Обзор практики ВС по спорам о признании недействительными решений собраний кредиторов при банкротстве

Как оспаривать решения собраний и комитетов кредиторов в банкротстве: обзор практики Верховного суда

Президиум ВС РФ утвердил обзор судебной практики, связанной с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов. В нем он указал, что при рассмотрении обособленного спора можно ссылаться на отсутствие юридической силы решения собрания кредиторов, даже если оно не было оспорено в суде. Например, собрание кредиторов приняло решение, а арбитражный управляющий не стал его исполнять, посчитав незаконным. Если кредиторы пожалуются на арбитражного управляющего, то он сможет сослаться на недействительность такого решения в этом обособленном споре. То, что ранее арбитражный управляющий не обращался в суд за оспариванием, не имеет значения. Об этих и других выводах ВС РФ — в материале «ЭЖ-Юрист».

Верховный суд РФ выпустил обзор практики по поводу оспаривания решений собраний и комитетов в процедурах банкротства — Обзор судебной практики по вопросам, связанным с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства (далее — Обзор практики). Президиум ВС РФ утвердил его 26.12.2018. В преамбуле высшая инстанция отметила, что Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) является специальным по отношению к общим положениям гражданского законодательства. В связи с этим к решениям собраний и комитетов кредиторов при банкротстве должника не применяются положения гл. 91 ГК РФ о решениях собраний. Далее ВС РФ включил 15 позиций, касающихся оспаривания решения собраний и комитетов кредиторов.

Решение собрания не должно препятствовать процедурам банкротства

ВС РФ указал, что собрание кредиторов вправе принять решение по вопросу, прямо не отнесенному Законом о банкротстве к его компетенции. Но такое решение не должно препятствовать осуществлению процедур банкротства и исполнению арбитражным управляющим его обязанностей, вторгаться в сферу компетенции иных лиц.

В пример он привел такое дело: собрание кредиторов приняло решение об обязании арбитражного управляющего отменить уже состоявшиеся торги по продаже имущества. Управляющий подал заявление о признании этого решения недействительным. Суды его удовлетворили. Они указали, что Закон о банкротстве допускает возможность принятия кредиторами решений по вопросам, не указанным в Законе о банкротстве, рассмотрение которых необходимо для проведения процедуры банкротства и защиты прав кредиторов и других лиц, участвующих в деле о банкротстве. Такие решения должны соответствовать законодательству, в частности, они не должны быть направлены на обход положений Закона о банкротстве, вторгаться в сферу компетенции иных лиц, в том числе ограничивать права арбитражного управляющего или препятствовать осуществлению процедур банкротства. Если говорить конкретно о процедуре реализации имущества, то собрание кредиторов вправе утверждать порядок, сроки и условия продажи имущества. Но оно не должно вмешиваться в ход проведения торгов, то есть вторгаться в сферу полномочий организатора торгов, а именно возлагать на него обязанность по их отмене.

ВС РФ отметил, что кредиторы, чье право на получение наиболее полного удовлетворения требований за счет выручки от реализации имущества было нарушено в ходе проведения торгов, вправе требовать признания недействительными как самих торгов, так и заключенного по их результатам договора.

Признавать решение собрания кредиторов недействительным не обязательно

Незаконное решение собрания кредиторов не обязательно признавать в суде недействительным. В обособленном споре можно просто ссылаться на то, что оно не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии (в связи с нарушением компетенции, отсутствием кворума и т.д.). Не имеет значения, было оно оспорено или нет.

В пример ВС РФ привел три дела. В первом собрание кредиторов приняло решение об обязании конкурсного управляющего закрыть счет должника и открыть новый в другом банке. Конкурсный управляющий этого не сделал. Тогда кредиторы подали заявление о его бездействии. Суд первой инстанции признал бездействие управляющего незаконным, поскольку он не исполнил решение собрания кредиторов о смене обслуживающего банка. Суд отметил, что решение кредиторов не было признано недействительным, поэтому оно обязательно для управляющего. Апелляция отменила определение суда первой инстанции. Само по себе неоспаривание решения собрания кредиторов не препятствует заинтересованному лицу ссылаться на отсутствие у такого решения юридической силы как на основание собственных возражений в рамках иного судебного процесса (обособленного спора). Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что поведение арбитражного управляющего, сохранившего отношения из договора расчетного счета с обслуживающим банком, являлось разумным в отличие от рекомендации кредиторов, и отказал в удовлетворении жалобы представителя собрания кредиторов.

Во втором деле суд отказал в утверждении кандидатуры арбитражного управляющего, указанной в решении первого собрания кредиторов. Дело в том, что из реестра исключили необоснованное требование мажоритарного кредитора. А значит, решение собрания, на котором голосовал такой кредитор, не имело юридической силы. Оспаривать это решение собрания не пришлось.

В третьем деле кредиторы приняли решение об изменении места проведения собрания кредиторов. Но собрание все равно состоялось по месту нахождения должника. Кредитор пожаловался на действия арбитражного управляющего. Суд отказал в удовлетворении жалобы. Решение было принято без необходимого кворума, а значит, не имело юридической силы. Арбитражный управляющий правильно провел собрание по месту нахождения должника.

Заочное собрание кредиторов не основание для оспаривания решений этого собрания

Еще один вывод: само по себе проведение собрания в заочной или очно-заочной форме, в том числе с использованием технических средств коммуникации, не может свидетельствовать о незаконности принятых на таком собрании решений.

ВС РФ привел в пример такое дело: кредитор подал в суд заявление о признании решений собрания кредиторов недействительными.

Он ссылался на нарушение порядка проведения собрания, а именно на то, что собрание проводилось в заочной форме (без совместного присутствия). Суды отказали в удовлетворении этого требования. Они подтвердили, что по Закону о банкротстве нужно проводить собрания в очной форме. Но в данном случае кредиторы изначально большинством голосов приняли решение о возможности проведения собраний в заочной форме. При подготовке и проведении оспариваемого заочного собрания арбитражный управляющий руководствовался по аналогии положениями п. 7—13 ст. 213.8 Закона о банкротстве (п. 1 ст. 6 ГК РФ). При этом всех лиц, имеющих право принимать участие в собрании, в том числе заявителя, уведомили о собрании.

Кредитор, который проголосовал на собрании, не вправе оспаривать решение

Если кредитор участвовал в собрании и голосовал за принятие решения либо воздержался от голосования, то он не вправе впоследствии ссылаться на его недействительность. Исключение — если были нарушения, повлиявшие на формирование воли кредитора при голосовании. Например, при принятии решения под влиянием насилия, угрозы, обмана, в том числе в результате сообщения информации, не соответствующей действительности, или намеренного умолчания об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота, и т.д. Бремя доказывания таких обстоятельств возлагается на лицо, оспаривающее решение собрания.

