 г. Арбитражный суд Московской области возбудил дело о банкротстве Гуланды Дубровиной, а 30 июня 2016 г. ввел в отношении нее процедуру банкротства – реализацию имущества.

В рамках дела о банкротстве «ВеГа-Риэлти» 15 декабря 2016 г. Арбитражный суд г. Москвы привлек Гуланду Дубровину к субсидиарной ответственности на сумму 61,6 млн рублей. Суд исходил из доказанности вины бывшего руководителя общества в непередаче конкурсному управляющему необходимых бухгалтерских документов и отчетности, что воспрепятствовало формированию конкурсной массы. При этом суд руководствовался ст. 9, 10, 129 Закона о несостоятельности (банкротстве). Апелляция оставила решение суда без изменения. 14 марта 2017 г. конкурсный управляющий «ВеГа-Риэлти» обратился в АС Московской области с заявлением о включении этой суммы в реестр требований кредиторов Гуланды Дубровиной.

Арбитражный суд Московской области 12 мая 2017 г. прекратил производство по этому заявлению, решение устояло в апелляции и кассации. Суды квалифицировали обязательство по выплате заявленной задолженности в качестве текущего платежа. Свою позицию они мотивировали тем, что дело о банкротстве Гуланды Дубровиной было возбуждено 1 декабря 2015 г., а само обязательство возникло 2 марта 2017 г., в момент вступления в законную силу судебного акта о привлечении ее к субсидиарной ответственности. Правила исчисления момента наступления субсидиарной ответственности руководителя отличны от правил определения даты события, с которым связывается причинение руководителем убытков должнику. Суды руководствовались ч. 1 ст. 5, ст. 32 Закона о банкротстве, п. 1 ч. 1 ст. 150, ст. 223 АПК РФ, а также приняли во внимание разъяснения, содержащиеся в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 63 и п. 39 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29.

В кассационной жалобе в ВС РФ конкурсный кредитор Гуланды Дубровиной Сергей Щербин просил отменить обжалуемые судебные акты в связи с существенным нарушением судами норм права и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Он настаивал на том, что бывший руководитель «ВеГа-Риэлти» причинила вред своим бездействием до возбуждения против нее дела о банкротстве, следовательно, ее обязательства являются реестровыми.

Его доводы сводились к тому, что ответственность, предусмотренная ст. 10 Закона о банкротстве, является разновидностью гражданско-правовой ответственности, выражающейся в возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов. При ее применении учитываются общие нормы об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда. В связи с этим заявитель полагал, что при рассмотрении спорного требования следует учитывать положения ст. 15, 1064 ГК РФ и разъяснения, изложенные в п. 10 Постановления ВАС РФ № 63.

Рассмотрев материалы дела № А41-94769/2015, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла Определение № 305-ЭС18-1058, которым удовлетворила жалобу заявителя.

По мнению ВС РФ, разногласия лиц, участвующих в обособленном споре, сводились к решению вопроса о том, с какого момента у бывшего руководителя, привлеченного к субсидиарной ответственности по долгам должника-банкрота, возникло обязательство по компенсации причиненного им вреда. Учитывая период спорных правоотношений, к ним применимы нормы ст. 10 Закона о банкротстве, действовавшей в редакции Закона от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ. Указанная статья обязывала руководителя должника, нарушившего положения действовавшего законодательства, возместить вред, причиненный кредиторам в результате такого нарушения. Ответственность, предусмотренная ст. 10 Закона о банкротстве, являлась гражданско-правовой, и при ее применении должны были учитываться общие положения гл. 25 и 59 ГК РФ в части, не противоречащей специальным номам Закона о банкротстве.

По общему правилу ст. 1064 ГК РФ ответственность за причинение вреда возникает с момента его причинения вне зависимости от того, в какие сроки состоится исчисление размера вреда или вступит в законную силу судебное решение, подтверждающее факт причинения вреда и ответственность должника. Это правило применимо для квалификации платежей как текущих или реестровых (п. 10 Постановления № 63). Закрепленные в ст. 10 Закона о банкротстве специальные правила привлечения бывшего руководителя к субсидиарной ответственности имеют отношение к порядку расчета и возмещения вреда, причиненного конкурсной массе должника, но не влияют на дату возникновения обязанности причинителя вреда предоставить потерпевшему равноценную компенсацию.

Правонарушение, за которое Гуланда Дубровина привлечена к субсидиарной ответственности, окончено до возбуждения дела о ее банкротстве. Соответственно, и обязательство по возмещению причиненного вреда возникло в тот же период. Судебными актами от 15 декабря 2016 г. и от 2 марта 2017 г. по делу № А40-115962/2009 лишь подтверждены факт правонарушения и его размер. ВС РФ установил, что нет оснований для квалификации взысканной с Гуланды Дубровиной суммы в качестве текущего платежа, и отменил решения нижестоящих судов, направив дело на новое рассмотрение в АС Московской области.

Юрист по проектам в области банкротства VEGAS LEX Валерия Тихонова пояснила, что ВС РФ сформулировал вывод о квалификации требования к лицу о привлечении его к субсидиарной ответственности в качестве текущего или реестрового в зависимости от момента причинения вреда, а не даты принятия судебного акта, подтверждающего его причинение. Определением раскрыты гражданско-правовая природа требования по субсидиарной ответственности и необходимость распространения на данное требование положений об ответственности за причинение вреда. «В ранее сложившейся правоприменительной практике был распространен подход о дополнительном характере субсидиарной ответственности по отношению к ответственности основного должника, а также о разграничении субсидиарной ответственности и обязанности возместить причиненные убытки», – отметила она.

Как считает эксперт, после принятия этого определения можно ожидать изменения позиции судов при разрешении аналогичных споров. «Несмотря на то что в рассматриваемом споре при разрешении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности подлежала применению ст. 10 Закона о банкротстве, имевшая иную формулировку по сравнению с ныне действующими положениями закона, сформулированный в определении подход соответствует разъяснениям Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53 о необходимости применения общих положений ГК РФ об обязательствах вследствие причинения вреда», – считает юрист.

По словам юриста Dentons Анны Свиридовой, в соответствии с ч. 6 ст. 61.16 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан в установленный законом срок от имени должника предъявлять в деле о банкротстве бывшего руководителя должника требование о включении в реестр требований кредиторов, основанное на заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности.

Как пояснила Анна Свиридова, в рассматриваемом деле суды неправильно квалифицировали заявленные требования в качестве текущих платежей и не учли важное для рассмотрения дела обстоятельство, а именно что правонарушение, за которое бывший руководитель должника был привлечен к субсидиарной ответственности, было окончено до возбуждения дела о его банкротстве.

Эксперт отметила, что на практике нередко возникают ошибки при квалификации платежей как текущих или реестровых, и указанным определением ВС РФ призвал суды нижестоящих инстанций внимательнее рассматривать требования при их заявлении в деле о банкротстве бывшего руководителя должника. По ее мнению, позиция Суда будет способствовать правильному и скорейшему рассмотрению аналогичных заявлений арбитражных управляющих, ведь временной фактор в делах о банкротстве является важной составляющей. Примечательно, что Арбитражный суд Поволжского округа при рассмотрении жалобы по делу со схожими обстоятельствами уже принял во внимание позицию ВС РФ, отраженную в обсуждаемом определении (Постановление от 17 июля 2018 г. по делу № А12-63914/2016).

