Обзор постановления ВС РФ о нормах международного частного права 2020

Пленум по международным спорам: самое важное

По словам юриста практики международного коммерческого арбитража КИАП КИАП Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность группа Комплаенс группа Налоговое консультирование группа Страховое право группа Уголовное право группа Антимонопольное право группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международный арбитраж группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Финансовое/Банковское право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × Натальи Кисляковой, постановление закрепляет уже существовавшие подходы в практике и теории МЧП, которые при этом не были подробно урегулированы и не были описаны в законодательстве. «То есть основная ценность данного постановления – закрепление базовых и фундаментальных основ МЧП, которого в правовых нормах не содержалось», – подчеркнула эксперт.

При этом она обращает внимание на тот факт, что постановление написано «достаточно сложным и несколько академичным языком». «Существует риск, что из-за этого отдельные положения могут способствовать только еще меньшему единообразию правоприменительной практики», – подчеркнула она.

«Появление постановления наверняка позволит снять ряд вопросов, накопившихся в практике по делам, осложнённым иностранным элементом, как у судов, так и у юристов, тем более что ВС впервые комментирует в отдельном постановлении вопросы международного частного права (МЧП)», – говорит Екатерина Лебедева, руководитель практики международных судов и арбитража Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Трудовое и миграционное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Банкротство группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное/Наследственное право группа ТМТ группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика × .

Верховный суд указал: в качестве иностранного элемента, осложняющего отношения сторон, можно рассматривать не только сам иностранный субъект или объект отношений, но и факт совершения сделки за рубежом, а также наступление какого-либо события, которое влечет за собой возникновение, изменение или прекращение гражданско-правовых отношений.

«Данное разъяснение позволит разрешить вызывавший иногда на практике сомнения вопрос относительно возможности применения иностранного права к отношениям между российскими лицами, когда объект правоотношения находится в России, однако совершение каких-либо действий в отношении данного объекта осуществляется за рубежом», – объясняет Лебедева.

Верховный суд подтвердил: стороны могут выбирать иностранное право, даже если иностранный элемент в их отношениях отсутствует. Даже если обе стороны отношений – это российские компании, даже если предмет их спора находится в России и все действия и события по договору происходят в России.

Постановление определяет критерии для применения принципа «наиболее тесной связи». Помимо вполне очевидных, таких как место жительства, учреждение или ведение основной деятельности, место нахождения объекта и место исполнения обязательств, вводятся дополнительные критерии, которые могут быть приняты во внимание.

Например, судам предлагается определять, применение права какой страны позволит наилучшим образом реализовать общепризнанные принципы гражданского права и построения отдельных его институтов. Верховный суд также напоминает, что к таким принципам и институтам относятся защита добросовестной стороны, недопустимость извлечения преимуществ из своего недобросовестного поведения, запрет злоупотребления правом, защита слабой стороны, предпочтительность сохранения действительности сделки, запрет необоснованного отказа от исполнения обязательства.

В проекте приводятся примеры норм непосредственного применения, применимые независимо от соглашения сторон о применимом праве. Среди них – положения об ограничении оборотоспособности определенных объектов гражданских прав. Так, Верховный суд напоминает о существующих в российском законодательстве ограничениях на приобретение иностранными лицами акций и долей в российских стратегических обществах.

Проект решает проблему соотношения общих и специальных международных договоров. Проект прямо закрепляет приоритет специального международного договора независимо от круга его участников и даты принятия, если в нормах международных договоров не прописано иное.

Например, существует Соглашение стран СНГ «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности». Оно автоматически, как специальный международный договор, получает приоритет в применении перед той же Минской конвенцией 1993 года, объясняет Артур Зурабян, руководитель практики разрешения споров и медиации Art de Lex Art de Lex Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право × .

Постановление расширяет принцип «автономии воли». Стороны вправе выбрать документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств, но не являющиеся законами. Например, принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, европейские принципы договорного права, модельные правила европейского частного права.

Пленум перечислил возможные индикаторы, позволяющие установить подразумеваемое соглашение о применимом праве, которые в том числе использовались в судебной практике: ссылка в договоре на нормы определенной страны, ссылка обеих сторон на одно и то же применимое право в судебном разбирательстве, а также наличие оговорки о применимом праве в другом договоре между теми же лицами, с которым применимый договор имеет тесную связь.

