КС позволил отстранять при банкротстве только руководителя по должности

Энциклопедия решений. Увольнение руководителя организации в связи с отстранением его от должности по Закону о банкротстве

Увольнение руководителя организации в связи с отстранением его от должности по Закону о банкротстве

Пунктом 1 части первой ст. 278 ТК РФ предусмотрено, что трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве) предусмотрено два случая, когда речь идет именно об отстранении руководителя организации-должника. Он может быть отстранен от должности арбитражным судом:

– в ходе наблюдения – по ходатайству временного управляющего в случае нарушения требований Закона о банкротстве (п. 1 ст. 69);

– в ходе финансового оздоровления – на основании ходатайства собрания кредиторов, административного управляющего или предоставивших обеспечение лиц, содержащего сведения о ненадлежащем исполнении руководителем должника плана финансового оздоровления или о совершении руководителем должника действий, нарушающих права и законные интересы кредиторов и (или) предоставивших обеспечение лиц (п. 2 ст. 82).

В случае удовлетворения такого ходатайства суд выносит определение об отстранении руководителя должника и о возложении исполнения его обязанностей на лицо, определяемое в соответствии с п. 4 ст. 69 Закона о банкротстве.

Порядок прекращения трудового договора с руководителем организации-должника в связи с отстранением его от занимаемой должности не регламентирован законом. Полагаем, что прекращение трудового договора с ним по п. 1 части первой ст. 278 ТК РФ должно осуществляться с соблюдением общих правил, предусмотренных ст. 84.1 ТК РФ. Он должен быть ознакомлен с приказом об увольнении, в день увольнения ему должна быть вручена трудовая книжка и произведен окончательный расчет.

Приказ об увольнении отстраненного руководителя должника на основании соответствующего определения суда издает орган управления организации или уполномоченное на это лицо (часть шестая ст. 20, часть первая ст. 84.1 ТК РФ).

Кроме того, Закон о банкротстве предусматривает прекращение полномочий руководителя организации-должника:

– с даты введения внешнего управления (абзац второй п. 1 ст. 94);

– с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (п. 2 ст. 126).

В этих случаях трудовые отношения с руководителем также прекращаются. Однако в судейском сообществе отсутствует единая позиция о том, какая норма ТК РФ должна быть указана в качестве основания прекращения трудовых отношений.

Ряд судов полагает, что руководитель должника должен быть уволен на основании п. 14 части первой ст. 81 ТК РФ, поскольку в подобной ситуации не производится отстранения от должности в порядке, предусмотренном ст. 69 Закона о банкротстве (определение Верховного Суда Республики Коми от 31.08.2017 N 33-6034/2017, определение Суда Еврейской автономной области от 14.07.2017 N 33-508/2017, определение Ленинградского областного суда от 16.10.2013 N 33-4804/2013, определение Алтайского краевого суда от 29.01.2013 N 33-766/13, определение Ярославского областного суда от 12.11.2012 N 33-6060/2012, определение Мурманского областного суда от 18.04.2012 N 33-777).

Не менее распространенным является иной подход, по сути приравнивающий понятия “прекращение полномочий” и “отстранение от должности”. Статьей 81 ТК РФ предусмотрены основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя. Полномочия же руководителя организации-должника с момента вынесения судом соответствующего определения прекращаются в силу прямого указания закона. Это происходит без специального указания арбитражным судом на отстранение от должности и не зависит от воли работодателя. Поэтому трудовые отношения должны быть прекращены на основании п. 1 части первой ст. 278 ТК РФ (определения Московского городского суда от 08.02.2017 N 33-4998/17, от 12.12.2016 N 33-48063/16, от 20.11.2015 N 33-43327/15, определение Верховного Суда Чувашской Республики – Чувашии от 07.12.2016 N 33-6803/2016, определение Верховного Суда Республики Тыва от 30.11.2016 N 33-2472/2016, определение Ленинградского областного суда от 07.09.2016 N 33-4953/2016, определение Тульского областного суда от 26.11.2015 N 33-3812/2015).

Эту точку зрения поддерживают специалисты Роструда.

Хотя полномочия руководителя прекращаются непосредственно с даты введения внешнего управления, даты открытия конкурсного производства, трудовые отношения с ним сохраняются до момента оформления увольнения в общем порядке, установленном ст. 84.1 ТК РФ. Приказ о прекращении трудового договора издает внешний или конкурсный управляющий соответственно (абзацы второй – четвертый п. 1 ст. 94, п. 2 ст. 126, абзац третий п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве).

Заранее уведомлять руководителя о прекращении с ним трудовых отношений по п. 1 части первой ст. 278 ТК РФ не требуется (определения Московского городского суда от 06.06.2017 N 33-21771/17 и от 16.06.2016 N 33-23570/16, определение Верховного Суда Чувашской Республики – Чувашии от 07.12.2016 N 33-6803/2016, определение Алтайского краевого суда от 06.05.2015 N 33-3966/2015).

Компенсация, предусмотренная ст. 279 ТК РФ, руководителям, увольняемым в связи с отстранением от должности (прекращением полномочий) на основании Закона о банкротстве, не выплачивается. Она положена только тем руководителям, чье увольнение обусловлено исключительно желанием работодателя и производится по п. 2 части первой ст. 278 ТК РФ (см. определение Кемеровского областного суда от 17.08.2017 N 33-8167/2017, определение Оренбургского областного суда от 06.12.2016 N 33-9228/2016, определение Волгоградского областного суда от 20.11.2015 N 33-13261/2015, определение Верховного Суда Республики Башкортостан от 31.03.2015 N 33-4961/2015).

