ВС РФ высказался об астренте и добросовестности суда

ВС решил, как правильно присуждать астрент

В марте 2015 года в российском Гражданском кодексе появился инструмент (ст. 308.3), заимствованный из французского права. Речь идет об астренте – неустойке за неисполнение должником обязательства, установленного судебным актом. Но на уровне отечественного процессуального законодательства применение нового института регламентировали лишь в августе текущего года, рассказывает Елена Норкина, старший юрист Волга Лигал Волга Лигал Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство 16 место По выручке × : «В АПК прописали, что арбитражный суд по требованию истца вправе присудить в его пользу денежную сумму, подлежащую взысканию с ответчика на случай неисполнения судебного акта». И пока нижестоящим судам оказывается непросто решать на практике вопросы, которые связаны с присуждением астрента. С такой проблемой столкнулся истец в деле № А51-10729/2017.

Вместо исполнения мирового соглашения – судебная неустойка

Истец:ООО “Лидер-ДВ”

Ответчик:ООО “Саммит Моторс”

Суд:Верховный суд

Суть спора:Как нужно взыскивать судебную неустойку (астрент) – в рамках спорах, где вынесено решение по существу или по отдельному иску?

Решение:В рамках спорах, где вынесено решение по существу

Из-за обильных осадков здание фирмы «Лидер-ДВ» осенью 2015 года стало подтапливать. Организация пришла к выводу, что в произошедшем виноваты не только погодные условия, но и владельцы соседнего участка – автосалон «Саммит Моторс», который не организовал хороший водосток на своей территории.

«Лидер-ДВ» решил в судебном порядке заставить своих соседей сделать качественную систему водоотведения. Но сторонам в ходе разбирательства удалось примириться в том же году. По условиям мирового соглашения «Саммит Моторс» пообещал истцу за месяц установить водосток и прочистить у своего офиса дренажную систему (дело № А51-15955/2015).

Но в процессе исполнения достигнутых договоренностей обнаружились неожиданные препятствия. Оказалось, что дренажная система на участке автосалона вовсе отсутствует – нельзя прочистить то, чего нет. «Лидер-ДВ» такая новость не обрадовала, и истец добился выдачи исполлиста на принудительное исполнение мирового соглашения.

Кроме того, осенью 2017 года заявитель подал самостоятельный иск с требованием взыскать с «Саммит Моторс» неустойку (астрент) в 3000 руб. за каждый день неисполнения судебного акта – в общей сложности 6,8 млн руб. Арбитражный суд Приморского края удовлетворил иск, а апелляция отменила такое решение и производство по делу прекратила (дело № А51-10729/2017).

Апелляционная инстанция посчитала, что это требование истца надо рассматривать в рамках дела № А51-15955/2015. Окружной суд согласился с таким подходом. Тогда «Лидер-ДВ» обжаловал акты двух инстанций в Верховный суд. В своей жалобе заявитель кратко указал, что в этой ситуации его необоснованно лишили права на защиту своих интересов.

Самостоятельный иск оказался не нужен

На заседании в Верховном суде присутствовал лишь представитель «Саммит Моторс», управляющий партнер ЮФ «Правовой элемент» Ален Гукасян. Он настаивал на том, что заявление о взыскании судебной неустойки подлежит исполнению в рамках рассмотрения того же дела, где вынесено решение по существу спора. По мнению юриста, поведение истца нужно квалифицировать как выбор ненадлежащего способа защиты своего права: «Так что, по сути, решения апелляции и Окружного суда верные».

Гукасян подчеркнул, что довод «Лидер-ДВ» о необоснованной потере истцом права на защиту своих интересов голословен: «Они могут подать заявление о взыскании судебной неустойки в рамках первоначального дела».

– Сколько времени прошло с момента заключения мирового соглашения до его фактического исполнения? – поинтересовался председательствующий судья Алексей Маненков.

– Прошло 2,5 года. Действительно, это большой срок. Но все из-за того, что у здания отсутствует дренажная система и мировое соглашение было невозможно исполнить. Только в июле 2018 года, когда мы уже обратились в ВС, приставы зафиксировали, что мы совершили все возможные действия для выполнения «мировой», – ответил Гукасян.

Юрист добавил, что взыскание астрента в этом споре не будет соответствовать истинной цели такой неустойки: «Она ведь нужна, чтобы заставить сторону исполнить обязательство, а мы уже его выполнили».

– А вы заявляли ходатайство о том, чтобы спорное требование истца рассмотрели в рамках первоначального дела? – уточнила судья ВС Рамзия Хатыпова.

– Мы об этом писали в отзыве на исковое заявление, но отдельное ходатайство не заявляли, пояснил юрист.

Выслушав все доводы, судьи удалились в совещательную комнату и спустя несколько минут огласили резолютивную часть решения: все акты нижестоящих инстанций отменить, а требование «Лидер-ДВ» о взыскании астрента отправить на рассмотрение в АС Приморского края в рамках дела № А51-15955/2015. ВС решил, что вопрос о взыскании судебной неустойки нужно разрешать в рамках спора, где вынесено решение по существу разбирательства.

Эксперты «Право.ru»: «Истец не учел разъяснения Верховного суда»

Елена Норкина из Волга Лигал Волга Лигал Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство 16 место По выручке × уверена, что в рассматриваемом случае истец несправедливо лишился права на судебную защиту: «Ведь закон формального запрета на обращение с подобным самостоятельным иском не содержит». Просто это является менее корректным способом, объясняет юрист Кучембаев и партнеры Кучембаев и партнеры Региональный рейтинг × Михаил Новоселов.