«Отдельно указано, что пророгационная или арбитражная оговорка не является самостоятельным индикатором подразумеваемого выбора права. Этот подход также соответствует сложившейся судебной практике», – указывает Юрий Бабичев, советник Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа ТМТ группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Международные судебные разбирательства группа Природные ресурсы/Энергетика группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Финансовое/Банковское право группа Банкротство 3 место По выручке 3 место По количеству юристов 3 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × по международному арбитражу и трансграничным спорам.

Пленум разъясняет: правило ст. 162 ГК о недопустимости использования свидетельских показаний в подтверждение сделки и её условий при несоблюдении простой письменной формы сделки – это норма материального права. А потому она не препятствует применению иностранных норм, содержащих иные последствия несоблюдения формы сделки.

«Представляется, что подобный подход может сформировать условия для злоупотреблений и создать немало сложностей при применении российскими судами норм о недопустимости свидетельских показаний для установления определенных обстоятельств», – отмечает партнер и руководитель московской судебно-арбитражной практики Dentons Dentons Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Транспортное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Банкротство группа Уголовное право 2 место По количеству юристов × Роман Зайцев.

Постановление устанавливает условия, при которых юридическое лицо или участник, действующий от его имени, при оспаривании сделки не могут ссылаться на ограничения полномочий на совершение сделки, установленные его личным законом (то есть законом его страны). Вот эти условия:

– в момент совершения сделки орган или представитель юридического лица находились за пределами территории «родной» страны;
– праву страны, на территории которой орган или представитель совершили сделку, не известно указанное ограничение;
– другая сторона в сделке не знала и заведомо не должна была знать об указанном ограничении.

Еще один большой блок разъяснений касается потребительских споров. Например тех, которые могут возникнуть при покупке в зарубежных интернет-магазинах.

В таких спорах у российских судов будет возможность применять российское право, если будет очевидно, что интернет-магазин в своей деятельности ориентируется на российского потребителя. На такую ориентацию может указывать как локализация сайта магазина на русский язык, так и указание ценников на товары в рублях. Еще одним возможным доказательством может стать тот факт, что владелец сайта заказывал «услуги, направленные на повышение цитируемости его сайта у российских пользователей интернета». При таких условиях суд сможет проигнорировать даже соглашение между сторонами о применимом праве.

ВС разъяснит применение норм международного частного права

25 июня Пленум Верховного Суда отправил на доработку проект постановления, касающийся вопросов применения норм международного частного права судами Российской Федерации.

Так, в проекте документа указывается, что приведенный в п. 1 ст. 1186 ГК РФ перечень иностранных элементов (иностранный субъект правоотношения, иностранный объект правоотношения) не является исчерпывающим. В качестве иностранного элемента в том числе может рассматриваться совершение за рубежом действия или наступление события, влекущего возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения.

В качестве примера приводится то, что в соответствии со ст. 1 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Венская конвенция 1980 г.) она подлежит применению к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах. При этом место нахождения коммерческого предприятия определяется не национальностью лица, т.е. наличием иностранного элемента в форме субъекта правоотношения, а местом, в котором сторона договора купли-продажи ведет коммерческую деятельность на регулярной основе, либо, при его отсутствии, местом жительства физического лица, т.е. наличием иностранного элемента в форме юридического факта ведения коммерческой деятельности.

Отмечается, что по вопросам, которые не разрешены в международном договоре РФ, применимое национальное право определяется с помощью коллизионных норм международного частного права, которые могут содержаться как в нормах международных договоров, так и в нормах национального права России. Например, Венская конвенция не регулирует вопросы действительности договора купли-продажи или каких-либо из его положений, а также последствий, которые может иметь этот договор в отношении права собственности на проданный товар. Таким образом, если соответствующий договор международной купли-продажи входит в сферу действия Венской конвенции, часть отношений сторон будет регулироваться исключительно положениями данной конвенции (например, условия возмещения убытков и их размер), а другая часть (например, недействительность договора) – законодательством страны, определенным в соответствии с коллизионными нормами.