Какой-либо специальной компенсации руководителю, чье увольнение производится в рамках осуществления процедур, применяемых в деле о банкротстве, законом не предусмотрено. Если же необходимость выплаты при увольнении по данному основанию вытекает из положений трудового договора с руководителем, нужно учитывать возможность частичного или полного отказа в ее взыскании. С учетом п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.06.2015 N 21 суд вправе принять такое решение, если реализация соответствующего условия трудового договора нарушит законные интересы третьих лиц. В условиях неплатежеспособности организации вероятность признания суммы неоправданно высокой, а факта ее выплаты ущемляющим интересы кредиторов возрастает (определение Волгоградского областного суда от 22.09.2017 N 33-14641/2017, определение Воронежского областного суда от 07.07.2016 N 33-4107/2016).

О руководителе должника при банкротстве

Отстранение руководителя должника в процедуре наблюдения

Руководители предприятий, в отношении которых введена такая процедура банкротства, как наблюдение, нередко пренебрегают ограничениями, возложенными на них положениями статьи 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Поскольку временный управляющий обладает ограниченным кругом прав в процедуре наблюдения, его контроль за деятельностью предприятий весьма затруднителен, что часто становится причиной злоупотреблений со стороны руководства должника. Законодатель подчеркивает, что сам факт введения наблюдения вовсе не предполагает безусловного отстранения руководящего лица должника, и оно продолжает реализовывать свои функции в обычном режиме, но с учетом некоторых процедурных особенностей. Тем не менее, существенные отступления от предписанных норм все же могут явиться причиной отстранения такого лица и передачи его обязанностей другому работнику предприятия.

Судебный акт: Определение Арбитражного суда Брянской области от 20 февраля 2016 года по делу А09-7857/2015 (определение было обжаловано в Двадцатый арбитражный апелляционный суд, Постановлением от 30.05.2016 года оставлено без изменения).

Из материалов дела:

Временный управляющий ОАО обратилась в суд с ходатайством, в котором просила принять меры по отстранению руководящего лица общества и возложению его обязанностей и полномочий на главного инженера. Устанавливая значимые обстоятельства дела, суд выяснил такие факты.

1. В нарушение правил п. 3.2. ст. 64 Закона о несостоятельности и определения о введении наблюдения, генеральный директор проигнорировал обязанность направить временному управляющему необходимую информацию: список имущества организации, включающий, в числе прочего, имущественные права, бухгалтерскую отчетность и прочие документы, позволяющие отследить финансово-хозяйственную деятельность компании за 3 года до введения наблюдения.

2. Руководитель не исполнил нормативное требование о ежемесячном информировании относительно имущественных изменений общества.

3. В судебном заседании арбитражный управляющий пояснила, что генеральный директор в целом препятствует ее работе: не согласовывает с ней сделки, не осуществляет оплату текущей кредиторской задолженности, налогов и заработной платы работникам предприятия, необоснованно осуществляет выплаты физическим лицам, не являющимся работниками предприятия.

В связи с этим и было заявлено ходатайство об отстранении генерального директора и временной передаче его обязанностей главному инженеру общества, чья кандидатура была представлена Советом директоров должника. В свою очередь, со стороны директора никаких доказательств, опровергающих заявленные факты, представлено не было.

Выводы суда:

Совокупность описанных обстоятельств позволила суду расценить действия генерального директора как воспрепятствование временному управляющему в исполнении ее обязанностей и нарушение интересов должника и кредиторов предприятия. Порядок предоставления кандидатуры для возложения обязанностей, регламентированный нормами пункта 4 статьи 69 Федерального закона о банкротстве, также был соблюден. Директор в процессе занимал пассивную позицию и не заявил никаких подтвержденных доказательствами контраргументов. Суд удовлетворил ходатайство временного управляющего, отстранил руководителя организации от должности и возложил его обязанности на главного инженера на период проведения наблюдения.

Комментарии:

Именно совокупность всех фактов в данной ситуации повлияла на решение суда: явное недобросовестное поведение генерального директора по обращению с денежными средствами, его бездействие в части передачи документации и информации управляющему, а также четкое соблюдение процедуры представления предполагаемой кандидатуры для возложения функций руководящего лица в соответствии с п. 4 ст. 69 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве). Сыграло свою роль и отсутствие активности со стороны руководящего лица по доказыванию правомерности своих действий.

Сложившаяся судебная практика показывает, что отстранение руководящего лица в наблюдении – это исключительная мера, применение которой требует от суда тщательной оценки всех обстоятельств и рисков. Кроме того, часто такие ходатайства подаются с несоблюдением указанного выше порядка по выдвижению кандидата для возложения руководящих обязанностей, который, в частности, обязательно должен быть работником организации-должника. Тем не менее, как показывает рассмотренный судебный акт, ненадлежащее исполнение руководителем своих обязанностей в процедуре наблюдения может привести к его отстранению. Отметим, что в дальнейшем это может стать и одним из веских доказательств для привлечения его к субсидиарной ответственности, если управляющий обратится с соответствующим заявлением.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Отстранение, увольнение, прекращение полномочий руководителя организации-должника в процедурах банкротства

“Кадровик. Трудовое право для кадровика”, 2010, N 5

Отстранение, увольнение, прекращение полномочий руководителя организации-должника в процедурах банкротства

Существуют общее и различия между отстранением руководителя организации-должника от должности (ст. 69 Закона о банкротстве) и прекращением его полномочий (ст. ст. 94, 126 Закона о банкротстве), а также смежным понятием трудового права “отстранение от работы” (ст. 76 ТК РФ). Какие в связи с этим возникают проблемы на практике и как с ними разобраться, читайте в статье.