Субсидиарный долг руководителя является реестровым

Добрый день! Вопрос по субсидиарной ответственности и о ходе дела о банкротстве (вопрос от коллеги)

Ситуация такая.
Суд привлек директоров и учредителя по ст. 10 Закона о банкротстве к субсидиарной ответственности.
Апелляция отказала в жалобе. Решение вступило в в силу.
Про кассацию пока не говорим.Правильно ли я понимаю, что КУ (конкурсный управляющий) теперь:

Вариант №1
– получает исполнительный лист и предъявляет его к приставам. ФССП возбуждает исполнительное производство и если ничего не может взыскать то выдает постановление о завершении исполнительного производства и акт невозможности взыскания и на это все заканчивается. На этом основании дело о банкротстве завершается и все в архив. В это случае какие последствия для привлеченных к ответственности лиц?

Вариант №2
Такой же как и первый, но Приставы находят заработную плату привлеченных лиц и начинают взыскивать периодические платежи. Что с в этом случае будет с делом о банкротстве, что будет с самими привлеченными лицами

Вариант №3
– КУ может реализовать листы (это ведь дебиторская задолженность). Полученные деньги включить в конкурсную массу и распределить их согласно Закону о банкротстве и завершить процедуру.

Рассуждения такие:

Пункт 7 ст. 10 закона о банкротстве указывает, что на основании определения о привлечении таких лиц к субсидиарной ответственности (о взыскании убытков) выдается исполнительный лист.
Пункт 8 указанной ст. 10 Закона о банкротстве устанавливает, что Денежные средства, взысканные с контролирующих должника лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности, а также взысканные убытки включаются в конкурсную массу. Требование о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности после вступления определения в законную силу подлежит реализации по правилам статьи 140 настоящего Федерального закона.
Соответственно, обращаемся к ст. 140 Закона о банкротстве.
Статья 140 Закона о банкротстве регулирует порядок уступки права требования. В частности она гласит:

Продажа прав требования должника осуществляется конкурсным управляющим в порядке и на условиях, которые установлены статьей 139 настоящего Федерального закона, если иное не установлено федеральным законом или не вытекает из существа требования.В случае наличия между конкурсным управляющим и собранием кредиторов (комитетом кредиторов) разногласий по вопросу согласования порядка продажи прав требования должника данные разногласия разрешаются в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 139 настоящего Федерального закона. В свою очередь ст. 139 регулирует процедуру реализации.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что императивная норма Закона о банкротстве обязывает конкурсного управляющего продать исполнительные литы, а не возбуждать самостоятельно исполнительное производство в отношении должников – лиц привлеченных к субсидиарной ответственности.
При этом если никто не купит есть два варианта:

1) конкурсный управляющий может отдать листы кредиторам.

Статья 142.1. закона позволяет это сделать:

Погашение требований кредиторов путем предоставления отступного

2). Конкурнсый управляющий может отдать листы учредителю должника, если от него откажутся кредиторы.

Как привлекают к субсидиарке сразу нескольких руководителей должника

Случается, что в рамках процедуры банкротства к субсидиарной ответственности привлекается сразу несколько контролирующих лиц должника. Каким образом тогда будет делиться долг между ними?

По общему правилу, вытекающему из ст. 61.11 и ст. 61.12 ФЗ № 127, когда к субсидиарной ответственности привлекается сразу несколько контролирующих лиц, их ответственность будет солидарной. Что, в свою очередь, означает это понятие?

Когда суд решает, что отвечать по субсидиарной ответственности руководители фирмы-банкрота будут в солидарном порядке, в определении, как правило, указывается одна общая подлежащая взысканию сумма на всех. Это означает, что долг делится между контролирующими лицами поровну.

Важный момент: в процедуре банкротства появлению солидарных обязательств всегда предшествует привлечение к субсидиарной ответственности. То есть, первоначально решается вопрос, действительно ли есть основания привлечения лица к субсидиарной ответственности. А если затем выясняется, что в рамках банкротства одного должника таких привлеченных лиц несколько, их ответственность становится еще и солидарной.

В рамках одного заявления можно сразу просить привлечь несколько руководящих лиц должника к субсидиарной ответственности, и сразу же указывать на то, что она будет солидарной.

Как следует из смысла ст. 322 ГК РФ, солидарные обязательства возникают вследствие неделимости предмета, по которому эти самые обязательства появились. Другими словами, т.к. нельзя определить, какую роль в причинении ущерба сыграли действия каждого из привлекаемых к ответственности лиц, подлежащая возмещению сумма разделяется между всеми ними поровну.

Как правило, именно в делах по банкротству сложно или практически невозможно определить степень вины каждого из привлеченных к субсидиарной ответственности лиц. И, соответственно, размер причиненного действиями каждого из фигурантов ущерба. А потому их субсидиарная ответственность будет именно солидарной.

Для этого суду придется устанавливать, к каким именно последствиям привели допущенные контролирующими лицами нарушения: к объективному банкротству или причинили убытки, наличие которых не стало причиной финансовой несостоятельности предприятия.

Так, в рамках одного банкротного дела арбитражному управляющему удалось привлечь к субсидиарной ответственности руководителя и двух учредителей фирмы-банкрота. По общему правилу, установленном Законом о банкротстве, со всех фигурантов взыскали всю сумму реестровой задолженности в солидарном порядке.

Однако надзорная инстанция в своем определении отметила, что суды нижестоящих инстанций не дали оценку заключаемых под контролем привлеченных к субсидиарной ответственности лиц сделкам. В частности, есть ли причинно-следственная связь между их результатами и банкротством должника, возникла ли кризисная ситуация в результате совокупности этих сделок, как именно они повлияли на ухудшение положения должника.

Именно эти факты являются принципиальными, чтобы определить как вид, так и размер ответственности учредителей и руководителей банкрота. Только после анализа этих обстоятельств можно сделать вывод, имеет место быть субсидиарная ответственность — и тогда она будет взыскиваться в солидарном порядке, а сумма обязательств будет равняться сумме реестровых требований, либо здесь идет речь об ответственности в виде взыскания убытков — и тогда из размер определяется индивидуально для каждого ответственного лица по нормам, установленным ГК РФ.

Вместе с тем, п. 9 ст. 61.11 предусматривает уменьшение размера субсидиарной ответственности. Причем, когда к ней привлекаются сразу несколько руководителей фирмы-банкрота, сумма взыскания может быть снижена для одного из них.

Как следует из п. 6 Пленума № 53, можно снизить размер субсидиарной ответственности номинального руководителя. Но при этом он все равно будет отвечать субсидиарно и, в том числе, солидарно вместе с руководителем фактическим в той части, где ответственность не уменьшалась. Другими словами, при наличии оснований для привлечения номинального руководителя к субсидиарной ответственности он сможет снизить ее размер, но освободиться от нее совсем — нет.

Так, в рамках одного банкротного дела к субсидиарной ответственности был привлечен номинальный руководитель фирмы-банкрота. Однако впоследствии выяснилось, что фактическим руководителем должника был другой человек. И тогда арбитражный управляющий выступил с заявлением о привлечении его к субсидиарной ответственности в качестве соответчика.