А Айнур Ялилов, партнер Шаймарданов и Партнеры Шаймарданов и Партнеры Региональный рейтинг × , полагает, что взыскание судебной неустойки должно производиться только в рамках того же дела, где вынесено решение по существу спора. В подобной логике этот же вопрос решался еще в постановлении Пленума ВАС от 4 апреля 2014 года № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта», где в первый раз в наш правопорядок ввели институт астрента, вспоминает юрист.

Выбранный истцом в этом деле путь не согласуется и с более свежими разъяснениями Верховного суда, замечает Станислав Солнцев. Он поясняет, что астрент взыскивается судом на стадии исполпроизводства в рамках дела о понуждении к исполнению обязательства в натуре, без предъявления нового иска (п. 31 постановления Пленума ВС №7 «О применении судами некоторых положений ГК об ответственности за нарушение обязательств»).

Совсем запрещать способ с самостоятельным иском тоже будет неправильно. В случае с мировыми соглашениями формально дело уже разрешено, остаются только вопросы исполнения судебного акта, а не спор о праве.

Станислав Солнцев, управляющий партнер Солнцев и партнеры Солнцев и партнеры Региональный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство ×

Но помимо обсуждаемого вопроса, у нового института в российском праве есть и другие трудности. Самая главная из них – оценка соразмерности соответствующего присуждения, говорит Норкина. По ее словам, отсутствие четких критериев и передача вопроса исключительно на «судебное усмотрение» порождает множество противоречий в этой теме. И существует такая проблема из-за отсутствия четкого понимания правовой природы астрента, констатирует юрист.

Астрент: практика применения

С 1 июня 2015 года действует ст. 308.3 ГК РФ, согласно которой суд в деле по иску об исполнении обязательства в натуре по требованию истца вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (так называемый астрент).

Изначально данный институт был закреплен постановлением Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 г. № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» (далее – постановление № 22).

24 марта 2016 года появилось очередное постановление Пленума Верховного суда № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств (далее – постановление № 7), в котором пункты 28–36 посвящены астренту.

Отметим сразу, что в постановлении № 7 астрент, именуемый «судебной неустойкой», может присуждаться по искам не только об исполнении позитивного обязательства в натуре, но и искам о пересечении действий должника, нарушающих обязательство воздержаться от определенных действий, а также по негаторным искам, то есть должны соблюдаться следующие условия для его установления судом:

  • неисполнение обязательства в натуре;
  • неисполнение гражданско-правовых обязанностей: в данном случае основным является то, что обязательство должно возникнуть после 01.06.2015 года, так как в соответствии с указаниями Верховного суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 82 постановления № 7 положения Гражданского кодекса в редакции Закона № 42-ФЗ (закон, которым введен астрент), применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления его в силу, если иное не предусмотрено статьей 2 Закона № 42-ФЗ. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу Закона № 42-ФЗ, положения Гражданского кодекса Российской Федерации в измененной редакции применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления Закона № 42-ФЗ в силу (01.06.2015).

Указанная позиция подтверждается судебной практикой: «В удовлетворении иска об обязании выполнить работы, предусмотренные договором подряда, осуществить погрузку, перевозку строительного мусора, представить акты сдачи-приемки выполненных работ (оказанных услуг) отказано правомерно, так как п. 1 ст. 308.3 ГК РФ не подлежал применению при рассмотрении настоящего спора». Ссылка истца в апелляционной жалобе на необходимость применения пункта 1 статьи 308.3 Гражданского кодекса является несостоятельной, так как договор был заключен в 2013 году, то есть ранее вступления в силу Закона № 42-ФЗ (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2016 г. № 10АП-4116/2016 по делу № А41-100865/15).

В анализируемом постановлении № 7 содержится ряд интересных положений, которых не было в вышеуказанном постановлении Пленума ВАС РФ № 22 и которых нет в ГК РФ, в частности:

  • суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре (п. 31), например, иска об истребовании индивидуально-определенной вещи (автомобиля, объекта недвижимости и пр.); соответственно истцы в исках о принуждении к исполнению обязательств в натуре получают эффективный инструмент для исполнения судебных актов.

Толкование нормы п. 1 ст. 308.3 ГК позволяет утверждать о ее смешанном характере: это неустойка за неисполнение судебного акта, то есть вид новой, совмещенной, гражданско-судебной (процессуальной) ответственности.

Астрент можно характеризовать как установленную судом пеню за неисполнение судебного решения, которая идет в доход истца.

В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, то есть любой кредитор, в пользу которого принято судебное постановление об исполнении обязательства в натуре, вправе получить компенсацию за неисполнение судебного акта должником (astreinte), согласно ст. 308.3 ГК РФ.

Уплата астрента не освобождает от исполнения судебного решения и не освобождает от ответственности за неисполнение обязательства.

Более того, астрент не идет в зачет с убытками, возникшими в связи с нарушением договора, носит карательный характер и взыскивается независимо от них.

Проценты по статье 395 ГК РФ на сумму присужденного астрента не начисляются.

Цель судебной неустойки – побудить должника к своевременному исполнению обязательства (судебного акта). Об этом говорил ВАС РФ в пункте 3 постановления № 22 и указал Верховный суд РФ в пункте 28 постановления № 7. При этом суд может присудить судебную неустойку только на случай неисполнения: обязательства в натуре; гражданско-правовых обязанностей.