Признание должника несостоятельным (банкротом) предусматривает возможность ограничения прав руководителя организации-должника. Ограничение выражается в том, что арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, по ходатайству арбитражного управляющего, содержащего сведения о нарушении руководителем организации-должника требований Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (ред. от 27.12.2009, далее – Закон о банкротстве), вправе отстранить руководителя от должности (ст. ст. 69, 82 Закона о банкротстве), а при введении внешнего управления и конкурсного производства полномочия руководителя прекращаются (ст. 94, п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве). Поскольку данные положения предусмотрены Федеральным законом, то требования ст. 55 Конституции РФ о недопустимости ограничения прав и свобод гражданина иначе как в случаях и порядке, установленном законом, будут соблюдены [1].

Читайте также:  В закон «О банкротстве» введена глава о субсидиарной ответственности руководителя должника и иных лиц

Отстранение руководителя от должности

Арбитражный суд отстраняет руководителя организации-должника от должности по ходатайству временного управляющего в случае нарушения требований Закона о банкротстве (п. 1 ст. 69). На основании ходатайства собрания кредиторов, административного управляющего или предоставивших обеспечение лиц, содержащего сведения о ненадлежащем исполнении руководителем организации-должника плана финансового оздоровления или о совершении руководителем организации-должника действий, нарушающих права и законные интересы кредиторов и (или) предоставивших обеспечение лиц, арбитражный суд может отстранить руководителя организации-должника от должности в порядке, предусмотренном ст. 69 Закона о банкротстве (п. 2 ст. 82). По результатам рассмотрения ходатайства арбитражный суд выносит определение об отстранении от должности, которое может быть обжаловано руководителем организации-должника в течение 14 дней со дня его принятия (данный срок является пресекательным) в апелляционную инстанцию.

Словарь трудового права. Пресекательный срок – срок существования субъективного гражданского права, с истечением этого срока прекращает существовать само субъективное право. На практике это означает, что пресекательный срок не подлежит продлению и в том случае, если он истек, исковые требования не могут быть удовлетворены.

Арбитражная практика не связывает отстранение руководителя организации-должника от должности с нарушением конституционных прав гражданина на труд. Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 05.11.2002 по делу N А78-4614/01-Б-300-Ф02-3341/02-С2 было указано, что доводы заявителя кассационной жалобы на нарушение определением Арбитражного суда Читинской области от 11.07.2002 права Н. как физического лица на труд, закрепленного ст. 37 Конституции РФ, в связи с отстранением от должности не могут быть приняты судом в связи с тем, что требования не связаны с нарушением права гражданина на труд, установление же соответствия ст. 69 Закона о банкротстве основам Конституции РФ не входит в компетенцию арбитражных судов.

Отстранение руководителя организации-должника от должности не является мерой ответственности. Как правило, ответственность может иметь место только при наличии вины правонарушителя. В зависимости от характера правонарушения, степени тяжести его последствий для общества наступает материальная, дисциплинарная, а если по характеру это деяние будет преступлением – уголовная ответственность, хотя во всех случаях последствия явятся и нарушением трудовых обязанностей.

Действия руководителя организации-должника, влекущие отстранение от должности, внешне противоречат праву, но совершаются без вины. Они относятся к тем случаям, когда “объективно противоправное действие” причиняет общественным отношениям “материальный” и иной ущерб, который может быть устранен применением мер защиты [2, 3].

Рассматривая вопросы государственного принуждения, ряд авторов отмечают санкции и меры защиты как самостоятельные виды государственного принуждения. Другие считают меры защиты правовосстановительными санкциями, отличая их от мер юридической ответственности и штрафных санкций [4, 5, 6, 7].

Основанием привлечения лица к юридической ответственности является совершение правонарушения (включая вину, противоправность, причинную связь, а в имущественных правонарушениях – прямой ущерб). Для применения мер защиты в виде отстранения руководителя организации-должника от должности не требуется полного состава правонарушения, а достаточно наличия трех, двух или даже одного из элементов состава, например объективное нарушение требований ст. ст. 64, 82 Закона о банкротстве. Поэтому отстранение от должности руководителя должника следует рассматривать скорее как защиту интересов кредиторов, государства и общества мерами арбитражно-процессуального принуждения, принимаемую с целью создания необходимых условий для достижения целей конкурсного процесса.

Уволить руководителя вправе лицо, на которое возложено исполнение обязанностей руководителя организации-должника, или иной коллегиальный орган управления должника, представитель собственника имущества должника – унитарного предприятия. Увольнение производится по п. 1 ст. 278 ТК РФ со ссылкой на ст. 69 Закона о банкротстве.

Прекращение полномочий руководителя организации-должника предусмотрено ст. 94, п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве и не связано с какими-либо виновными действиями руководителя или нарушением норм Закона о банкротстве. Решение выносится арбитражным судом в процессуальном порядке введения процедуры внешнего управления или конкурсного производства. При этом прекратить полномочия руководителя организации-должника арбитражный суд может, а определить условия его увольнения и размер вознаграждения – нет.

