Предлагается усилить ответственность банков за совершение неправомерных операций по счетам клиентов

Комиссия банка за закрытие счета: законный платеж за услугу или неосновательное обогащение?

Ведущий юрист, направление “Налоги и право” Группы компаний SRG

специально для ГАРАНТ.РУ

В последние несколько лет можно часто наблюдать ситуацию, когда банк либо блокирует счет предпринимателя, либо приостанавливает операции по счету на основании Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” (далее по тексту – Закон № 115-ФЗ). При этом владелец счета получает письмо от банка с требованием предоставить огромное количество документов и информации в кратчайшие сроки (обычно до пяти рабочих дней) с тем, чтобы снять ограничения.

В таком случае клиент старается выполнить требования банка и предоставляет ему запрошенную информацию и все возможные документы. Однако банки чаще всего игнорируют ответ клиента либо ссылаются на то, что сведения были предоставлены не полностью. Счет клиента остается заблокированным, и движения денежных средств не происходит. В качестве выхода из данной ситуации банк предлагает предпринимателю закрыть данный счет, перечислив “зависшие” денежные средства на счет в другом банке. Клиент соглашается, закрывает счет, но получает заметно меньшую сумму денежных средств с учетом списанной “комиссии” банка (обычно она составляет 10-25% от общей суммы). Банки называют такое удержание комиссией банка за закрытие счета на основании требований Закона № 115-ФЗ.

В итоге клиент лишается ощутимой суммы, так и не осознав, какой же закон он нарушил и почему с него списали “плату за закрытие счета”.

Давайте разберемся, каковы правовые основания для блокировки счета и снятия комиссии за его закрытие, а также что об этом говорит судебная практика.

Основания для приостановления операций по счету и блокировки счета

Прежде всего, стоит понимать, что по своему усмотрению банк не имеет возможности заблокировать денежные средства на счете или приостановить операции по нему.

Так, по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету (п. 1 ст. 845 Гражданского кодекса). При этом банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и ограничивать его право распоряжаться средствами по своему усмотрению, если только такое ограничение не установлено законом или договором банковского счета (п. 3 ст. 845 ГК РФ).

Вместе с тем в целях предупреждения, выявления и пресечения действий по легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма отношения граждан, организаций и госорганов, связанных с осуществлением операций с денежными средствами и иным имуществом, регулируются Законом № 115-ФЗ. Перечень мер по противодействию отмыванию доходов является открытым (ст. 4 Закона № 115-ФЗ).

Если у банка возникают подозрения, что какие-либо операции осуществляются в целях отмывания доходов, то он обязан в течение трех рабочих дней направить в уполномоченный орган сведения о таких операциях, независимо от того, подлежат ли они обязательному контролю (ст. 6, п. 3 ст. 7 Закона № 115-ФЗ).

Если же хотя бы одной из сторон является организация или физическое лицо, в отношении которых имеются сведения об их участии в террористической деятельности, банк обязан приостановить операцию на пять рабочих дней и незамедлительно представить информацию о ней в уполномоченный орган (п. 10 ст. 7 Закона № 115-ФЗ). В дальнейшем операция может быть приостановлена на срок до 30 суток по постановлению Росфинмониторинга, если полученная информация по результатам предварительной проверки будет признана обоснованной (ст. 8 Закона № 115-ФЗ).

Таким образом, банк имеет возможность приостановить операции по счету до пяти рабочих дней, дальнейшая блокировка денежных средств осуществляется лишь по распоряжению Росфинмониторинга.

Подозрение сотрудников банка может вызвать:

  • запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели;
  • несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами этой организации;
  • выявление неоднократного совершения операций или сделок, характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля (п. 2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ).

Решение о квалификации операции в качестве подозрительной кредитная организация принимает самостоятельно на основании имеющейся в ее распоряжении информации и документов, характеризующих статус и деятельность клиента, осуществляющего операцию.

Кроме всего прочего, следует учитывать, что банк может расторгнуть договор банковского счета (вклада) с клиентом, если в течение календарного года решение об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции будет принято два раза и более (п. 5.2 ст. 7 Закона 115-ФЗ).

Помимо этого, договор банковского счета в любое время может быть расторгнут по заявлению самого клиента (ст. 859 ГК РФ). Ни в нормах Закона № 115-ФЗ, ни в Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. № 395-I “О банках и банковской деятельности” не содержится каких-либо положений о возможности банка устанавливать оплату за закрытие счета по указанным выше основаниям. Однако при начислении рассматриваемой комиссии банки по-своему толкуют нормы законодательства, регулирующие банковскую деятельность, и называют комиссию платой клиента за услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете (ст. 851 ГК РФ).

Позиция судебных органов

Рассматриваемая банковская комиссия за закрытие счета с подачи судебных органов называется “заградительным тарифом”. Хорошим примером для изучения устаревшего способа толкования такой комиссии выступает Определение Верховного суда Российской Федерации от 12 мая 2015 г. № 305-ЭС15-680. ВС РФ отметил, что заградительный тариф (комиссия) имеет штрафной характер и, по сути, является мерой ответственности клиента перед банком. В качестве обоснования своей позиции Суд сослался на ст. 331 ГК РФ, которая обязывает участников гражданских правоотношений заключать соглашение о неустойке в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке. При этом ВС РФ поддержал мнение суда кассационной инстанции, согласно которому комиссия, введенная банком в одностороннем порядке после заключения договора банковского счета с клиентом, незаконна, двустороннее соглашение между банком и клиентом о применении такой комиссии (неустойки) не заключалось (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

В рамках данного дела суды установили, что “заградительный тариф” не является платой за оказание банком какой-либо услуги клиенту, а представляет собой меру ответственности за ненадлежащее исполнение клиентом обязательств по представлению истребованных документов. Такая позиция остается актуальной и в настоящее время.

Однако в том же определении ВС РФ приводит довод, который повлиял на отрицательные для владельцев счетов судебные решения. Так, Суд указал, что в тех случаях, когда комиссия была введена в тарифы, в которых указано, что любые изменения, внесенные банком в одностороннем порядке, распространяются на клиента, это не снимает обязанность заключить соглашение с клиентом о применении данной комиссии. Иначе применять такую комиссию банк не вправе. Таким образом, Суд, с одной стороны, указывает, что заградительная комиссия не является платой за какие-либо услуги банка, но, с другой стороны, предоставляет банку возможность устанавливать такую комиссию по соглашению с клиентом.

Руководствуясь этим, банки стали включать такую комиссию в банковские тарифы, чтобы придать ей вид оплаты банковских услуг.

При подписании договора на открытие банковского счета клиент редко обращает внимание на многочисленные условия о правилах предоставления банковских услуг, о тарифах и возможностях их одностороннего применения и изменения. И это открывает для банковских организаций широкий простор для маневра в части установления и описания отдельных тарифных условий. Такие условия создают множество конфликтных ситуаций, что приводит к большому количеству судебных споров.

До недавнего времени суды не придерживались четко выраженного подхода при установлении необходимых признаков законности начисления такой комиссии при закрытии счета на основании Закона № 115-ФЗ. Однако сейчас они все чаще встают на сторону владельцев счетов.

Показательным примером изменения судебного толкования существа такого “заградительного тарифа” является определение ВС РФ от 7 февраля 2018 г. № 307-ЭС17-22271. Рассматривая дело, суды первой и апелляционной инстанции однозначно указали, что Банк вправе в одностороннем порядке вносить изменения и дополнения в правила и тарифы, включая тарифные планы. Однако кассация, которую поддержал ВС РФ, не согласилась с данным выводом. По их мнению, действия банка по закрытию счета не являлись самостоятельной банковской услугой, создавшей для клиента какое-либо дополнительное благо в рамках договора. Кроме того, банк не доказал наличие расходов и потерь в связи с тем, что клиент не предоставил запрошенные документы. Полученную от клиента комиссию суды расценили как неосновательное обогащение.