В частности, в одном деле арбитражный управляющий, обосновывая на собрании необходимость установления дополнительного вознаграждения, ссылался на большой объем и сложность работы, которую необходимо будет провести. Впоследствии выяснилось, что сведения и документы, представленные управляющим, не соответствовали действительности. Суд пришел к выводу, что кредитор был дезинформирован. Решение нарушает права и законные интересы заявителя, других кредиторов, поскольку возлагает обязанность выплатить дополнительное вознаграждение арбитражному управляющему без достаточных к тому оснований. Суд отклонил возражения арбитражного управляющего о пропуске кредитором двадцатидневного срока на оспаривание решения. При допущенном нарушении срок для оспаривания решения исчисляется с момента, когда кредитор узнал или должен был узнать о факте обмана или введения в заблуждение.

Суд может переквалифицировать требование о несогласии с локальным актом

При несогласии кредитора с содержанием принятого на собрании (комитете) кредиторов локального акта (например, плана внешнего управления, положения о продаже имущества должника, порядка и условий замещения активов и т.п.) суд самостоятельно квалифицирует заявление, исходя из характера спорных правоотношений и подлежащего применению законодательства.

Так, в одном деле кредитор подал заявление о признании недействительным решения собрания кредиторов об утверждении положения о продаже незаложенного имущества должника. Суд квалифицировал его как заявление о разрешении разногласий по поводу продажи имущества, поскольку кредитор не ссылался на процедурные нарушения. А в другом деле кредитор обжаловал решение собрания кредиторов об утверждении плана внешнего управления, ссылаясь не на процедурные нарушения при подготовке и проведении собрания, а на несоответствие условий плана Закону о банкротстве. Суд квалифицировал это заявление как требование о признании недействительным внутреннего акта.

Другие позиции ВС РФ из Обзора судебной практики

Отмена решения собрания кредиторов

Собрание кредиторов вправе отменить собственное решение, принятое ранее. Отмена возможна:

— если нет злоупотребления правом;

— до тех пор, пока решение не начало влиять на права и законные интересы лиц, не входящих в гражданско-правовое сообщество, объединяющее кредиторов.

Если на последующем собрании вопрос об отмене ранее принятых решений прямо не ставился, однако фактически приняты иные решения по тем же самым вопросам, предполагается, что тем самым кредиторы выразили волю на отмену ранее принятых решений

Решения комитета кредиторов

Положения Закона о банкротстве, касающиеся порядка оспаривания решения собрания кредиторов и рассмотрения такого заявления, применяются и при оспаривании решения комитета кредиторов

Переизбрание отдельных членов комитета

Собрание кредиторов не вправе переизбирать отдельных членов комитета кредиторов. Оно может принимать решение о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов в целом, то есть всех его членов, а не одного из них. При досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов все входящие в его состав лица подлежат переизбранию

Выбор нового финансового управляющего в банкротстве граждан

В рамках одной процедуры банкротства гражданина в случае освобождения либо отстранения финансового управляющего от исполнения полномочий собрание кредиторов вправе принять решение о выборе кандидатуры нового финансового управляющего, в том числе из другой саморегулируемой организации

Включение в повестку дополнительных вопросов

При включении в повестку дня собрания дополнительных вопросов должны соблюдаться права участников собрания на ознакомление со всеми материалами и информацией по новым вопросам повестки.
Они должны иметь возможность получить всю информацию своевременно

Запрет на проведение собраний

Принятие собранием кредиторов решений в период действия обеспечительной меры в виде запрета на проведение собрания является основанием для признания принятых на нем решений недействительными

Неуведомление о собрании

Нарушение порядка уведомления о проведении собрания кредиторов, в результате которого кредитор (в том числе миноритарный) не мог принять в нем участие, является основанием для признания решений, принятых на этом собрании, недействительными.

Если арбитражный управляющий не отправил уведомление кредитору по почте, но разместил его заблаговременно в ЕФРСБ (даже если с небольшой задержкой), что обеспечило реальную возможность принять участие в этом собрании, то кредитор не вправе ссылаться на неуведомление

Завершение конкурсного производства

При рассмотрении вопроса о завершении процедуры конкурсного производства суд не связан мнением кредиторов. Решение собрания кредиторов оценивается наряду с другими доказательствами

Ежеквартальные собрания кредиторов можно не проводить при банкротстве гражданина

Собрания работников, бывших работников проводятся по мере необходимости

ВС разъяснил вопросы признания недействительными решений собраний кредиторов при банкротстве

26 декабря 2018 г. Президиум ВС утвердил Обзор судебной практики по вопросам, связанным с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства.

Как отметила адвокат АК «Бородин и Партнеры» Дарья Захарова, Закон о банкротстве достаточно подробно регламентирует процедуру организации собрания кредиторов. «Между тем вопросы о компетенции собрания, о том, какие решения собрание и комитет вправе принять, о деятельности комитета кредиторов во многом остаются без законодательного урегулирования и разрешаются судебной практикой совершенно по-разному», – указала эксперт. Дарья Захарова подчеркнула, что единого, консолидированного подхода у судов нет, поэтому, несомненно, следует положительно оценить то, что Верховный Суд обратил внимание на эти вопросы.

О полномочиях собрания кредиторов

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук отметил, что в п. 1 Президиум ВС напомнил, что собрание кредиторов должника полномочно принимать решения по вопросам, которые прямо не отнесены Законом о банкротстве к его компетенции. При этом главное, что необходимо учитывать собранию кредиторов должника при принятии подобных решений, это то, что решения не должны препятствовать осуществлению процедур банкротства, должны соответствовать требованиям закона и не могут быть направлены на обход норм Закона о банкротстве.

Эксперт указал, что арбитражные управляющие часто исходят из того, что поскольку Закон о банкротстве не отнес к компетенции собрания решение того или иного вопроса, значит, в соответствии со ст. 12 Закона о банкротстве оно не может быть включено в повестку дня, так как собрание не полномочно его рассматривать. «Сейчас же кредиторы могут прямо указать арбитражному управляющему на арбитражную практику, с которой в обзоре согласился Верховный Суд, что позволит предотвратить лишние действия, например по обжалованию действий управляющих, не включивших в повестку дня собрания кредиторов вопросы, включения которых требовал кредитор», – привел пример Антон Макейчук.

По мнению управляющего партнера юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрия Лизунова, новинкой для правоприменительной практики является указание в п. 2 обзора на то, что в обособленном споре лицо вправе ссылаться на то, что решение собрания кредиторов не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии, независимо от того, было это решение оспорено или нет.

Старший партнер юридического бюро «Байбуз и партнеры» Вадим Байбуз отметил, что со стороны в деле, указанном в п. 2 обзора, все правильно: требования кредитора исключены из реестра, следовательно, решение собрания не имеет юридической силы. Он добавляет, что на этапе, когда конкурсный управляющий еще не утвержден судом, суд предлагает кредиторам провести новое собрание с исключением голосов кредитора, требования которого признаны недействительными.

«Однако в ситуации, когда суд уже утвердил конкурсным управляющим кандидата, за которого большинством голосов голосовал кредитор, требования которого впоследствии исключаются из реестра требований, такой подход не работает. Несмотря на то что решение собрания не имеет юридической силы, в основе утверждения управляющего лежит уже судебный акт», – отметил эксперт. Он указал, что, таким образом, если кто-то из лиц, участвующих в деле, обжалует определение о включении в реестр сомнительных требований, необходимо принимать меры к отложению вынесения судебного акта об утверждении судом кандидатуры управляющего. Вадим Байбуз считает, что в противном случае повернуть процесс вспять будет невозможно, конкурсным останется управляющий, избранный кредитором, чьи требования исключены из реестра.

