Директор не вправе оспаривать сделки после введения внешнего управления/конкурсного производства

Когда арбитражному управляющему уже поздно оспаривать сделки должника

Общий срок исковой давности, в течение которого конкурсный кредитор или конкурсный управляющий могут оспорить подозрительные сделки должника, составляет один год с момента, когда заинтересованное лицо узнало или могло узнать о наличии оснований для оспаривания такой сделки. Однако при определении начала или окончания течения этого срока суды обращают внимание на различные обстоятельства. Мы решили обобщить судебную практику по этому вопросу, сложившуюся за последний год, и рассказать, когда сроки считаются пропущенными, а когда — нет.

Внешний или конкурсный управляющий должника-банкрота вправе обратиться в суд с заявлением о признании недействительными подозрительных сделок (ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве) такого лица или сделок с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве). Под подозрительными сделками понимаются сделки, совершенные должником в течение одного года до принятия, заявления о признании банкротом или после его принятия и предполагают неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки (цена передаваемого имущества занижена по сравнению с рыночной) (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Еще одна категория подозрительных сделок — сделки, совершенные должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия такого заявления (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Под сделкой с предпочтением понимается сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или другого лица, если она влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований и заключена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия такого заявления (п. 1, 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Срок исковой давности по требованиям о признании вышеперечисленных сделок недействительными составляет один год и исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки (п. 2 ст. 181 ГК РФ, п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве).

Сдержанная формулировка, использованная законодателем при определении начала течения годичного срока исковой давности, повлекла за собой необходимость дополнительных разъяснений для правоприменителей. Такие разъяснения содержатся в постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63), на которое арбитражные суды очень активно ссылаются при решении вопроса о пропуске или соблюдении срока исковой давности.

Срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда о наличии оснований для оспаривания сделок должника узнал или должен был узнать первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности — абз. 3 п. 3 ст. 75 Закона о банкротстве). Если арбитражный управляющий узнал об этом до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, во время осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения. При этом не имеет значения, первый это управляющий или его правопреемник, назначенный на эту должности позднее.

В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности, однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Суды принимают во внимание то, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (которую ему должны предоставить в течение трех дней согласно п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и так далее), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и тому подобное.

В случае когда внешний или конкурсный управляющий по каким-либо причинам узнает об оспоримости сделки после своего назначения, то доказывать это приходится самому управляющему. Чтобы подтвердить невозможность узнать об оспоримой (оспоримости) сделке сразу после назначения на должность, управляющий вправе раскрыть последовательность своих действий, направленных на получение сведений о наличии оснований для оспаривания сделок должника (постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.10.2016 № Ф04-4373/2016 по делу № А75-11761/2013).

В деле № А49-11105/2013, рассмотренном АС Поволжского округа от 29.08.2016 (постановление № Ф06-11926/2016) суды пришли к выводу о пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности, поскольку с заявлением об оспаривании сделки он обратился через два года после его назначения на эту должность, в то время как сама сделка была совершена и зарегистрирована за два года до дня его назначения. Доказательств того, что получить сведения о государственной регистрации сделки с недвижимостью он не мог, арбитражный управляющий не представил. К похожим выводам пришли судьи в постановлении АС Поволжского округа от 18.08.2016 № Ф06-19498/2013 по делу № А55-23660/2013.

Арбитражный управляющий может узнать о сделке и после своего назначения

Если арбитражному управляющему станет известно о сделке до введения внешнего управления и конкурсного производства, например, в ходе наблюдения, то он (в данном случае — временный управляющий) не вправе оспорить сделку, однако факт его осведомленности влияет на течение срока исковой давности — суды будут исчислять его с момента введения внешнего управления или конкурсного производства и назначения внешнего или конкурсного управляющего соответственно. Такой вывод был подтвержден, например, в постановлении АС Волго-Вятского округа от 27.07.16 № Ф01-2745/2016 по делу № А17-5064/2013. В нем суды обратили внимание на то, что срок исковой давности не может исчисляться ранее даты введения в отношении должника процедуры внешнего управления и утверждения внешнего управляющего. Дата назначения временного управляющего (в процедуре наблюдения) на течение срока не влияет, поскольку такой управляющий не наделен полномочиями на обжалование сделок должника. Аналогичные выводы содержатся в постановлениях АС Волго-Вятского округа от 05.07.2016 № Ф01-2209/2016 по делу № А11-6021/2012, от 30.03.2016 № Ф01-507/2016 по делу № А17-5064/2013, Восточно-Сибирского округа от 29.08.2016 № Ф02-3503/2016 по делу № А19-4401/2013.

Если конкурсный управляющий не докажет, что предпринял все необходимые меры по выявлению подозрительных сделок должника, но не мог узнать об оспариваемой сделке ранее в силу уважительных причин, это может стать еще одним аргументом в пользу исчисления такого срока с даты назначения конкурсного управляющего (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 29.07.2016 № Ф02-3734/2016 по делу № А10-4991/2013).

Заметим, что закон связывает начало течения срока исковой давности именно с заключением сделки должником, но не переходом права на предмет этой сделки, особенно когда эти события сильно «разорваны» во времени. В споре, который рассматривал АС Центрального округа (постановление от 08.12.2015 № Ф10-1293/2012 по делу № А68-33/2009), арбитражный управляющий возражал против заявления о пропуске срока исковой давности по требованию об оспаривании сделки купли-продажи недвижимого имущества, опираясь на то, что при подписании договора у него не было оснований оспаривать сделку — собственником приобретенной недвижимости было третье лицо, а не ответчик по делу. А годичный срок начал течь с момента перехода права собственности на спорный объект к покупателю по оспариваемой сделке. Однако суд с таким мнением не согласился и признал срок пропущенным, потому что договор купли-продажи является консенсуальной сделкой и считается заключенным с момента его подписания сторонами. Тот факт, что переход права собственности к ответчику еще не зарегистрирован, не влияет на действительность такого договора.

Когда конкурсный или внешний управляющий считается назначенным на эту должность, если в соответствующем судебном заседании была оглашена только резолютивная часть судебного акта о введении внешнего управления или конкурсного производства? Ответ на этот вопрос дан Пленумом ВАС РФ в абз. 1 п. 42 постановления от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»: независимо от того когда был изготовлен судебный акт в полном объеме, датой введения процедуры, возникновения полномочий арбитражного управляющего будет дата объявления такой резолютивной части. Соответственно, годичный срок исковой давности начинает течь на следующий день (постановление АС Северо-Кавказского округа от 31.08.2016 № Ф08-5107/2016 по делу № А53-1648/2014).

В некоторых случаях суды признают, что срок исковой давности начинает течь позже введения внешнего управления или конкурсного производства в отношении должника. Это может быть обусловлено тем, что в силу объективных обстоятельств арбитражный управляющий не получил сведения или документы в установленный законом трехдневный срок с момента своего назначения (ч. 2 ст. 126 Закона о банкротстве) и, следовательно, не имел оснований оспаривать сделки должника. О такой ситуации идет речь в Определении ВС РФ от 05.02.2016 № 304-ЭС14-5681(7) по делу № А46-1949/2013, в котором судьи пришли к выводу о соблюдении конкурсным управляющим срока исковой давности, поскольку бывший руководитель компании-банкрота не передал ему бухгалтерскую и иную документацию.