По смыслу положений п. 2 ст. 278 ТК РФ и ст. 94, п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве в их взаимосвязи со ст. 81 ТК РФ, при расторжении трудового договора с руководителем организации-должника по решению арбитражного управляющего, уполномоченного органа должника либо собственника имущества должника не требуется указывать те или иные конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость прекращения трудового договора. Трудовой кодекс РФ не рассматривает расторжение трудового договора по данному основанию в качестве меры ответственности. Вместе с тем увольнение за совершение виновных действий (бездействия) не может осуществляться без указания конкретных фактов (оснований увольнения), свидетельствующих о неправомерном поведении руководителя должника, его вине, соблюдении установленного трудовым законодательством порядка применения мер ответственности, что в случае возникновения спора подлежит судебной проверке [8].

Например, в п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве предусмотрены условия привлечения руководителя организации-должника к ответственности при нарушении обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены ст. 9 Закона. Руководитель организации-должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника (п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве). Решение о привлечении руководителя к ответственности принимает арбитражный суд.

Расторжение трудового договора: основания и гарантии

Введение ст. ст. 94, 129 Закона о банкротстве дополнительных оснований для расторжения трудового договора с руководителем организации-должника обусловлено возможностью возникновения таких обстоятельств, которые для реализации и защиты прав и законных интересов кредиторов вызывают необходимость прекращения трудового договора с руководителем организации, но не подпадают под основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя, предусмотренные трудовым законодательством (п. п. 1 – 12 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, п. 1 ст. 278 ТК РФ) либо условиями заключенного с руководителем трудового договора (п. 3 ст. 278 ТК РФ). Закрепляя в п. 1 ст. 94, п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве право арбитражного управляющего на досрочное расторжение трудового договора с руководителем организации-должника, законодатель предусматривает предоставление последнему правовых гарантий защиты от негативных последствий, которые могут наступить для него в результате потери работы, от возможного произвола и дискриминации.

К числу таких гарантий относится предусмотренная ст. 279 ТК РФ выплата компенсации за досрочное расторжение трудового договора с руководителем организации в размере, определяемом трудовым договором. По смыслу положений данной статьи во взаимосвязи с положениями п. 1 ст. 94, п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве, а также п. 2 ст. 278 ТК РФ, выплата компенсации – необходимое условие досрочного расторжения трудового договора с руководителем организации в указанном случае. Законодатель не устанавливает конкретный размер компенсации и не ограничивает ее каким-либо пределом – размер компенсации определяется трудовым договором.

Отсутствие в трудовом договоре условия о выплате компенсации и о ее размере не освобождает организацию-должника от обязанности выплатить компенсацию. Однако вопрос о размере компенсации, как следует из ст. 279 ТК РФ, решается по соглашению сторон, а не арбитражным управляющим в одностороннем порядке, и, значит, суммы, подлежащие выплате, должны определяться по договоренности между руководителем организации и арбитражным управляющим, а в случае возникновения спора – по решению суда общей юрисдикции с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, цели и предназначения данной выплаты.

Уволить руководителя должника вправе арбитражный управляющий. В зависимости от применяемой процедуры банкротства увольнение производится по п. 14 ч. 1 ст. 81 ТК РФ со ссылкой на ст. 94 или п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве. Арбитражный управляющий вправе предложить руководителю организации-должника перейти на другую работу в организации.

Существуют общее и различия между отстранением руководителя организации-должника от должности (ст. 69 Закона о банкротстве) и прекращением его полномочий (ст. 94, п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве), а также смежным понятием трудового права “отстранение от работы” (ст. 76 ТК РФ).

В отличие от трудоправового понятия “отстранение от работы”, в ст. 69 Закона о банкротстве подчеркнут постоянный характер отстранения руководителя должника от должности как меры процессуального принуждения. Направленностью на защиту прав и интересов различных групп лиц отличаются и цели данной меры: кредиторов, предоставивших обеспечение лиц (при отстранении в порядке ст. 69 Закона о банкротстве); собственника организации (при отстранении по ст. 76 ТК РФ).

Различны и основания для отстранения: решение арбитражного суда является основанием для отстранения руководителя от должности по ст. 69 Закона о банкротстве, а решение уполномоченного органа юридического лица – основанием для отстранения по ст. 76 ТК РФ.

Отстранение от должности может быть применено только к руководителю организации-должника и только арбитражным судом после рассмотрения соответствующего ходатайства в судебном заседании. Конкуренции общей и специальной норм здесь нет, поскольку нормы Закона о банкротстве устанавливают не особый, а дополнительный порядок отстранения руководителя организации-должника от должности. Такой подход находит свое отражение и в арбитражной практике.

Отстранение от должности не является дисциплинарным взысканием, поскольку трудовое законодательство не предусматривает возможность наложения дисциплинарных взысканий арбитражным судом. Эта мера арбитражно-процессуального принуждения является особым случаем освобождения от исполнения должностных обязанностей (от работы) руководителя организации-должника.

1. Сошникова Т. А. Правовой механизм защиты конституционных прав и свобод в сфере труда: Дис. докт. юрид. наук. М., 2005.

2. Алексеев С. С. Проблемы теории права. Т. 2. Свердловск, 1972. С. 38.

3. Стависский П. Р. Проблемы материальной ответственности в советском трудовом праве. Киев – Одесса, 1982. С. 96.

4. Сыроватская Л. А. Ответственность за нарушение трудового законодательства. М., 1990. С. 12 – 22.

5. Лейст О. Э. Санкции в советском праве. М., 1962. С. 102 – 184.

6. Кучинский В. А. Личность, свобода, право. М., 1978. С. 178 – 189.

7. Нестерова Т. А. Защита трудовых прав в России: юридическая сущность и приоритетная роль государственных органов: Дис. докт. юрид. наук. Пермь, 2005. С. 46 – 97.