Положительная тенденция при рассмотрении такого рода споров прослеживается и в самой свежей судебной практике за 2019 год.

В качестве положительного примера можно привести постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 января 2019 г. № Ф05-21814/2018. Суд указал, что Закон № 115-ФЗ, равно как и иные федеральные законы, не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение в повышенном размере.

Кроме того, взыскание комиссии за совершение операций, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, формой контроля в рамках Закона № 115-ФЗ, по мнению суда, не является.

Анализ последней судебной практики позволяет сказать, что суды признают списание заградительной комиссии неосновательным обогащением банка, и это, по моему мнению, является верным вектором движения при разрешении рассматриваемого вопроса.

Со своей стороны, рекомендую бороться с таким случаями разными способами, начиная от внимательной работы с контрагентами и заканчивая судебными спорами с банками.

Ответственность банков: проблемы практического применения

Споры между банками и их клиентами, связанные с неисполнением или несвоевременным исполнением кредитными организациями своих обязательств, всегда были одними из наиболее сложных и актуальных в судебной практике.

Гражданский кодекс Российской Федерации урегулировал многие пробелы и противоречия, которые существовали ранее. Тем не менее, на практике возникает немало вопросов и, в первую очередь, . об ответственности банков за нарушения, допускаемые ими при исполнении расчетных документов своей клиентуры.

Настоящая статья посвящена анализу наиболее типичных ситуаций, постоянно вызывающих вопросы у субъектов отношений по договору банковского счета.

Согласно действующему законодательству основной обязанностью банка при исполнении им договора банковского счета является своевременное и надлежащее перечисление денежных средств по распоряжениям клиентов. Поэтому не удивительно, что наиболее распространенным нарушением со стороны банка является неперечисление или несвоевременное перечисления денежных средств клиента с его счета.

Обычно в таких ситуациях истцы обращаются в суд с требованием о взыскании суммы, не перечисленной по платежному поручению и применении мер ответственности, предусмотренных Гражданским кодексом РФ.

Между тем, необходимо иметь ввиду, что далеко не во всех случаях подобные требования подлежат удовлетворению, даже если налицо факт неисполнения банком расчетного документа своего клиента.

На практике получили развитие три типа правовых ситуаций, связанных с неисполнением банком расчетных документов клиента.

Первая ситуация заключается в том, что договор банковского счета клиентом не расторгается, расчетные документы не отзываются и, тем не менее, клиент обращается в суд с требованием о взыскании с банка не только неустойки, но и самой суммы, переводимой по платежному поручению (основного долга).

Вторая ситуация характеризуется тем, что договорные отношения с банком не прекращаются (т.е. договор банковского счета не расторгнут), но клиент отзывает свои поручения в связи с их неисполнением.

В третьей ситуации Клиент перед обращением в суд с требованием о взыскании суммы долга с банка предварительно расторгает договор банковского счета.

К сожалению, гражданское законодательство (в частности, Гражданский кодекс РФ) не урегулировали четко и однозначно действия плательщика в вышеприведенных ситуациях, поэтому весьма часто последние предъявляют банкам требования, которые удовлетворению не подлежат.

Проанализируем первую ситуацию.

В данном случае можно сразу весьма определенно утверждать, что требование о взыскании суммы по платежному поручению, которое не было исполнено, при условии, что сам расчетный документ не был плательщиком отозван, удовлетворению не подлежит.

Действительно, в соответствии со ст. 865 Гражданского кодекса РФ банк, принявший платежное поручение плательщика, обязан перечислить соответствующую денежную сумму банку получателя средств для ее зачисления на счет лица, указанного в поручении. Таким образом, до тех пор пока распоряжение клиента не будет отменено (т.е. расчетный документ не будет отозван) у банка сохраняется обязанность исполнить это распоряжение. Поэтому, удовлетворение в этом случае требований истца о взыскании не перечисленной банком денежной суммы приведет фактически к тому, что банк (ответчик) будет обязан уплатить указанную сумму дважды: сначала истцу, а потом еще и перевести такую же сумму на счета третьих лиц во исполнение своих обязательств по договору банковского счета. Между тем, подобное противоречит не только началам гражданского законодательства, но и здравому смыслу.

Анализ имеющихся судебных актов свидетельствует о том, что и Президиум ВАС поддерживает вышеизложенную позицию. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20 мая 1997 года ? 5380/96 отмечается, что “наличие в обслуживающем банке неотмененного платежного поручения клиента сохраняет обязанность его исполнить при появлении денежных средств на корреспондентском счете и является правовым основанием удержания средств”.

Таким образом, с учетом изложенного, наличие неотозванных расчетных документов исключает возможность удовлетворения требований плательщиков о взыскании с банков денежных сумм не перечисленных по платежным поручением. Между тем, это не лишает их возможности требовать с банков неустойки и процентов, определенных в ст.ст. 856, 866 ГК РФ. При этом следует учесть, что ответственность, предусмотренная ст. 856 ГК РФ, представляет собой законную неустойку (т.е. она не может быть уменьшена соглашением сторон), в то время как ст. 866 ГК РФ говорит о другой форме ответственности банка: – процентах за неправомерное пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ).

Более сложной представляется вторая проблема: расчетный документ клиентом отозван, но сам договор банковского счета при этом не расторгается.

Очевидно, что в рассматриваемой ситуации обязанность банка по перечислению денежных средств клиента прекращается, однако вместе с этим у него появляется другая обязанность: возвратить эти средства обратно на счет клиента.

Соответственно на практике возник вопрос, что вправе требовать плательщик от своего банка в данной ситуации . сумму основного долга или же убытки. Анализ практики показывает, что в зависимости от конкретной ситуации в одних случаях эта сумма рассматривается как основной долг (задолженность), а в других . как убытки.

Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26.11.96 ? 3279/96 сумма, которая была списана со счета, но не перечислена третьим лицам, была оценена как основная задолженность (долг банка). Аналогичное мнение приводится и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.03.97 ? 3791/96.

В Постановлении же Президиума ВАС РФ от 24.12.96 ? 3058/96 не перечисленные денежные средства рассматриваются как убытки.

Как представляется, в случае, если клиент перечисляет денежные средства не третьим лицам, а себе же, но на другой счет, то у банка появляется денежный долг перед своим клиентом и не перечисленная сумма должна рассматриваться как задолженность банка перед клиентом.

В целом же судебная практика в рассматриваемой ситуации оценивает требования клиентов как требования о взыскании сумм основного долга (т.е. рассматривает обязательство банка как денежное).

Указанное подтверждается и нормами действующего законодательства. Например, в п. 3 ст. 866 Гражданского кодекса РФ говорится, что если нарушение правил проведения расчетных операций банком повлекло неправомерное удержание денежных средств, то банк обязан уплатить проценты в порядке и в размере, предусмотренных ст. 395 ГК РФ. На то, что в ст. 866 ГК РФ речь идет именно о процентах, предусмотренных ст. 395 (а не неустойке) обращено внимание в п. 22 Постановления Пленумов Верховного суда РФ и ВАС РФ от 08.10.98 ? 13/14 “О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами”. Между тем, как известно, проценты по ст. 395 ГК РФ могут начислять только на сумму денежного обязательства (основного долга) и не применяются при взыскании убытков.