Решение суда устояло в кассации, но надзорная инстанция с ним не согласилась. В определении отмечено, что номинальный руководитель знал о своем статусе. И даже если он не осуществляет фактическое управление, он все равно оставался контролирующим лицом, как разъясняет п. 6 Пленума № 53. Полное освобождение номинального руководителя от субсидиарной ответственности не предусмотрено, можно лишь снизить ее, в остальной же части он будет отвечать солидарно с руководителем фактическим.

Читайте также:  Банкротство ИП - пошаговая инструкция

Дело было направлено на новое рассмотрение. В итоге оба руководителя — и номинальный, и фактический — были привлечены в субсидиарной ответственности и порядок ее — солидарный. При этом суд учел, что номинальный руководитель хоть и через 2 года после начала процедуры банкротства, но все-таки предоставил обвинительный приговор, согласно которому выяснилось, что существует еще и фактический руководитель фирмы. То есть сам изобличил его в рамках дела по банкротству. А потому сумма его обязательств по субсидиарной ответственности была уменьшена. А взыскиваться она будет солидарно с руководителем фактическим.

Как привлекают к субсидиарке сразу нескольких руководителей должника

Случается, что в рамках процедуры банкротства к субсидиарной ответственности привлекается сразу несколько контролирующих лиц должника. Каким образом тогда будет делиться долг между ними?

По общему правилу, вытекающему из ст. 61.11 и ст. 61.12 ФЗ № 127, когда к субсидиарной ответственности привлекается сразу несколько контролирующих лиц, их ответственность будет солидарной. Что, в свою очередь, означает это понятие?

Когда суд решает, что отвечать по субсидиарной ответственности руководители фирмы-банкрота будут в солидарном порядке, в определении, как правило, указывается одна общая подлежащая взысканию сумма на всех. Это означает, что долг делится между контролирующими лицами поровну.

Важный момент: в процедуре банкротства появлению солидарных обязательств всегда предшествует привлечение к субсидиарной ответственности. То есть, первоначально решается вопрос, действительно ли есть основания привлечения лица к субсидиарной ответственности. А если затем выясняется, что в рамках банкротства одного должника таких привлеченных лиц несколько, их ответственность становится еще и солидарной.

В рамках одного заявления можно сразу просить привлечь несколько руководящих лиц должника к субсидиарной ответственности, и сразу же указывать на то, что она будет солидарной.

Как следует из смысла ст. 322 ГК РФ, солидарные обязательства возникают вследствие неделимости предмета, по которому эти самые обязательства появились. Другими словами, т.к. нельзя определить, какую роль в причинении ущерба сыграли действия каждого из привлекаемых к ответственности лиц, подлежащая возмещению сумма разделяется между всеми ними поровну.

Как правило, именно в делах по банкротству сложно или практически невозможно определить степень вины каждого из привлеченных к субсидиарной ответственности лиц. И, соответственно, размер причиненного действиями каждого из фигурантов ущерба. А потому их субсидиарная ответственность будет именно солидарной.

Для этого суду придется устанавливать, к каким именно последствиям привели допущенные контролирующими лицами нарушения: к объективному банкротству или причинили убытки, наличие которых не стало причиной финансовой несостоятельности предприятия.

Так, в рамках одного банкротного дела арбитражному управляющему удалось привлечь к субсидиарной ответственности руководителя и двух учредителей фирмы-банкрота. По общему правилу, установленном Законом о банкротстве, со всех фигурантов взыскали всю сумму реестровой задолженности в солидарном порядке.

Однако надзорная инстанция в своем определении отметила, что суды нижестоящих инстанций не дали оценку заключаемых под контролем привлеченных к субсидиарной ответственности лиц сделкам. В частности, есть ли причинно-следственная связь между их результатами и банкротством должника, возникла ли кризисная ситуация в результате совокупности этих сделок, как именно они повлияли на ухудшение положения должника.

Именно эти факты являются принципиальными, чтобы определить как вид, так и размер ответственности учредителей и руководителей банкрота. Только после анализа этих обстоятельств можно сделать вывод, имеет место быть субсидиарная ответственность — и тогда она будет взыскиваться в солидарном порядке, а сумма обязательств будет равняться сумме реестровых требований, либо здесь идет речь об ответственности в виде взыскания убытков — и тогда из размер определяется индивидуально для каждого ответственного лица по нормам, установленным ГК РФ.

Вместе с тем, п. 9 ст. 61.11 предусматривает уменьшение размера субсидиарной ответственности. Причем, когда к ней привлекаются сразу несколько руководителей фирмы-банкрота, сумма взыскания может быть снижена для одного из них.

Как следует из п. 6 Пленума № 53, можно снизить размер субсидиарной ответственности номинального руководителя. Но при этом он все равно будет отвечать субсидиарно и, в том числе, солидарно вместе с руководителем фактическим в той части, где ответственность не уменьшалась. Другими словами, при наличии оснований для привлечения номинального руководителя к субсидиарной ответственности он сможет снизить ее размер, но освободиться от нее совсем — нет.

Так, в рамках одного банкротного дела к субсидиарной ответственности был привлечен номинальный руководитель фирмы-банкрота. Однако впоследствии выяснилось, что фактическим руководителем должника был другой человек. И тогда арбитражный управляющий выступил с заявлением о привлечении его к субсидиарной ответственности в качестве соответчика.

Решение суда устояло в кассации, но надзорная инстанция с ним не согласилась. В определении отмечено, что номинальный руководитель знал о своем статусе. И даже если он не осуществляет фактическое управление, он все равно оставался контролирующим лицом, как разъясняет п. 6 Пленума № 53. Полное освобождение номинального руководителя от субсидиарной ответственности не предусмотрено, можно лишь снизить ее, в остальной же части он будет отвечать солидарно с руководителем фактическим.

Дело было направлено на новое рассмотрение. В итоге оба руководителя — и номинальный, и фактический — были привлечены в субсидиарной ответственности и порядок ее — солидарный. При этом суд учел, что номинальный руководитель хоть и через 2 года после начала процедуры банкротства, но все-таки предоставил обвинительный приговор, согласно которому выяснилось, что существует еще и фактический руководитель фирмы. То есть сам изобличил его в рамках дела по банкротству. А потому сумма его обязательств по субсидиарной ответственности была уменьшена. А взыскиваться она будет солидарно с руководителем фактическим.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам в 2019 году

Автор: Екатерина Гостева
налоговый консультант

Среди владельцев бизнеса бытует мнение, что субсидиарная ответственность – это что-то далекое, из области фантастики, и вероятность привлечения к ней практически равна нулю. Возможно, когда-то именно так все и было. Однако ситуация поменялась с 1 сентября 2017 года. Привлечение к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний становится обычной практикой, а процедура привлечения к такой ответственности существенно упростилась.

Давайте разберемся, что такое субсидиарная ответственность учредителя (директора), почему она вызывает такой интерес в последнее время, а также можно ли избежать привлечение к субсидиарной ответственности.

Немного истории. Сама по себе субсидиарная ответственность директора (учредителя) была предусмотрена, начиная с 2002 года. Но на протяжении многих лет норма законодательства оставалась «нерабочей». Ситуация начала существенно меняться в 2012 году, когда суды стали активнее привлекать контролирующих лиц к ответственности и взыскивать долги компаний лично с них.

Пример из практики

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2012 по делу № А60-1260/2009 к субсидиарной ответственности в размере 6,3 млрд руб. КДЛ был привлечен к ответственности.