Читайте также:  Как происходит замена кредитора в деле о банкротстве?

Антон Макейчук отметил, что в п. 3 Президиум ВС повторно разъяснил, что собрание кредиторов обладает компетенцией отменить принятое ранее им решение (Закон о банкротстве запрета на подобное действие не содержит), но только вплоть до того момента, пока принятое решение не повлияло на интересы лиц, не входящих в собрание кредиторов должника.

По мнению Вадима Байбуза, Суд указывает, что отмена решения признается правомерной при условии, что отсутствует злоупотребление правом и не произведен юридический эффект в гражданском обороте. Эксперт отмечает, что если вернуться к п. 2 обзора, то можно заметить, что возникновение этого юридического эффекта охватывает ситуации, когда судом на основании первичного решения вынесен судебный акт, который и создает этот эффект – распространение решения на более широкий круг лиц по сравнению с гражданско-правовым сообществом, коим является собрание кредиторов конкретного должника. «Соответственно, возникновение юридического эффекта и (или) наличие признаков злоупотребления правом при отмене или изменении раннего решения должны повлечь за собой судебный отказ в защите права кредиторов на принятие нового решения», – считает Вадим Байбуз.

По мнению Дарьи Захаровой, данные разъяснения весьма логичны, тем более что в практике встречаются ситуации, когда собрание кредиторов отменяет свое же решение по разным мотивам – будь то изменившиеся обстоятельства дела или изменения, связанные с составом кредиторов. Эксперт указывает, что решения, принимаемые собранием, не должны иметь догматический характер и, поскольку дела о банкротстве часто развиваются самым непредсказуемым образом, кредиторы должны иметь возможность отменять свои же решения.

«Стоит учитывать, что должник, несмотря на проведение процедур несостоятельности, остается коммерческой организацией, которая продолжает осуществлять свою хозяйственную деятельность и которой, следовательно, необходимо оперативно управлять. Участники собрания кредиторов, заинтересованные в эффективности процедур банкротства, вправе участвовать в управлении организацией-должником, именно поэтому собрание кредиторов должно иметь возможность действовать оперативно. Выводы судов о компетенции и возможностях собрания кредиторов (особенно в части указания на возможность отмены собранием принятого им решения или на возможность принятия собранием решения по вопросам, прямо не отнесенным законодательством к его компетенции) как раз-таки позволят собранию кредиторов оперативно и результативно участвовать в управлении должником и процедурами банкротства», – считает Антон Макейчук.

Адвокат, управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров отметил, что данное разъяснение ВС РФ формально логично: если большинству кредиторов на каком-то моменте процедуры банкротства покажется предпочтительной другая кандидатура управляющего или СРО, то данное большинство кредиторов через собрание вправе отменить ранее принятое решение о выборе управляющего и выбрать иного управляющего. По его мнению, это положение перекликается с п. 1 обзора.

Сергей Егоров заметил, что на практике данное разъяснение существенным образом повлияет на баланс сил в банкротных процедурах, в которых имеются противоречия между большинством кредиторов и ранее выбранным, например, должником арбитражным управляющим, который может не быть лояльным большинству кредиторов. «До текущего момента утверждение управляющего в конкурсном производстве означало, что без его согласия или отстранения такой арбитражный управляющий будет вести процедуру до конца вне зависимости от позиции большинства кредиторов», – напомнил он.

В п. 5 Президиум ВС указал, что собрание кредиторов не вправе переизбирать отдельных членов комитета кредиторов. Дарья Захарова считает, что Суд предложил корректный порядок переизбрания комитета кредиторов, который соответствует процедуре, установленной Законом о банкротстве.

Очное и очно-заочное голосование

По мнению Дмитрия Лизунова, очередным новшеством стало указание в п. 7 на возможность проведения собрания кредиторов юридического лица в форме заочного голосования, если при этом полностью будут соблюдены права кредиторов на их уведомление о проведении такого собрания.

Дарья Захарова добавила, что возможность проведения собрания кредиторов при банкротстве юрлиц в форме заочного и очно-заочного голосования вызывает много вопросов. «Мне представляется, что при такой процедуре сложно реализовать все возможности, предусмотренные законом. Например, предложить дополнительные вопросы. Кроме того, такая форма проведения собрания не исключает возможность злоупотреблений при подсчете голосов, определении полномочий голосующих лиц. Даже при проведении собраний с личным присутствием представителей возникает множество вопросов, и, думаю, с заочным голосованием их будет не меньше. С другой стороны, это хорошая возможность проводить собрания для процедур, где нет конфликта между кредиторами, отсутствует имущество в конкурсной массе, кредиторы географически удалены друг от друга и должника», – считает эксперт.

Включение в повестку дня дополнительных вопросов

В п. 8 обзора указывается, что при включении в повестку дня собрания кредиторов новых вопросов все его участники должны иметь достаточное время для ознакомления с соответствующей информацией и материалами и формирования позиции для голосования. Сергей Егоров отметил, что нельзя не согласиться с обоснованностью разъяснения ВС. «Однако в данном пункте ВС РФ, к сожалению, не разъяснил, что делать самому арбитражному управляющему в таком случае: объявлять перерыв в собрании или отказывать во включении таких дополнительных вопросов в повестку дня, так как кредиторы требуют дать им неопределенное время для изучения материалов», – указал эксперт.

Дарья Захарова считает, что в данном пункте приведены правильные и взвешенные разъяснения. Она отмечает, что на практике в таких ситуациях часто объявляется перерыв для того, чтобы кредиторы могли ознакомиться с материалами по тем вопросам, которые предлагаются для голосования. «В п. 3 ст. 13 Закона о банкротстве прямо закреплена обязанность заблаговременно (за 5 рабочих дней) предоставить кредиторам материалы, которые будут рассмотрены на собрании. И нет причин для того, чтобы не применять этот же порядок в случае, когда заявляются дополнительные вопросы», – указала эксперт.

Согласно изложенной в данной правовой позиции ситуации, уполномоченный орган обратился в суд с заявлением о признании недействительным решения собрания кредиторов по дополнительному вопросу повестки дня – об утверждении порядка продажи дебиторской задолженности должника. По мнению заявителя, он и другие кредиторы были лишены возможности своевременно ознакомиться с материалами, касающимися этого вопроса, поэтому не смогли сформировать позицию и участвовать в голосовании (воздержались от голосования).

Анализируя ее, Вадим Байбуз отметил, что продажа дебиторской задолженности очень часто является предметом злоупотреблений со стороны должников, кредиторов и арбитражных управляющих. «В частности, в ходе процедур банкротства должников, входящих в состав группы юридических лиц, внутригрупповые дебиторские задолженности в результате различных манипуляций с виду могут создавать иллюзию безнадежности и невозможности взыскания. Запутанные отношения юрлиц без проведения тщательного финансового правового анализа не позволяют сделать однозначный вывод о невозможности взыскания этих долгов. Даже отчет оценщика в таких случаях может быть не совсем объективным», – подчеркнул эксперт.