Таким образом, рекомендуем предпринимателям формулировать свои требования о взыскании соответствующих денежных сумм (сумм по неисполненному платежному поручению) с банков как требование о взыскании основного долга, а не убытков.

Читайте также:  Второй раз за лето ЦБ РФ меняет ключевую ставку

Однако, если не исполнение банком расчетного документа причинило клиенту именно убытки (например, он был вынужден из-за этого платить неустойку контрагенту или бюджету), то налицо требование о возмещении убытков. На указанное обращено внимание в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 года ? 5 “О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета” и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 21.09.99 ? 3767/99.

Наконец, необходимо проанализировать третью, наиболее “радикальную” ситуацию, . расторжение договора банковского счета.

В данном случае правовые последствия прямо предусмотрено Гражданским кодексом РФ.

Так, в ст. 859 ГК РФ установлено, что в случае расторжения договора банковского счета остаток денежных средств должен быть выдан клиенту либо по его указанию перечислен на другой счет не позднее семи дней после получения соответствующего письменного заявления клиента. Таким образом, у банка появляется денежное обязательство перед клиентов, который последний вправе взыскать в случае неисполнения его банком. При этом банк не вправе требовать от клиента предоставления платежного поручения на перечисления остатка средств, – в данном случае согласно Гражданскому кодексу РФ достаточно письменного заявления клиента с указанием в нем номера счета, на который следует зачислить оставшиеся суммы.

Следует также обратить внимание на три важных момента.

Расторжение договора банковского счета происходит в одностороннем порядке, т.е. клиенту не нужно предварительно обращаться в суд с требованием о расторжении договора. Согласно ст. 859 ГК РФ договор банковского счета считается автоматически расторгнутым (прекращенным) с момента получения банком письменного заявления клиента о расторжении договора и закрытии счета (исключение составляет лишь случай, когда в самом заявлении о расторжении договора клиент указывает иную дату).

Во-вторых следует также учитывать, что в понятие “остаток денежных средств на счете” входят не только те денежные средства, которые фактически находятся на счете клиента в момент расторжения договора банковского счета, но и суммы по неисполненным платежным поручениям (т.е. списанные с расчетного счета, но не перечисленные третьим лицам). При этом Президиум ВАС РФ включил в эти суммы также и средства, не перечисленные в качестве налоговых платежей, хотя из ст. 45 Налогового кодекса РФ вытекает, что с момента списания средств со счета налогоплательщика он считается исполнившим свое налоговое обязательство и право требовать эти денежные средства переходит к налоговым органам (Постановление Президиума ВАС РФ 08.02.00 ? 6514/99).

Также следует иметь в виду, что наличие неисполненных платежных документов, предъявленных к счету клиента, не является препятствием для расторжения соответствующего договора банковского счета. Просто в этом случае не исполненные в связи с закрытием счета исполнительные документы возвращаются банком лицам, от которых они поступили (взыскателю, судебному приставу . исполнителю и др.), с отметкой о причинах невозможности исполнения и для решения ими вопроса о порядке дальнейшего взыскания (п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 19.04.99 ? 5).

С проблемами, которые были проанализированы выше, очень тесно связан и другой вопрос: о возможности понуждения банка исполнить в натуре расчетный документ, который им не исполняется.

Действительно, весьма часты иски, в которых клиенты просят арбитражный суд или суд общей юрисдикции обязать банк исполнить платежное поручение в течение определенного срока после вступления решения суда в законную силу.

С одной стороны, подобные требования не кажутся безосновательными, ведь согласно ст.ст. 9 и 12 Гражданского кодекса РФ субъекты гражданских правоотношений вправе самостоятельно выбирать какой им использовать способ защиты своих прав и законных интересов. Более того, ст. 12 и 396 ГК РФ упоминают о таком способе защиты права как присуждение к исполнению обязанности в натуре. Действующее законодательство об исполнительном производстве также предусматривает довольно серьезные санкции за неисполнение судебного акта (в том числе систему прогрессирующих штрафов, – см., например, ст. 85 ФЗ РФ “Об исполнительном производстве”).

Вместе с тем, при предъявлении подобного рода исков не учитываются особенности и механизм совершения банковской (расчетной) операции.

В частности, законодательство не предусматривает в настоящее время порядка (механизма) реального исполнения решения суда о понуждении банка исполнить в натуре платежное поручение клиента. Действительно, ведь ни судебный пристав, ни суд, ни сам взыскатель не способны помимо воли самого банка осуществить расчетную операцию по исполнению предъявленного платежного поручения (даже при наличии судебного акта). Более того, в большинстве подобных случаев на корреспондентском счете банка вообще отсутствуют какие-либо денежные средства.

Таким образом, изложенное позволяет говорить о том, что в случае предъявления подобных исков истцы выбирают ненадлежащий способ защиты своих нарушенных прав, что является основанием к отказу в иске.

Указанное подтверждается и судебной практикой.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11 апреля 2000 года ? 7883/99 Президиум особо отметил: “отказывая в удовлетворении искового требования о понуждении банка исполнить обязанность в натуре, суд кассационной инстанции правильно исходил из того, что истец выбрал ненадлежащий способ защиты своего нарушенного права, исполнение которого не предусмотрено Федеральным законом “Об исполнительном производстве” или иными правовыми актами Российской Федерации”. С учетом изложенного, Истцу было отказано в его требовании об обязании банка исполнить платежное поручение и перечислить соответствующие денежные средства на счета третьих лиц.

Таким образом, иски о понуждении банков исполнить свои обязательства в натуре в настоящее время не имеют судебной перспективы.

Между тем, следует иметь ввиду, что указанное не лишает права клиента требовать с банка санкций, установленных ст.ст. 856, 866 Гражданского кодекса РФ и иными законодательными актами. Однако при этом необходимо учитывать следующее.

В настоящее время законодательство устанавливает фактически две общие формы ответственности за нарушение банками своих обязательств по договорам банковского счета.

Так, в ст. 31 Закона “О банках и банковской деятельности” установлено, что кредитные организации обязаны осуществить перечисление средств клиента и зачисление средств на его счет не позже следующего операционного дня после получения соответствующего платежного документа, если иное не установлено федеральным законом, договором или платежным документом.

В случае же несвоевременного или неправильного зачисления на счет или списания со счета клиента денежных средств кредитная организация, Банк России выплачивают проценты на сумму этих средств по ставке рефинансирования Банка России (в настоящее время составляет 25% годовых . Телеграмма ЦБ РФ от 3 ноября 2000 г. ? 855-У).

Между тем в ст. 856 ГК РФ также определено, что в случаях несвоевременного зачисления на счет поступивших клиенту денежных средств либо их необоснованного списания банком со счета, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и размере, предусмотренных ст. 395 Гражданского кодекса РФ (т.е. также в размере ставки рефинансирования ЦБ РФ – 25% годовых).

И в первом, и во втором случаях речь идет о законной неустойке. Соответственно встал вопрос о том, какими нормами руководствоваться.

Как представляется, в создавшейся ситуации оптимальная точка зрения была высказана высшими судебными инстанциями . Верховным судом РФ и ВАС РФ. Так, в совместном Постановлении Пленумов Верховного суда РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. ? 13/14 “О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами” указывается (п. 20): ” в связи с вступлением в силу с 10 февраля 1996 г. Федерального закона “О банках и банковской деятельности”, установившего ответственность за несвоевременное списание средств со счета, несвоевременное зачисление средств на счет, неправильное списание (зачисление) средств (статья 31), пункт 7 Положения о штрафах за нарушение правил совершения расчетных операций, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1983 г. N 911, устанавливающий ответственность банка за аналогичные нарушения договора банковского счета, не подлежит применению.