Задержка получения арбитражным управляющим информации об основаниях оспаривания сделок должника может произойти и по иным причинам, например, в связи с неполнотой сведений, предоставленных государственными органами (Определение ВС РФ от 27.06.2016 № 303-ЭС16-5771 по делу № А04-5654/2012). В одном из споров конкурсный управляющий получил сведения о расчетах сторон по сделке только в ходе одного из судебных заседаний спустя три года после его назначения (Определение Верховного суда РФ от 10.03.2016 № 306-ЭС16-1027 по делу № А57-13681/2012).

Если последний день годичного срока исковой давности выпадает на нерабочий день, то по общим правилам исчисления сроков (ст. 193 ГК РФ) он переносится на ближайший следующий за ним рабочий день. Таким образом, последним днем подачи заявления об оспаривании сделки будет ближайший рабочий день. Если штамп входящей корреспонденции подтверждает подачу заявления в этот день, срок не считается пропущенным (постановление АС Дальневосточного округа от 09.12.2015 № Ф03-4695/2015 по делу № А51-1355/2014). Если заявление направляется почтой, то вопрос соблюдения срока исковой давности суд будет решать на дату, указанную на почтовом штемпеле (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 30.11.2015 № Ф02-6148/2015 по делу № А19-4510/2013).

Смена арбитражного управляющего не влияет на исчисление сроков

На течение срока исковой давности не влияет смена арбитражного управляющего, поскольку такой срок начинает течь с момента, когда об основаниях оспаривания сделки узнал первоначально назначенный внешний или конкурсный управляющий (Определение ВС РФ от 15.06.2015 № 309-ЭС15-1959 по делу № А47-2454/2011, Западно-Сибирского округа от 02.08.2016 № Ф04-6978/2011 по делу № А02-629/2010, п. 32 постановления № 63). Чаще всего это день его назначения на должность либо день передачи ему документации должника (постановление АС Волго-Вятского округа от 13.09.2016 № Ф01-3512/2016 по делу № А11-10014/2012). Доказательством того, что управляющий узнал об оспоримой сделке позднее, может стать, например, уведомление о вручении кредитором документов с соответствующими сведениями и с его подписью (постановление АС Волго-Вятского округа от 18.05.2016 № Ф01-1462/2016 по делу № А17-5674/2012), подписанный управляющим акт инвентаризации расчетов должника по состоянию на определенную дату (постановление АС Западно-Сибирского округа от 31.08.2016 № Ф04-20294/2015 по делу № А70-4399/2014).

При этом не имеет значения, пропущен ли срок в связи с нарушениями предыдущего управляющего или нет. В случае неправомерного бездействия управляющего он может быть привлечен к административной или гражданско-правовой ответственности, но это обстоятельство не является основанием для иного исчисления начала течения срока исковой давности. Исключением будет ситуация, когда основание недействительности сделки связано с нарушением совершившим ее от имени должника арбитражным управляющим Закона о банкротстве. Тогда исковая давность по заявлению об оспаривании такой сделки исчисляется с момента, когда о наличии оснований для ее оспаривания узнал или должен был узнать следующий арбитражный управляющий (постановления АС Дальневосточного округа от 04.05.2016 № Ф03-1489/2016 по делу № А04-3298/2011, Поволжского округа от 04.08.2016 № Ф06-11059/2009 по делу № А12-4561/2009).

При дополнении конкурсным (внешним) управляющим уже поданного заявления требованиями об оспаривании иных сделок должника суды рассматривают такое дополнение как новое требование и для целей исчисления срока исковой давности в отношении указанных сделок учитывают момент предъявления в суд дополнительного требования (Определение ВС РФ от 24.12.2015 № 305-ЭС15-13488 по делу № А40-26073/2012).

Если информацию и документы, подтверждающие наличие оснований для оспаривания сделок, вместо арбитражного управляющего получил его представитель по доверенности, то срок исковой давности будет исчисляться с этой даты, а не со дня, когда такие сведения поступили непосредственно к управляющему (постановление АС Центрального округа от 17.08.2016 № Ф10-420/2015 по делу № А62-7344/13).

Заметим, что на исчисление срока исковой давности не влияет также заключение мирового соглашения сторонами спора, поскольку ни ст. 202, ни ст. 203, ни ст. 204 ГК РФ не предусматривают восстановление, приостановление или перерыв течения срока исковой давности вследствие заключения мирового соглашения и прекращения производства по делу о банкротстве (постановление АС Московского округа от 20.07.2016 № Ф05-8127/2016 по делу № А40-48152/2012).

Начало течения срока исковой давности можно определить периодом

Встречаются судебные акты, в которых начало течения срока исковой давности по оспариванию сделок должника определено приблизительно, опираясь на какие-либо обобщенные данные. Так, например, сделали суды в деле № А36-859/2014, а суд округа правильность такого подхода подтвердил (постановление АС Центрального округа от 21.07.2016). Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием о признании недействительными сделками операций по перечислению денежных средств должника в адрес налогового органа, а также о применении последствий недействительности сделок в виде возврата денежных средств. Об оспариваемых операциях управляющий узнал после того, как получил от налогового органа ответ на свой запрос о состоянии расчетов должника по налогам. Учитывая сроки почтового пробега пересылаемой корреспонденции, суды пришли к выводу, что данный ответ мог быть получен конкурсным управляющим в определенный период — с 14 по 16 июня 2014 г. Поскольку с заявлением об оспаривании сделки должника конкурсный управляющий обратился 16 июня 2015 г., то срок исковой давности суды посчитали соблюденным.

Еще один пример, где начало течения срока исковой давности суды посчитали навскидку, — дело № А51-1355/2014 (постановление АС Дальневосточного округа от 18.08.2016 № Ф03-3226/2016). В этом споре конкурсный управляющий также оспаривал сделку по перечислению денежных средств в адрес налогового органа и также заявлял о применении последствий ее недействительности. Однако результат спора оказался не в его пользу, поскольку суды пришли к выводу о пропуске управляющим срока исковой давности, приняв во внимание разумную продолжительность периода для запроса и получения информации о движении денежных средств по счету должника с даты утверждения конкурсного управляющего.

Стадия внешнего управления в процедуре несостоятельности предприятия

Когда юридическое лицо признается финансово несостоятельным, совсем не обязательно, что его ликвидируют. К организации-должнику могут быть применены реабилитационные процедуры в виде внешнего управления при банкротстве. Его цель заключается в восстановлении платежеспособности банкрота и полный расчет с кредиторами по имеющимся долговым обязательствам.

Когда вводится внешнее управление при банкротстве юридического лица?

На стадии внешнего управления все полномочия полностью переходят ко внешнему управляющему.

Управление вводится решением арбитражного суда, если собрание кредиторов или сам должник обращался с заявлением в судебную инстанцию. Обоснованием введения внешнего управления является потенциальная возможность предприятия восстановить свое финансовое положение.

Введение этой процедуры для кредиторов имеет преимущества. У кредитующих лиц появляется больше шансов вернуть свои финансовые средства, так как при начале стадии конкурсного производства и реализации имущества на аукционе, полученных денег может не хватить на полное погашение всей задолженности.