Он указал, что налоговые органы и иные разумные кредиторы относятся с большой степенью подозрительности к действиям лица, проводящего собрание кредиторов, когда подобные вопросы заявляются в качестве дополнительных. В связи с этим, по его мнению, нельзя не согласиться с позицией ВС РФ о том, что кредиторы должны иметь время на ознакомление с материалами.

Однако, указал Вадим Байбуз, данная правовая позиция обязывает соблюдать указанный в законе срок для всех категорий вопросов. Поэтому дополнительный вопрос, возникший в ходе собрания кредиторов, формально должен быть рассмотрен только после предоставления кредиторам возможности ознакомления с соответствующими документами. «Незначительность цены вопроса все равно влечет за собой эту обязанность. Следовательно, спонтанно возникший, финансово незначительный, но важный для процедуры дополнительный вопрос не может быть рассмотрен на этом собрании, если кто-то из кредиторов против. Следствие этого – перенос собрания или проведение нового», – отметил он.

Выводы экспертов

Сергей Егоров отметил, что в целом ВС дал важные и справедливые разъяснения по вопросам, связанным с оспариванием решений собрания и комитета кредиторов в делах о банкротстве. По его мнению, еще более важно то, что Верховный Суд устранил неопределенность в некоторых спорных моментах. «Так, при проведении и оспаривании решений собраний кредиторов в практике достаточно часто возникали спорные ситуации, у которых не было буквальных и однозначных решений по букве закона, а соответствующая судебная практика не была последовательной и сложившейся», – указал адвокат.

Антон Макейчук отметил, что обзор позитивно повлияет на работу нижестоящих арбитражных судов, арбитражных управляющих и непосредственно главных лиц, участвующих в деле о банкротстве, – кредиторов и должника, поскольку Президиум ВС РФ скооперировал все ключевые разъяснения и, зафиксировав их в обзоре, придал им более весомую силу.

Дмитрий Лизунов считает, что обзор в основном направлен на уточнение существующих пробелов в законодательстве, которые особенно часто возникают в правоприменительной практике.

Верховный суд обобщил споры кредиторов

Верховный суд напоминает: закон дает кредиторам возможность принимать решения по вопросам, рассмотрение которых необходимо для проведения процедуры банкротства или для защиты прав кредиторов, даже если закон прямо не относит эти вопросы к их компетенции.

Такие решения должны соответствовать требованиям законодательства. В частности, они не должны быть направлены на обход положений закона о банкротстве, вторгаться в сферу компетенции иных лиц, в том числе ограничивать права арбитражного управляющего или препятствовать осуществлению процедур банкротства.

Применительно к процедуре реализации имущества должника собрание кредиторов может утверждать порядок, сроки и условия продажи имущества. Собрание кредиторов не вправе вмешиваться в ход проведения торгов, в частности возлагать на организатора торгов обязанность по их отмене.

Решение вопроса о завершении конкурсного производства является прерогативой суда, рассматривающего дело о банкротстве, напомнил ВС. При этом суд не связан мнением большинства кредиторов, выраженным в решении собрания, и такое решение нужно оценивать наравне с другими доказательствами.

В рамках обособленного спора в банкротном деле можно ссылаться на тот факт, что решение собрания кредиторов не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии, вне зависимости от того, было ли такое решение оспорено.

Верховный суд приводит пример. В одном из дел суд отказал в утверждении кандидатуры арбитражного управляющего, указанной в решении первого собрания кредиторов. Вскоре после проведения собрания состав кредиторов изменился, из реестра исключили необоснованное требование мажоритарного (60% голосов) кредитора. Суд пришел к выводу, что решения на первом собрании приняты за счет голосов лица, который даже не был кредитором, а потому они не имеют юридической силы. При таких обстоятельствах суд обязал повторно провести первое собрание кредиторов.

Кредиторы могут отменить свое решение, но только до тех пор, пока оно не начало влиять на права и законные интересы лиц, «не входящих в гражданско-правовое сообщество, объединяющее кредиторов».

Например, собрание кредиторов выбрало кандидатуру одного управляющего, а потом передумало и изменило выбор. И поскольку «перевыбор» случился еще до утверждения кандидатуры судом, то есть первый выбор не произвел юридического эффекта, то повторное решение кредиторов является законным.

Решения комитета кредиторов оспариваются в том же порядке, что и решения собраний кредиторов, напомнил ВС. В том числе это касается и сокращенного срока, который дается на обжалование решения.

Еще одно разъяснение, которое дает Верховный суд о комитете кредиторов: собрание кредиторов не может переизбрать отдельных его членов, только всех сразу. «При досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов все входящие в его состав лица подлежат переизбранию», – говорится в обзоре.

Управляющий не проводил ежеквартальные собрания кредиторов для рассмотрения отчетов о ходе процедуры банкротства гражданина. Вместо этого он раз в три месяца направлял кредиторам отчеты о ходе банкротства. Верховный суд указал: такое поведение управляющего вполне законно, ведь положения о ежеквартальном проведении собраний кредиторов к банкротству граждан не применяются.

Один тот факт, что собрание кредиторов юрлица состоялось в форме заочного голосования либо в очно-заочной форме, сам по себе не может быть основанием для признания принятых на собрании решений недействительными.

При включении в повестку дня собрания дополнительных вопросов у всех кредиторов должна быть возможность своевременно ознакомиться со всеми материалами и информацией по новым вопросам повестки. Если у них такой возможности не было – принятое решение можно оспорить.

Ещё одно обстоятельство, со ссылкой на которое можно оспорить решение, – это нарушение порядка уведомления о собрании, в результате которого у кредитора не было возможности принять участие в таком собрании. Даже если не уведомили миноритарного кредитора, который все равно не мог повлиять на результаты голосования.

В банкротном деле гражданина саморегулируемая организация (СРО) обратилась в суд с ходатайством об освобождении финансового управляющего от должности: он решил прекратить профессиональную деятельность. Вместе с этим СРО попросила утвердить нового управляющего из числа ее членов.

Кредиторы захотели выбрать управляющего из другой СРО, и ВС подтвердил для них такую возможность. «Полномочия принимать решения по ключевым вопросам, касающимся имущественной сферы должника, в процедуре несостоятельности принадлежат кредиторам», – напомнила высшая инстанция в обзоре. А потому норма закона, которая позволяет СРО заменить управляющего на своего, применима, только когда кредиторы не заявляют на этот счет никаких требований.

Верховный суд напоминает: собрания работников – в том числе бывших – проводятся лишь по мере необходимости. И само по себе непроведение такого собрания не свидетельствует о том, что управляющий нарушил права и законные интересы трудящихся.

ВС разъяснил вопросы признания недействительными решений собраний кредиторов при банкротстве

26 декабря 2018 г. Президиум ВС утвердил Обзор судебной практики по вопросам, связанным с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства.