После же введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ санкции, установленные частью 3 статьи 31 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”, применяются в отношении тех нарушений, за которые статья 856 Кодекса ответственности не устанавливает”.

При применении ст.ст. 856 и 866 ГК РФ на практике следует также учесть, что согласно статье 865 ГК РФ банк плательщика обязан перечислить соответствующую сумму банку получателя, у которого с момента зачисления средств на его корреспондентский счет и получения документов, являющихся основанием для зачисления средств на счет получателя, появляется обязательство, основанное на договоре банковского счета с получателем средств, по зачислению суммы на счет последнего (пункт 1 статьи 845 ГК РФ).

Поэтому при разрешении споров следует принимать во внимание, что обязательство банка плательщика перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и банка плательщика не предусмотрено иное.

Действительно, вопрос о том, с какого именно момента банк считается исполнившим свои обязательства перед клиентом и соответственно должен ли он нести перед ним ответственность всегда был одним из наиболее острых и спорных, поэтому вышеприведенная позиция до недавних пор могла показаться весьма неоднозначной. Однако в настоящее время она поддерживается и находит свое отражение в судебной практике, в том числе и Президиума ВАС РФ (см., например, Постановление Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. ? 5, п. 3).

Проанализированные проблемы свидетельствуют о сложности и некоторой неясности ряда правовых норм гражданского законодательства. Однако, тем не менее, действующие в настоящее время положения закона и судебной практики позволяют клиентам весьма эффективно отстаивать свои нарушенные права в судебных инстанциях.

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании “Гарант”


Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании “Гарант”

Ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по счету

Ответственность банка наступает в случае:

а) несвоевременного зачисления банком денежных средств (т.е. произведенное с нарушением сроков, установленных ст.849 ГК), причитающихся владельцу счета и поступивших на корреспондентский счет банка плательщика вместе с документами, определяющими получателя платежа.

б) необоснованного списания средств со счета, под которым следует понимать, например, бесспорное (безакцептное) списание по неправильно оформленному расчетному документу, при отсутствии расчетного документа или списание большей суммы, чем указано в расчетном документе, и т.п.

При этом неустойка должна начисляться со дня, когда банк необоснованно списал средства и до их восстановления на счете, по учетной ставке ЦБР на день восстановления средств на счете. Если требование удовлетворяется в судебном порядке, то ставка процента может быть определена на день либо предъявления иска, либо вынесения решения.

в) невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета, под которым следует понимать:

при внутрибанковских расчетах – отсутствие факта зачисления переводимых средств на счет получателя в срок, установленный ст.849 ГК;

при межбанковских расчетах – отсутствие факта передачи расчетных документов в банк-посредник (или банк получателя платежа при наличии прямых корреспондентских отношений между банками) вместе с соответствующим денежным покрытием в течение сроков, установленных ст.849 ГК.

За указанные нарушения банк должен уплатить клиенту проценты в порядке и размере, предусмотренных ст.395 ГК. Арбитражная практика исходит из того, что предусмотренная ею ответственность по форме является законной неустойкой. Отсюда следует сделать вывод, что условие договора банковского счета об исключении такой ответственности либо об уменьшении ее размера в силу п.2 ст.332 ГК недействительно.

Согласно ст.395 ГК размер процентов определяется существующей в месте жительства (нахождения) кредитора учетной ставкой банковского процента. Судебная практика понимает под “учетной ставкой банковского процента” процентную ставку ЦБР за пользование централизованными кредитными ресурсами (ставку рефинансирования). Однако она установлена только для рублевых обязательств. При нарушении банком договора валютного счета размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. Если отсутствуют и такие публикации, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании предоставляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам[vi].

Если убытки, причиненные владельцу счета в связи с нарушениями, перечисленными в ст.856, превышают сумму причитающейся ему неустойки, то клиент вправе требовать от банка возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.

Арбитражная практика не допускает одновременного взыскания с должника неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных ст.395 ГК[vii]. Поэтому с банка, допустившего рассмотренные выше нарушения, нельзя одновременно взыскать указанную в 856 ст.ГК статье неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами (ст.395 ГК).

С банка, нарушившего порядок ведения счета клиента, на практике нередко взыскивают не только неустойку по ст.856 ГК, но и штраф, предусмотренный п.7 Положения о штрафах. Вряд ли такая практика может быть признана обоснованной. В связи со вступлением в силу с 10 февраля 1996 г. Закона о банках, установившего ответственность за несвоевременное списание средств со счета, несвоевременное зачисление средств на счет, неправильное списание (зачисление) средств (ст.31), п.7 Положения о штрафах, устанавливающий ответственность банка за аналогичные нарушения договора банковского счета, не применяется. После введения в действиечасти второй ГК санкции, установленные ч.2 и 3 ст.31 Закона о банках, распространяются только на те нарушения, за которые ст.856 ГК ответственности не устанавливает.

В тех случаях, когда в договорах банковского счета, заключенных до введения в действие части второй ГК, была воспроизведена норма п.7 Положения о штрафах, ответственность банка за нарушения договора банковского счета должна определяться договором, а не ст.856 ГК[viii].

В практике возник вопрос, может ли клиент передать третьему лицу свое право на получение от банка неустойки за нарушение последним обязательств по договору банковского счета. Арбитражная практика ответила на него отрицательно. В постановлении Президиума ВАС РФ от 26.12.96 N 2759/96 (Вестник ВАС РФ, 1997, N 5, с.84) содержится следующее объяснение этого вывода. В соответствии с _1 гл.24 ГК уступка требования влечет перемену лиц в обязательстве. При передаче права на получение штрафа третьему лицу владелец счета не передает ему всех прав, возникающих из договора. Далее делается вывод, что перемены лиц в обязательстве не произошло, и уступка требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит законодательству.

Изложенная аргументация не может быть признана обоснованной. В ней обнаруживается следующая неточность: вместо перемены лиц в обязательстве Президиум ВАС РФ предлагает производить замену стороны в договоре, что не одно и то же. Заключение договора банковского счета порождает несколько взаимосвязанных обязательств. Перемена лиц возможна в каждом из них в отдельности. Право требовать уплаты штрафа вытекает из денежного обязательства, которое делимо и менее других связано с личностью кредитора.

Поэтому нет оснований признавать несоответствующими законодательству договоры цессии прав требования к банку об уплате неустойки за ненадлежащее выполнение операций по счетам.

7. Обязанности клиента и его ответственность

Определение договора банковского счета, данное законодателем в пункте 1 статьи 845 ГК, построено по конструкции односторонне обязывающего договора. Иными словами, здесь перечисляются лишь обязанности банка, но не клиента.

Такого рода построение вполне оправдано, ибо хотя клиент и имеет определенные обязанности, их удельный вес много меньше сравнению с обязанностями банка. Тем не менее такое положение вещей отнюдь не должно приводить к выводу, что договор банковского счета является односторонне обязывающим. Как это ало показано выше, он представляет собой один из образчиков двусторонне обязывающих договоров.

Обязанности клиента можно условно разделить на две группы: к первой отнести организационно-формальные, а ко второй – имущественные.

В основном обязанности по первой группе можно свести к выполнению формальных аспектов: по соблюдению банковских правил, по удостоверению права лиц, осуществляющих распоряжение счетом, по оформлению документов и соблюдению сроков их подачи. Невыполнение этой группы обязанностей клиента в основном и как правило влечет невыполнение поручений и распоряжений клиента из-за нарушения им соответствующих обязанностей.