Партнер и руководитель практики разрешения споров Представительства БАЙТЕН БУРКХАРДТ в Москве Александр Безбородов отметил, что в проекте постановления имеются разъяснения, касающиеся иерархии международных договоров РФ и порядка приоритетного применения специального международного договора по отношению к международным договорам, имеющим общий предмет регулирования. «В судебной практике можно встретить ряд дел, когда один и тот же правовой вопрос разрешался разными судами со ссылкой на различные международные договоры», – пояснил он.

Кроме того, в документе указывается, какая норма относится к норме непосредственного применения, а также в каких случаях суд не применяет норму иностранного права, подлежащую применению в силу соглашения сторон о выборе применимого права, коллизионных норм международных договоров РФ или российских федеральных законов.

Право, подлежащее применению при определении правового положения лиц

Согласно п. 14 проекта постановления правовое положение физических и юридических лиц в отношениях, регулируемых нормами международного частного права, определяется в соответствии с их личным законом. Если нормами международных договоров не установлено иное, в РФ личный закон физического лица определяется с помощью коллизионных норм ст. 1195 ГК РФ, личный закон юридического лица – ст. 1202 ГК.

При этом отмечается, что по смыслу п. 3 ст. 1202 ГК российское или иностранное юрлицо не может ссылаться на установленные его личным законом ограничения полномочий органа или представителя на совершение сделки, а также на выход за пределы правоспособности юридического лица при одновременном соблюдении следующих условий:

  • в момент совершения сделки орган или представитель юридического лица находились за пределами территории страны, чей личный закон имеет юридическое лицо;
  • праву страны, на территории которой орган или представитель совершил сделку, не известно указанное ограничение;
  • другая сторона в сделке не знала и заведомо не должна была знать об указанном ограничении. Бремя доказывания отсутствия добросовестности у контрагента в момент совершения сделки лежит на стороне, оспаривающей сделку.

Отмечается, что аналогичный запрет ссылаться на положения личного закона установлен для физических лиц в части ограничения их дееспособности на совершение сделок (п. 2 ст. 1197 ГК).

Право, подлежащее применению к вещным правам

В проекте постановления говорится о том, что по смыслу п. 1 ст. 1206 ГК, если договор купли-продажи движимого имущества предусматривает перемещение товара из одной страны в другую и стороны не достигли соглашения о праве, применимом к моменту перехода права собственности (п. 3 ст. 1206 ГК), то право собственности на товар переходит от продавца к покупателю в момент, определяемый в соответствии с правом страны места нахождения товара.

Если право собственности не перешло к покупателю до момента перемещения товара в другую страну, наступившие в первой стране элементы фактического состава (например, факт заключения соглашения, передача вещи и т.п.) считаются выполненными для целей применения того фактического состава, который необходим в соответствии с правом нового места нахождения вещи. Например, если договор купли-продажи был заключен в момент нахождения товара на территории одной страны, то этот юридический факт учитывается для определения возникновения права собственности у покупателя в соответствии с правом другой страны, в которую был доставлен товар.

Кроме того, в документе указывается, что если в момент совершения сделки товар находится в пути, то возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав определяются по праву страны, из которой отправлен товар, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 1206 ГК).

Право, подлежащее применению к форме сделки

В проекте постановления подчеркивается, что для целей применения п. 2 ст. 1209 ГК под сделкой, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, следует понимать не только корпоративный договор, но и иные сделки, направленные на отчуждение акций или долей в уставном (складочном) капитале юридических лиц, установление их обременений и реализацию вытекающих из них прав. Поскольку российское право предусматривает обязательную нотариальную форму для сделок, направленных на отчуждение или залог доли или части доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью (ст. 21 и 22 Закона об ООО), соблюдение такой формы сделки необходимо даже в тех случаях, когда сделка совершается за границей. При этом к форме договора, устанавливающего обязательство совершить в будущем сделку, направленную на отчуждение доли, применяются общие правила, установленные абз. 1 п. 1 ст. 1209 ГК.

Читайте также:  Процессуальные сроки в арбитражном процессе - нюансы

Право, подлежащее применению к договорным обязательствам

В п. 27 документа указывается, что в соответствии с п. 2 ст. 1210 ГК соглашение о применимом праве должно быть либо прямо выраженным, либо определенно вытекать из условий договора или совокупности обстоятельств дела. В соглашении о применимом праве стороны вправе использовать любые термины и формулировки, указывающие на выбор ими того или иного права.