Как проводится внешнее управление?

Этап банкротства юридического лица, получивший название «внешнее управление», начинается с передачи всех полномочий руководителя новому арбитражному управляющему. Внешний управляющий принимает всю документацию от должника и приступает к руководству предприятием. Арбитражный управлене вправе отменить принятые раньше меры по возобновлению долговых выплат и полностью изменить стратегию производства.

Читайте также:  Банкротство физических лиц через арбитражный суд

Пока должник находится под внешний управлением, вводится мораторий на долговые выплаты. Так компания сможет улучшить свои финансовые дела и вести деятельность без постоянного давления со стороны кредиторов.

План проведения

В обязанности внешнего управляющего входит составление плана работы, который утверждает арбитражный суд. План действий управляющий обязан разработать не позже чем через один месяц после вступления в должность.

План управления внешнего управления должен предусматривать ряд мероприятий по восстановлению платежеспособности компании-должника, а также порядок реализации указанных мер. Документ также предусматривает размеры расходов на проведение необходимых процедур для возврата организации к нормальной деятельности. Платежеспособность должника считается восстановленной, если отсутствуют признаки банкротства юридического лица, регламентированные законодательством.

План внешнего управления при банкротстве в обязательном порядке должен:

  • предусматривать временной период, когда организация восстановит платежеспособность;
  • иметь обоснование возможности восстановления платежеспособности компании в оговоренный срок;
  • соответствовать установленным законодательствам требованиям.

Внешний управляющий в процедуре несостоятельности

Внешний управляющий назначается решением арбитражного суда. У него достаточно обширный перечень полномочий. Он имеет право распоряжаться всей имеющейся у компании-должника собственностью. Сами учредители и руководитель не могут принимать решения или влиять на действия внешнего управляющего. Это лицо выполняет функции руководителя компании, проводит, согласно утвержденному плану, необходимые реабилитационные мероприятия для восстановления нормальной деятельности и платежеспособности организации. Также в обязанности внешнего управляющего входит разработка мер по взысканию задолженности с дебиторов, открытия реестра требований кредиторов и ряд других мероприятий.

Срок процедуры внешнего управления при банкротстве юридического лица

Внешнее управление не может длиться бесконечно. Его максимальный срок не должен превышать полгода. Однако при определенных условиях период может продлеваться до полутора лет.

Для некоторых организаций предусмотрены более широкие временные рамки. Это градообразующие предприятия, при ликвидации которых возникают негативные социально-экономические последствия для региона. Срок управления такими предприятиями может продлеваться вплоть до 2,5 лет при наличии заявления от органов местного самоуправления.

Помимо градообразующий предприятий, рассчитывать на продление срока внешнего управления могут фермерские хозяйства. Судебной инстанцией устанавливается отдельный временной отрезок, на протяжении которого может быть выращен и собран очередной урожай.

К общему сроку в 18 месяцев добавляется еще один год в исключительных случаях, когда на работу организации-должника повлияли стихийные бедствия.

Права и обязанности участников

Участниками процедуры банкротства стадии внешнее управление считаются: компания-должник, временный управляющий, кредиторы, государственные учреждения.

Должник вправе принимать решения:

  • о ходатайстве к кредиторам о продаже предприятия должника;
  • об избрании представителя должника;
  • о замещении активов должника;
  • о заключении договоренности с третьими лицами для подписания договоров о предоставлении средств для исполнения долговых обязательств.

Временный управляющий осуществляет полное руководство компанией-должником, проводит инвентаризацию, составляет план мероприятий по восстановлению платежеспособности организации, отчитывается о своих действиях перед кредиторами и судебной инстанцией.

Кредиторы вправе:

  • принимать непосредственное участие в процедуре банкротства;
  • организовывать общие собрания, где обсуждать вопросы о хозяйственной деятельности должника;
  • направлять обращение в суд для открытия конкурсного производства;
  • формировать требования, которым должен отвечать управляющий;
  • одобрять план, представленный управляющим, вносить в него изменения и дополнения.

Государственные учреждения могут иметь требования по оплате налогов, взносов или сборов. Это ИФНС, трудовая инспекция, таможенная служба, ФСС, пенсионный фонд. Эти уполномоченные органы не признаются кредиторами, однако их требования должны удовлетворятся одними из первых.

Отличие внешнего управления от стадии финансового оздоровления

Финансовое оздоровление и внешнее управление — это две реабилитационные стадии процедуры банкротства. Они вводятся в отношении должника и преследуют главную цель — сохранить компанию в качестве рыночного субъекта. Обе процедуры предоставляют льготные условия по ведению деятельности и вводятся по решению суда либо первого собрания кредиторов.

Между стадиями внешнего управления и финансового оздоровления есть отличия и по методам, принимаемым для восстановления работы должника. Финансовое оздоровление в общем смысле является рассрочкой для погашения кредиторской задолженности под определенные гарантии. При внешнем управлении применяется комплекс мер по изменению стратегии ведения юридического лица.

Последствия процедуры внешнего управления при банкротстве юридического лица

После введения внешнего управления о отношении юридического лица полностью прекращаются полномочия руководства компании-должника. Все дела переходят ко временному управляющему, назначаемому судом. Он вправе издать приказ об увольнении руководителя компании либо предложить ему переход на другую работу на условиях и в порядке, предусмотренном российским законодательством.

Кроме этого, последствиями перехода должника на эту стадию можно назвать:

  • прекращение полномочий органов управления организации и собственников имущества компании;
  • отмена принятых ранее мер по обеспечению требований кредиторов;
  • введение запрета на удовлетворение требований по долговым обязательствам и уплате обязательных платежей, кроме случаев установленных законодательством.

Если результаты реабилитации оказались положительными и привели к восстановлению платежеспособности должника, то компания переходит к расчетам с кредиторам и удовлетворяет их финансовые требования. В противном случае на собрании кредиторов принимается решение о необходимости продления срока внешнего управления либо ввода арбитражным судом других мер, направленных на удовлетворение требований кредиторов. К примеру, в рамках процедуры банкротства судом может быть инициировано конкурсное производство для реализации имущества должника.

Директор не вправе оспаривать сделки после введения внешнего управления/конкурсного производства

Обзор судебной практики по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

Помимо общих оснований, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, оспаривание сделок должника осуществляется по специальным основаниям, подлежащим применению только в отношении должника, только в рамках дела о банкротстве (речь идет прежде всего об основаниях, указанных в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве). Нормы, регулирующие оспаривание сделок должника, сформированы законодателем в отдельную главу, в которой определяются:

– основания для оспаривания и квалифицирующие признаки сделок, которые могут быть оспорены в процедурах банкротства;

– процессуальные нормы о порядке оспаривания сделок, в том числе особенности рассмотрения соответствующего заявления об оспаривании сделки;

– последствия признания сделки недействительной в рамках проводимых в отношении должника процедур банкротства.

Следует отметить, что предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (что также подтверждается названием главы III_1 Закона о банкротстве).

В то же время наличие в Законе о банкротстве указанных специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке (пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”).