Как отметила адвокат АК «Бородин и Партнеры» Дарья Захарова, Закон о банкротстве достаточно подробно регламентирует процедуру организации собрания кредиторов. «Между тем вопросы о компетенции собрания, о том, какие решения собрание и комитет вправе принять, о деятельности комитета кредиторов во многом остаются без законодательного урегулирования и разрешаются судебной практикой совершенно по-разному», – указала эксперт. Дарья Захарова подчеркнула, что единого, консолидированного подхода у судов нет, поэтому, несомненно, следует положительно оценить то, что Верховный Суд обратил внимание на эти вопросы.

Читайте также:  Верховный суд позволил кредитору войти в дело о банкротстве, несмотря на наличие искового производства

О полномочиях собрания кредиторов

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук отметил, что в п. 1 Президиум ВС напомнил, что собрание кредиторов должника полномочно принимать решения по вопросам, которые прямо не отнесены Законом о банкротстве к его компетенции. При этом главное, что необходимо учитывать собранию кредиторов должника при принятии подобных решений, это то, что решения не должны препятствовать осуществлению процедур банкротства, должны соответствовать требованиям закона и не могут быть направлены на обход норм Закона о банкротстве.

Эксперт указал, что арбитражные управляющие часто исходят из того, что поскольку Закон о банкротстве не отнес к компетенции собрания решение того или иного вопроса, значит, в соответствии со ст. 12 Закона о банкротстве оно не может быть включено в повестку дня, так как собрание не полномочно его рассматривать. «Сейчас же кредиторы могут прямо указать арбитражному управляющему на арбитражную практику, с которой в обзоре согласился Верховный Суд, что позволит предотвратить лишние действия, например по обжалованию действий управляющих, не включивших в повестку дня собрания кредиторов вопросы, включения которых требовал кредитор», – привел пример Антон Макейчук.

По мнению управляющего партнера юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрия Лизунова, новинкой для правоприменительной практики является указание в п. 2 обзора на то, что в обособленном споре лицо вправе ссылаться на то, что решение собрания кредиторов не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии, независимо от того, было это решение оспорено или нет.

Старший партнер юридического бюро «Байбуз и партнеры» Вадим Байбуз отметил, что со стороны в деле, указанном в п. 2 обзора, все правильно: требования кредитора исключены из реестра, следовательно, решение собрания не имеет юридической силы. Он добавляет, что на этапе, когда конкурсный управляющий еще не утвержден судом, суд предлагает кредиторам провести новое собрание с исключением голосов кредитора, требования которого признаны недействительными.

«Однако в ситуации, когда суд уже утвердил конкурсным управляющим кандидата, за которого большинством голосов голосовал кредитор, требования которого впоследствии исключаются из реестра требований, такой подход не работает. Несмотря на то что решение собрания не имеет юридической силы, в основе утверждения управляющего лежит уже судебный акт», – отметил эксперт. Он указал, что, таким образом, если кто-то из лиц, участвующих в деле, обжалует определение о включении в реестр сомнительных требований, необходимо принимать меры к отложению вынесения судебного акта об утверждении судом кандидатуры управляющего. Вадим Байбуз считает, что в противном случае повернуть процесс вспять будет невозможно, конкурсным останется управляющий, избранный кредитором, чьи требования исключены из реестра.

Антон Макейчук отметил, что в п. 3 Президиум ВС повторно разъяснил, что собрание кредиторов обладает компетенцией отменить принятое ранее им решение (Закон о банкротстве запрета на подобное действие не содержит), но только вплоть до того момента, пока принятое решение не повлияло на интересы лиц, не входящих в собрание кредиторов должника.

По мнению Вадима Байбуза, Суд указывает, что отмена решения признается правомерной при условии, что отсутствует злоупотребление правом и не произведен юридический эффект в гражданском обороте. Эксперт отмечает, что если вернуться к п. 2 обзора, то можно заметить, что возникновение этого юридического эффекта охватывает ситуации, когда судом на основании первичного решения вынесен судебный акт, который и создает этот эффект – распространение решения на более широкий круг лиц по сравнению с гражданско-правовым сообществом, коим является собрание кредиторов конкретного должника. «Соответственно, возникновение юридического эффекта и (или) наличие признаков злоупотребления правом при отмене или изменении раннего решения должны повлечь за собой судебный отказ в защите права кредиторов на принятие нового решения», – считает Вадим Байбуз.

По мнению Дарьи Захаровой, данные разъяснения весьма логичны, тем более что в практике встречаются ситуации, когда собрание кредиторов отменяет свое же решение по разным мотивам – будь то изменившиеся обстоятельства дела или изменения, связанные с составом кредиторов. Эксперт указывает, что решения, принимаемые собранием, не должны иметь догматический характер и, поскольку дела о банкротстве часто развиваются самым непредсказуемым образом, кредиторы должны иметь возможность отменять свои же решения.

«Стоит учитывать, что должник, несмотря на проведение процедур несостоятельности, остается коммерческой организацией, которая продолжает осуществлять свою хозяйственную деятельность и которой, следовательно, необходимо оперативно управлять. Участники собрания кредиторов, заинтересованные в эффективности процедур банкротства, вправе участвовать в управлении организацией-должником, именно поэтому собрание кредиторов должно иметь возможность действовать оперативно. Выводы судов о компетенции и возможностях собрания кредиторов (особенно в части указания на возможность отмены собранием принятого им решения или на возможность принятия собранием решения по вопросам, прямо не отнесенным законодательством к его компетенции) как раз-таки позволят собранию кредиторов оперативно и результативно участвовать в управлении должником и процедурами банкротства», – считает Антон Макейчук.

Адвокат, управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров отметил, что данное разъяснение ВС РФ формально логично: если большинству кредиторов на каком-то моменте процедуры банкротства покажется предпочтительной другая кандидатура управляющего или СРО, то данное большинство кредиторов через собрание вправе отменить ранее принятое решение о выборе управляющего и выбрать иного управляющего. По его мнению, это положение перекликается с п. 1 обзора.

Сергей Егоров заметил, что на практике данное разъяснение существенным образом повлияет на баланс сил в банкротных процедурах, в которых имеются противоречия между большинством кредиторов и ранее выбранным, например, должником арбитражным управляющим, который может не быть лояльным большинству кредиторов. «До текущего момента утверждение управляющего в конкурсном производстве означало, что без его согласия или отстранения такой арбитражный управляющий будет вести процедуру до конца вне зависимости от позиции большинства кредиторов», – напомнил он.

В п. 5 Президиум ВС указал, что собрание кредиторов не вправе переизбирать отдельных членов комитета кредиторов. Дарья Захарова считает, что Суд предложил корректный порядок переизбрания комитета кредиторов, который соответствует процедуре, установленной Законом о банкротстве.

Очное и очно-заочное голосование

По мнению Дмитрия Лизунова, очередным новшеством стало указание в п. 7 на возможность проведения собрания кредиторов юридического лица в форме заочного голосования, если при этом полностью будут соблюдены права кредиторов на их уведомление о проведении такого собрания.