При этом, устанавливая наличие воли сторон, направленной на выбор применимого права, суд вправе констатировать существование подразумеваемого соглашения о применимом праве, в частности в случае, если стороны в тексте договора ссылались на отдельные гражданско-правовые нормы определенной страны либо если стороны при обосновании своих требований и возражений (например, в исковом заявлении и отзыве на него) ссылаются на одно и то же применимое право. Кроме того, суд вправе прийти к выводу о наличии подразумеваемого соглашения о применимом праве при наличии тесной связи между двумя договорами с участием одних и тех же лиц, когда один из этих договоров содержит оговорку о применимом праве, а другой заключенный позднее договор такой оговорки не имеет.

«Однако выбор сторонами компетентного суда или места проведения международного коммерческого арбитража сам по себе не означает выбора в качестве применимого к спорным правоотношениям материального права того же государства. Отсутствие волеизъявления сторон в отношении применимого права означает, что его определяет компетентный суд или арбитраж на основании применимых коллизионных норм», – подчеркивается в документе.

Адвокат АП г. Москвы Василий Котлов отметил, что в данном случае не учитывается, что исковое заявление, а равно отзыв на него и иные процессуальные документы, как правило, адресованы суду и не могут рассматриваться как волеизъявление, имеющее договорообразующий характер. «Смешение институтов материального и процессуального права может привести к ошибочному пониманию намерений сторон (например, если в отзыве не содержится какая-либо оценка выбора применимого права, сделанного в исковом заявлении) и, как следствие, к судебной ошибке при принятии решения по делу», – посчитал он.

По мнению адвоката, не вполне последовательным, в этой связи, представляется ограничение выбора нейтрального права прямо выраженным согласием сторон, например, Принципов коммерческих договоров УНИДРУА (п. 32 проекта).

Василий Котлов отметил, что проект постановления допускает признание соглашения неисполнимым (п. 29) при наличии непреодолимых противоречий в случае применения различного права к отдельным частям договора. «Между тем подобное средство правовой защиты (признание соглашения неисполнимым) не предусмотрено ст. 8 ГК РФ. Практика признания соглашений неисполнимыми в силу имеющихся в них “непреодолимых противоречий” может иметь определенные риски, так как законом не предусмотрены последствия неисполнимости таких соглашений или отдельных их условий, и такие последствия будут отданы на усмотрение суда», – указал эксперт.

Пунктом 30 документа разъяснено применение института условного (альтернативного) соглашения, в котором выбор применимого права зависит от выбора той стороны, которая в будущем судебном разбирательстве будет являться истцом, либо в котором предусмотрено применение права той страны, которая в будущем при возникновении спора выступит истцом или ответчиком. Согласно проекту постановления применимое право определяется в момент подачи первого иска и не может быть изменено при подаче иных процессуальных документов, в том числе встречного иска.

«Между тем российский процессуальный закон предусматривает несколько вариантов решений суда на этапе предъявления иска, в том числе оставление иска без движения (ст. 128 АПК, ст. 136 ГПК), возвращение искового заявления (ст. 135 ГПК, ст. 129 АПК), отказ в принятии иска (ст. 127.1 АПК, ст. 134 ГПК). Является ли действительным сделанный истцом выбор применимого права в подобных случаях? Исходя из общего принципа автономности такого выбора, думается, что сделанный выбор будет сохранять юридически обязывающую силу независимо от того, будет ли на основании данного иска начато судебное разбирательство», – отметил Василий Котлов.

Также, по его мнению, представляет интерес вопрос о том, наделено ли правом на выбор применимого права лицо, выступающее в защиту прав и законных интересов иных лиц. Адвокат указывает, что в данном случае в силу ч. 2 ст. 38 ГПК, лицо, в интересах которого дело начато по заявлению лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца. «То есть статус истца появляется после принятия искового заявления. Однако такой истец лишается возможности выбора применимого права», – пояснил Василий Котлов. Он считает, что в данном случае необходимо закрепить право выбора при подаче первого процессуального документа истцом либо признать такое право также за лицами, выступающими в защиту прав, свобод и законных интересов иных лиц.