Применение норм статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве подробно разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63:

1. В случае оспаривания подозрительной сделки судом проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то есть с учетом оценки неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной сделки и наличия целей причинения вреда имущественным правам кредиторов (пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

2. При оспаривании сделки с предпочтением, применяя перечень условий, когда имеет место оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, приведенный в абзацах втором – пятом пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, следует иметь в виду, что для признания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного из этих условий.

При этом при проверке сделок по данной статье необходимо учитывать дату их совершения. Если сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или за месяц до этого, то для признания ее недействительной достаточно условий, указанных в пункте 1 названной нормы; если же сделка совершена в период от одного до шести месяцев до возбуждения производства по делу о банкротстве, то для признания этой сделки недействительной дополнительно необходимо доказать наличие еще одного признака – недобросовестности контрагента (статья 61.3 Закона о банкротстве, пункты 10, 11, 12 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

3. Заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано только в процедурах внешнего управления или конкурсного производства. В процедурах же наблюдения или финансового оздоровления по основаниям, предусмотренным статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, сделки (в том числе совершенные после введения этих процедур) оспорены быть не могут (пункт 30 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

В силу пункта 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника (включая сделки с недвижимостью).

В свою очередь, на основании статьи 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим.

Таким образом, заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности (пункт 17 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве), а именно:

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве;

2. Оспаривание подозрительных сделок должника;

3. Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами;

4. Оспаривание сделок должника в отношении правопреемников;

5. Последствия признания сделки недействительной;

6. Отказ в оспаривании сделок должника.

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве

1.1. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20.04.2015 N Ф03-988/2015 по делу N А73-1322/2014

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ООО “КРАЙМЕКС” (организации-должника, правопреемника залогодателя) в рамках дела о банкротстве в порядке, предусмотренном статьей 61.1 Закона о банкротстве, обратился в суд с заявлением о признании недействительными действий ООО “РИФ” (цессионария по договору с залогодержателем) по обращению взыскания во внесудебном порядке на нежилое здание и земельный участок.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив, что обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и оставление предмета ипотеки ООО “РИФ” за собой произведено в соответствии с условиями договора об ипотеке между залогодателем и залогодержателем, дополнительного соглашения к нему и требованиями Федерального закона от 16.07.98 N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, и отказывая в удовлетворении требований, суд дополнительно отметил, что к сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными по правилам главы III_1 этого Закона, могут относиться в том числе оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога, при этом наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотреблением правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ) (пункты 2, 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”). Однако в данном случае судом оснований для применения названных статей не установлено.

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ТСЖ “Альфа” (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительным акта приема-передачи, подписанного между председателем ТСЖ “Альфа” и представителем ООО “АК БАРС ИПОТЕКА”, о передаче ООО “АК БАРС ИПОТЕКА” объектов недвижимого имущества и применении последствий недействительности сделки в виде включения в конкурсную массу ТСЖ “Альфа” указанных объектов.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Установив из материалов дела, что подписание акта приема-передачи имущества состоялось при совершении исполнительных действий, суды трех инстанций со ссылкой на пункт 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве указали, что действия по исполнению судебного акта (как сделка) могут быть оспорены только по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, а не по основаниям, установленным статьей 64 Закона о банкротстве, регулирующей обязанности и ограничения должника в процедуре наблюдения, в этой связи оспариваемая сделка не может быть признана судом недействительной по основаниям, указанным конкурсным управляющим.

Также суд признал несостоятельным довод конкурсного управляющего ТСЖ “Альфа” о том, что сделка подлежит признанию недействительной на основании статьи 64 Закона о банкротстве, поскольку действия по передаче квартир были осуществлены во исполнение вступивших в законную силу судебных актов, в связи с чем подлежали оспариванию по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, поскольку суд не может по собственной инициативе применять нормы названной главы, так как требуется иной порядок доказывания обстоятельств оспоримости сделок.

1.3. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2015 N 10АП-15790/2014 по делу N А41-51561/13 (Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14.04.2015 N Ф05-4497/2014 данное постановление оставлено без изменения)

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ОАО “АБ “Пушкино” (организации-должника) обратился в суд с заявлением к Зейцу Р.О. о признании недействительными дополнительного соглашения к трудовому договору, мотивировав требование тем, что имели место злоупотребление правом при заключении дополнительного соглашения ввиду заинтересованности выгодоприобретателя (Зейца Р.О.), а также отсутствие экономической обоснованности и плохое финансовое состояние должника на момент его заключения.

Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.

Позиция суда:

Отметив, что норма пункта 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве, наряду с оспариванием гражданско-правовых сделок, позволяет оспаривать по правилам главы III_1 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” также и действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с другими отраслями законодательства, в том числе трудового, то есть вводит новый институт – признание недействительными действий граждан и юридических лиц по исполнению своих обязательств, при этом в соответствии с разъяснениями Пленума ВАС РФ, содержащимися в пункте 1 Постановления от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, правила главы III_1 Закона о банкротстве могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с различными отраслями законодательства РФ, а применительно к трудовому законодательству – действий по выплате заработной платы, в том числе премии, суд пришел к выводу о том, что оспаривание действительности самого трудового правоотношения, ранее возникшего на основании трудового договора, главой III_1 Закона о банкротстве и разъяснениями Пленума ВАС РФ не предусмотрено, так как правовое регулирование трудовых правоотношений осуществляется самостоятельной отраслью законодательства – трудового права, не предусматривающего признание трудового договора недействительным.

1.4. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.09.2014 N Ф05-14327/2011 по делу N А40-51217/2011

Исковые требования:

Конкурсный управляющий ООО “КОМПАНИЯ “ФИНАНССТРОЙИНВЕСТМЕНТ” (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделкой действий должника по перечислению со своего расчетного счета денежных средств в пользу компании “Андреас Софоклеус и Компания” и о применении последствий ее недействительности в виде обязания компании “Андреас Софоклеус и Компания” вернуть указанные денежные средства в конкурсную массу должника, основывая свое заявление на утверждении о том, что платеж является ничтожной сделкой в силу статьи 168 ГК РФ, а также отвечает признакам недействительности, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 61_2 Закона о банкротстве, поскольку влечет причинение существенного вреда имущественным правам и интересам других кредиторов.

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Сроки исковой давности при оспаривании сделок во время банкротства

Оспаривание сделок, совершенных будущим банкротом, позволяет пополнить конкурсную массу и увеличить шансы кредиторов на погашение их требований. Более того, наличие такой перспективы зачастую останавливает в желании избавиться от долгов посредством процедуры банкротства.

Читайте также:  Банкротство поручителя физического лица - последствия

Для этого важно понимать, в течение какого периода могут быть оспорены (срок исковой давности) сделки должника, в отношении которого введена процедура банкротства.

Прежде всего определимся, кто может быть заинтересован в признании сделок должника недействительными. К ним относятся:

    Арбитражный управляющий (по личной инициативе/по инициативе собрания кредиторов).

    Уполномоченный представитель собрания кредиторов, в случаях, если этого не сделает арбитражный управляющий по их поручению.

    Конкурсный кредитор/несколько кредиторов или уполномоченный орган, если размер их требований к должнику составляет более 10% от общей реестровой задолженности.

    Сторона оспариваемой сделки.