Дарья Захарова добавила, что возможность проведения собрания кредиторов при банкротстве юрлиц в форме заочного и очно-заочного голосования вызывает много вопросов. «Мне представляется, что при такой процедуре сложно реализовать все возможности, предусмотренные законом. Например, предложить дополнительные вопросы. Кроме того, такая форма проведения собрания не исключает возможность злоупотреблений при подсчете голосов, определении полномочий голосующих лиц. Даже при проведении собраний с личным присутствием представителей возникает множество вопросов, и, думаю, с заочным голосованием их будет не меньше. С другой стороны, это хорошая возможность проводить собрания для процедур, где нет конфликта между кредиторами, отсутствует имущество в конкурсной массе, кредиторы географически удалены друг от друга и должника», – считает эксперт.

Включение в повестку дня дополнительных вопросов

В п. 8 обзора указывается, что при включении в повестку дня собрания кредиторов новых вопросов все его участники должны иметь достаточное время для ознакомления с соответствующей информацией и материалами и формирования позиции для голосования. Сергей Егоров отметил, что нельзя не согласиться с обоснованностью разъяснения ВС. «Однако в данном пункте ВС РФ, к сожалению, не разъяснил, что делать самому арбитражному управляющему в таком случае: объявлять перерыв в собрании или отказывать во включении таких дополнительных вопросов в повестку дня, так как кредиторы требуют дать им неопределенное время для изучения материалов», – указал эксперт.

Дарья Захарова считает, что в данном пункте приведены правильные и взвешенные разъяснения. Она отмечает, что на практике в таких ситуациях часто объявляется перерыв для того, чтобы кредиторы могли ознакомиться с материалами по тем вопросам, которые предлагаются для голосования. «В п. 3 ст. 13 Закона о банкротстве прямо закреплена обязанность заблаговременно (за 5 рабочих дней) предоставить кредиторам материалы, которые будут рассмотрены на собрании. И нет причин для того, чтобы не применять этот же порядок в случае, когда заявляются дополнительные вопросы», – указала эксперт.

Согласно изложенной в данной правовой позиции ситуации, уполномоченный орган обратился в суд с заявлением о признании недействительным решения собрания кредиторов по дополнительному вопросу повестки дня – об утверждении порядка продажи дебиторской задолженности должника. По мнению заявителя, он и другие кредиторы были лишены возможности своевременно ознакомиться с материалами, касающимися этого вопроса, поэтому не смогли сформировать позицию и участвовать в голосовании (воздержались от голосования).

Анализируя ее, Вадим Байбуз отметил, что продажа дебиторской задолженности очень часто является предметом злоупотреблений со стороны должников, кредиторов и арбитражных управляющих. «В частности, в ходе процедур банкротства должников, входящих в состав группы юридических лиц, внутригрупповые дебиторские задолженности в результате различных манипуляций с виду могут создавать иллюзию безнадежности и невозможности взыскания. Запутанные отношения юрлиц без проведения тщательного финансового правового анализа не позволяют сделать однозначный вывод о невозможности взыскания этих долгов. Даже отчет оценщика в таких случаях может быть не совсем объективным», – подчеркнул эксперт.

Он указал, что налоговые органы и иные разумные кредиторы относятся с большой степенью подозрительности к действиям лица, проводящего собрание кредиторов, когда подобные вопросы заявляются в качестве дополнительных. В связи с этим, по его мнению, нельзя не согласиться с позицией ВС РФ о том, что кредиторы должны иметь время на ознакомление с материалами.

Однако, указал Вадим Байбуз, данная правовая позиция обязывает соблюдать указанный в законе срок для всех категорий вопросов. Поэтому дополнительный вопрос, возникший в ходе собрания кредиторов, формально должен быть рассмотрен только после предоставления кредиторам возможности ознакомления с соответствующими документами. «Незначительность цены вопроса все равно влечет за собой эту обязанность. Следовательно, спонтанно возникший, финансово незначительный, но важный для процедуры дополнительный вопрос не может быть рассмотрен на этом собрании, если кто-то из кредиторов против. Следствие этого – перенос собрания или проведение нового», – отметил он.

Выводы экспертов

Сергей Егоров отметил, что в целом ВС дал важные и справедливые разъяснения по вопросам, связанным с оспариванием решений собрания и комитета кредиторов в делах о банкротстве. По его мнению, еще более важно то, что Верховный Суд устранил неопределенность в некоторых спорных моментах. «Так, при проведении и оспаривании решений собраний кредиторов в практике достаточно часто возникали спорные ситуации, у которых не было буквальных и однозначных решений по букве закона, а соответствующая судебная практика не была последовательной и сложившейся», – указал адвокат.

Антон Макейчук отметил, что обзор позитивно повлияет на работу нижестоящих арбитражных судов, арбитражных управляющих и непосредственно главных лиц, участвующих в деле о банкротстве, – кредиторов и должника, поскольку Президиум ВС РФ скооперировал все ключевые разъяснения и, зафиксировав их в обзоре, придал им более весомую силу.

Дмитрий Лизунов считает, что обзор в основном направлен на уточнение существующих пробелов в законодательстве, которые особенно часто возникают в правоприменительной практике.

Новые правовые позиции ВС РФ относительно реализации прав кредиторов в рамках дел о банкротстве

Юридическая компания «Пепеляев Групп» обращает внимание на новые, сформированные ВС РФ правовые позиции, касающиеся обращения взыскания в делах о банкротстве граждан и реализации иных прав кредиторов.

25 декабря 2018 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» (далее – Постановление № 48), в котором даны разъяснения по вопросам обращения взыскания на единственное жилье должника, а также формирования и распределения конкурсной массы гражданина, в том числе по общим обязательствам супругов.

26 декабря 2018 г. Президиум Верховного Суда РФ опубликовал обзор, в котором обобщил практику судов о признании недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства (далее – Обзор) и дополнения к обзору практики по вопросам участия уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (далее – Дополнение обзора).

Ниже подробно приводятся наиболее важные разъяснения ВС РФ и подходы, выработанные в судебной практике.

При наличии у должника нескольких жилых помещений исполнительский иммунитет предоставляется одному из жилых помещений по усмотрению суда

В п. 3 Постановления № 48 ВС РФ поставил точку в спорах относительно предоставления исполнительского иммунитета (ст. 446 ГПК РФ), если у должника в собственности находятся несколько жилых помещений.

Теперь определение жилого помещения, на которое взыскание не будет обращаться, зависит от волеизъявления суда, а не от выбора должника. Суд при определении такого жилого помещения должен исходить из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище самого должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, обеспечения указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав.

Указанная позиция призвана сбалансировать интересы кредиторов и должников, не позволяя должнику злоупотреблять своим правом и оставлять в собственности наиболее «роскошное» жилое помещение. ВС РФ воздержался от высказывания позиции по ситуации, когда единственным жилым помещением должника является помещение, явно превышающее характеристики разумно достаточного для удовлетворения потребности в жилище, видимо, оставив данный вопрос на усмотрение законодателя (законопроект ID 01/05/11-16/00059339 разработан Минюстом России).