Право, применимое к отношениям с участием потребителей

Василий Котлов отметил, что п. 45 проекта постановления допускает применение императивных норм права страны места жительства потребителя, если профессиональная сторона направляет свою деятельность на территорию такой страны. В качестве примера в документе приведена ориентация сайта в интернете на российских потребителей. «Критерии такой ориентации не определены исчерпывающим образом. Это может повлечь правовую неопределенность и дать неограниченное усмотрение суду в применении норм российского Закона о защите прав потребителей независимо от выбранного сторонами права», – считает адвокат.

Согласно п. 47 документа специальные коллизионные нормы ст. 1221 ГК подлежат применению к случаям приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности (ч. 2 ст. 1095 ГК). Эти правила предоставляют потерпевшему возможность выбора применимого права из нескольких установленных законом вариантов, если стороны в соответствии со ст. 1223.1 ГК не выбрали применимое право по соглашению между собой.

По мнению Василия Котлова, в данном случае не вполне ясно, каким образом потерпевший будет реализовывать свое право выбора применимого права из нескольких установленных законом вариантов. «Согласно п. 47 проекта такое право он может реализовать до удаления суда в совещательную комнату. Вместе с тем ни в ГК, ни в проекте постановления не указано, имеет ли данное право однократный характер, особенно учитывая то обстоятельство, что потерпевший не должен мотивировать свой выбор», – указал он. Также адвокат считает, что неясно, влечет ли сделанный им выбор возобновление процесса и рассмотрение дела с самого начала, так как определение подлежащего применению права является задачей суда на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 148 ГПК, ч. 1 ст. 133 АПК).

Право, подлежащее применению к отношениям добровольного представительства

В документе отмечается, что по смыслу п. 1 ст. 1217.1 ГК, если представляемый не выбрал применимое право в доверенности либо выбранное право в соответствии с законом не подлежит применению, внешние отношения представительства регулируются правом страны, где находится место жительства или основное место деятельности представителя. Если представитель являлся работником юридического лица – представляемого и этот факт был известен третьему лицу в момент совершения сделки, то основным местом деятельности такого представителя считается место нахождения работодателя или соответствующего обособленного подразделения, в котором работник-представитель осуществлял свою трудовую деятельность в момент совершения сделки с третьим лицом.

Отмечается, что если третье лицо не знало и не должно было знать о месте жительства или об основном месте деятельности представителя, применяется право страны, где преимущественно действовал представитель в конкретном случае. Бремя доказывания обратного возлагается на представляемого или представителя. Доказательством этого факта может являться то, что данное место было указано в качестве места жительства или основного места деятельности представителя в тексте доверенности или иных документах, представленных третьему лицу перед совершением сделки.

Кроме того, указывается, что под правом страны, где преимущественно действовал представитель в конкретном случае, понимается место совершения сделки с третьим лицом, если представитель и третье лицо находились в одном месте в момент совершения сделки. Если сделка с третьим лицом совершается путем обмена сообщениями лицами, находящимися в разных странах, то таким правом следует считать право страны по месту, где находился представитель в момент направления третьему лицу оферты или акцепта.

Право, подлежащее применению к внедоговорным обязательствам

Разъясняется, что если из совокупности обстоятельств дела вытекает, что обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, тесно связано с договором между потерпевшим и причинителем вреда, заключенным при осуществлении этими сторонами предпринимательской деятельности, к данному обязательству применяется договорный статут (п. 3 ст. 1219 ГК). При этом договорный статут подлежит определению на основании общих положений о праве, применимом к договорным обязательствам (ст. 1210–1214 ГК). Отмечается, что правила п. 3 ст. 1219 ГК не применяются к деликтным требованиям третьих лиц, которые не выражали своего согласия с условиями соответствующего договора и не являются правопреемниками сторон договора.

В проекте постановления указывается, что если неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, к обязательствам, возникающим вследствие такого неосновательного обогащения, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение (п. 2 ст. 1223 ГК РФ). Под существующим или предполагаемым правоотношением понимается в том числе незаключенный, недействительный или прекращенный договор. Соответственно, подчеркивается в документе, к неосновательному обогащению, возникшему в связи с таким договором, подлежат применению общие правила об определении договорного статута.

Выводы экспертов

Александр Безбородов отметил, что некоторые специальные вопросы применения коллизионных норм не вошли в данный проект. Например, проблемы определения применимого права при трансграничном обороте ценных бумаг – этому посвящен лишь один пункт документа.