Вторая группа обязанностей клиента связана с кредитованием счета (статья 850 ГК) и оплатой расходов банка на совершение операций по счету, которые можно назвать имущественными, ибо от клиента требуется уплата определенных сумм (хотя воз­можен и зачет), а у банка появляется денежное требование.

Читайте также:  ЦБ РФ утвердил регламент комиссии по рассмотрению споров с финорганизациями

Что касается оплаты расходов банка на совершение операции по счету, то здесь законодатель устанавливает презумпцию платности услуг банка. Так, пункте 1 статьи 851 ГК указывает­ся, что в случаях, предусмотренных договором банковского счета норма является факультативной, то есть при молчании договора относительно такой платы последняя не взимается.

Если стороны в договоре банковского счета не предусмотрели порядок взимания указанной платы, банк может удерживать ее из денежных средств клиента, находящихся на счете по истечении каждого квартала [ix]. По сути здесь мы имеем дело с безакцептным списанием денежных средств со счета клиента.

В юридической литературе указывается на несоответствие статьи 30 Закона о банках ГК по вопросу об оплате услуг банка. Так, в частности, обращается внимание на следующее: “Статья 30 Закона “О банках и банковской деятельности” относит условие о стоимости банковских услуг к существенным условиям договора. исходя из этого договор банковского счета следовало бы считать незаключенным, если в нем не согласован размер платы за услу­ги. Однако нормы Гражданского кодекса[x] не рассматривают такое условие как существенное. При отсутствии у договоре условия.об оплате услуг банка договор не признается заключенным. Считается, что в этом случае услуги банка не оплачиваются.

Оплата услуг банка, называемая иногда комиссией банка, вернее, ее размер, обычно указывается в каких-либо унифицированных правилах банка, которые действуют в отношении всех клиентов, имеющих одинаковый по виду банковский счет. На практике в договоре банковского счета банк оговаривает за собой пpaвo на одностороннее изменение размера комиссии с уведомлением впоследствии об этом владельца счета.

В юридической литературе верно указывается на то, что установленное Законом о банках требование об обязательном указа­ми в договоре стоимости банковских услуг (статья 30) противоречит статье 851 ГК и применяться не должно.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Неправомерное пользование банком деньгами клиентов

Ни для кого не секрет, что кредитные организации стараются извлечь максимум выгод от своих клиентов. В ход идут совершенно разные способы — взимание всевозможных комиссий, порою совершенно незаконных, а также навязывание различных кредитных и смежных с ними продуктов. Среди них, в частности, можно выделить подключение к страховым программам, консультирование по вопросам сопровождения тех или иных сделок, привлечение средств клиента в фонды, находящиеся под банковским управлением. Должен ли банк ответить за неправомерное пользование денежными средствами клиентов?

Две меры ответственности

При оспаривании клиентом сделок банк обязан возместить клиенту понесенные им имущественные потери, связанные с неправомерным пользованием его денежными средствами. Для таких случаев закон предусматривает обязанность банка заплатить штрафные проценты по ключевой ставке ЦБ РФ в соответствии со ст. 395 ГК РФ, а также обязанность компенсировать незаконно полученный доход, который возник вследствие неправомерно используемых денежных средств.

На практике до недавнего времени существовала неясность по вопросу о том, как соотносятся между собой две указанные меры ответственности банка. Пример — постановление АС Московского округа от 08.08.2017 № Ф05-10067/2017.

В отношении заемщика было открыто конкурсное производство, в рамках которого были признаны недействительными операции банка по списанию с его расчетного счета денежных средств с целью погашения ссудной задолженности по ряду кредитных сделок. В качестве оснований судом было указано на то, что некоторые операции отвечали признакам сделок с предпочтением, а другие были направлены на причинение имущественного вреда кредиторам заемщика. В рамках применения реституции задолженность заемщика перед банком по кредитным договорам в соответствующих суммах, незаконно списанных банком, была восстановлена.

В ходе судебного разбирательства при этом было установлено, что банк был осведомлен о введении в отношении заемщика процедуры наблюдения, соответственно, должен был также знать об основаниях недействительности совершаемых им сделок. Поэтому все это время денежными средствами заемщика он пользовался неосновательно, за что должен был понести установленную законом ответственность. Момент, с которого считается, что банк должен был узнать о неосновательном обогащении, определяется по дате принятия судебного акта, которым соответствующая банковская операция признана недействительной, если не доказано, что банку об этом могло быть известно и раньше.

Такой вывод прямо следует из п. 29.1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Аналогичная правовая позиция также представлена в п. 28 постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.98 № 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Осведомленность кредитной организации о факте неплатежеспособности своего клиента может следовать из фактических обстоятельств конкретного дела, например, если оспариванию банковской операции предшествовало введение в отношении клиента процедуры наблюдения

Правовые позиции высших арбитров

В соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения. При этом в п. 2 указанной нормы определено, что на сумму неосновательного денежного обогащения начисляются проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Следует учитывать, что доход, начисляемый как в соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК РФ, так и по правилам п. 2 данной статьи, обладают тождественной правовой природой. Возникновение права на возврат дохода имеет в своем основании идентичные фактические обстоятельства, взыскание такого дохода представляет собою реализацию одного и того же инструмента защиты нарушенного права кредитора, в связи с чем одновременное применение указанных пунктов противоречило бы компенсационной направленности механизма ст. 1107 ГК РФ. Различие же в правовом регулировании названных норм обусловлено специфической особенностью денег как объекта гражданских правоотношений.

Следовательно, п. 2 ст. 1107 ГК РФ, содержащий отсылку о правилах исчисления дохода применительно к положениям ст. 395 ГК РФ, устанавливает упрощенный порядок доказывания минимального размера дохода при денежном обогащении. При этом в данном случае не ограничивается право кредитора на взыскание дохода в большем размере по правилам п. 1 ст. 1107 ГК РФ при условии доказанности соответствующего превышения.

В таком случае доход, указанный в п. 2 ст. 1107 ГК РФ, носит по отношению к доходу, определенному п. 1 той же статьи, зачетный характер. Данный вывод согласуется с положением п. 2 ст. 395 ГК РФ, в силу которого, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму штрафных процентов, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму (Определение Верховного суда РФ от 02.10.2017 № 305-ЭС17-7967). Цель компенсационного механизма, заложенного в ст. 1107 ГК РФ, состоит в восстановлении нарушенного права кредитора, а не в получении им дополнительных имущественных выгод за счет должника.

Обратное толкование, ограничивающее размер взыскиваемого дохода только п. 2 ст. 1107 ГК РФ, приводило бы к тому, что осознанное безосновательное пользование чужим имуществом становилось бы экономически оправданным для ответчика, что дестимулировало бы его к скорейшему возврату имущества потерпевшего. Вместе с тем никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Такая правовая позиция изложена в Определении Верховного суда РФ от 19.01.2017 № 305-ЭС15-15704(2).

Кроме того, под доходом по смыслу п. 1 ст. 1107 ГК РФ понимается чистая прибыль обогатившегося лица, извлеченная из неосновательно сбереженного имущества, то есть полученная им выручка за вычетом расходов, понесенных в целях извлечения конкретного дохода. Соответственно, в рассматриваемом случае размер дохода от кредитования должен определяться с учетом расходов банка, стоимости привлечения денежных средств, рискованностью кредитных сделок, динамикой инфляции, размером ключевой ставки Банка России и экономических показателей.