Но, как правило, на практике такие судебные акты не исполнялись по причине отсутствия какого-либо имущества.

Пример из практики

Другим громким делом было привлечение к субсидиарной ответственности лиц, контролировавших ЗАО «Международный Промышленный Банк», в т.ч. главного бенефициара банка – Пугачева С.В., в 2015 году.

Переломным моментом в истории развития института привлечения к субсидиарной ответственности стал 2017 год по причине внесения существенных изменений в нормы законодательства. На сегодняшний день количество случаев привлечения к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компании доказывает абсолютную дееспособность этого механизма, поскольку в отдельных ее составляющих начала действовать презумпция виновности контролирующих должника лиц, пока они не докажут иное.

Что такое субсидиарная ответственность учредителя (директора)?

Субсидиарная ответственность – это право взыскания неполученного долга с другого лица, если первое лицо не может его погасить.

Субсидиарную ответственность несут контролирующие лица, то есть лица, имеющие право определять действия компании, давать обязательные для исполнения указания или иным образом влиять на компанию. Привлечение к ответственности может грозить любому лицу, которое фактически принимало решение по бизнесу и получало выгоду.

То есть к субсидиарной ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие компанию-должника. Это не только директор и учредители, но и, например, финансовый директор и главный бухгалтер. Важно, что именно на установление реального выгодоприобретателя нацелены контролирующие органы, чтобы с него взыскивать реальный ущерб бюджету.

Главными «претендентами» на привлечение к субсидиарной ответственности являются генеральный директор и собственники компании.

Существует ошибочное мнение, что субсидиарная ответственность учредителя и директора наступает исключительно в рамках процедуры банкротства компании-должника. Это не так.

Субсидиарная ответственность при банкротстве – это только верхушка айсберга.

Взыскание налоговой недоимки с контролирующего лица налоговые органы могут также проводить:

  1. В рамках статьи 45 Налогового кодекса РФ

Речь идет о такой ситуации, когда долги по налогам возникают при неуплате сумм, заявленных в декларации или, что случается гораздо чаще, в результате доначислений по результатам выездных проверок.

Получив акт от налоговиков, или непосредственно в ходе проверки, собственники компании в срочном порядке сворачивают свою деятельность, переводят или распродают активы, открывают новые фирмы, на которые перезаключаются все договоры, переводят в них персонал. Компанию с долгами банкротят. Ликвидируют или сливают фирмы, через которые уменьшали налоги, обналичивали выручку. В надежде на то, что теперь налоговики не смогут ничего взять с компании-должника.

Еще несколько лет назад таким образом можно было избежать уплаты долгов перед бюджетом. Сейчас – практически нереально! Субсидиарная ответственность в данном случае практически неотвратима. Долги будут взысканы с новых фирм.

Особенность процедуры взыскания: налоговые органы доказывают факт перевода активов или деятельности на нового участника бизнеса.

В рамках статьи 1064 Гражданского кодекса РФ в связке с Уголовным кодексом РФ

В данном случае, если сама компания не в состоянии расплатиться по налоговым долгам, налоговики подают гражданский иск по взысканию ущерба – налогового долга компании – с физлица.

Особенность процедуры: в рамках уголовного дела устанавливается вина, после чего через гражданский иск по взысканию ущерба с лица, признанного виновным в неуплате налогов, взыскивается налоговая задолженность. Даже если уголовное дело осталось без внесения приговора, например, прекращено по нереабилитирующим основаниям, таким как истечение срока давности, налоговые органы все равно вправе предъявить гражданский иск. Важно отметить, что порог привлечения к уголовной ответственности является очень низким, а риск – весьма реальным. Лишение свободы до 2 лет грозит за уклонение от уплаты налогов в размере от 5 млн руб., а за неуплату 15 млн руб. и выше – до 6 лет.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам с 1 сентября 2017 года

Спасибо законодателям, – в порыве заботы о бюджете, они приняли поправки в закон «О банкротстве», расширяющие круг тех, кто может быть привлечен к субсидиарной ответственности (т.е. тех, с кого можно взыскать налоговую недоимку). Теперь если компания-должник не может рассчитаться с кредиторами своими силами, то к ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие должника.

К ним отнесены не только директор и учредители, но финансовый директор и главный бухгалтер, лица, действующие по доверенности, члены ликвидационной комиссии, родственники указанных выше лиц и лица, могущие повлиять на указанных лиц в силу своего должностного положения или другими способами.

Получается – неограниченный список, который можно составить из собственников и ответственных сотрудников компаний их родственников или знакомых, обладающих в силу должностных или материальных достижений большими полномочиями.

Для этого любому из кредиторов достаточно подать в суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Как изменилась субсидиарная ответственность и процедура привлечения к ней с 1 сентября 2017 года рассмотрим на примере.

Компания, занимающаяся ремонтом нежилых помещений, по результатам выездной налоговой проверки получила доначисления налогов на большую сумму, выплатить которую она никак не сможет (или не хочет). Доначисления получились, так как подрядчики ООО, заявленные в документах, ликвидированы.

Налоговики не смогли получить документы, подтверждающие сделки. Но они выяснили, что в фирме-подрядчике персонала не было, выручка поступала от компании-должника и тут же обналичивалась. И если раньше невозможность получить встречные документы трактовалась в пользу налогоплательщика, то теперь это трактуется в пользу налоговиков. Поскольку ИФНС заявляет: с учетом выявленных обстоятельств, сделки оформлялись только с целью снижения НДС и налога на прибыль.

  1. ИФНС может трактовать действия ликвидированных фирм в свою пользу, даже если эти компании уже не существуют и первичные документы по ним предоставить невозможно

Далее собственник, как уже говорилось, пытаясь сохранить бизнес, открывает новое ООО и переводит туда персонал, перезаключает действующие договоры с поставщиками и заказчиками.

Срочно, пока шла проверка, новой фирме продали строительную технику по явно заниженной цене.

Компания-должник продает за бесценок служебный автомобиль бизнес-класса брату директора.

Собственник выкупает у компании служебные помещения, но не перечисляет денег за них.

После получения крупного доначисления налогов, компания инициирует банкротство. Начинаются судебные заседания, в которых ИФНС принимает самое активное участие. Назначается конкурсный управляющий.

Налоговики инициируют вопрос о субсидиарной ответственности собственника и директора, как лиц, контролирующих компанию-должника, действия которых привели к банкротству. И получают решение суда о привлечении к ответственности должностных лиц, поскольку они не доказали, что совершенные ими действия не нанесли ущерба заявителю, а именно государству в лице ИФНС.
Теперь нет презумпции невиновности должностных лиц – субсидиарная ответственность по долгам ООО наступает, если они сами не докажут свою невиновность

Другими словами, налоговики не должны доказывать, что контролирующие лица – директор и собственник – нарушили требования законодательства и нанесли ущерб компании. Должностные лица сами должны были собрать доказательства и отстаивать правомерность своих действий в суде.

Судом, по инициативе налоговиков, вновь созданная фирма признается соответчиком по долгам компании, поскольку утверждается, что создана она только с целью ухода от долгов первой компании.