Говоря о проекте постановления в целом, Александр Безбородов высказал предположение, что после его принятия отдельные вопросы применения норм международного права, а также коллизионных норм, ранее вызывавших затруднения при реализации конкретных проектов, будут толковаться единообразно, что, безусловно, должно оказать положительное влияние на развитие правоприменительной практики.

Василий Котлов указал, что документ представляет собой детальное изложение основ международного частного права и направлен на практическое применение соответствующих положений ч. 3 ГК российскими судами, что, однозначно, имеет знаковый характер и будет способствовать единообразному применению правовых норм.

Судам рассказали, как применять международное частное право // Пленум ВС принял постановление

Пленум Верховного суда (ВС) сегодня принял постановление по вопросам международного частного права (МЧП). По сравнению с проектом, обсуждавшимся 25 июня, существенных изменений в тексте не появилось. Самое заметное изменение — исключение из текста разъяснения, из-за которого требование нотариальной формы могли распространить на сделки по продаже долей в российских компаниях, совершенные за границей.

Основные изменения, которые были внесены по итогам доработки проекта, концепцию не поменяли. Например, в тексте понятия «национальное право» заменено на «внутригосударственное», а «национальность» — на «национальную принадлежность».

Из окончательной версии исчез абз. 2 из п. 24. Он касался сделок, связанных с осуществлением прав участника юрлица, и применимого к ним права. В проекте такой сделкой считался не только корпоративный договор, но и отчуждение акций и долей. Соблюдение нотариальной формы требуется, даже если сделка совершена за границей. Но этот вопрос требует дополнительной теоретической проработки, пояснила Наталья Павлова.

Скорректирован п. 4 документа о возможности применения норм международного договора к тем, кто в нем не участвует. ВС предлагает считать, что специальные нормы одного международного договора могут иметь приоритет перед общими нормами другого, даже если круг участников во втором договоре уже.

Разъяснения о праве, применимом к потребительским спорам, остались без изменений (п. 55). Этот пункт важен для граждан, кто часто делает покупки на иностранных сайтах. В тексте постановления сказано, что если сайт ориентирован на российских потребителей, то суд может применить и российское право, даже если в соглашении о применимом праве указана иная страна. О такой ориентации сайта может говорить, например, что один из языков — русский, наличие ценников в рублях, указание российских контактных телефонов. Об этом может также говорить то, что владелец сайта заказывал услуги для повышения цитируемости сайта у российских пользователей сети Интернет.

  • 3436
  • рейтинг 1

Сделки с недвижимостью в свете реформы ГК РФ

Реформа процессуального законодательства 2019 года

Introduction to English Legal System

Комментарии (2)

В статье написано: “Соблюдение нотариальной формы требуется, даже если сделка совершена за границей. Но этот вопрос требует дополнительной теоретической проработки, пояснила Наталья Павлова.

Ну прежде всего следует учесть, что англосаксонские (а также и многие иные заграничные) нотариусы удостоверяют только подпись.

В связи с чем, такая “нотариальная форма” сделки, совершенная за границей, не является соответствующей российскому термину “нотариальная форма” сделки.

ГК РФ Статья 163. Нотариальное удостоверение сделки

1. НОТАРИАЛЬНОЕ УДОСТОВЕРЕНИЕ сделки означает ПРОВЕРКУ ЗАКОННОСТИ сделки, В ТОМ ЧИСЛЕ НАЛИЧИЯ у каждой из сторон ПРАВА НА ЕЁ СОВЕРШЕНИЕ, и осуществляется нотариусом или должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, в порядке, установленном законом о нотариате и нотариальной деятельности.

См об этом ниже судебную практику (прим. доверенность согласно ГК РФ и ВС РФ – это односторонняя сделка)

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15.12.2016 по делу № А60-9414/2016:

“Доверенность подписана от имени компании вице-президентом, помощником генерального директора, секретарем Кевином Лара.

Согласно нотариальному свидетельству, ПУБЛИЧНЫЙ НОТАРИУС УДОСТОВЕРИЛ ТОЛЬКО ЛИЧНОСТЬ Кевина Лара.

На удостоверительную надпись нотариуса проставлен апостиль.

Каких-либо документов, подтверждающих полномочия Кевина Лара на подписание доверенности от имени компании «Аутодеск» в материалах дела не содержится.