Астрент не применяется:

  • к денежным долгам. Среди юристов есть дискуссии по этому вопросу. И действительно, Верховный суд РФ, видимо, пришел к тому, что по денежным требованиям достаточно начисленных процентов по статье 395 ГК РФ, а в некоторых случаях и по статье 371.1 ГК РФ. ВАС РФ в постановлении № 22 придерживался несколько иной позиции, а именно при истребовании «судебной неустойки» можно и по статье 395 ГК РФ взыскивать проценты. ВС РФ данный факт особо отметил в пункте 30 постановления № 7;
  • к публичным правоотношениям, к трудовым спорам, пенсионным правоотношениям, к семейным спорам, а также к спорам, вытекающим из отношений по социальной поддержке.
Читайте также:  Изменения в законе об обязательном аудите

Астрент вводится по заявлению кредитора (истца), которое он может подать на любой стадии процесса:

  • одновременно с вынесением решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре;
  • при исполнении решения в рамках исполнительного производства.

Суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки. В пункте 31 постановления № 7 ВС РФ выделил, что такое присуждение является не правом, а обязанностью суда.

Предварительное соглашение сторон об отказе кредитора от права требования взыскания судебной неустойки, за исключением случаев, предусмотренных законом, либо в силу обязательств, когда кредитор лишен права требовать исполнения обязательств в натуре (пункт 29 постановления № 7).

Определение размера судебной неустойки

В Гражданском кодексе указывается, что суды должны определять размер астрента на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

При этом суд должен в своем решении указывать не только размер судебной неустойки, но и порядок ее определения, так как Десятый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении от 07.06.2016 г. № 09АП-20661/2016 по делу № А40-203470/15 указывает, что суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требование истца на случай неисполнения судебного акта в размере 1/30 (16 000 руб.) от суммы арендной платы за один месяц (480 000 руб.) за каждый день просрочки исполнения решения с даты вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения.

Истцу необязательно указывать, какой размер астрента суд должен установить, но если кредитор все же укажет размер, то суд, возможно, учтет его пожелания.

Кредитору достаточно заявить об установлении астрента, законодательно не установлена его обязанность при этом указать размер.

Период начисления астрента законодательно не установлен, но можно сделать вывод, что его уплата заканчивается моментом исполнения обязательства в натуре.

Следует отметить, что есть исключения:

  • отсрочка и рассрочка исполнения судебного акта. Так, согласно пункту 34 постановления № 7, если судом удовлетворяется заявление стороны об отсрочке/рассрочке, то возникает период, в течение которого судебная неустойка не начисляется;
  • имеется объективная невозможность исполнения обязательства в натуре. В данном случае не имеет значения, в какой момент появилась такая невозможность, – до присуждения или после присуждения астрента. В данном случае астрент перестает начисляться с момента, когда возникает такое обстоятельство;
  • кредитор незаконно отказывается от принятия исполнения. В этом случае у него не будет возможности требовать уплаты судебной неустойки.

Кредитор получает право на выплату ему судебной неустойки, которую установил суд, только если ответчик нарушает установленный судом срок для исполнения обязательства.

В пункте 29 постановления № 7 указано, что на стадии исполнительного производства стороны могут заключить мировое соглашение, которым прекратить обязательства по уплате астрента. Варианты:

  • предоставление отступного;
  • прощение долга;
  • новация.

Следует отметить, что на судебную неустойку выдается отдельный исполнительный лист и она подлежит принудительному взысканию, после того, как истечет срок для исполнения обязательства в натуре. Факт ненадлежащего исполнения обязательства устанавливается судебным приставом-исполнителем.

Мартовские разъяснения Пленума ВС РФ: распределение бремени доказывания и применение астрента

Коллеги, добрый день!

Верховный суд 24 марта 2016 года выпустил постановление Пленума № 7 с разъяснением спорных вопросов об ответственности за нарушение обязательств. Особого внимания в этом документе, на мой взгляд, заслуживают положения о распределении бремени доказывания и о применении судебной неустойки (астрента).

Этим же постановлением суд внёс изменения в такие основополагающие и, казалось бы, «бессмертные» совместные постановления пленумов как № 6/8 и № 13/14. Они сохранили силу, но понесли значительные потери. Постановления Пленума ВАС РФ по вопросам ответственности постигла более драматичная судьба. В постановлении № 81 сохранилось в силе только три пункта из десяти, а постановление № 22 вовсе признано не подлежащим применению. Тем не менее, большая часть разъяснений из утративших силу постановлений обрела новую жизнь в рамках нового постановления пленума ВС, а значит стала обязательной для судов обеих систем, что, безусловно, плюс.

Характерной особенностью документа является его наполненность цитатами из ГК РФ. Постановление чуть ли не на половину состоит из процитированных норм права. С одной стороны, можно приветствовать просветительскую идею через распространение реформированных норм Гражданского кодекса. С другой — это привело к значительному увеличению объёма документа, что не может способствовать его популяризации.

Распределение бремени доказывания: несколько новых правил

Самым ценным в этом постановлении для практикующих судебных юристов являются, пожалуй, разъяснения, касающиеся вопросов распределения бремени доказывания.

Среди прочих отмечу следующие.