Залогодержатель единственного жилого помещения в случае несвоевременного обращения с заявлением об установлении требования утрачивает свое приоритетное право

ВС РФ разъяснил, что в случае непредъявления или несвоевременного обращения за установлением залогового статуса залогодержатель по ипотеке единственного жилого помещения не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога. Такое требование будет учитываться в реестре как не обеспеченное залогом. Кроме того, жилое помещение не будет считаться не вошедшим в конкурсную массу как имущество, на которое нельзя обратить взыскание, а право залога на него прекратится после завершения процедуры реализации имущества.

Читайте также:  Как написать заявление о вступлении в дело о банкротстве?

При включении в реестр требований кредиторов залогодержателю по ипотеке необходимо безотлагательно предъявить требование об установлении залогового статуса, в противном случае возникает риск не только утраты обеспечения, но и существенного уменьшения конкурсной массы должника из-за невозможности обращения взыскания на единственное жилое помещение. Такой подход стимулирует кредиторов к активной защите своих прав и защищает от злоупотреблений со стороны кредитора.

По общим обязательствам супругов требования кредиторов могут быть погашены и за счет доли супруга – банкрота

В связи с принятием Постановления № 48 утратили актуальность разъяснения ВАС РФ[1], согласно которым общее имущество супругов не могло быть включено в конкурсную массу. Теперь за счет доли супруга должника может быть погашено требование кредиторов по общим обязательствам супругов.

Установлена следующая очередность удовлетворения требований кредиторов при банкротстве физического лица – сособственника общего имущества:

  • в начале за счет личного имущества должника и доли должника в общем имуществе супругов;
  • затем, средства, приходящиеся на долю супруга должника, направляются на удовлетворение требований кредиторов по общим обязательствам (в непогашенной части);
  • оставшиеся средства, которые приходятся на долю супруга должника, передаются супругу.

Кредитор вправе инициировать признание обязательств должника и его супруга общими не только при установлении требования в деле о банкротстве, но и позднее. В обоих случаях суд должен привлечь к участию в рассмотрении заявления супруга должника.

Новый подход ВС РФ существенно повышает шансы кредиторов на удовлетворение требований, значительно упрощает процедуру взыскания по таким распространенным видам общим обязательствам как совместный кредит, солидарное поручительство, а также приведет к сокращению случаев злоупотребления супругами.

Супруг должника вправе обратиться в суд общей юрисдикции с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства, а также об определении долей в имуществе

ВС РФ подтвердил право супруга (бывшего супруга) должника, инициировать вне дела о банкротстве последнего раздел общего имущества до его продажи в процедуре реализации имущества должника, если он считает, что реализация такого имущества «не учитывает заслуживающие внимания правомерные интересы этого супруга и (или) интересы находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей». Верховный суд указал, что такое требование подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности.

Финансовый управляющий и кредиторы, заявившие требования в деле о банкротстве, вправе участвовать в рассмотрении дела о разделе общего имущества, об определении долей в качестве третьих лиц.

ВС РФ оправдал худшие опасения, «разделив» процесс обращения взыскания на имущество гражданина-должника между двумя ветвями судебной власти. Рассмотрение обособленных споров относительно состава конкурсной массы должника в судах общей юрисдикции открывает широкие возможности для злоупотреблений со стороны должников и их супругов, в частности, по затягиванию процедуры банкротства. Одновременно, существенно снижается эффективность банкротства в целом.

Возможность совместной процедуры банкротства супругов

Впервые на уровне высшего суда подтверждена возможность объединения судом двух дел о несостоятельности супругов по правилам ст. 130 АПК РФ с назначением финансового управляющего из того дела, которое было возбуждено первым.

После объединения двух дел кредиторы вправе провести общее собрание для определения кандидатуры иного арбитражного управляющего или иной саморегулируемой организации. При объединении дел финансовый управляющий ведет отдельно реестр требований кредиторов по общим обязательствам супругов и реестры требований кредиторов по личным обязательствам каждого из супругов. Сумма, полученная от реализации личного имущества одного из супругов, не может быть направлена на погашение личных обязательств другого супруга.

Указанный механизм «семейного» банкротства представляется эффективным с точки зрения интересов кредиторов, поскольку существенно упрощает реализацию совместного имущества обоих супругов. Рекомендуем кредиторам как можно раньше обращаться в суд с ходатайством об объединении дел о банкротстве супругов, в том числе, бывших.

Возможность оспаривания сделок супруга должника по отчуждению общего имущества

Верховным Судом подтверждена возможность оспаривания в рамках дела о банкротстве сделок, совершенных не только должником, но и его супругом. В последнем случае сделки могут быть оспорены по основаниям, связанным с нарушением этими сделками прав и законных интересов кредиторов (ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве, ст. 10 и 168, 170, п. 1 ст. 174.1 ГК РФ).

Применительно к оспариванию решений собрания кредиторов ВС РФ закрепил следующие подходы судов, расширяющие права кредиторов

  • Возможность отмены собранием кредиторов собственного принятого ранее решения, в том числе путем принятия иных решений по аналогичным вопросам.

Отмена ранее принятых решений возможна, если она не имеет признаков злоупотребления правом и совершена до того момента, пока отмененное решение «не произвело юридический эффект в гражданском обороте». Частным примером отмены более раннего решения путем принятия нового решения по аналогичному вопросу является избрание новой кандидатуры арбитражного управляющего до утверждения судом предыдущей кандидатуры.

  • Неуведомление о собрании кредиторов является существенным нарушением, влекущим признание решений собрания недействительным, даже при отсутствии у неизвещенного кредитора возможности повлиять на голосование.

При этом, опубликование информации о предстоящем собрании кредиторов в ЕФРСБ признается надлежащим уведомлением.

Не может быть утверждена кандидатура арбитражного управляющего, предложенная заявителем – кредитором, аффилированным с должником

Указанный подход выработан судебной практикой с учетом п. 5 ст. 37 Закона о банкротстве, устанавливающего порядок утверждения временного управляющего путем случайного выбора при подаче заявления самим должником. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса иных кредиторов, положения указанной статьи, как разъяснил ВС РФ, подлежат применению по аналогии к аффилированным лицам.

Суд также обратил внимание на то, что такой подход применим не только к формально аффилированным лицам должника, но к лицам, которые имеют возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Сформулированный ВС РФ подход существенно затрудняет осуществление контролируемых банкротств. В связи с этим, рекомендуем учитывать риск невозможности утверждения предложенной заявителем – кредитором кандидатуры арбитражного управляющего при разработке стратегии банкротства должника.

О чем подумать, что сделать

ВС РФ дал разъяснения и обобщил практику по ряду наболевших вопросов, связанных с «семейным» банкротством, расширив возможности кредиторов, с одной стороны, и предприняв крайне неудачную попытку обеспечить соблюдение прав супругов должников, передав отдельные обособленные споры в компетенцию судов общей юрисдикции. К сожалению, деструктивная конкуренция двух судебных ветвей на примере дел о банкротстве остается актуальной.

Разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС РФ № 48, а также обобщения судебной практики еще раз продемонстрировали направленность на ограничение прав аффиллированных лиц и неформальный подход к установлению зависимости между ними и должником.