  • Налоговики будут проверять все компании, которые банкротятся по собственной инициативе или по просьбе кредиторов
  • Порядок привлечения к субсидиарной ответственности по долгам ООО

    Для привлечения к субсидиарной ответственности директора или учредителя ООО кредиторы поступают следующим образом:

    1. Получают судебное решение о признании должника банкротом (выписку об исключении компании из ЕГРЮЛ
    2. Определяют сумму причитающихся им денег
    3. Убеждаются в невозможности взыскать долг за счет имущества
    4. Получают подтверждение тому, что нет возможности получить долг за счет имущества компании-должника (как правило, у компании, которую довели до банкротства, уже нет ничего, что могло бы представлять ценность для кредиторов)
    5. Обращаются в арбитражный суд с заявлением о привлечении к «субсидиарке» лиц, которые контролировали и распоряжались имуществом компании. Тогда есть ответчиками по иску о привлечении к субсидиарной ответственности, т.е. нести ответственность по долгам ООО, будут директор и учредитель. Но, обратите внимание: субсидиарная ответственность директора по долгам ООО возможна, только если будет доказано, что именно он своими действиям довел компанию до банкротства (либо стал инициатором фиктивного банкротства).

    В каких ситуациях неизбежна субсидиарная ответственность по долгам

    Теперь о том, как инспекторы могут заставить нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом в случае, если компания не расплатилась по долгам перед бюджетом.

    Читайте также:  Законопроект о противодействии хищению денежных средств с банковских счетов

    Налоговики могут подать в арбитражный суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности бухгалтера, директора, учредителя ООО, или иных третьих лиц, в распоряжение которых были выведены активы. В том числе, по тем делам о банкротстве, которые сейчас находятся в производстве. Об этом написано в письме ФНС России от 16.08.2017 № СА-4-18/16148@ . Документ связан с принятием нового Федерального закона № 266-ФЗ от 29.07.2017 с поправками в закон «О несостоятельности (банкротстве)».

    Понятие КДЛ (контролирующее должника лицо) было и раннее, но сейчас появились дополнительные признаки, при наличии которых субсидиарная ответственность может быть возложена на КДЛ. Это может быть любой топ-менеджер, включая гендиректора, главного бухгалтера, стороннее третье лицо другой компании тоже может стать КДЛ, и на него могут возложить субсидиарную ответственность. Доказывать отсутствие статуса КДЛ и свою невиновность будет сам субсидиарный ответчик.

    Итак, какие выводы можно сделать из анализа нововведений с точки зрения риска привлечения к субсидиарной ответственности по долгам ООО.

    1. Опасно работать в убыток, если взаимосвязанные компании на спецрежимах получают доход

    Если компания «Ромашка» на общей системе налогообложения (ОСН) аффилирована с организациями на спецрежимах, то эта компания должна работать с прибылью. Если «Ромашка» работает в убыток, а компании, в которых аккумулируется прибыль, работают на спецрежимах, тогда схема автоматически будет объявлена незаконной. Всех участников этой схемы признают КДЛ, и все будут нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом, если в результате доначислений эта группа компаний не расплатилась перед бюджетом.
    Выводить активы теперь практически бесполезно

    Если активы были выведены менее, чем за три года, при этом компания на ОСН была связана с обналичкой или работала в убыток, тогда эти активы с очень большой долей вероятности заберут в пользу государства.
    Стали опасными сделки с недвижимостью компании-хранителя активов

    Если компания, которая получила недвижимость, начинает сдавать ее в аренду той же компании, от которой получила эту недвижимость, то привлечь к субсидиарной ответственности тоже могут. Это не прямой вывод из закона, а такой вывод можно сделать по косвенным выводам, обобщая нормы законодательства и судебной практики. Отстаивать свою позицию придется в суде. Долго и дорого. Либо консультанты должны придумать новую схему легального сокращения налогового бремени, которая будет учитывать нововведения.
    Операции с «дружественными» контрагентами стали крайне опасными

    Использование таких поставщиков, которые закупают товар для всей группы компаний, а потом перепродают, теперь будет проблематичным.

      Любая экономия на налогах в рамках группы компаний может быть признана незаконной

    Теперь к договорам между компаниями в одной группе надо подходить еще более внимательно и продумывать все детали, чтобы они не могли быть признаны «не несущими бизнес-цели».
    Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО базируется на «личных отношениях»

    К субсидиарной ответственности могут привлечь не только родственников, но и лиц, с которыми связывала военная служба, командировки, гражданская служба и т.п. То есть любые неформальные личные отношения могут служить основанием для признания одной из сторон КДЛ.
    С самих себя долги по субсидиарной ответственности взыскать не получится

    Если у компании есть аффилированные лица и задолженность перед ними, теперь нельзя взыскать долги в пользу аффилированного лица. Поэтому, если начат процесс банкротства, получить долги в свою же пользу практически невозможно.
    Крайнего для субсидиарной ответственности будут искать по цепочке КДЛ

    Если компания в стадии банкротства, то все лица компании и все КДЛ – физические лица, несущие субсидиарную ответственность, тоже банкроты, то налоговики будут выбирать, с кого лучше брать им деньги. У кого больше денег и с кого легче взять – с тех и будут взыскивать. А если денег взять не с кого, то будут искать дальше, следующих КДЛ тех, кто был «контролером» у обанкротившейся компании.
    Критерии для признания КДЛ виновным

    Представим ситуацию: налоговики пришли в компанию на ОСН, которая была связана с обналом, доначислили налоги, сама компания не может расплатиться по долгам перед бюджетом. Налоговики запускают процедуру банкротства, становятся основным кредитором этой компании. С компании взять уже нечего, и налоговики назначают отвечать за долги этой компании директора, учредителя, бухгалтера, финансового директора и т.д., – другими словами их назначают КДЛ. В каких случаях все эти люди будут нести субсидиарную ответственность?

    Вот четыре критерия, при которых применяется субсидиарная ответственность учредителя по долгам (и прочих лиц, признанных КДЛ):

    1. Из компании не очень чисто были выведены активы за истекшие три года.
    2. Отсутствуют бухгалтерские документы и полный бардак в учете. Как минимум, учредитель, директор и главбух несут субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом.
    3. Налоговые требования составляют больше 50% реестра требований кредиторов. Или единоличный исполнительный орган (т.е. гендир) ранее был наказан в административном, уголовном или налоговом порядке. Субсидиарная ответственность директора и прочих КДЛ возникает автоматически.
    4. В ЕГРЮЛ или в едином федеральном реестре сведений о фактах деятельности юрлиц указаны недостоверные данные.
  • Презумпция привлечения к субсидиарной ответственности
    Если состоялся вывод активов, то этого достаточно, чтобы КДЛ понес субсидиарную ответственность. Первая презумпция привлечения к субсидиарной ответственности. Итак, первая презумпция – это вывод активов. Сделки признавать недействительными не надо. Теперь сразу КДЛ объявляется виновным и несущим субсидиарную ответственность. Если суд это подтвердит, все совершенные компанией сделки, указанные налоговиками в иске, автоматически объявляются недействительными.
  • ***

    Если бизнес ведется через одно юридическое лицо, он становится очень уязвимым перед контролирующими органами. Одним решением об аресте расчетного счета или имущества компании, налоговые органы могут принести серьёзные неприятности.

    Диверсифицируя риски посредством дробления бизнеса можно в значительной степени усложнить процедуру реального взыскания налогов. Но только грамотное дробление бизнеса может позволить в конечном итоге уйти от субсидиарной ответственности.