При взыскании убытков причинно-следственная связь между нарушением и убытками презюмируется. Верховный суд понизил стандарт доказывания в отношении причинно-следственной связи при взыскании убытков в некой простой ситуации: предполагается, что убытки возникли из нарушения, если должник не доказал иного. Впрочем, это применимо для неких типичных ситуаций, когда вменяемые последствия являются обычными для такого нарушения. Например, отключили электричество, разморозился холодильник, утрачен товар. Очевидные последствия налицо (п. 5 постановления)

Несколько портит данную презумпцию словосочетание «должник не лишен возможности представить доказательства». Поди догадайся обязан должник доказывать или он вправе это делать? Очевидно, что ранее никто не ограничивал должника в представлении таких доказательств. Введение презумпции и подразумевает, что заинтересованная сторона обязана её опровергнуть, если не согласна с утверждением кредитора.

При нарушении обязательства именно нарушитель должен доказать свою невиновность. Положения статьи 401 ГК РФ содержат ключевые правила распределения ответственности при нарушении обязательства. Согласно пункту 2 именно нарушитель обязан доказать свою невиновность. Это также означает, что по умолчанию любой нарушитель виновен, пока он не доказал иное. Если стороны договорились, что нарушитель не несет ответственности за неосторожное нарушение договора, то кредитору не надо доказывать, что нарушение было умышленным. Напротив, согласно п. 7 постановления, в такой ситуации именно нарушитель должен будет доказать, например, что он приболел и поэтому не успел оплатить счёт. Более того, его пассивность в защите будет расцениваться как признание умысла на нарушение обязательства, а значит любые договорные ограничения ответственности будут считаться недействительными (п. 4 ст. 401 ГК).

Дано определение непредотвратимого обстоятельства. Суд разъяснил, что непредотвратимым является обстоятельство, при котором любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства (п. 8 постановления). Как можно установить, что любой участник бы не избежал? А если кредитор приведёт противоположный пример, когда некто избежал наступления подобного обстоятельства? Видится не самой удачной идеей использовать словосочетание «любой участник гражданского оборота» в этом контексте. Неплохо было бы привести пример, чтобы можно было понять, что имелось в виду.

При взыскании потерь причинную связь между поведением нарушителя и потерями доказывает истец. Порядок возмещения потерь был дополнен необходимым элементом, который поможет умерить аппетиты кредиторов (п. 15 постановления). Статья 406.1 ГК РФ содержит порядок возмещения потерь, не связанных с нарушением другой стороной своего обязательства. Верховный суд подчеркнул, что потери не являются убытками и сторона, требующая их возмещения, не обязана доказывать причинную связь между поведением нарушителя и потерями. Однако это не освобождает такую сторону от необходимости доказать связь между наступлением оговоренного соглашением обстоятельства и ее потерями.

При недобросовестном ведении переговоров бремя доказывания лежит на истце. В вопросах, регулирующих ответственность за недобросовестное ведение переговоров, Верховный суд проявил неожиданный подход, исключив презумпцию вины причинителя вреда (п. 19 постановления). Суд разъяснил, что по общему правилу, на истце лежит бремя доказывания недобросовестного ведения переговоров ответчиком. И напротив, бремя доказывания своей добросовестности переходит на ответчика, когда он внезапно и неоправданно прекратил переговоры, предоставил другой стороне неполную или недостоверную информацию либо умолчал об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны.

Отмечу не менее важные разъяснения, касающиеся применения судебной неустойки или астрента.

Присуждение денежных средств в качестве способа обеспечения исполнения судебного акта впервые было введено постановлением Пленума ВАС № 22. В 2015 году данная мера получила закрепление в пункте 1 статьи 308.3 ГК РФ и одновременно была отнесена законом к неустойке. В новом постановлении Пленума ВС № 7 данная мера получила ёмкое название «судебная неустойка» (п. 28 постановления). Поскольку новомодная мера зачастую не встречает понимание среди судей общей юрисдикции, а порой откровенно ими саботируется, данные разъяснения можно только приветствовать.

Также суд разъяснил, что судебная неустойка не может начисляться на денежные требования. Здесь Верховный суд последовал ранее выбранному пути, когда в июне 2015 года соответствующий пункт постановления Пленума ВАС №22 был признан им не подлежащим применению. Это несомненно прекрасно, учитывая право кредитора на проценты, уже предусмотренные статьями 317.1 и 395 ГК РФ. Умножение видов процентов, которые имеет право требовать кредитор не способствует разрешению проблемы низкой исполняемости решений судов.

Верховный суд также ограничил сферу применения судебной неустойки, указав, что она не устанавливается по административным, трудовым, пенсионным, семейным спорам и спорам, связанным с социальной поддержкой. Данное разъяснение тем более актуально, поскольку адресовано судам общей юрисдикции.

Ключевое правило, которому должны следовать суды, при установлении размера судебной неустойки – исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем неисполнение. Примечательно, что в постановлении Пленума ВАС № 22 данное разъяснение не содержало слова «явно». Однако это единственное усовершенствование в вопросе размера неустойки по сравнению с текстом ВАС РФ. Среди безусловных потерь можно отметить отсутствие указания на возможность установления прогрессивной шкалы (например, за первую неделю неисполнения одна сумма, за вторую – сумма в большем размере и т.д.), которая была предусмотрена в постановлении Пленума ВАС, а также отсутствие перечня обстоятельств, которые суд должен учитывать: степень затруднительности исполнения судебного акта, возможности ответчика по добровольному исполнению судебного акта, его имущественное положение, в частности размер его финансового оборота. Очевидно, что неустойка в размере $1000 в месяц для крупной корпорации и для крестьянского хозяйства имеет разное стимулирующее воздействие.

Верховный Суд – о взыскании астрента

Нельзя взыскать астрент, если решение суда неисполнимо.