    Очевидно, что из всех перечисленных субъектов только арбитражный управляющий наделен обязанностью (а не правом, в отличие от остальных) оспаривать сделки, причиняющие вред должнику, ведь основной задачей его в деле о банкротстве является пополнение конкурсной массы, в том числе путем возврата имущества по недействительным сделкам.

    Закон «О несостоятельности (банкротстве)» говорит о специальных основаниях оспаривания сделок в рамках процедуры банкротства. При этом одной из важнейших характеристик каждого основания является период совершения сделки относительно принятия судом заявления о признании лица банкротом.

    СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ОСПАРИВАНИЯ СДЕЛОК ПРИ БАНКРОТСТВЕ

    Подозрительные сделки

    (ст. 61.2 Закона о банкротстве)

    Сделки с предпочтением

    (ст. 61.3 Закона о банкротстве)

    Неравноценные сделки

    Совершена в течение 1 года до принятия
    заявления о банкротстве
    Совершаются при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной,
    включая случаи отличия цены и иных условий в худшую сторону

    Сделки с возможностью оказания предпочтения

    Совершена после принятия судом заявления о банкротстве или за 1 месяц до этого
    Влекут или могут повлечь оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

    Вредные сделки

    Совершена в течение 3 лет до принятия
    заявления о банкротстве или после его принятия
    Совершаются в целях причинения
    умышленного вреда имущественным правам кредиторов. Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом

    Сделки с оказанием предпочтения

    Совершена в течение 6 месяцев до принятия заявления о банкротстве
    Когда установлено, что кредитору/контрагенту по сделке было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

    Сроки же исковой давности, то есть период, в течение которого совершенная сделка может быть оспорена, определены Гражданским кодексом РФ.

    Общее правило: один год

    Верховный Суд специально обратил внимание, что заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК РФ).

    Согласно ГК РФ годичный срок для подачи иска по своей сути представляет собой срок признания недействительной оспоримой сделки (той, которая нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе влечет неблагоприятные для него последствия) (п.2 ст. 166 ГК РФ).

    Согласно пункту 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности начинает исчисляться с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии специальных оснований для оспаривания сделки, предусмотренных ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. Это правило касается и подачи иска конкурсными кредиторами (п.2 ст. 61.9 Закона о банкротстве).

    Таким образом, начало течения срока исковой давности связано не только с моментом, когда лицо фактически узнало о наличии оснований для оспаривания, но и с моментом, когда оно должно было, то есть имело юридическую возможность, узнать об этом.

    Так, например, если конкурсный или внешний управляющий узнал о наличии оснований оспаривания сделки до момента его утверждения (например, будучи временным управляющим в наблюдении), то срок исчисляется с момента его утверждения (п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010г. № 63).

    Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 15.06.2015 г. № 309-ЭС15-1959 указала: «. о совершении оспариваемой сделки арбитражный управляющий мог и должен был узнать в период исполнения им обязанностей временного управляющего, о чем свидетельствует составленное им заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ЗАО, в котором спорная сделка отражена. Поэтому срок исковой давности начал течь с момента возложения на него обязанностей конкурсного управляющего должника.

    Однако, как всегда, из общего правила есть исключения.

    Срок три года

    Согласно п.1 ст. 94 и п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве со дня введения внешнего управления (открытия конкурсного производства) арбитражный управляющий принимает на себя полномочия органа управления должника. Соответственно, у него имеется право от имени должника также оспаривать совершенные им сделки и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

    При наличии таких оснований действуют общие правила ГК РФ о сроках, и, соответственно, годичный срок может быть увеличен. Это становится важным, когда имеются основания для признания сделки ничтожной.

    Ничтожные сделки считаются недействительными с момента их заключения, независимо от признания их таковыми в суде. Срок исковой давности по ним – три года. (п. 1 ст 181 ГК РФ).

    В Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.11.2015г № Ф08-7752/15 по делу № А32-4086/2012 суд указал, что заявленное требование о признании недействительным в силу ничтожности кредитного договора как не соответствующего положениям гражданского законодательства (ст. 1, 9, 166, 167, 819 ГК РФ) не может быть оспорено конкурсным управляющим по специальным основаниям Закона о банкротстве. Поэтому, как правильно отметили суды, на данное требование конкурсного управляющего распространяется трехлетний срок исковой давности, предусмотренный п.1 ст. 181 ГК РФ, течение которого началось со дня, когда началось исполнение сделки.

    Общие сроки исковой давности по недействительным сделкам

    Ничтожные сделки

    Оспоримые сделки

    3 года ( но не более 10 лет для 3-го лица)

    • со дня исполнения ничтожной сделки ее стороной;
    • со дня, когда 3-е лицо узнало о начале ее исполнения
    • со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых совершена сделка;
    • со дня, когда истец узнал/должен узнать об иных обстоятельствах недействительности

    Таким образом, очень важно, прежде всего, отличать оспоримую и ничтожную сделку. От этого зависит срок исковой давности.

    Как отличить оспоримую и ничтожную сделки?

    Если, скажем, речь идет о сделке, в которой должник оказал наибольшее предпочтение одному кредитору по сравнению с другими (ст. 61.3 Закона о банкротстве), то мы имеем дело с оспоримой сделкой, соответственно применяем срок – 1 год.

    Если же сделка совершена, к примеру, недееспособным лицом или является мнимой (то есть, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ), то она является ничтожной. Тогда срок оспаривания будет составлять 3 года.

    К сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, не могут быть применены нормы п. 1 ст. 181 ГК РФ, предусмотренные для ничтожных сделок.

    Такой вывод содержится в Определении Верховного Суда РФ от 5 ноября 2015 года № 304-ЭС15-13605, где указано: «Доводы конкурсного управляющего о необходимости применения к сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо». То есть, в отношении таких сделок действует срок исковой давности 1 год, а не 3 года.

    Арбитражные суды очень часто ссылаются на статью 10 Гражданского кодекса РФ «Пределы осуществления гражданских прав», в п. 1 которой указано: «Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, «действия в обход закона» с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).»

    Каковы сроки оспаривания таких сделок?

    Суды считают,1 что сделки, при заключении которых допущено злоупотребление правом также являются ничтожными в силу п. 2 ст. 168 ГК РФ, в связи с чем на требования о признании таких сделок недействительными распространяется трехлетний срок исковой давности, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ ГК РФ. [1-такая практика впервые была применена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011г. № 18484/10]

    Применительно к делам о банкротстве срок оспаривания сделки со злоупотреблением начинает течь с момента, когда оспаривающее лицо узнало или должно было узнать о злоупотреблении правом со стороны должника, но не ранее дня введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

    Основные признаки сделки, в которой имеется злоупотребление правом (при банкротстве):

    основной целью сделки является причинение вреда другим лицам (например, в виде невозможности последующего обращения взыскания на имущество должника);

    отчуждение имущества должника происходит по заведомо заниженной цене и др.

    стороны сделки действуют умышленно, то есть руководствуются исключительно целью уменьшения конкурсной массы. Необходимо обязательно доказать осведомленность второй стороны сделки о финансовых проблемах должника.

    Высшие судебные инстанции о сделках со злоупотреблением правами:

    п. 10 Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» с изменениями, внесенными Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013г. № 60»;

    Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2015г № 310-ЭС15-2953;

    п.1 Определения Конституционного Суда РФ от 23.06.2015г № 1458-О.