    В то же время без профессионального консультанта все риски предугадать и исключить невозможно. Особенно последствия работы с фирмами однодневками и «обналичкой». ИФНС и Суды сейчас непримиримы в этом вопросе.

    Для того чтобы исключить привлечение к субсидиарной ответственности, должностным лицам необходимо направить усилия, прежде всего, на скрупулезный сбор доказательств отсутствия условий, при которых неотвратимо наступает субсидиарная ответственность директора и учредителя по долгам компании.

    Предостеречь собственника и директора от необдуманных действий, разработать план обоснованных мероприятий, которые позволяют сохранить бизнес, минимизировать финансовые потери и избежать субсидиарной ответственности поможет профессиональный налоговый консультант, привлеченный накануне проведения проверки или в ходе нее.

    Мы не устаем напоминать о том, что государство в последние годы продолжает принимать жесткие меры против незаконных методов ухода от налогов. Как действовать в этих условиях повышенного риска, вам могут подсказать профессионалы, работающие в нашей компании. Они всегда найдут наиболее безопасные и одновременно законные способы снижения рисков доначислений, подходящие именно вашему бизнесу, и не допустят того, чтобы собственники или директор был привлечен к субсидиарной ответственности.

    Компанию с долгами исключили из ЕГРЮЛ. Каковы особенности привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц за «брошенные» компании?

    Действующее законодательство позволяет налоговым органам исключить компанию из ЕГРЮЛ, в частности, если она не ведет деятельность. Однако то обстоятельство, что компания не ведет деятельность, не означает, что она не вела ее ранее, и более того — что она не задолжала денежные средства другим участникам оборота. Как в такой ситуации быть кредиторам исключенных из ЕГРЮЛ юрлиц, которые так и не погасили свою задолженность? Об особенностях привлечения контролирующих компанию лиц к субсидиарной ответственности в случае признания контролируемого юридического лица недействующим и исключения его из ЕГРЮЛ, об арбитражной практике по данной категории споров и обстоятельствах, установление которых необходимо для удовлетворения исковых требований кредиторов брошенных компаний к их контролирующим лицам и руководителям, читайте в материале.

    Одним из основных принципов корпоративного права (как отечественного, так и зарубежного) является принцип отделения имущества юридического лица от имущества его учредителей/участников, из которого логически вытекает и другой принцип — принцип ограничения ответственности учредителей (участников) юридического лица — хозяйственного общества по обязательствам такого лица, согласно которому участник/акционер хозяйственного общества отвечает по долгам последнего только в пределах оплаченной участником доли (акций) в уставном капитале юридического лица. Указанные принципы позволяют рассматривать юридическое лицо как «персонифицированное имущество», искусственную личность, обособленную от его участников, и предоставляют юридическому лицу возможность участвовать в гражданском обороте как субъекту права, имеющему собственные юридические права и обязанности, отличные от прав и обязанностей его участников. Таким образом, учредители/участники хозяйственного общества по общему правилу находятся под защитой принципа ограничения ответственности, так называемого корпоративного щита, ограничивающего ответственность участника по долгам общества только стоимостью оплаченной им доли (акций).

    Между тем нельзя не учитывать, что абсолютное следование принципу ограниченной ответственности может привести к различным злоупотреблениям со стороны участников/акционеров хозяйственного общества, например, к выводу активов компании в целях затруднения обращения взыскания на них по долгам данного юридического лица перед кредиторами, оставление компании с долгами «на произвол судьбы». Нетрудно заметить, что указанная проблема перекладывает имущественные риски в связи с несостоятельностью юридического лица, наступившей в результате действий/бездействия его участников, единоличного исполнительного органа, на его контрагентов — как договорных, так и «деликтных», которые вступили во взаимоотношения с корпорацией не по своей воле.

    Если компанию исключили из ЕГРЮЛ, но задолженность перед кредиторами так и осталась непогашенной

    К частному случаю «срывания корпоративного покрова» в российском гражданском праве можно отнести субсидиарную ответственность учредителя/директора общества с ограниченной ответственностью за «брошенные» компании. Так, в силу п. 3.1 ст. 3 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) лица, имеющие фактическую возможность определять действия юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего, по заявлению кредитора общества могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам этого юридического лица, если такие лица действовали недобросовестно или неразумно.

    Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом РФ для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1—3 статьи 53.1 Гражданского кодекса РФ, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

    Пункт 3.1 ст. 3 Закона об ООО

    При этом следует учитывать, что исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего влечет последствия, предусмотренные ГК РФ для отказа основного должника от исполнения обязательства (ст. 399 ГК РФ). Так, в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 399 ГК РФ, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность. Согласно п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 62), «в силу п. 5 ст. 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица».

    Соответственно, необходимыми условиями для возложения субсидиарной ответственности в этом случае являются:

    причинение убытков кредиторам общества;

    недобросовестные и неразумные действия лица, имеющего фактическую возможность определять действия общества;

    наличие причинно-следственной связи между действиями указанного лица и убытками.

    Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 № 12771/10 по делу № А40-111798/09-57-539, при рассмотрении споров о возмещении причиненных обществу единоличным исполнительным органом убытков подлежат оценке действия (бездействие) ответчика с точки зрения добросовестного и разумного осуществления им прав и исполнения возложенных на него обязанностей.

    Суды исходят из закрепленной в законодательстве опровержимой презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений. Так, в соответствии с п. 2 постановления Пленума ВАС РФ № 62 недобросовестность действий лица считается доказанной, в частности, когда директор:

    действовал при наличии конфликта между его интересами (интересами аффилированных с ним лиц) и интересами общества;

    скрывал информацию о совершенной им сделке от участников общества либо предоставлял участникам недостоверную информацию в отношении сделки;

    совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава общества одобрения;

    после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи обществу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

    знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам общества, например, совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

    Под сделкой на невыгодных для юридического лица условиях следует понимать сделку, цена или иные условия которой в существенно худшую сторону отличаются от цены и условий, на которых при сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При этом невыгодность сделки должна определяться на момент ее совершения. Если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии, по причине нарушения обязательств по ней, то лицо отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения или ненадлежащего исполнения.

    Как представляется, для целей доказывания недобросовестного и неразумного поведения лиц, имеющих право давать обязательные указания для юридического лица, в ситуации, когда юридическое лицо с долгами исключили из ЕГРЮЛ, можно по аналогии использовать презумпции, содержащиеся в главе III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Такой подход демонстрируют в своих решениях суды.

    Компания прекратила деятельность в связи с исключением ее из ЕГРЮЛ на основании п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон № 129-ФЗ), о чем 16.01.2018 внесена соответствующая запись в ЕГРЮЛ. При этом на момент исключения из ЕГРЮЛ у компании имелась просуженная задолженность перед муниципальным фондом в общей сумме более 12 млн руб.

    В связи с этим муниципальный фонд обратился в суд с иском к руководителю и единственному участнику исключенной из ЕГРЮЛ компании-должника о привлечении его к субсидиарной ответственности и взыскании с него 12,5 млн руб. в связи с ненадлежащим исполнением им своих обязанностей в качестве руководителя.

    В обоснование заявленных требований истец указал, что невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве свидетельствует о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица.