07.11.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

Верховный Суд устранил ошибку нижестоящих судов, отказавшихся обязать ответчика исполнить обязательства в натуре, но при этом взыскавших с него судебную неустойку. Эксперты единодушно поддержали решение ВС РФ, отметив, что он отменил противоречащие здравому смыслу решения. При этом они положительно оценили внедрение и применение института астрента в России, поскольку проблема неисполнения судебных решений стоит очень остро.

Машиностроительное предприятие и производственное объединение заключили контракт на поставку оборудования. Поскольку в установленные сроки поставка не была произведена, предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к поставщику, в котором требовало исполнить обязательства в натуре в 10-дневный срок, взыскать с ответчика договорную неустойку в размере 0,05% от стоимости не поставленного в срок товара за каждый день просрочки, а также судебную неустойку в порядке ч. 1 ст. 308.3 ГК РФ за каждый день просрочки исполнения, начиная с одиннадцатого календарного дня с момента вступления в законную силу судебного акта по день его фактического исполнения.

Читайте также:  Представление аудитором сведений о клиентах в Росфинмониторинг — не нарушение аудиторской тайны

Первая инстанция, которую затем поддержала апелляция, удовлетворила иск в части взыскания пеней и денежной суммы на случай неисполнения судебного акта, в удовлетворении иска в остальной части отказано. Отказывая в удовлетворении требования об исполнении обязательства в натуре в течение 10 календарных дней с момента вступления судебного акта в законную силу, суды исходили из того, что такое решение является очевидно неисполнимым, поскольку поставка продукции не может быть осуществлена в связи с неисполнением своих обязательств контрагентом поставщика. Но при этом суды пришли к выводу, что указанное обстоятельство в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ не является основанием для освобождения от ответственности за нарушение обязательства.

Ответчик обратился в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ с кассационной жалобой. Проверив обоснованность доводов кассационной жалобы, коллегия пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене в части.

ВС РФ указал, что нижестоящие суды, принимая решения, не учли, что согласно п. 1 ст. 308.3 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено данным Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Также Суд напомнил, что в силу разъяснений, данных в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. №7, «не может быть отказано в удовлетворении иска об исполнении обязательства в натуре в случае, когда надлежащая защита нарушенного гражданского права истца возможна только путем понуждения ответчика к исполнению в натуре и не будет обеспечена взысканием с ответчика убытков за неисполнение обязательства, например обязанностей по представлению информации, которая имеется только у ответчика, либо по изготовлению документации, которую правомочен составить только ответчик».

«В настоящем деле суды, фактически признав объективную возможность исполнения обязательства по поставке продукции, вместе с тем пришли к выводу об очевидной неисполнимости обязательства в десятидневный срок с момента вступления в силу судебного акта. Однако, отказывая в понуждении ответчика исполнить обязательство в натуре в указанный истцом срок, суды не установили иной срок, в течение которого обязательство объективно должно быть исполнено. Кроме того, отказав в удовлетворении требования об исполнении обязательства в натуре, суды тем не менее применили последствия неисполнения судебного акта о понуждении исполнения обязательства в натуре, что противоречит положениям ст. 308.3 ГК РФ», – говорится в определении ВС РФ.

На основании изложенного Судебная коллегия отменила принятые по делу судебные акты и отправила их на новое рассмотрение в суд первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования об обязании ответчика исполнить обязательство в натуре, а также в части взыскания судебной неустойки за каждый день неисполнения решения суда.

Партнер, руководитель корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Кирилл Саськов обратил внимание на фигурирующий в комментируемом определении ВС РФ новый институт российского права – астрент (право на присуждение судом в пользу кредитора денежной суммы на случай неисполнения судебного решения об исполнении обязательства в натуре). При этом эксперт напомнил, что, хотя положение об астренте появилось в ГК РФ только в июне 2015 года, возможность предъявления требования о его взыскании в пользу истцов по спорам о неисполнении должниками судебных актов по неденежным требованиям была установлена в Постановлении Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. №22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

«Фактически нижестоящие суды взыскали астрент, отказав в удовлетворении неденежного требования, что противоречит положениям ст. 308.3 ГК РФ», – заключил Кирилл Саськов.

Новшества в обязательственном праве: практика применения

Роман Бевзенко,
профессор Российской школы частного права, партнер юридической компании “Пепеляев Групп”

1 июня текущего года вступили в силу поправки в ГК РФ в сфере обязательственного права (Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ “О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации”; далее – Закон № 42-ФЗ). Теперь в кодексе закреплены, в частности, нормы о праве кредитора на получение законных процентов за пользование должником денежными средствами, о возможности присуждения судом в пользу кредитора денежной суммы на случай неисполнения судебного решения об исполнении обязательства в натуре (астрент) и др. О том, как применять эти нововведения на практике, в ходе одного из онлайн-семинаров, проводимых компанией “Гарант”, рассказал профессор Российской школы частного права, партнер юридической компании “Пепеляев Групп” Роман Бевзенко.

Астрент (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ)

В какой момент истцу нужно заявлять требования о взыскании астрента и с какой даты он подлежит начислению?

Данное требование можно заявить либо в основном иске, либо в ходатайстве по ходу рассмотрения дела. А начисляется астрент со дня, следующего за днем истечения срока, отведенного на добровольное исполнение судебного акта.

Напомню, еще до внесения в ГК РФ нормы об астренте возможность его взыскания судами в пользу истцов в случае неисполнения должниками судебных актов по неденежным требованиям была установлена ВАС РФ (Постановление Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. № 22 “О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта”; далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 22). В п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 22 и определено, когда подается заявление о присуждении астрента, и с какого момента он начисляется.