Банк является коммерческой организацией, то есть осуществляет с учетом запретов и ограничений, установленных законом для банков, предпринимательскую деятельность, которая направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом (абз. 3 п. 1 ст. 2 и п. 1 ст. 50 ГК РФ). Следовательно, положение п. 1 ст. 1107 ГК РФ о том, что неосновательно обогатившееся лицо должно извлечь доходы из имущества потерпевшего, необходимо применять таким образом, чтобы определить, какие доходы в аналогичных обстоятельствах и при подобных условиях обычно извлекаются лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью, из такого же имущества. Данный подход был сформирован в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.03.2014 № 18222/13.

Необоснованное обогащение: как посчитать доход

Согласно ст. 29 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», если иное не предусмотрено федеральным законом, кредитные организации по соглашению со своими клиентами самостоятельно определяют плату за размещение (привлечение) денежных средств. Это касается процентных ставок по кредитам и (или) порядка их определения, в том числе определения величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, а также процентных ставок по вкладам (депозитам) и вознаграждения по соответствующим операциям.

Существо банковской деятельности заключается в том числе в привлечении денежных средств физических и юридических лиц во вклады и в последующем размещении привлеченных средств от своего имени и за свой счет (подп. 1, 2 ст. 5 названного закона). Помимо привлечения средств физических и юридических лиц во вклады кредитные организации для выдачи кредитов привлекают средства от Банка России, а также на межбанковском рынке (включая международные финансовые рынки).

При установлении кредитной организацией той или иной ставки по кредиту во внимание принимаются, в частности размер расходов банка, связанных со стоимостью фондирования (стоимости привлечения денежных средств), рискованность кредитной сделки, наличие (отсутствие) обеспечения по кредиту, динамика инфляции, размер ключевой ставки Банка России, а также другие экономические показатели.

Из материалов дела, рассмотренных в постановлении АС Дальневосточного округа от 30.08.2017 № Ф03-3200/2017, следовало, что средневзвешенная ставка доходности/маржинальности операций банка в спорный период составляла 3,26% годовых. Указанный размер процентной ставки составлял разницу между величиной доходности по кредитам юридических и физических лиц, а также стоимостью привлеченных средств юридических и физических лиц за соответствующий период. При этом величина доходности по кредитам юридических и физических лиц была рассчитана как по срочным, так и по просроченным кредитам, к которым относились и кредитные обязательства заемщика. Включение в расчет просроченных кредитов было связано с тем, что банк не получает по таким кредитам доход, но вынужден нести расходы на фондирование таких неработающих активов, то есть по просроченным кредитам банк нес чистые убытки.

В материалы дела конкурсным управляющим не было представлено каких-либо доказательств, свидетельствующих о превышении дохода, который получил или мог извлечь банк, над суммой взысканных с него штрафных процентов. Выдача кредита под определенный процент сама по себе не гарантирует получение дохода в соответствующем размере; процентная ставка определяется банком с учетом имеющейся у него статистики по исполнению заемщиками своих обязательств. При определении ее размера во внимание принимается в том числе риск невозвратности кредитов, расходы на их выдачу, обслуживание и т.п.

В этой связи ошибочно полагать, что размер ставки по кредитам равен доходу банка от пользования неосновательно сбереженным имуществом за соответствующий период. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о недоказанности конкурсным управляющим наличия оснований взыскания денежных средств по правилам п. 1 ст. 1107 ГК РФ и отказал ему в иске.

Таким образом, при разрешении таких споров размер предполагаемого дохода от использования банком неосновательно удерживаемой денежной суммы клиента должен определяться с учетом расходов. К ним, в частности, относятся расходы на формирование обязательных резервов на потери по ссудам, отчисления в фонд оплаты труда и обязательные взносы в отношении работников, обслуживающих соответствующие операции, налоговые платежи и иные финансовые затраты, которые банк неизбежно несет при осуществлении своей деятельности.

Если банк обязан вернуть клиенту неосновательное обогащение в ситуации, когда в отношении последнего не возбуждалось дело о банкротстве, а его положение является финансово устойчивым, то в таком случае против требования о взыскании незаконно полученного дохода банк вправе предъявить к зачету свои требования (ст. 410 ГК РФ). Признание сделки недействительной влечет не только обязанность вернуть заемщику неосновательно списанные с его расчетного счета денежные средства, но и приводит к восстановлению ссудной задолженности заемщика перед банком.

Это связано с тем, что в результате применения реституции по недействительной сделке первоначальное обязательство заемщика по кредитному договору сохраняет свою силу на прежних условиях, что влечет для него также сохранение всех негативных последствий в связи с пребыванием в просрочке. Требования банка к заемщику о погашении суммы основного долга и начисленных процентов за пользование кредитными средствами по отношению к требованию заемщика о взыскании незаконно полученного дохода носят встречный характер и являются однородными, то есть денежными. Иным образом обстоит дело в ситуации, когда в отношении заемщика возбуждено дело о банкротстве, поскольку в таком случае все требования к нему могут быть удовлетворены только в порядке установленной законом очередности наравне с другими конкурсными кредиторами.

Деньги должны работать

Кредитные организации на регулярной основе занимаются деятельностью по привлечению и размещению денежных средств на условиях возвратности, платности и срочности с целью извлечения дохода. В этом состоит основа всей банковской деятельности. Поэтому само по себе неосновательное удержание банком денежных средств клиента создает условия для извлечения дохода за счет их размещения в виде кредитов. При этом в силу обезличенной природы денег определить, какие именно деньги из состава общей денежной массы ссужались клиентам под процент, невозможно.

В связи с этим предполагается, пока не доказано иное, что деньги клиента банк может разместить в качестве кредитных ресурсов для получения прибыли, что влечет для него обязанность возместить незаконно полученный доход с зачетом в сумму дохода взысканных с него штрафных процентов. Иным образом обстоит дело в случае, когда неосновательное обогащение в неденежной форме получают иные участники гражданского оборота. Например, если договор купли-продажи имущества был признан недействительным, то покупатель обязан вернуть продавцу полученное от него имущество и получить обратно свои денежные средства. Все время, что имущество находится во владении покупателя, собственник лишен возможности получать доход от его использования, в частности, от сдачи в аренду третьим лицам.

Однако само по себе нахождение актива в имущественной сфере покупателя еще не является достаточным основанием для возложения на него обязанности компенсировать собственнику неполученные доходы, поскольку одной только возможности получить доход в данном случае недостаточно. Продавец должен представить доказательства в пользу того, что покупатель использовал имущество в деятельности и извлекал доход либо что стоимость вещи уменьшилась вследствие ее эксплуатации для нужд самого покупателя.

Продавец по недействительной сделке в принципе не лишен возможности помимо возврата своей вещи в порядке реституции также потребовать взыскания с покупателя неосновательного обогащения, но только он должен доказать нарушение принципа эквивалентности при осуществлении взаимного исполнения обязательств и какая часть предполагаемого дохода составила для покупателя неосновательное обогащение. Данный вывод соответствует разъяснениям, изложенным в п. 80 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

В соответствии с п. 8 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49, возможность извлечения и размер доходов от использования ответчиком неосновательно приобретенного имущества должны быть доказаны истцом. В связи с этим для всех подобных споров истцу необходимо доказать возможность получения ответчиком дохода в определенном размере при нормальных условиях гражданского оборота в аналогичных или схожих обстоятельствах. При отсутствии таких доказательств иск о взыскании с него неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению (постановление АС Северо-Западного округа от 05.06.2017 № Ф07-4273/2017).