8. Чуча С. Ю. Арбитражный суд в системе органов, рассматривающих трудовые споры // Российская юстиция. 2003. N 2.

Прекращение трудового договора с руководителем организации – должника в связи с отстранением от должности в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве)

Дмитрий Замордуев, Кандидат юридических наук, преподаватель МГЮА

В ЭТОЙ СТАТЬЕ

  • Как уволить руководителя при банкротстве
  • Кто может принять такое решение
  • Какими нормативными актами необходимо руководствоваться

Прекращение трудового договора по п.1 ст.278 ТК РФ возможно при наличии соответствующих оснований, содержащихся в законодательстве о несостоятельности (банкротстве). Обращение к специальным нормам ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ позволяет определить случаи, в которых такое отстранение допускается.

Во-первых, на стадии временного наблюдения руководитель организации-должника может быть отстранен от должности в соответствии с определением арбитражного суда. Процедура отстранения предусмотрена ст.69 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”. В соответствии с данной нормой арбитражный суд отстраняет руководителя должника от должности по ходатайству временного управляющего в случае нарушения требований ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”. В случае удовлетворения арбитражным судом ходатайства временного управляющего об отстранении руководителя должника от должности арбитражный суд выносит определение об отстранении руководителя должника и о возложении исполнения обязанностей руководителя должника на лицо, представленное в качестве кандидатуры руководителя должника уполномоченными законом лицами. В случае непредставления указанными лицами кандидатуры исполняющего обязанности руководителя должника, арбитражный суд назначает таковым одного из заместителей руководителя должника, в случае отсутствия заместителей – одного из работников должника.

Читайте также:  Условия и особенности банкротства физических лиц

Во-вторых, на стадии финансового оздоровления также предусмотрена возможность отстранения руководителя организации-должника (п.2 ст.82 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”). Круг субъектов, уполномоченных на подачу ходатайства об отстранении, более широк и включает: административного управляющего, собрание кредиторов и предоставивших обеспечение лиц. Основания и сведения, которые должны содержаться в ходатайстве об отстранении, перечислены более определённо. В частности, требуется предоставить сведения о ненадлежащем исполнении руководителем должника плана финансового оздоровления или совершении действий, нарушающих права и законные интересы кредиторов и (или) предоставивших обеспечение лиц. В остальном порядок отстранения арбитражным судом руководителя организации-должника аналогичен порядку, изложенному в ст.69 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”.

    Таким образом, специальные нормы законодательства о несостоятельности (банкротстве) говорят об отстранении от должности руководителя организации-должника лишь в двух случаях: на стадии временного наблюдения и финансового оздоровления. Для обоих вариантов отстранения руководителя общим является:
  • порядок его осуществления, предусмотренный ст.69 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”;
  • обязательное наличие решения арбитражного суда по данному вопросу как юридического факта, влекущего прекращение трудового правоотношения с работником.

Важной гарантией должно быть признано то, что только арбитражный суд объявляется уполномоченным субъектом по принятию решения об отстранении от должности руководителя организации-должника. Причём, гарантируется в данном случае соблюдение прав и законных интересов не только лиц, вовлечённых в процедуру банкротства, но и самого руководителя организации в сфере трудовых правоотношений.

Несомненно, положительной чертой действующего ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” является норма, в соответствии с которой в случае отстранения руководителя арбитражный управляющий ни при каких обстоятельствах не может занять его место. Но, устранив одни недостатки, законодатель не предусмотрел детального регулирования некоторых иных аспектов правового статуса руководителя организации-должника. ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” предусматривает лишь в самом общем виде основания отстранения руководителя должника, которыми признаются нарушения требований настоящего закона. Такими основаниями могут быть и неисполнение возложенных на него обязанностей, и препятствование деятельности временного управляющего, и осуществление сомнительных либо незаконных сделок, нарушение руководителем требования об уведомлении работников организации о введении временного наблюдения [1], и т.д.

Однако в виду того, что формулировка дана слишком широко, на практике возникает возможность инициировать процедуры отстранения руководителей организаций-должников по формальным основаниям. Ведь в соответствии со ст.69 нарушение любого требования ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” может послужить обоснованием подачи временным управляющим ходатайства и последующего вынесения решения арбитражным судом об отстранения руководителя. Такой механизм приобретения контроля над организациями часто использовался в корпоративных конфликтах, получивших в свое время широкое распространение.

На практике возникают и другие проблемы в случае отстранения от должности руководителя организации. Допустим, что арбитражный суд в порядке ст.69 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” отстраняет от должности прежнего руководителя организации и возлагает исполнение обязанностей руководителя на лицо, чья кандидатура была представлена в соответствии с предусмотренным порядком. В дальнейшем, в период исполнения обязанностей руководителя лицом, утвержденным решением арбитражного суда, уполномоченный орган управления организации (например: общее собрание, совет директоров и т.д.) выносит решение о досрочном прекращении полномочий исполняющего обязанности руководителя организации в порядке п.2 ст.278 ТК РФ и назначении другого лица на должность руководителя. В подобной ситуации возникает вопрос насколько решение уполномоченного органа управления организации правомочно.

С одной стороны, данные правоотношения регулируются специальными нормами ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, которые устанавливают особый порядок реализации прав, исполнения обязанностей и накладывает определённые ограничения. А значит, при конкуренции с общими нормами, регулирующими порядок назначения единоличного исполнительного органа, действуют специальные нормы ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”. К тому же решение органа управления организации по вопросу внутренней корпоративной жизни не может отменять решение судебного органа, обязательного для исполнения и действующего на всей территории РФ. Именно такой подход нашел свое отражение в решении суда общей юрисдикции, в соответствии с которым уволенный руководитель был восстановлен в должности исполняющего обязанности генерального директора [2].