Каким образом суд определяет размер астрента?

Идея астрента такова: нужно, чтобы для должника неисполнение судебного акта было более невыгодным, чем исполнение (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 22).

Представим себе такую, например, ситуацию. Суд удовлетворил иск о понуждении ответчика к прекращению сброса в водоем неочищенных сточных вод. Установка очистных сооружений обойдется ответчику в сумму около 3 млн руб., а штраф за неисполнение судебного акта (астрент) составит 100 тыс. руб. Разумеется, в этом случае ответчику проще заплатить штраф. Значит, размер астрента в данном случае должен быть больше 3 млн руб., чтобы ответчику выгоднее было исполнить судебное решение и установить очистные сооружения.

Также судам при определении размера астрента нужно учитывать такие обстоятельства, как степень затруднительности исполнения судебного акта, имущественное положение ответчика, в частности размер его финансового оборота (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 августа 2015 г. № Ф01-2614/15 по делу № А29-7997/2012, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24 июля 2015 г. № Ф09-4888/15 по делу № А60-30331/2014 и др.).

Возможно ли применение ст. 308.3 ГК РФ, если должником является госорган, не исполняющий судебное решение о признании его действий незаконными и необходимости совершения определенных действий для восстановления права истца (ст. 198 АПК РФ)?

Да, астрент может быть взыскан с любого должника, в том числе и госоргана. Важно также, что денежные средства за неисполнение судебного акта можно взыскать и в том случае, когда изначально истец не требовал их присуждения и суд, соответственно, их не присуждал в момент рассмотрения дела (абз. 7 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 22).

Проценты по денежному обязательству (ст. 317.1 ГК РФ)

Применяется ли ст. 317.1 ГК РФ, предусматривающая право кредитора на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами, к договорам, заключенным до вступления ее в силу?

Нет, не применяется, поскольку согласно ст. 422 ГК РФ новый закон не применяется к тем отношениям, которые были порождены заключенными до его вступления в силу договорами, за исключением случаев, когда закон имеет обратную силу. Закон № 42-ФЗ обратной силы не имеет.

Можно ли считать статью 317.1 ГК РФ не обязательной для применения, когда стороны договорились о неиспользовании права кредитора на получение процентов?

Да, можно. В данной статье сказано, что кредитор имеет право на получение процентов за пользование денежными средствами. Это значит, что он по своей воле может как взыскать их, так и не взыскать, но право на получение процентов у него сохраняется. Поэтому если стороны договариваются о неиспользовании этого права, положение об отмене процентов нужно предусмотреть в договоре.

Будет ли налоговая служба при проверке автоматически доначислять проценты по ст. 317.1 ГК РФ, если в договоре не прописано, что они не начисляются?

Я полагаю, что будет. Чтобы этого избежать, нужно включить положение об отказе от процентов в текст договора.

Согласно ст. 317.1 ГК РФ проценты за пользование денежными средствами могут быть получены кредитором по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации. Действует ли данная статья в случае, когда договор заключен между коммерческой организацией и индивидуальным предпринимателем?

Да, действует, поскольку индивидуальный предприниматель так же, как и коммерческая организация, осуществляет предпринимательскую деятельность.

Применима ли ст. 317.1 ГК РФ к авансу?

Нет. Данная статья применяется только к денежным обязательствам (заем, кредит и др.). Если одна сторона дает аванс другой стороне, которая должна, к примеру, поставить ей товар, между ними не возникает денежного обязательства.

Можно ли применить 317.1 ГК РФ к договору, заключенному в рамках Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц”, по которому предусмотрено обеспечение исполнения обязательств в размере 10% от суммы договора?

Я думаю, нет, поскольку данный договор не является денежным обязательством.

Исполнение обязательств третьим лицом (ст. 313 ГК РФ)

Законно ли не принимать оплату от третьего лица за должника по договору аренды, если у юридического лица, на счет которого перечислена сумма оплаты, не оформлены арендные отношения с основным должником (заложенное имущество с обременением в виде аренды данное лицо получило в результате банкротства первоначального арендодателя)?

В этой ситуации нельзя говорить об отсутствии арендных отношений. Поскольку при смене собственника аренда сохраняется (ст. 617 ГК РФ), у нового арендодателя есть арендные права. Поэтому в случаях обязательного принятия исполнения обязательства третьим лицом (п. 1-2 ст. 313 ГК РФ) новый арендодатель должен принимать арендную плату от третьего лица.

Возможно ли предоставление залогодержателю-кредитору отступного залогодателем, не являющимся должником и, соответственно, не имеющим денежных обязательств перед кредитором-залогодержателем?

На мой взгляд, да. Полагаю, что в этом случае будут применяться правила об исполнении обязательства третьим лицом (ст. 313 ГК РФ).

Должник по внешнеторговой сделке предлагает истцу подписать соглашение о переводе долга на третье лицо без объяснения причин в момент, когда кредитор уже обратился в суд с требованием об исполнении должником обязательства по договору. Чем это грозит кредитору?

Опасность заключения соглашения о переводе долга (ст. 391 ГК РФ) заключается в том, что новый должник может оказаться некредитоспособным и кредитор не сможет взыскать с него сумму долга. Мне кажется, в рассматриваемом случае кредитору стоит предложить должнику возложить исполнение обязанности по договору на третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК РФ) без перевода долга. Такой вариант безопасен для кредитора, ведь должник отвечает перед ним за неисполнение или ненадлежащее исполнения обязательства третьим лицом (ст. 403 ГК РФ).