    В одном из дел, рассмотренных Арбитражным судом Свердловской области, конкурсный кредитор оспаривал договоры дарения имущества, совершенные должником в трехлетний период, предшествующий банкротству2. [2-Определение Арбитражного суда Свердловской области от 09.09.2017г по делу № А60-52847/2015]

    В определении суд указал, что неплатежеспособность должника еще не свидетельствует о мнимости, недействительности всех совершаемых им сделок. Недействительными они признаны как раз ввиду злоупотребления правом должником, который совершил несколько сделок отчуждения имущества по заниженной цене с целью вывода своих активов во избежание обращения взыскания на них, при сохранении контроля над выведенным имуществом.

    Злоупотребление правом является самостоятельным основанием для оспаривания сделок, хотя само по себе не поименовано в качестве квалифицирующего признака недействительности сделок ни в параграфе 2 главы 9 ГК РФ, ни в главе III.1 Закона о банкротстве.

    В таких делах присутствует одна характерная черта – со стороны кажется, что суды выходят за пределы трехлетнего срока исковой давности, однако это не так. Просто начало течения срока сдвигается к моменту поступления информации потенциальному истцу о такой сделке.

    Важно отметить, что даже по этому основанию не может быть оспорена сделка, совершенная 10 лет назад и более (п.1 ст. 181 ГК РФ). Пожалуй, только такие сделки имеют полную индульгенцию от оспаривания.

    Вот еще один яркий пример судебного дела на тему злоупотребления правами3. [3-определение Арбитражного суда Свердловской области от 06.12.2017г по делу № А60-53138/2015 о признании сделки недействительной и применении ее последствий]

    Все имущество супруги предпринимателя-банкрота, принадлежащее ей на основании брачного договора (дом, земельный участок, автомобиль, квартира, доли в бизнесе) было признано совместно нажитым и включено в конкурсную массу в 2017 году, тогда как сам брачный договор, заключенный в 2012 году, признан ничтожным.

    В качестве основного кредитора выступил Сбербанк, который не получил исполнение по кредитам. Брачный договор был признан недействительным судом по иску арбитражного управляющего ввиду злоупотребления правом должником.

    По мнению суда, злоупотребление выразилось в том, что супруги заключили оспариваемый договор не с целью установления раздельного режима собственности, а с целью исключения возможности обращения взыскания на имущество должника, включив в него положения о том, что все имущество, приобретенное супругами после регистрации брака, независимо от оснований приобретения, включая полученное одним из супругов в порядке приватизации, по наследству или в дар, является исключительно единоличной собственностью того из супругов, на чье имя оно зарегистрировано.

    Перед тем как подписать брачный договор, супруга приобрела на свое имя 100% долю в одной из компаний мужа, а уже после подписания брачного договора – ряд объектов недвижимого имущества. Суд установил, что покупки оплачивались исключительно за счет средств мужа, в то время как у супруги не было собственных источников дохода. Исходя из этого был установлен режим совместной собственности супругов.

    Вся недвижимость была зарегистрирована на жену в то время, когда у ее супруга уже существовали непогашенные обязательства перед банками. Суд пришел к выводу, что супруга должна была быть осведомлена о финансовых проблемах мужа.

    В данном случае отсчет срока исковой давности был произведен с декабря 2015 года – когда брачный договор был представлен в материалы банкротного дела, и о нем узнал арбитражный управляющий.

    Как видим, наличие брачного договора должнику не помогло.

    Срок менее одного года?

    Существуют судебные споры, в которых происходит конкуренция норм банкротного и корпоративного законодательства, и в связи с этим возникают вопросы о сроке исковой давности по оспариванию корпоративных документов (не всегда речь идет только о сделках, оспариваться могут, например, решения исполнительного органа, поскольку по смыслу ст. 61.1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделки»).

    Более наглядно поясним это на примере:

    Компания А взяла займ у компании Б, и в обеспечение сделки передала в залог активы в виде акций в количестве 63%. Когда в отношении компании-заемщика было введено банкротство (процедура наблюдения), заемщик, будучи мажоритарием, решил дополнительно эмитировать акции. В итоге заложенный пакет размылся до 2,6%, а акции по закрытой подписке достались офшору.

    Поскольку продажа акций офшору была произведена по сильно заниженной цене по сравнению с рыночной, компания Б (займодавец) в лице конкурсного управляющего обратилась с иском о признании решения о допэмиссии недействительным по правилам законодательства о банкротстве. Таким образом она хотела вернуть себе в залог 63% акций.

    Компания А (ответчик) строила свою позицию на том, что решения общего собрания акционеров должны оспариваться на основании норм корпоративного законодательства, а не закона о банкротстве, а срок признания решения недействительным по п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах- всего 3 месяца с момента, когда акционер о нем узнал.

    Суды трех инстанций поддержали ответчика, указав, что подобные требования должны рассматриваться в отдельном деле по нормам корпоративного законодательства (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах), поскольку решение акционеров не может рассматриваться как сделка должника либо как сделка, совершенная за счет должника по смыслу ст. 153 ГК РФ и ст 61.1 Закона о банкротстве, в связи с чем не может быть и оспорена в рамках дела о банкротстве.

    Однако Верховный суд указал, что суды трех инстанций ссылались лишь на общее правило оспаривания решений акционеров. Между тем, в исключительных случаях, когда единственной целью корпоративных процедур является причинение вреда кредиторам должника, решение акционеров может быть оспорено как недействительная сделка с применением положений закона о банкротстве, в том числе и о сроках. Дело было отправлено на новое рассмотрение.

    В данном случае речь идет о злоупотреблении правом одной из сторон спора. А как мы знаем, к таким случаям применяются правила о ничтожных сделках и срок исковой давности – 3 года. Однако, окончательного решения суда еще нет, поэтому вопрос о сроках в данном деле остается открытым.

    Как видим, в корпоративных спорах с участием банкрота сроки оспаривания сделок/решений акционеров могут колебаться от 3 месяцев до трех лет с момента, когда акционер узнал о совершении такой сделки или решения. Все будет зависеть от мотивов поведения ответчика в конкретной ситуации.

    Итак, Закон о банкротстве предусматривает особые (специальные) основания оспаривания сделок должника, совершенных в ограниченный период времени до инициирования процедуры банкротства.

    Вместе с тем, любая сделка должника может быть оспорена и в рамках Гражданского кодекса РФ, если является ничтожной или будет доказано злоупотребление правом при ее совершении. Срок давности будет составлять привычные три года.

    И в этой связи самое важное обстоятельство, которое зачастую не попадает в фокус внимания, – это начало течения срока оспаривания такой сделки. Оно не связано с моментом совершения самой сделки или с субъективным мнением стороны сделки (например, с посетившим ее «откровением», что имело место введение ее в заблуждение).

    Такая сделка может быть оспорена в течение трех лет с момента, когда о ней узнал кредитор или арбитражный управляющий, но не ранее введения первой процедуры банкротства (обычно это «наблюдение»). Очевидно, что в этом случае срок исковой давности фактически начинает течь заново в период процедуры банкротства.