Представляется более обоснованной точка зрения, в соответствии с которой органы управления организации сохраняют полномочия по принятию подобных решений в приведенных условиях. По сути дела, речь идет о двух механизмах прекращения трудового договора с руководителем организации-должника. Конкуренции общей и специальной норм здесь не наблюдается, поскольку нормы ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливают не особый, а дополнительный порядок отстранения от должности руководителя. При более подробном анализе ситуации, становится ясно, что каждый механизм имеет свой круг лиц, имеющих право ходатайствовать о принятии данного решения; чёткий перечень лиц, уполномоченных на принятие решения; перечень оснований для принятия решения; строго определённый порядок действий. Помимо этого отличаются и цели, направленностью на защиту прав и интересов различных групп лиц – кредиторов, арбитражных управляющих, предоставивших обеспечение лиц (при отстранении) или собственника организации (при увольнении по п.2 ст.278 ТК РФ). Да и с точки зрения трудового права, если решение арбитражного суда является основанием для увольнения руководителя по п.1 ст.278 ТК РФ, то решение уполномоченного органа управления организации – по п.2 ст.278 ТК РФ.

Сделанный вывод подтверждается при совместном анализе норм корпоративного законодательства и законодательства о несостоятельности (банкротстве). В соответствии со ст. 64, 82 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» органы управления должника продолжают осуществлять свои полномочия с ограничениями, установленными данным законом. Закон накладывает запрет на осуществление определённого рода сделок (п.2 ст.69, ст.82), а также запрещает органам управления должника принимать решения о реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) и ликвидации должника; о создании юридических лиц или об участии должника в иных юридических лицах; о создании филиалов и представительств; о выплате дивидендов или распределении прибыли должника между его учредителями (участниками); о размещении должником облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг, за исключением акций; о выходе из состава учредителей (участников) должника, приобретении у акционеров ранее выпущенных акций; об участии в ассоциациях, союзах, холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах и иных объединениях юридических лиц; о заключении договоров простого товарищества (п.3 ст.69, ст.82).

Остальные полномочия органов управления должника осуществляются ими в порядке, предусмотренном положениями ФЗ «Об акционерных обществах» N 208-ФЗ (далее – ФЗ «Об акционерных обществах») и локальными актами должника без изъятий и ограничений. Это относится и к оспариваемому полномочию органа управления должника по избранию и прекращению полномочий исполнительного органа, в отношении которого компетенция органов управления по ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не ограничена. В силу чего уполномоченный орган управления организации (общее собрание акционеров, участников, совет директоров и т.д.) продолжает осуществлять свои полномочия с ограничениями, установленными ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Полномочия по образованию и прекращению полномочий исполнительных органов сохраняются за уполномоченными органами управления юридических лиц на данных стадиях процедуры банкротства.

Продемонстрированная ситуация лишний раз подтверждает тот факт, что при регулировании труда руководителя организации нормы трудового, корпоративного права и нормы законодательства о несостоятельности (банкротстве) применяются в тесном переплетении и взаимосвязи. Подчас это порождает определённые коллизии при попытке совместного применения данных норм к конкретной ситуации.

Как уже было отмечено, на стадиях временного наблюдения и финансового оздоровления арбитражный суд выносит решение именно об отстранении от должности руководителя организации-должника. Трудовой кодекс РФ в данной ситуации предоставляет работодателю право расторгнуть с руководителем трудовой договор по п.1 ст.278. В том случае, если это не сделано, руководитель организации должен считаться отстраненным от работы в порядке ст.76 ТК РФ. С нашей точки зрения, предусмотренный механизм позволяет максимально учесть интересы участвующих в этих отношениях сторон. Отстранение руководителя позволяет, с одной стороны, осуществлять арбитражному управляющему возложенные на него функции без какого-либо противодействия со стороны единоличного исполнительного органа организации-должника.

С другой стороны, работодателю предоставляется право выбора: уволить руководителя (всё-таки он совершил правонарушения, установленные арбитражным судом), либо лишь на некоторый период отстранить его. Ведь руководитель, нарушая закон, мог «отстаивать» интересы лица, контролирующего в данный момент организацию и обладающего возможностью принимать решение о назначении на должность или прекращении полномочий руководителя организации (на общем собрании акционеров, участников либо на собрании совета директоров). И такие ситуации, когда интересы подобных работодателей противоречат интересам арбитражных управляющих, достаточно распространены в настоящее время, поскольку поднимают вопрос о контроле над организацией (будь то небольшой завод или крупный холдинг).

Введение стадии внешнего управления рассматривается действующим законом как основание для прекращения полномочий руководителя должника (ст.94). Внешний управляющий наделяется правом издать приказ об увольнении или предложить руководителю должника перейти на другую работу. То есть статус руководителя и порядок действий, предпринимаемых в отношении него, устанавливаются достаточно чётко, без каких-либо разночтений. Увольнение в данном случае должно производиться по п.14 ст.81 ТК РФ со ссылкой на ст.94 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Предусматривается также дополнительная гарантия для руководителя организации-должника в виде возможности перевода на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены трудовым законодательством. На стадии конкурсного производства полномочия руководителя прекращаются на основании ч.2 ст.126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Но, в отличие от внешнего управления, не говорится ни слова об увольнении, переводе и том, кто издаёт соответствующий приказ. Данное упущение законодателя труднообъяснимо. А такой порядок увольнения должен существовать, поскольку стадия конкурсного производства может быть введена, минуя стадию внешнего управления.