Читайте также:  Аудиторов обязали зарегистрироваться на сайте Росфинмониторинга

Может ли положение об обязанности кредитора принять исполнение обязательства третьим лицом, на которое должник возложил исполнение обязательства (п. 1 ст. 313 ГК РФ), применяться к внешнеторговым сделкам?

Опасность заключения соглашения о переводе долга (ст. 391 ГК РФ) заключается в том, что новый должник может оказаться некредитоспособным и кредитор не сможет взыскать с него сумму долга. Мне кажется, в рассматриваемом случае кредитору стоит предложить должнику возложить исполнение обязанности по договору на третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК РФ) без перевода долга. Такой вариант безопасен для кредитора, ведь должник отвечает перед ним за неисполнение или ненадлежащее исполнения обязательства третьим лицом (ст. 403 ГК РФ).

Может ли положение об обязанности кредитора принять исполнение обязательства третьим лицом, на которое должник возложил исполнение обязательства (п. 1 ст. 313 ГК РФ), применяться к внешнеторговым сделкам?

Если в конкретной сделке применяется российское право, то может. Правила определения права, подлежащего применению к договору, в том числе при отсутствии соглашения сторон о выборе права, закреплены, в частности, в разд. VI ГК РФ.

Сроки действия договоров и сроки исполнения обязательств

Стороны договора подряда заключили дополнительное соглашение об изменении объема работ и цены договора, но срок исполнения обязательства, установленный изначально, не изменили, хотя на момент заключения дополнительного соглашения он истек. Можно ли считать, что после изменения договора срок исполнения обязательства невозможно определить?

В данном случае речь идет об обязательстве без указания срока, которое будет исполняться по правилам п. 2 ст. 314 ГК РФ. Согласно данной норме обязательство, в котором не предусмотрен срок его исполнения и не содержатся условия, позволяющие определить этот срок, должно быть исполнено в течение семи дней со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не предусмотрена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не вытекает из обычаев либо существа обязательства. Кроме того, в новой редакции п. 2 ст. 314 ГК РФ закреплено положение о том, что в случае, когда кредитор не предъявил требования об исполнении указанного выше обязательства в разумный срок, должник вправе потребовать от него принятия исполнения, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не явствует из обычаев либо существа обязательства.

Основное обязательство предусмотрено в договоре поставки, который действует до определенной даты при возможной его пролонгации на каждый последующий год. В договоре поручительства определено, что он перестает действовать при прекращении основного обязательства. В п. 6 ст. 367 ГК РФ говорится о том, что если в договоре поручительства четко не указана дата его действия, то он действует в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства. Каким образом отразить в договоре поручительства срок его действия так, чтобы он был связан со сроком действия договора поставки?

Теоретически можно включить в договор поручительства формулировку о том, что при возобновлении договора поставки на каждый последующий год поручительство будет считаться действующим и в отношении этих, по сути, новых договоров, тем более что согласно новой редакции ст. 314 ГК РФ срок исполнения обязательства может быть привязан к определенному действию.

Хотя я предлагаю в этом случае занять более консервативную позицию – заключить договор поручительства на пять лет (чтобы срок его действия был больше срока действия договора поставки и срока исковой давности по договору) и предусмотреть в нем в качестве отменительного условия невозобновление договора поставки.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

Каким образом рассчитать размер процентов за неисполнение денежного обязательства по договору, заключенному до вступления в силу новой редакции ст. 395 ГК РФ, если неисполнение обязательства началось до 1 июня 2015 года и продолжается в настоящее время (считать проценты до 1 июня по ставке рефинансирования, а после 1 июня по ставке для вкладов физических лиц или за все время – по ставке рефинансирования)?

Существует два подхода к решению этого вопроса. Первый заключается в том, что к заключенным до 1 июня договорам применяется прежняя редакция ст. 395 ГК РФ, предусматривающая расчет процентов за неисполнение денежного обязательства по ставке рефинансирования Банка России.

Сторонники второго подхода исходят из того, что ст. 395 ГК РФ кардинально не изменилась, поменялся только порядок определения ставки для расчета штрафных процентов. Поскольку сама по себе любая ставка волатильна, стороны могли ожидать ее изменения, значит, допустимо применение новой редакции ст. 395 ГК РФ.

Насколько я знаю, арбитражные суды первых инстанций придерживаются первого подхода. Они ссылаются на ст. 422 ГК РФ “Договор и закон”, согласно которой условия заключенного договора сохраняют силу после принятия закона, устанавливающего обязательные для сторон правила, отличные от действовавших на момент заключения договора, за исключением случая, когда закон имеет обратную силу. Мне тоже больше нравится этот принцип, он подчеркивает существо частного права – частные сделки сильнее, чем воля законодателя, выраженная после заключения договора.

Интересные иски

Истец подал в суд неперспективный иск, в удовлетворении которого ему было отказано. Однако наличие в картотеке арбитражного суда информации о данном споре негативно сказалось на деловой репутации ответчика – по этой причине банк не выдал ему кредит. Может ли ответчик взыскать убытки с истца?

Если вы докажете, что иск был заведомо неперспективный, убытки можно взыскать, в этом у меня нет сомнений. Вопрос в том, как это доказать. Убытки взыскиваются за совершение неправомерного действия, а само по себе предъявление иска – действие правомерное. Поэтому необходимо располагать какими-то убедительными доказательствами, подтверждающими тот факт, что дело против вас было возбуждено явно недобросовестно.