Рекомендуем подробно ознакомиться с выработанными ВС РФ правовыми позициями. Наш опыт сопровождения дел о банкротстве показывает, что недостаточная информированность об изменениях судебной практики приводит к ошибкам при разработке стратегии работы с проблемной задолженностью, неверному определению перспектив и сроков взыскания, а также занижению рисков негативных последствий.

Помощь консультанта

Специалисты «Пепеляев Групп» обладают обширным успешным опытом защиты интересов кредиторов, а также иных категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, и оказывают квалифицированную правовую помощь, в том числе в делах о банкротстве граждан, осложненных проблемами формирования конкурсной массы за счет доли супруга должника.

[1] Утратили силу п. 18, 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 51.

Собрания кредиторов в практике ВС. Обзор обзора

Сегодня Верховный Суд выпустил обзор практики по вопросам, связанным с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства. Вот его краткое содержание.

Вопрос № 1. Очерчиваются пределемы компетенции собрания кредиторов. Вторгаться в сферу компетенции законодателя, судов и иных лиц – нельзя. Остальное – можно. Ставим плюс.

Вопрос № 2. Проводится грань между оспоримыми и ничтожными собраниями кредиторов. В принципе – ничего нового.

Разобраны три ситуации.

В первой управляющий не стал открывать счет в банке, у которого были финансовые проблемы. Логично. Плюс.

Если кредитор имел значительный вес на первом собрании кредиторов, но впоследствии судебный акт о включении требований в реестр был отменен – собрание нужно проводить заново. Плюс.

Собрание без кворума – не собрание. Известно. Плюс.

Вопрос № 3. Собрание кредиторов вправе передумать по какому-либо вопросу. Но только если не будут нарушены права других лиц.

Как мне кажется – мысль суда движется в правильном направлении, но не до конца продумана. Например, если в порядке п. 7-8 ст. 20.6 Закона о банкротстве управляющему установлено дополнительное вознаграждение за счет средств кредиторов – вправе ли собрание отменить ранее принятое решение? То есть в одностороннем порядке изменить условия такого рода соглашения? Здесь не помешало бы более детальное регулирование ситуации.

Вопрос № 4. Решения комитета кредиторов оспариваются так же, как и решения собраний кредиторов. Унификация. Плюс.

Вопрос № 5. Комитет можно переизбирать только целиком. В принципе – наиболее правильное решение из возможных. Плюс.

Вопрос № 6. В процедурах банкротства граждан действуют те же правила выбора иной СРО, что и в процедурах банкротства юр.лиц. Плюс.

Вопрос № 7. Нельзя. Но не недействительно.

Вот здесь к автору обзора уже начинают возникать серьёзные вопросы.

Согласно ст. 1 Закона о банкротстве законодательство о банкротстве – часть гражданского законодательства.

Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ в Гражданский кодекс РФ введена глава 9.1 «Решения собраний».

В п. 2 ст. 181.1 Гражданского кодекса РФ указано следующее: решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые решение собрания направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других – участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

То есть гражданский кодекс напрямую говорит, что глава 9.1 ГК РФ применима к делам о банкротстве как общий закон по отношению к специальному – Закону о банкротстве.

Это подтверждено в п. 103 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

При этом абз. 2 п. 1 ст. 181.2 ГК РФ прямо предусматривает проведение заочного собрания. Закон о банкротстве про форму проведения собрания вообще ничего не говорит – это уже домыслы автора обзора, проигнорировавшего Федеральный закон (ГК РФ) и Постановление Пленума ВС.

Поэтому за преамбулу к обзору и вопрос № 7 – жирный минус.

Вопрос № 8. Решения по доп.вопросам нельзя принимать молниеносно, кредиторы должны иметь время для выработки позиции.

В принципе правильно, но опять же не конца: не разъяснено, что делать управляющему в случае поступления дополнительных вопросов. Объявлять перерыв в собрании? Откладывать собрание кредиторов? Выносить вопросы на следующее очередное собрание? Все три варианта теоретически допустимы, но на практике нет однозначного подхода к тому, можно ли так поступать.

Вопрос № 9. Если суд обеспечительной мерой запретил проведение собрания кредиторов либо обязал управляющего отложить собрание – то так и надо делать. Странно, что это кому-то непонятно, но таки плюс.

Вопрос № 10. Уведомлять о собрании нужно всех-всех кредиторов (даже миноритарных) под угрозой признания собрания недейстительным (каждый кредитор вправе обсуждать на собрании вопросы повестки дня). Главное, впрочем – публикация в ЕФРСБ, тогда неуведомление по почте не влечет недействительности собрания.

Сильно теоретизированные выводы. На практике собрание – не место для дискуссий. В большинстве случаев туда идут уже с готовой позицией. Особенно уполномоченный орган. Поэтому недействительность собрания при отсутствии публикации в ЕФРСБ, как мне кажется, очень сурово. Достаточно было бы обойтись административным штрафом для управляющего.

Вопрос № 11. Эстоппель для кредитора: если прогосовал за принятие решения или воздержался, то ссылаться на недействительность собрания нельзя. Но если кредитор был дезинформирован управляющим, то срок на обжалование начинает течь с момента, когда вскрылся факт обмана.

В первой части все логично.

А вот во второй дается, мягко говоря, крайне вольная интерпретация абз. 3 п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве, где говорится совсем о другой ситуации. От толкования закона автор обзора перешёл к законотворчеству. В рамках действующего законодательства логичней было бы закрепить правило о возможности отмены собранием ранее принятого решения. Но вместо этого срок на обжалование решения собрания кредиторов растягивается на неопределенный срок, а критерии для признания решения собрания недействительным носят уж очень субъективный характер.

Вопрос № 12. Суд вправе переквалифицировать заявление о признании недействительным решения собрания кредиторов в заявление о разрешении разногласий или заявление о признании недействительным плана внешнего управления.

По сути предлагается закрепить правило непрофессионального процесса. Как мне кажется арбитражный процесс наоборот должен двигаться в сторону профессионализации. Хотя бы немного. Поэтому здесь скорее минус – чем плюс. Оптимальнее было бы стимулировать участников дела о банкротстве вдумчивей читать профильные НПА.

Вопрос № 13. Решение собрания кредиторов о завершении конкурсного производства – не аксиома для суда. Известно. Плюс.

Вопросы № 14-15. В банкротстве граждан ежеквартальные собрания кредиторов не проводятся. Собрания работников проводятся только по мере необходимости (по заявкам трудящихся).

Эти два разъяснения очень порадовали. Казалось бы – все вполне очевидно, но практика идет совершенно вразнобой.

Выводы: обзор практики вызывает смешанные чувства. С одной стороны есть ряд важных и нужных разъяснений. С другой – попытка на уровне обзора преодолеть компетенцию законодателя и пленума.

Как мне кажется, подобные недочеты связаны с закрытым характером работы Верховного Суда. О разработке обзора публичной информации не было. У заинтересованных лиц не было возможности представить заключение Amicus curiae.

Хотя всё же надеюсь, что высказанные замечания будут приняты во внимание, а искомый обзор – доработан.

Ссылка на основную публикацию