    Рассматривая этот спор, суд апелляционной инстанции хотя и отказал муниципальному фонду в удовлетворении его требований, тем не менее допустил применение к рассматриваемым отношениям по аналогии положений ст. 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, регулирующих вопросы привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц за невозможность полного погашения требований кредиторов и за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника.

    Читайте также:  Образец доверенности при банкротстве физического лица

    Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2018 № 08АП-11071/2018 по делу № А75-1952/2018

    На какие обстоятельства следует обратить внимание в споре о привлечении к субсидиарной ответственности

    Недобросовестное поведение лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица.

    Анализ судебной практики показывает, что само по себе оставление юридического лица с задолженностью уже является достаточным основанием для срывания корпоративных покровов и возложения субсидиарной ответственности на контролирующих компанию лиц. В этом случае контролирующие лица несут ответственность за несоблюдение процедур ликвидации или банкротства юридического лица.

    В одном деле, так же как и в предыдущем, налоговики исключили компанию из ЕГРЮЛ как недействующую. Вместе с тем у компании имелась подтвержденная решением суда задолженность перед контрагентом на сумму около 73 000 руб. В связи с этим контрагент обратился в суд с иском к генеральному директору и единственному участнику компании о привлечении их к субсидиарной ответственности и взыскании долга компании с них.

    Суд иск удовлетворил, отметив, что исключение компании из ЕГРЮЛ произошло вследствие фактического прекращения юридическим лицом деятельности, поскольку в течение 12 месяцев генеральный директор и единственный участник не представляли данные бухгалтерской отчетности. Вместе с тем генеральный директор, как должностное лицо общества, ответственное за ведение бухгалтерского и налогового учета, а также за своевременное представление отчетности, действуя разумно и добросовестно, не мог не знать о непредставлении необходимых документов в налоговые органы. Непредставление налоговой и бухгалтерской отчетности относится либо к неразумным, либо к недобросовестным действиям. В ином случае, если общество намерено прекратить деятельность, такое прекращение происходило бы через процедуру ликвидации, с погашением имеющейся задолженности, а при недостаточности средств — через процедуру банкротства. Действия генерального директора и единственного участника, повлекшие исключение компании из ЕГРЮЛ, лишили истца возможности взыскать задолженность в порядке исполнительного производства, а при недостаточности имущества — возможности участвовать в деле о банкротстве.

    Решение АС Тверской области от 29.01.2019 по делу № А66-7045/2018

    Выполнение истцом права на «опротестование» решения налогового органа о предстоящем исключении недействующего юридического лица.

    В силу ч. 2 ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ при наличии одновременно всех признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ. Заявления должны быть мотивированными и могут быть направлены или представлены в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении в регистрирующий орган. В таком случае решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается.

    Как правило, неподача кредитором указанного заявления в налоговый орган не является для судов основанием для отказа в привлечении контролирующих исключенную компанию лиц к субсидиарной ответственности. При подготовке статьи мы нашли только два решения арбитражных судов, где судебный орган отказал в удовлетворении исковых требований, особо акцентировав внимание на ненаправление истцом такого заявления в налоговую инспекцию. С подобным подходом, однако, трудно согласиться — неиспользование кредитором своего права на подачу заявления, предусмотренного ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ, никак не должно влиять на квалификацию действий контролирующих лиц как недобросовестных и неразумных.

    Подведомственность спора о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

    Согласно ст. 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом (далее — корпоративные споры), в том числе по спорам, связанным с ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица. Материально-правовое требование к контролирующему лицу связано с совершенными им как единоличным исполнительным органом общества действиями (бездействием), определяющими экономическую деятельность юридического лица, и основано на положениях Закона об ООО. Споры о привлечении к субсидиарной ответственности и взыскании с субсидиарного должника задолженности компании, возникшей в период исполнения им функций единоличного исполнительного органа общества, вытекают из корпоративных отношений, их рассмотрение отнесено законом к подведомственности арбитражного суда (см., например, Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 02.09.2019 по делу № 33-9299/2018).

    Момент возникновения правоотношения между истцом и исключенным из ЕГРЮЛ юридическим лицом.

    Пункт 3.1 ст. 3 Закона об ООО действует с 28 июня 2017 г. Это было основанием для отказов в ряде случаев в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц в отношении задолженности, возникшей до вступления в силу указанных изменений в Закон об ООО.

    В одном деле суд отмечал, что норма п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО по своему содержанию вводит новое специальное правило, отсутствовавшее ранее в корпоративном законодательстве, которое действует с 28.06.2017. Рассматриваемые судом правоотношения между кредитором и должником по поставке товара и его оплате возникли в 2013 г., а судебный акт о взыскании денежного долга и санкций вступил в силу 29.11.2014. Таким образом, денежные обязательства исключенного из ЕГРЮЛ общества-должника, за неисполнение которых предлагается возложить субсидиарную ответственность на его бывшего директора и участника, возникли до вступления в силу п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО. При этом закон не имеет обратной силы. В силу п. 1 ст. 4 ГК РФ по общему правилу акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

    Решение АС Республики Марий Эл от 26.02.2019 по делу № А38-9332/2018

    Между тем с таким интерпретированием положений ст. 4 ГК РФ нельзя однозначно согласиться: п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО предполагает привлечение к ответственности контролирующих лиц за недобросовестные и неразумные действия (бездействие) последних, которые привели к невыполнению контролируемым ими обществом своих договорных или внедоговорных обязательств, а следовательно, к появлению у кредиторов юридического лица убытков в связи с исключением его из ЕГРЮЛ как недействующего. Моментом возникновения убытков, таким образом, следует считать момент исключения юридического лица из реестра, а не момент заключения договора или вынесения судебного решения, подтверждающего задолженность. Отметим, что в большинстве споров суды не придают значения дате заключения договора (см., например, решения АС Новосибирской области от 05.02.2019 по делу № А45-43556/2018, АС г. Москвы от 09.01.2019 по делу № А40-148305/2018, АС Брянской области от 28.01.2019 по делу № А09-15134/2017).

    В целях решения проблемы недобросовестного поведения участников корпорации и вывода ее активов в ситуации, когда у компании имеется задолженность перед кредиторами, в праве США и Великобритании судами развита доктрина «срывания корпоративного покрова» (piercing the corporate veil), позволяющая в исключительных случаях привлекать к ответственности по долгам юридического лица его участников, виновных в причинении ущерба кредиторам компании. Сложившийся в англо-американском праве подход к юридическому лицу как к искусственной личности определил во многом развитие и широкое распространение доктрины «срывания корпоративных покровов».

    Для обоснования срывания корпоративного покрова — снятия «корпоративного щита» — разработан ряд концепций:

    теория «alter ego» — когда суды рассматривают созданную и контролируемую участником компанию в качестве его «второго я»: в этом случае наблюдается смешение имущества компании и его участника, интересов участника и компании, когда единство интересов участника и компании такое, что больше не позволяет говорить о двух отдельных субъектах права;

    концепция «instrumentality rule» — когда юридическое лицо признается лишь инструментом для достижения целей его участника (участников);

    теория агентских отношений, при которой компания и ее руководители рассматриваются в качестве агента, действующего не в собственных интересах, а в интересах ее участника, являющегося в этих отношениях принципалом. Таким образом, если корпорация фактически вступает в агентские отношения со своими акционерами, акционеры будут нести личную ответственность по всем контрактам, заключенным корпорацией.