Руководитель отдела продаж организации уволился, уведя в свою новую компанию клиентов, обеспечивавших стабильную ежегодную выручку организации. Реально ли, исходя из текущей судебной практики, взыскать с него убытки за нарушение соглашения о конфиденциальности?

По моему мнению, никаких юридических препятствий к взысканию убытков в этом случае нет. Но здесь вопрос в другом – насколько суды общей юрисдикции признают законность подобных соглашений. К сожалению, практика разрешения подобных дел мне неизвестна.

Также важный вопрос – вызван ли отказ клиентов от услуг организации-истца именно действиями ответчика? В случае если уход клиентов связан, например, с низким качеством оказываемых истцом услуг, вряд ли можно говорить о недобросовестности ответчика.

Другие вопросы

Имеет ли юридическую силу отказ стороны договора от претензий по возмещению убытков в случае, например, когда арендодатель предоставил скидку по арендной плате, а арендатор отказался от требований по возмещению убытков?

Да, имеет. Если сторона коммерческой сделки после наступления некоторых обстоятельств, которые порождают права, заявляет отказ от осуществления этого права, осуществление его в дальнейшем по тем же основаниям не допускается (п. 6 ст. 450.1 ГК РФ). Эта новая конструкция – отказа от прав – является исключением из общего принципа, согласно которому отказ от осуществления прав не влечет их прекращения (п. 2 ст. 9 ГК РФ).

Возможно ли в договор займа внести условие об альтернативном обязательстве в части возврата займа, а именно: о необходимости на дату возврата займа вернуть заем и проценты за пользование денежными средствами либо исполнить обязательство путем уступки прав требования к третьим лицам (по своему выбору) или выдачей векселя?

Да, конечно. Это очень красивый и правильный пример закрепления в договоре альтернативного обязательства (п. 1 ст. 308.1 ГК РФ).

АСТРЕНТ
Как взыскать штраф за неисполнение судебного решения


ЧТО ТАКОЕ АСТРЕНТ?

Истцы теперь имеют право просить суд определить денежную сумму, которая должна быть выплачена Ответчиком в случае, если он не исполнит решение суда своевременно.

Такое право установлено, в частности ст.308.3 Гражданского кодекса Российской Федерации. В указанной статье предусмотрено, что суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Штраф за несвоевременное исполнение судебного решения, который стимулирует должника к скорейшему исполнению обязательства, являются одним из эффективных способов защиты гражданских прав и в правоприменительной практике известен, как « АСТРЕНТ ».

КАКОВА СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ АСТРЕНТА?
Данный способ защиты права используется только для понуждения исполнения обязательств в натуре , например, обязанность передать вещь, освободить помещение, выполнить ремонтные работы, заключить договор.

Пленум ВС РФ в своем Постановлении от от 24.03.2016 N 7 разъяснил, что астрент не применяется на случай неисполнения денежных обязательств, по спорам административного характера, при разрешении трудовых, пенсионных и семейных споров, вытекающих из личных неимущественных отношений между членами семьи, а также споров, связанных с социальной поддержкой.

Не может требовать астрент и арбитражный управляющий, истребующий документы и иные материальные ценности у прежнего руководителя должника в рамках дела о банкротстве.

КОГДА ЗАЯВЛЯТЬ О СУДЕБНОЙ НЕУСТОЙКЕ?
Заявление об астренте может быть сделано как при рассмотрении иска в суде первой инстанции, так и на стадии исполнительного производства в порядке ст. 324 АПК РФ. Во втором случае, в суд, принявший судебное решение, подается соответствующее заявление.

КАК ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ СУММА АСТРЕНТА?
При определении суммы астрента суд учитывает степень затруднительности исполнения судебного акта ответчиком. Суд откажет в установлении астрента или значительно уменьшит его сумму, если установит обстоятельства, объективно препятствующие исполнению судебного акта. К таким обстоятельствам не относится сложное финансовое положение ответчика, возможные для ответчика негативные последствия в связи с исполнением судебного акта.

Истец, истребующий у суда установление судебной неустойки, должен доказать свои возможные потери, связанные с неисполнением судебного акта. Размер астрента при этом должен быть сопоставим с такими потерями.

Астрент устанавливается в размере, который должен стимулировать ответчика исполнить обязательство в натуре. То есть выплата астрента для него должна быть гораздо невыгоднее, чем добровольное исполнение присужденной судом обязанности.

Астрент может быть установлен в одной из следующих форм:

В виде твердой суммы, взыскиваемой единовременно при просрочке исполнения судебного решения;

В виде фиксированной суммы, взыскиваемой за каждый период неисполнения;

В виде денежной суммы, взыскиваемой по прогрессивной шкале. Например, за неосвобождение арендатором помещения за первый месяц взыскивается астрент в размере 100% арендной платы, за второй месяц- в размере 130% арендной платы, за третий – 160% и т.п.

При надлежащей аргументации своей позиции арбитражные суды и суды общей юрисдикции на настоящий момент достаточно часто применяют астрент в целях мотивации ответчика исполнить решение суда. В ряде случаев это может оказаться единственно возможным способом обеспечить исполнение обязательства недобросовестным должником.

За квалифицированной консультацией по данному вопросу обращайтесь к адвокатам к нам в офис. Тел. +7 (495) 230-11-77

04.02.2018

Автор: Квирквия Бадри Амлиниевич, адвокат, к.э.н.

Ссылка на основную публикацию