Рассмотренное дополнительное основание прекращения трудового договора с руководителем организации – должника в связи с отстранением от должности в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве) является аргументом в пользу комплексного применения норм отраслей российского права при регулировании трудовых отношений руководителей организаций.

[1] Определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от «16» декабря 2003 года по делу №А-07/15542/03-А-АДМ.

[2] Решение Туймазинского районного суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2004 года о восстановлении в должности исполняющего обязанности генерального директора.

Дело № 2-2985/2013

На дату введения конкурсного производства истец занимал должность директора ООО «Авангард-88».

В соответствии со ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника.

При этом, прекращение полномочий руководителя требует соответствующего документального оформления порядка увольнения.

Поскольку увольнение производится в силу закона, то истец полагает, что не должен писать какого-либо заявления об увольнении, однако он неоднократно просил конкурсных управляющих оформить документы об его увольнении, но этого сделано не было.

Специальной статьи в Трудовом кодексе РФ о таком основании увольнения директора как введение конкурсного производства не имеется, следовательно, истец полагает, что он должен быть уволен на основании п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ по сокращению штата.

Просит суд обязать конкурсного управляющего Щукина АО издать приказ об увольнении с должности директора ООО «Авангард-88» с 22 июля 2012 года на основании п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ по сокращению штата, при невыполнении конкурсным управляющим данных действий признать его увольнение с должности директора ООО «Авангард-88» с 22 июля 2012 года на основании п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ, признать за ООО «Авангард-88» задолженность в размере 2-х месячной заработной платы в сумме 80000 рублей.

В ходе рассмотрения дела истец уточнил, что надлежащим ответчиком по делу является ООО «Авангард-88» в лице конкурсного управляющего Щукина ОА, при этом уточнил предмет заявленных требований, просит суд обязать ООО «Авангард-88» в лице конкурсного управляющего Щукина АО расторгнуть трудовой договор, заключенный между ним и ООО «Авангард-88» на основании п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника) 01 июля 2013 года. Требование о признании за ООО «Авангард-88» задолженность в размере 2-х месячной заработной платы в сумме 80000 рублей, поддержал, пояснил суду в соответствии с вышеизложенным, дополнил, что им 26 июня 2013 года было направлено заявление ответчику об увольнении по собственному желанию 01 июля 2013 года, однако до настоящего времени трудовой договор с ним не расторгнут.

Читайте также:  Обзор практики ВС по спорам о признании недействительными решений собраний кредиторов при банкротстве

Представитель ответчика Иванков НО, действующий на основании доверенности, в судебном заседании явленные истцом исковые требования не признал, представил суду письменные возражения, пояснил, что действительно конкурсным управляющим было получено заявление Алексеева СВ об увольнении по собственному желанию 01 июля 2013 года, однако оно было адресовано на имя конкурсного управляющего, а не ООО «Авангард-88», в связи с чем, приказ об увольнении истца не издавался. Более того, истец должен был быть уволен еще 23 июля 2012 года конкурсным управляющим Золотухиным, но последний этого не сделал, поэтому в настоящее время оформить увольнение истца задним числом не возможно. Также, у конкурсного управляющего Щукина АО отсутствует трудовая книжка истца. Увольнение истца должно быть осуществлено участника общества, поскольку именно они назначали истца на данную должность. Также полагает, что исковые требования истца удовлетворению не подлежат, т.к. им пропущен срок, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, который по спорам об увольнении составляет 1 месяц. С 23 июля 2012 года истец знал, что должен быть уволен, следовательно, данный срок им пропущен.

Суд, выслушав пояснения сторон, исследовав письменные доказательства по делу, приходит к следующим выводам.

Судом установлено, что на основании трудового договора от 06 мая 2010 года Алексеев СВ назначен на должность директора ООО «Авангард-88» с 06 мая 2010 года (л.д.13), с 20 июня 2011 года переведен на должность заместителя директора (л.д.14), а с 28 ноября 2011 года вновь переведен на должность директора ООО «Авангард-88» (л.д.15).

Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 23 июля 2012 года (л.д.35-40) ООО «Авангард-88» признано банкротом, открыто конкурсное производство на срок шесть месяцев.

Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 14 декабря 2012 года конкурсным управляющим ООО «Авангард-88» утвержден Щукин ОА (л.д.28-31).

В соответствии с п. 2 ст. 126 Федерального закона Российской Федерации N 127-ФЗ от 26.10.2002 О несостоятельности (банкротстве) с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника и собственника имущества должника – унитарного предприятия (за исключением полномочий общего собрания участников должника, собственника имущества должника принимать решения о заключении соглашений об условиях предоставления денежных средств третьим лицом или третьими лицами для исполнения обязательств должника).

Согласно ст. 129 Федерального закона Российской Федерации N 127-ФЗ от 26.10.2002 О несостоятельности (банкротстве) с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве, или заключения мирового соглашения, или отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника – унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

Конкурсному управляющему в соответствии с названной нормой закона предоставлено право увольнять работников должника, в том числе руководителя должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом.

В соответствии со ст. 84.1 ТК РФ прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

В день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса. По письменному заявлению работника работодатель также обязан выдать ему заверенные надлежащим образом копии документов, связанных с работой.

Запись в трудовую книжку об основании и о причине прекращения трудового договора должна производиться в точном соответствии с формулировками настоящего Кодекса или иного федерального закона и со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи настоящего Кодекса или иного федерального закона.