    Читайте также:  Образец доверенности при банкротстве физического лица

    Таким образом, одна и та же сделка может быть оспорена по разным основаниям. В этой ситуации только от грамотности представителя должника или, соответственно, кредитора, арбитражного управляющего зависит, какие сроки давности будут действовать и к каким финансовым последствиям для кредиторов и должника это приведет.

    ВС указал на самостоятельность арбитражного управляющего в оспаривании сделок должника

    Арбитражный управляющий не стал оспаривать подозрительную сделку должника по продаже за 6,5 млн руб. недостроенного здания, которое позже перепродали уже за 111 млн руб. Один из кредиторов посчитал такое бездействие незаконным и обратился в суд, чтобы отстранить ответчика от исполнения обязанностей управляющего. Две инстанции согласились с иском, а окружной суд решил иначе, сославшись уже на бездействие самого заявителя.

    Арбитражный суд Республики Татарстан ввел процедуру наблюдения в отношении ООО “Торговый дом “Глори” 13 сентября 2014 года (дело № А65-17333/2014). Временным управляющим компании назначили Артура Закирзянова. Спустя три месяца торговый дом признали банкротом и открыли конкурсное производство, а управляющим оставили все того же Закирзянова. Анализируя финансовое состояние фирмы, он изучал сделки, которые совершал должник. Среди них присутствовал договор купли-продажи недостроенного здания от 26 августа 2014 года. Торговый дом продал его за 6,5 млн руб. компании “Форвардстрой”. Переход права собственности зарегистрировали 10 сентября 2014, то есть после принятия к производству заявления о признании должника банкротом.

    Арбитражный управляющий не стал оспаривать эту сделку, решив, что она носила возмездный характер: деньги от реализации имущества в полном объеме поступили на счет должника. Хотя 30 декабря 2014 года новоиспеченный владелец перепродал здание уже за 111 млн руб. компании “БизнесСтройПроектИнвест”.

    Один из кредиторов фирмы – Комитет земельных и имущественных отношений Казани – обратился в суд, полагая, что Закирзянов должен был оспорить подозрительную сделку. Ведомство потребовало отстранить арбитражного управляющего от исполнения обязанностей. Судья Адель Минапов пришел к выводу о том, что ответчику следовало провести оценку рыночной стоимости проданного здания. Требовалось это для определения оснований, чтобы оспорить договор купли-продажи от 26 августа 2014 по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве (“Оспаривание подозрительных сделок должника”). Вопросы вызывало неравноценное встречное исполнение по сделке.

    Кроме того, суд решил, что управляющему нужно было проанализировать еще одно соглашение о продаже двух зданий, чего ответчик тоже не сделал. В итоге судья Минапов признал незаконным бездействие Закирзянова, который не выявил и не вернул имущество должника, находящееся у третьих лиц. По мнению суда, ответчик показал свою неспособность к надлежащему ведению конкурсного производства. Суд постановил отстранить его от исполнения обязанностей управляющего торговым домом. Апелляция оставила это решение без изменений.

    Окружной суд посчитал иначе, указав, что Комитет должен был сначала обратиться к Закирзянову и попросить его оспорить подозрительную сделку (п. 31 постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 год № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”). Только в случае отказа управляющего можно было бы говорить о его бездействии и обжаловать его деятельность в судебном порядке. Суд подчеркнул, что Закирзянов не имел веских оснований, чтобы сомневаться в равноценности платежа за здание в сумме 6,5 млн руб. Кассация обратила внимание и на то, что истец не заявлял доводы о противоправном бездействии управляющего, который не оспорил сделку по продаже еще двух зданий. Значит, нижестоящие инстанции вышли за рамки требований кредитора, заключил окружной суд. Решения Арбитражного суда Республики Татарстан и апелляции отменили, отказав заявителю в иске.

    Тогда Комитет обратился в Верховный суд. Представители ведомства на заседание не явились и попросили рассмотреть жалобу в их отсутствие. Не соглашаясь с решением окружного суда, они указали на то, что арбитражный управляющий должен сам находить подозрительные сделки должника и оспаривать их (ст. 129 Закона о банкротстве “Полномочия конкурсного управляющего”). Эту обязанность ответчику следует исполнять вне зависимости от того, обращались к нему кредиторы с предложением об оспаривании или нет. Заявитель подчеркнул, что бездействие Закирзянова привело к сложностям в возврате здания, потому что его покупатель ликвидирован.

    Представитель арбитражного управляющего, юрист Ирина Захарова утверждала, что ее доверитель не имел оснований для оспаривания сделки: “Деньги за продажу здания были внесены на счет должника вовремя и в законном порядке”. Она отметила, что сделка – это свобода договора: “В дальнейшем они могли перепродать это строение хоть за 150 млн руб.” По ее словам, если бы Закирзянов проводил еще и оценку чужого имущества, то это только увеличило расходы должника. Захарова попросила оставить решение окружного суда в силе. Но “тройка” под председательством Ивана Разумова решила иначе, отменив акт кассации и оставив в силе решения первой инстанции с апелляцией. Бездействие Закирзянова признали незаконным и отстранили его от исполнения обязанностей управляющего должником.

    Статья 129. Полномочия конкурсного управляющего

    1. С даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве, или заключения мирового соглашения, или отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника – унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

    2. Конкурсный управляющий обязан:

    принять в ведение имущество должника, провести инвентаризацию такого имущества в срок не позднее трех месяцев с даты введения конкурсного производства, если более длительный срок не определен судом, рассматривающим дело о банкротстве, на основании ходатайства конкурсного управляющего в связи со значительным объемом имущества должника;

    включить в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве сведения о результатах инвентаризации имущества должника в течение трех рабочих дней с даты ее окончания;

    привлечь оценщика для оценки имущества должника в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;

    принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц;

    принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника;

    уведомлять работников должника о предстоящем увольнении не позднее чем в течение месяца с даты введения конкурсного производства;

    предъявлять к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном настоящим Федеральным законом;

    заявлять в установленном порядке возражения относительно требований кредиторов, предъявленных к должнику;

    вести реестр требований кредиторов, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом;

    передавать на хранение документы должника, подлежащие обязательному хранению в соответствии с федеральными законами. Порядок и условия передачи документов должника на хранение устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

    заключать сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, только с согласия собрания кредиторов или комитета кредиторов;

    исполнять иные установленные настоящим Федеральным законом обязанности.

    3. Конкурсный управляющий вправе:

    распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом;

    увольнять работников должника, в том числе руководителя должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом;

    заявлять отказ от исполнения договоров и иных сделок в порядке, установленном статьей 102 настоящего Федерального закона. Конкурсный управляющий не вправе заявлять отказ от исполнения договоров должника при наличии обстоятельств, препятствующих восстановлению платежеспособности должника;

    абзац пятый утратил силу;

    подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником, иски о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) руководителя должника, лиц, входящих в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, собственника имущества должника, лицами, действовавшими от имени должника в соответствии с доверенностью, иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами должника, предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц, о расторжении договоров, заключенных должником, и совершать другие действия, предусмотренные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на возврат имущества должника;

    осуществлять иные права, связанные с исполнением возложенных на него обязанностей, установленных настоящим Федеральным законом.

    5. При наличии оснований, установленных федеральным законом, конкурсный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые в соответствии с федеральным законом несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

    Абзац второй утратил силу.