Таким образом, судебная коллегия соглашается с доводами кассационной жалобы Общества о том, что представленные документы не позволяют установить юридический статус компании, от которой заявлен настоящий иск, а также полномочия лица, выдавшего доверенность.”

Законность процитированного Постановления подтверждена Определением ВС РФ № 309-ЭС17-2647 от 16 мая 2017 года. Такая же правовая позиция указана в Постановлении СИП от 15 декабря 2016 года по делу № А45-23754/2015, в Постановлении СИП от 25 июля 2017 года по делу № А33-26600/2015.

Читайте также:  Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции

Постановление СИП от 20 сентября 2017 года по делу № А40-136492/2016

“Отметив, что в уставе компании «Microsoft Corporation», размещенном на официальном сайте _http://www.microsoft.com/, лица, имеющие право действовать от имени компании, не указаны, суд, исследуя вопрос о наличии у Кита Р. Долливера полномочий на выдачу доверенностей, ОТКЛОНИЛ ССЫЛКУ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ИСТЦА НА НОТАРИАЛЬНУЮ ФОРМУ этой доверенности, поскольку согласно главе 42.44 Свода законов штата Вашингтон «ПУБЛИЧНЫЕ НОТАРИУСЫ» к нотариальным действиям относится свидетельствование или заверение подписи; ПРОВЕРКА ПОЛНОМОЧИЙ лица, подписавшего доверенность, В ПОЛНОМОЧИЯ ПУБЛИЧНОГО НОТАРИУСА НЕ ВХОДИТ.”

Законность процитированного Постановления СИП была подтверждена и ВС РФ.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 07 февраля 2017 года по делу № А15-4541/2015 :

“Ссылка истца на универсальное свидетельство Штата Калифорния, удостоверенного нотариусом Эдит М. Бергесон, признана судом несостоятельной, поскольку, как следует из указанного свидетельства, нотариус, заполнивший данное свидетельство, УДОСТОВЕРИЛ ТОЛЬКО ЛИЧНОСТЬ лица, подписавшего документ, к которому приложено настоящее свидетельство, А НЕ ДОСТОВЕРНОСТЬ, ПРАВИЛЬНОСТЬ ИЛИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ доверенности от 12.06.2015, подписанной Кевином Лара.”

Процитированное Постановление СИП не было обжаловано в ВС РФ.

В Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 13.09.2018 по делу № А28-3039/2017:

“В свою очередь, из представленных истцом документов усматривается, что исковое заявление, поданное в суд первой инстанции было подписано Зениной Е.И., которая действует от общества с ограниченной ответственностью «Бекмен Культер» (доверенность от 31.07.2017 (т.1 л.д. 25-26)), которая была выдана в порядке передоверия данному обществу, для представления интересов иностранной компании из США на основании доверенности от 19.12.2016 (т.1 л.д. 18-21), которая, в свою очередь, подписана господином Curtis B.Bruesky, и заверена нотариусом Vicky La Celle 20.01.2017.

При этом нотариус Vicky La Celle полномочия Curtis B.Bruesky не проверял, А УДОСТОВЕРИЛ ЛИШЬ ЛИЧНОСТЬ ПОДПИСАНТА (т.1 л.д. 23).
.
Таким образом, судебная коллегия суда кассационной инстанции приходит к выводу, что суды по настоящему делу не установили юридический статус истца, и соответственно, полномочия лиц, именующих себя его представителями. В материалах дела отсутствует выписка из торгового реестра страны происхождения истца, а равно иной эквивалентный актуальный на период рассмотрения дела документ, исходящий от органов государственной власти страны национальности истца и содержащий информацию об организационноправовой форме истца, его правоспособности, о том, кто от имени истца обладает правомочиями на приобретение гражданских прав и принятие на себя гражданских обязанностей, в частности, кто от имени корпорации имеет право на выдачу доверенности на представление интересов в суде.”

Процитированное Постановление СИП не было обжаловано в ВС РФ.

Кроме вышеизложенного, следует учесть, что в дела с иностранным элементом предоставляются “нотариальные копии переводов иностранных документов, а не исходных документов”.