    Списание субсидиарной ответственности при банкротстве физических лиц

    Последняя редакция 20 января 2020

    Время на прочтение 4 минуты

    Тема субсидиарной ответственности для многих руководителей и собственников бизнеса является «ахиллесовой пятой» — это то, чего боится каждый бизнесмен. Еще 100 лет назад за любые долги собственники несли ответственность своей свободой, их сажали в долговые тюрьмы, понятия списания не существовало.

    Конечно, со временем появилось банкротство, но в какой-то момент этой лазейкой начали пользоваться особо меркантильные личности. Ровно до 2013 года, пока не появилось понятие презумпции виновности контролирующих должника лиц (КДЛ) – фактически уже 5 лет в судах руководители обанкротившихся компаний сами вынуждены доказывать, что долги возникли не по их вине.

    Возможно ли списание субсидиарной ответственности в банкротстве гражданина?

    С 2015 года у граждан появилась законная возможность избавиться от долгов. В первую очередь, это банковские кредиты, долги перед частными лицами. Но входит ли сюда долг по субсидиарной ответственности?

    Согласно нормам закона о банкротстве физических лиц (п. 6 ст. 213.28 № 127-ФЗ), при банкротстве гражданина не может быть списано ряд долгов, в частности – выплаты по алиментам, компенсации за причиненный вред и… задолженность по субсидиарной ответственности.

    Нет, субсидиарная ответственность не списывается, и фактически переходит в разряд «вечных долгов». Ее не спишут ни при банкротстве ООО, ни при признании банкротства физических лиц.

    Мы решим вашу проблему с долгами.
    Бесплатная консультация юриста.

    Как уйти от субсидиарной ответственности?

    Как говорят в народе – нет неразрешимых проблем. Если списать долг не получится, тогда, может, существуют другие варианты выхода из ситуации?

    Если вы – руководитель банкротящейся организации, и понимаете, что вам может грозить ответственность за долги компании, мы рекомендуем начинать подготовку уже сейчас. Что можно сделать, и как избежать ответственности?

      Грамотное изучение реестра требований.

    Ознакомьтесь с каждым документом о задолженности. Помните, у вас есть как минимум несколько оснований для исключения долга из реестра:

    • несоразмерная неустойка. Если компания взяла на себя обязательства (например, доставка продукции) стоимостью в 50 000 рублей, но не смогла выполнить свои обязательства, и «попала» на неустойку в размере 1 миллион рублей, можете смело оспаривать этот долг;
    • срок давности. Например, компания взяла долг в 2011 году, просрочка обязательств по выплате возникла в 2012 году, а сейчас на дворе – 2018 год. Забудьте об этом долге, он давно просрочен (срок давности по ГК РФ – 3 года);
    • завышенные суммы долга. Например, если тело кредита составляет 3 миллиона рублей, а в реестр по этому договору включено 6 миллионов.
  • Иск о снятии субсидиарной ответственности учредителя или директора ООО по долгам с учетом новых обстоятельств.

    В данном случае речь идет об обстоятельствах, которые могут иметь отношение к образовавшимся долгам компании. Например, следующие:

    • возмещение убытков в рамках уголовного процесса. Например, если руководитель подозревается в мошенничестве, и в отношении него ведется дело в СК РФ с учетом всей суммы долга, то субсидиарную ответственность можно оспорить;
    • договор поручительства по кредитам. Если компания брала долговые обязательства, и поручителем выступал руководитель, собственник или иное КДЛ, то субсидиарная ответственность может быть оспорена. Долг перейдет на поручителя, в результате чего тот может признать банкротство физических лиц и все списать. Интересно, что в большинстве случаев руководители компаний и выступают поручителями по кредитам, что подтверждается судебной практикой.
  • Выкуп долга.

    Данный вариант подходит для ситуаций, когда кредиторы отчаялись получить свои деньги, и фактически готовы перепродать долг по мизерной стоимости. Например, банк или ООО перепродает миллионную задолженность за 50 000 рублей. Обычно в таких случаях аффилированные лица КДЛ попросту перекупают этот долг. Естественно, что должник потом не возвращает деньги сам себе.

    Если речь идет о субсидиарной ответственности, можно попытаться оспорить все. Например, действия руководителей, признаки банкротства, любые факторы, которые якобы свидетельствуют о преступных намерениях ответственного лица за долги компании.

    Согласно определению ВС РФ в одном из аналогичных дел по практике привлечения к ответственности за 2017 год, сама по себе неплатежеспособность не свидетельствует о мошеннических намерениях руководителей или иных КДЛ. Есть такое понятие как предпринимательские риски. Бизнесмен мог принять неверное решение, которое привело к банкротству. О субсидиарной ответственности речь идет тогда, когда такие решения были намеренными.

    Яркий пример – подписание контракта на предоставление услуг с фирмой-однодневкой, где услуги (по факту – копеечные) стоят по договору 30 миллионов рублей, деньги были переведены сразу, а услуги – так и не оказаны. При этом руководитель решил признать банкротство только через полгода после убыточной сделки.

    По срокам привлечение к ответственности может состояться не позже, чем в течение 3-х лет после признания банкротства должника. Или не позже 10-ти лет с момента, когда был доказанный факт осуществления неправомерных и убыточных действий КДЛ.

    Конечно, руководители должны нести ответственность. Они должны отвечать за свои действия – задержку или неуплату заработных плат, сокрытие налогов, вывод активов. Но разве виновны предприниматели в факторах, которые, по сути, связывают компании по рукам: в девальвации рубля, обвале экономики, финансовом кризисе страны, отсутствии продаж на фоне обнищания населения? Вопрос остается открытым.

    Кейс: избавление от субсидиарной ответственности

    К нашим юристам обратилась крупная московская строительная компания за юридической помощью в процессе банкротства. В ходе анализа деятельности оказалось, что на ней числится более 58 миллионов рублей задолженности, дебиторский долг составлял 4,5 миллиона (должники прошли банкротство, компания была включена в реестр требований, но ввиду отсутствия активов взыскать ничего не удалось).

    Кредиторы обратились в суд, требуя признать банкротство. Размер активов в компании на момент банкротства составлял чуть более 6 миллионов рублей. Была проведена процедура банкротства. После процедуры против собственника был подан иск о привлечении к субсидиарной ответственности.

    Наши специалисты внимательно изучили требования, привлекли независимых экспертов, и пришли к выводу, что долги выросли в рамках обычной хозяйственной деятельности, с учетом предпринимательских рисков. Все сделки с контрагентами совершались и ранее, потом ввиду банкротства последних и вырос долг компании.

    Арбитражный суд первой инстанции принял решение о привлечении собственника к ответственности в размере 46 миллионов рублей. Однако Аппеляционная и Кассационнная инстанции отменили это решение, указав, что сама по себе задолженность компании не являлась свидетельством фиктивного или преднамеренного банкротства, действия собственника осуществлялись в рамках обычной деятельности, что удалось доказать посредством предоставления бухгалтерской и финансовой отчетности компании за последние 5 лет.

    Вам грозит субсидиарная ответственность? Обращайтесь, опыт наших специалистов поможет решить проблемы любого уровня сложности!

    Мы решим вашу проблему с долгами.
    Бесплатная консультация юриста.

    Есть Telegram? Узнайте свою задолженность у судебных приставов через бота — @dolginetbot

  • Ссылка на основную публикацию