    6. Собрание кредиторов вправе принять решение о прекращении хозяйственной деятельности должника при условии, что такое прекращение не повлечет за собой техногенные и (или) экологические катастрофы, прекращение эксплуатации объектов, используемых для обеспечения деятельности дошкольных образовательных организаций, других образовательных организаций, лечебно-профилактических учреждений, объектов, используемых для организации доврачебной помощи, скорой и неотложной амбулаторно-поликлинической, стационарной медицинской помощи, объектов коммунальной инфраструктуры, относящихся к системам жизнеобеспечения, в том числе объектов водо-, тепло-, газо- и энергоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, обработки, утилизации, обезвреживания и захоронения твердых коммунальных отходов, объектов, предназначенных для освещения территорий городских и сельских поселений, объектов, предназначенных для благоустройства территорий (далее – социально значимые объекты), необходимых для жизнеобеспечения граждан. Конкурсный управляющий обязан прекратить производство должником товаров (выполнение работ, оказание услуг) на основании решения собрания кредиторов о прекращении хозяйственной деятельности должника в течение трех месяцев с даты принятия такого решения.

    Комментарий к Ст. 129 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

    1. Конкурсный управляющий выполняет функции руководителя и иных органов управления, а также собственника имущества должника – унитарного предприятия, в том числе и по распоряжению имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены Законом о банкротстве. В частности, это право ограничено; например, порядок, сроки и условия продажи имущества должника должны быть одобрены собранием кредиторов или комитетом кредиторов (п. 1 ст. 139).

    2. Полномочия, которыми обладает конкурсный управляющий в процессе конкурсного производства, включают в себя как полномочия органов управления должника, которые используются для поддержания деятельности должника в период конкурсного производства, так и полномочия, специфические именно для конкурсного управляющего. Так, помимо общих для всех руководителей полномочий конкурсный управляющий осуществляет ряд других функций. Например, конкурсный управляющий анализирует финансовое состояние должника, в том числе активы и пассивы, ликвидность основных средств, оборудования, инструментов, сырья, материалов. Анализ финансового состояния необходим для формирования конкурсной массы, что, в свою очередь, решает в значительной мере судьбу имущественных интересов кредиторов.

    Конкурсный управляющий принимает в ведение имущество должника, осуществляет инвентаризацию и оценку имущества должника в предусмотренных случаях, а также принимает необходимые меры по обеспечению его сохранности. Кроме того, он принимает меры к ликвидации дебиторской задолженности, предъявляя иски к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником. При предъявлении иска конкурсным управляющим к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, срок исковой давности следует исчислять с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не конкурсному управляющему. С этой целью конкурсный управляющий в установленном законодательством порядке предъявляет иски в судебные органы. В своей деятельности конкурсный управляющий ограничен волей кредиторов, подконтролен им и должен действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов. На основании изложенного и должен решаться вопрос о возможности обращения конкурсного управляющего с заявлением о признании его должника банкротом.

    Согласно п. 1 ст. 16 Закона конкурсный управляющий ведет реестр требований кредиторов, переданный ему соответственно временным, административным или внешним управляющим. Реестр требований кредиторов открывает временный управляющий в период наблюдения и закрывает конкурсный управляющий по окончании объявленного им срока для предъявления кредиторами требований к должнику. Исключение составляют случаи, когда обязанность ведения реестра возлагается на профессионального реестродержателя.

    3. С даты утверждения конкурсный управляющий помимо обязанностей наделяется рядом прав.

    Конкурсный управляющий уведомляет работников должника о предстоящем увольнении в соответствии с трудовым законодательством.

    Конкурсный управляющий вправе в трехмесячный срок с даты принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства отказаться от исполнения договоров должника. Указанный отказ заявляется в порядке, установленном ст. 102 Закона о банкротстве. Положения статьи 129 ФЗ N 127 «О несостоятельности (банкротстве)» должны применяться с учетом Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2000 г. N 9-П.

    Конкурсный управляющий не вправе заявлять отказ от исполнения договоров должника при наличии обстоятельств, препятствующих восстановлению платежеспособности должника. Данное правило действует, видимо, только после принятия собранием кредиторов решения об обращении в арбитражный суд с ходатайством о прекращении конкурсного производства и перехода к внешнему управлению.

    Конкурсный управляющий также принимает все необходимые меры, направленные на розыск и возврат имущества должника, и в случае выявления данного имущества осуществляет возврат в установленном законодательством порядке. В частности, обращается в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ), о признании недействительной сделки по передаче имущества должника.

    Документы должника, подлежащие обязательному хранению, конкурсный управляющий передает уполномоченным органам (учреждениям Государственной архивной службы России) в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

    Перечень полномочий конкурсного управляющего, содержащийся в комментируемой статье 129 Закона «О несостоятельности (банкротстве)», не является исчерпывающим. Конкурсный управляющий принимает и иные меры, установленные Законом.

    4. Конкурсный управляющий предъявляет иски в суд о признании недействительными сделок, в том числе по основаниям, предусмотренным ст. 103 Закона о банкротстве, совершенных должником. Такие иски предъявляются конкурсным управляющим в соответствии с нормами о подведомственности и подсудности, предусмотренными АПК РФ. Вместе с тем по сделкам, которые могут быть признаны недействительными по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 103 Закона о банкротстве, течение срока исковой давности начинается со дня, когда о наличии основания для признания таких сделок недействительными стало известно обладателю этого права, т.е. должнику, а не арбитражному управляющему. Напротив, сроки исковой давности по искам о признании сделок недействительными по основаниям, предусмотренным п. п. 2 – 5 ст. 103 Закона о банкротстве, исчисляются с того момента, когда о наличии основания для признания таких сделок недействительными узнал или должен был узнать именно арбитражный управляющий: при введении процедуры внешнего управления – с момента назначения внешнего управляющего, а при отсутствии внешнего управления – с момента назначения конкурсного управляющего.

    5. При осуществлении своих полномочий конкурсный управляющий вправе предъявить требования к третьим лицам, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением его до банкротства (см. ст. ст. 56 и 106 ГК РФ). Требования к этим лицам по правилам комментируемой статьи 129 конкурсный управляющий вправе предъявить в случае недостаточности имущества должника.

    Размер ответственности лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности в соответствии с указанным пунктом, определяется исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника или замещения активов организации-должника.

    Конкурсный управляющий предъявляет требования к учредителям (участникам), собственнику имущества юридического лица или другим лицам, которые давали обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом определяли его действия, чем вызвали банкротство юридического лица. К таким лицам относятся, например, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания, и т.п.

    Положения, предусмотренные ч. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, не применяются в отношении полного товарищества и товарищества на вере, участники которых (полные товарищи) во всех случаях солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества, а также производственного кооператива, члены которого несут по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и порядке, предусмотренных законом о производственных кооперативах и уставом кооператива . Такие иски предъявляются конкурсным управляющим в соответствии с подведомственностью и подсудностью, предусмотренными АПК РФ, и рассматриваются судом не в деле о банкротстве. Взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов.
    ——————————–
    См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 6/8 от 1 июля 1996 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” (Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. N 9).

    Ссылка на основную публикацию