Несвоевременный возврат вклада

А какую ответственность несет банк перед потребителем за несвоевременный возврат вклада? В таком случае банк должен заплатить штрафные проценты по ст. 395 ГК РФ.

Читайте также:  Процентные ставки по вкладам могут различаться у разных филиалов одного банка

Обратите внимание: неустойка, предусмотренная п. 5 ст. 28 Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон № 2300-1), в данном случае неприменима. В соответствии с п. 5 ст. 28 данного закона в случае нарушения установленных сроков оказания услуги исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере 3% от цены оказания услуги. Если цена оказания услуги договором не определена, то неустойка высчитывается исходя из общей цены заказа.

Между тем возврат суммы вклада с начисленными процентами является обязанностью банка, вытекающей из заключенного с вкладчиком договора (п. 1 ст. 834 ГК РФ). Такая операция по своей природе является техническим действием, которое банк обязан совершить в силу закона, поэтому в качестве услуги данная операция рассматриваться не может. Соответственно, в данном случае нет и оснований для применения неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона № 2300-1.

В силу ст. 39 Закона № 2300-1 последствия нарушения условий договоров об оказании отдельных видов услуг, если такие договоры по своему характеру не подпадают под действие главы III Закона № 2300-1, определяются законом. Согласно ст. 856 ГК РФ в случаях несвоевременного зачисления на счет поступивших клиенту денежных средств либо их необоснованного списания банком со счета, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты по правилам ст. 395 ГК РФ. Таким образом, за несвоевременный возврат банковского вклада банк должен по требованию клиента заплатить штрафные проценты по ст. 395 ГК РФ.

При этом, как следует из судебной практики, данный подход касается не только споров о возврате вкладов (Определение Верховного суда РФ от 26.09.2017 № 5-КГ17-148), но и всех случаев, которые предусмотрены ст. 856 ГК РФ, а именно:

— несвоевременное зачисление на счет денежных средств;

— их необоснованное списание банком со счета;

— невыполнение банком указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета (Определение Верховного суда РФ от 17.10.2017 № 11-КГ17-21).

Зачисление денежных средств на счет клиента и их перечисление со счета по распоряжению клиента являются самостоятельными услугами, за оказание которых банк вправе взимать комиссию в соответствии с договором банковского счета. Данная комиссия является ценой услуги и могла бы выступить в качестве базы для расчета неустойки, предусмотренной п. 5 ст. 28 Закона № 2300-1, однако ст. 859 ГК РФ является по отношению к данному законоположению специальной нормой, и именно она и подлежит применению.

Ответственность банков при осуществлении расчетов

Дата публикации: 17.10.2016 2016-10-17

Статья просмотрена: 1732 раза

Библиографическое описание:

Андраханова М. Г., Ерохина М. Г. Ответственность банков при осуществлении расчетов // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 486-489. — URL https://moluch.ru/archive/124/34329/ (дата обращения: 25.01.2020).

Возмездность большинства гражданско-правовых договоров приводит к тому, что тема расчетов является безусловно актуальной.

Как отмечает В. А. Белов, «условие о безналичных расчетах теснейшим образом связано с условием о сумме денежного обязательства, во имя возникновения, изменения или прекращения которого расчеты должны будут производиться. Предварительное определение суммы этого обязательства (или указание по крайней мере на способ ее определения) составляет необходимую предпосылку всякого условия о безналичных расчетах. Без определения суммы платежа (расчетов) условие о них будет беспредметным. Столь же тесно и непосредственно с условием о безналичных расчетах всегда связано и условие об ответственности за нарушение денежного обязательства, необходимой предпосылкой наступления которой будет нарушение условия о безналичных расчетах [1].

Для того, чтобы осуществлять безналичные расчеты, контрагентам необходимо иметь счет (счета) в банке. Договор на открытие и ведение счета в банке может именоваться по-разному: договор банковского счета, договор на расчетно-кассовое обслуживание; договор комплексного банковского обслуживания и т. д. Условимся, что в рамках настоящей статьи будем именовать его так, как указано в законе, а именно –в ст.845 Гражданского кодекса Российской Федерации, (далее-ГК РФ).

Основным нормативным актом, устанавливающим ответственность банка по договору банковского счета, является ГК РФ. Так, ответственность за ненадлежащее перечисление банком безналичных денег со счета на счет регулируется правилами о соответствующих формах расчетов (ст. ст. 866, 872, п. 3 ст. 874, ст. 885 ГК РФ).

Л. Г. Ефимова отмечает, что в российском законодательстве существует конструкция ответственности банков в расчетных правоотношениях, которая серьезно отличается от зарубежных конструкций. Во-первых, в Российской Федерации закон устанавливает полную ответственность банков за нарушение ими правил совершения расчетных операций (п. 1 ст. 393 ГК РФ, ст. 15 ГК РФ).

Во-вторых, российский законодатель предусмотрел, что ответственность банков за нарушение правил совершения расчетных операций должна наступать «без вины» (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

В-третьих, в силу ст. 403 ГК РФ каждый банк, участвующий в расчетной цепочке, отвечает за действия всех лиц, на которых он возложил исполнение обязанности по переводу средств: банков-посредников, ФГУП «Почта России» и иных организаций, осуществляющих телекоммуникационное обслуживание банков (S. W. I.F.T., Рейтер и т. п.). Следовательно, банк плательщика несет ответственность не только за свои решения, но и за действия любых третьих лиц, которые привлекаются к участию в расчетах. В-четвертых, при определении размера ответственности банка за нарушение правил совершения расчетных операций может быть применена ст. 404 ГК РФ, которая допускает возможность уменьшения размера ответственности банка с учетом вины плательщика [2].

Нормы об ответственности банка за осуществление операций по переводу денежных средств содержатся в Федеральном законе «О национальной платежной системе [3], а именно- в п.13 ст. 9 данного закона.

Также следует сказать о том, что основания ответственности банка (точнее, освобождения от таковой, с формулировкой: «банк не несет ответственности за списание денежных средств со счета клиента в следующих случаях»), могут быть указаны в договоре между банком и клиентом. На необходимость договорного регулирования оснований освобождения от ответственности в свое время обращали внимание В. В. Витрянский и А. Л. Маковский, ведущие российские цивилисты [4].

Рассмотрим некоторые случаи ответственности.

  1. Ответственность за банка за ненадлежащее совершение операций по счету.

В соответствии с п. 1 ст. 854 ГК РФ списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента. Права лиц, осуществляющих от имени клиента распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверяются клиентом путем представления банку документов, предусмотренных законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами и договором банковского счета (п. 1 ст. 847 ГК РФ).

Согласно п.4.1. Инструкции Банка России от 30.05.2014 N 153-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов» (далее — Инструкция) [5], для открытия расчетного счета юридическому лицу в банк представляются, в частности, свидетельство о государственной регистрации юридического лица; учредительные документы юридического лица; карточка; документы, подтверждающие полномочия лиц, указанных в карточке, на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, а в случае, когда договором предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными средствами, находящимися на счете, с использованием аналога собственноручной подписи, документы, подтверждающие полномочия лиц, наделенных правом использовать аналог собственноручной подписи; документы, подтверждающие полномочия единоличного исполнительного органа юридического лица; свидетельство о постановке на учет в налоговом органе либо документ, выдаваемый налоговым органом в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в целях открытия счета.

Банк не несет ответственности, если списание денежных средств на основании электронного платежного документа произошло в результате использования неуполномоченным лицом, получившим несанкционированный доступ не по вине банка, аналога собственноручной подписи. Во всех остальных случаях банк несет ответственность за исполнение ненадлежащего платежного поручения/поручения, выданного неуполномоченными лицами, если иное не установлено законом или договором.