Из системного анализа вышеназванных правовых норм следует, что со дня вынесения арбитражным судом решения о признании должника банкротом и открытии в отношении его конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, но не трудовые отношения руководителя с предприятием-должником, и увольнение руководителя должно производиться в порядке, предусмотренном трудовым законодательством.

Пунктом 1 ч. 1 ст. 278 Трудового кодекса РФ предусмотрено дополнительное основание для прекращения трудового договора с руководителем организации – в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве).

В силу п.п. 1, 4 ст. 69 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ О несостоятельности (банкротстве) арбитражный суд отстраняет руководителя должника от должности по ходатайству временного управляющего в случае нарушения требований настоящего Федерального закона. В случае удовлетворения арбитражным судом ходатайства временного управляющего об отстранении руководителя должника от должности арбитражный суд выносит определение об отстранении руководителя должника и о возложении исполнения обязанностей руководителя должника на лицо, представленное в качестве кандидатуры руководителя должника представителем учредителей (участников) должника или иным коллегиальным органом управления должника, представителем собственника имущества должника – унитарного предприятия, в случае непредставления указанными лицами кандидатуры исполняющего обязанности руководителя должника – на одного из заместителей руководителя должника, в случае отсутствия заместителей – на одного из работников должника.

В силу п.п. 1, 3 ст. 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ О несостоятельности (банкротстве) с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве, или заключения мирового соглашения, или отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника – унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом. Конкурсный управляющий вправе увольнять работников должника, в том числе руководителя должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом.

Как следует из вышеуказанных норм права, увольнение в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника возможно в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве). При этом отстранение руководителя должника от должности производится арбитражным судом по ходатайству временного управляющего. Однако такого решения об отстранении директора ООО «Авангард-88»от должности арбитражным судом не выносилось, соответственно, законных оснований увольнения истца по п. 1 ч. 1 ст. 278 Трудового кодекса РФ не имеется.

Пунктом 14 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ предусмотрена возможность расторжения трудового договора работодателем по иным основаниям – в других случаях, установленных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Согласно п. 2 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ О несостоятельности (банкротстве) с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника.

В данном случае, таким основанием служит открытие конкурсного производства, влекущее прекращение полномочий руководителя должника.

Однако, увольнение на основании п.14 ч.1 ст. 81 Трудового кодекса РФ возможно лишь по инициативе работодателя, однако такой инициативы ни один из конкурсных управляющих в отношении прекращения трудовых отношений с истцом не проявил.

Судом установлено, и сторонами не оспаривалось, что 26 июня 2013 года истцом подано заявление об увольнении по собственному желанию 01 июля 2013 года.

Согласно ст. 80 Трудового кодекса РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом.

В случаях, когда заявление работника об увольнении по его инициативе (по собственному желанию) обусловлено невозможностью продолжения им работы (зачисление в образовательное учреждение, выход на пенсию и другие случаи), а также в случаях установленного нарушения работодателем трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, локальных нормативных актов, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника.

Поскольку ответчиком в нарушение норм трудового права не оформлено надлежащим образом прекращение трудовых отношений между сторонами с момента введения процедуры банкротства то, суд находит заявленные истцом исковые требования в части возложения на ответчика ООО «Авангард-88» обязанности о расторжении трудового договора 01 июля 2013 года по инициативе работника обоснованными и подлежащими удовлетворению.

При этом суд не принимает во внимание доводы представителя ответчика, что заявление истцом подано на имя не надлежащего лица (конкурсного управляющего, а не ООО «Авангард-88»), т.к. учитывает, что именно конкурсный управляющий Щукин ОА в силу ст. 3 ст. 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ О несостоятельности (банкротстве) с даты утверждения его конкурсным управляющим осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, что позволяет суду прийти к выводу, что заявление о расторжении трудового договора было подано истцом на имя лица, осуществляющего полномочия иных органов управления должника ООО «Авангард-88».

По данным основаниям не основан на законе и довод ответчика в ой части, что прекращать трудовые отношения с истцом должны участники общества, которым он был назначен на данную должность.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Истцом заявлен спор об увольнении, но поскольку ответчиком до настоящего времени истцу не вручалась копия приказа об увольнении либо трудовая книжка, то и обстоятельства, с которыми закон связывает начало течения указанного срока, не наступили, следовательно, указанный срок не может быть истцом и пропущен.

Не находит суд основания для удовлетворения требований истца о признании за ООО «Авангард-88» задолженности в размере 2-х месячной заработной платы в сумме 80000 рублей, поскольку указанное требование заявлялось истцом исходя из оснований увольнения, предусмотренных п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ в соответствии с положениями ч.1 ст.178 ТК РФ. Однако, поскольку истец изменил в ходе рассмотрения основания для увольнения, то, соответственно, законных основания для выплаты истцу выходного пособия в размере двухмесячного заработка, не имеется.

На основании ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Обязать ООО «Авангард-88» в лице конкурсного управляющего Щукина АО расторгнуть трудовой договор, заключенный между ООО «Авангард-88» и Алексеевым СВ 06 мая 2010 года (с последующими дополнении) на основании п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника) 01 июля 2013 года, о чем издать соответствующий приказ и внести соответствующую запись в трудовую книжку Алексеева СВ.

В остальной части заявленных исковых требований, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Новосибирский областной суд в течение месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме.

Решение изготовлено судом в окончательной форме 02 сентября 2013 года.

Ссылка на основную публикацию