Здесь следует сказать, что данное правило об ответственности, применяемое судебными инстанциями, содержащееся в известном Постановлении [6], применяется до настоящего времени [7]. Полагаем, что данное правило не корреспондирует норме статьи 174 ГК РФ, предусматривающей следующее: если «полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях» [8].

Как отмечал В. А. Белов, «вряд ли правильно, что правотворчеством у нас занимается не только законодательная, но и высшая судебная инстанция» [9].

  1. Отдельно следует сказать о привлечении к ответственности банков за нарушение правил о расчетах по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве [10]. Закон о банкротстве устанавливает очередность платежей в различных процедурах банкротства; при этом обязывает банки соблюдать указанную очередность. Если обратиться к разъяснению, данному Пленумом ВАС РФ [11], то мы увидим следующее: «Судам необходимо учитывать, что за нарушение установленной Законом о банкротстве обязанности контролировать при проведении операций по счету должника соблюдение очередности по текущим платежам кредитная организация несет ответственность в виде возмещения убытков с учетом разъяснений, данных в пункте 2 настоящего постановления».

То есть лицо, действующее от имени организации, признанном несостоятельным (банкротом), в том числе внешний или конкурсный управляющий, вправе потребовать от кредитной организации возмещения убытков, причиненных неправомерным списанием денежных средств со счета должника, в размере списанной суммы в связи с нарушением банком своих обязательств по договору банковского счета, статьи 15, 393, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом нарушение со стороны кредитной организации отсутствует, если представленные для списания денежных средств документы удовлетворяли критериям, указанным в пункте 1 настоящего постановления. Должником не могут быть взысканы с кредитной организации суммы, списанные в ситуации, когда представленные документы содержали данные, недостоверность которых не могла быть обнаружена при формальной проверке (в том числе еслипредставившее их лицо включило в них заведомо недостоверные сведения), выделено нами.

В данном случае также можно говорить о том, что банк становится субъектом ответственности независимо от его вины, если суд посчитает обязанность по контролю за очередностью платежей по счету неисполненной. Так, по одному из дел о банкротстве, кассационная инстанция отменила решение суда первой инстанции и апелляционного суда, которые отказали во взыскании убытков в пользу гражданки М., отметив при этом, что «для оценки действий Банка должны подлежать исследованию как платежное поручение, так и приложенные у нему арбитражным управляющим документы» [12].

  1. Некоторые случаи ответственности банков по Закону Российской Федерации о защите прав потребителей.

Закон РФ от 07.02.1992 N 2300–1(ред. от 03.07.2016)«О защите прав потребителей»(далее- Закон о защите прав потребителей) настолько вошел в нашу жизнь, что его распространение практически на все сферы с участием граждан-потребителей уже не вызывает сомнения. Тем не менее, сразу следует оговориться, что применение норм закона в качестве оснований ответственности возможно при осуществлении расчетов с участием физических лиц-потребителей. Признание потребителя услуг (в том числе и банковских) более слабой, менее защищенной приводит к многочисленным обращениям в суд со стороны потребителей. В последнее время складывается определенная судебная практика, связанная с привлечением к ответственности банков в связи с нарушением, по мнению заявителей-истцов, тех или иных положений Закона о защите прав потребителей, при осуществлении банками деятельности (к примеру, при кредитовании, продаже других банковских продуктов). При этом могут заявляться требования о нарушении права на информацию; требование о возмещении убытков в связи с предоставлением некачественной слуги; о возмещении морального вреда. Представляется, что применение судами при рассмотрении данной категории дел ответственности в виде штрафа в размере 50 % от взысканной суммы за отказ добровольно удовлетворить требование потребителя является достаточно суровой мерой, в том числе и для банков.

Следует отметить, что применение Закона о защите прав потребителей не имеет под собой специальных оснований для ответственности при нарушении правил о расчетах; а имеющееся нарушение со стороны банка рассматривается, как недостаток работы (услуги), со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Дежурные по банкам

Несет ли клиент ответственность за операции, совершенные до уведомления банка об утрате карты?

По действующему законодательству регулирование данных отношений осуществляется в договоре на обслуживание, который заключает банк с держателем карты.

В современной российской банковской практике в такие договоры, как правило, включается следующее условие. Банк отвечает за операции, которые совершаются по карте после ее блокировки, а клиент – за операции, которые совершены до такой блокировки. Банк блокирует карту, т.е. приостанавливает операции по ней, после получения от клиента уведомления о таком приостановлении, например, в случае утраты или хищения карты.

Таким образом, клиент отвечает за несанкционированные операции по карте, совершенные до уведомления банка об утрате карты.

Из практики видно, что несанкционированное снятие средств со счетов по утраченным картам часто происходит тогда, когда клиент хранил ПИН-код вместе с картой, Хранение ПИН-кода вместе с картой является грубым нарушением договора со стороны банковского клиента.

Обязанность клиента по договору состоит также в том, чтобы уведомить банк о факте утраты или хищении карты, как только ему стало об этом известно. Это позволяет уменьшить возможные риски и объем неправомерных списаний.

В случае хищения карты и возбуждения уголовного дела по факту такого хищения карты клиент имеет возможность подать гражданский иск.

Нет, не несет. На многих развитых рынках клиенту законодательно обеспечен принцип нулевой ответственности. То же было бы целесообразно ввести и в России. Застраховать же банки от сознательного мошенничества со стороны клиентов можно несколькими путями:

1. Регулируя сроки возврата денежных средств – минимальная сумма возвращается сразу, а остальное лишь после проведения расследования. Вообще не возвращать средства нельзя, т. к. у нас существует ­ презумпция невиновности и изначально клиент по определению не виноват.

2. Установив франшизу (штраф) для клиента, в случае, если доказано, что мошенничество произошло из-за нарушения правил пользования картой.

3. Ужесточив наказание за мошенничество, совершенствуя судебную практику в этой сфере.

Возможно, имеет смысл выработать процедуру обязательного страхования клиента от мошенничества с банковской картой, включая стоимость полиса в сумму годового обслуживания карты.

По данным целого ряда исследований незащищенность клиента – это серьезное препятствие для роста использования карт и развития рынка безналичных расчетов. Это препятствие нужно обязательно преодолевать.

Важно отметить, что некоторые российские банки безо всяких законодательных требований ввели для своих клиентов принцип нулевой ответственности! При этом случаев массового мошенничества среди их клиентов не наблюдалось, значит в России такой подход вполне может работать.

Согласно ст. 9 Закона № 161-ФЗ клиент несет ответственность за операции, совершенные до направления им уведомления банку, в следующих случаях:

1. Если клиент не направил банку уведомление об утрате ЭСП или совершении операции без его согласия в течение одного дня с даты получения информации от банка о совершении операции (ч.14);

2. Если клиент нарушил правила использования ЭСП, что повлекло совершение операции без согласия клиента (ч.15);

3. В случае использования клиентом неперсонифицированного ЭСП (ч.16).

В разработанном Национальным платежным советом законопроекте предполагается исключить первый случай, отказавшись от ответственности за ненаправление уведомления, поскольку на практике возникают многочисленные практические затруднения с исполнением клиентами этой обязанности, причем не зависящие от их воли (болезнь, загранпоездка, технические неполадки средств связи и т.п.).

В случае использования персонифицированного ЭСП и соблюдения правил его использования клиент вправе требовать от оператора возврата суммы операции, совершенной без его согласия.

Ссылка на основную публикацию