Об указанном разъяснено в выводах суда в Определении АС города Москвы об оставлении искового заявления без рассмотрения от 9 марта 2017 г. по делу № А40-136492/2016

“. по исковому заявлению . Аутодеск, Инк. . Майкрософт . Корел .
.
Кроме того, в дело представлены нотариальные копии переводов иностранных документов, а не исходных документов. Российские нотариусы свидетельствуют подлинность подписей, сделанных переводчиками. Нотариально заверенные переводы копий представленных материалов не подтверждают их подлинности и соответствия переводимых копий официальным документам.”

Законность процитированного Определения АС города Москвы была подтверждена в апелляции (9-й ААС), в кассации (СИП) и в ВС РФ.

Научная статья про английских нотариусов

02 февраля 2017

“.
4.- Напомним, что в случае, который рассматривался в постановлении, доверенность называлась «Сертификатом» и Реестр требовал заключение Нотариуса или Испанского Консула, что данный сертификат может считаться доверенностью по всем основаниям. В постановлении указывается, что Сертификат имел апостиль, что означает, что речь идёт об официальном документе, и что апостиль гарантирует, что доверенность была заверена компетентным Нотариусом в Англии.

Но жалоба испанского Нотариуса была отклонена, не потому что не была доказано, что лицо, заверяющее сертификат, действительно является Нотариусом (как мы указали ранее, апостиль подтверждает, что лицо, заверяющее документ, является официальным лицом), а потому что Нотариус заверил доверенность, не пользуясь своими нотариальными полномочиями, то есть, НОТАРИУС ЛИШЬ ЗАВЕРИЛ ПОДПИСИ ЛИЦ, в связи с чем, не выполняются требования, в соответствии с которыми, доверенности могу считаться равнозначными.

Таким образом, в постановлении делается вывод, что в англосаксонских нотариальных системах нотариальные документы имеют значительные различия, в зависимости от лица, заверяющего документ. «Notary public» не проверяет правоспособность лиц и такая доверенность не может считаться равнозначной испанской доверенности, а документы, заверенные так называемыми «Notaries-at-law» или «Lawyer notaries» могут считаться равнозначными испанским доверенностям.

В рассмотреном случае, “Notary public” лишь ограничился заверением подписей присутствующих лиц, и данное заверение не может быть равнозначным официальному документу, предусмотренному в статье 1280.5 Гражданского Кодекса Испании.

5.- Данное постановление вызвало споры, так как исходя из его формулировки, доверенности, заверенные “Notary public” никогда не будут действительными в Испании, но стоит принимать во внимание огромное количество нотариальных документов, которые заверяются каждый день в Англии данным лицом, которые предназначены для использования в сделках купли-продажи недвижимости.

В связи с эти, в ответ на любые вопросы, которые могут возникнуть относительно возможности использования в Испании нотариальных доверенностей, заверенных в Англии, Комиссия по Международному Частному Праву Ассоциации Регистраторов Испании опубликовала заключение 15 сентября 2016 г. Данное заключение касается лишь Англии и Уэльса.

В соответствии с данным заключением, документ, на котором была лишь заверенa подпись присутствующих не может считаться полноправной доверенностью в Испании. Но в заключении поясняется, что “Notary public” является государственным служащим, который назначается на должность официальными органами, в соответствии с применяемым законодательством. Нотариусы при вступлении в должность обязаны приносить клятву верности, как и другие государственные служащие в Англии и Уэльсе.

Также в заключении поясняется, что “Notary public” имеет полномочия заверять документы, которые выполняют требования испанских доверенностей, если в данных документах указаны идентификационные данные присутствующих, а также заявление Нотариуса, что он проверил правоспособность сторон для участия в сделке, а также, что они понимают и согласны с содержанием документа, который подписывают; помимо этого “Notary public” должен редактировать документ в той форме, в которой того требует страна, где данная доверенность будет использована. В связи с чем, при исполнении вышеуказанных требований не должно быть препятствий по использованию доверенностей, заверенных в Англии, в сделках, имеющих место в Испании.”

Постановление Пленума ВС РФ о применении норм международного частного права судами РФ

06 августа 2019

9 июля 2019 года на заседании Пленума Верховного суда Российской Федерации (далее — Верховный суд) было принято Постановление № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации» (далее — Постановление), в котором Верховный суд дал разъяснения о применении соответствующих положений Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), в частности, раздела VI части третьей ГК РФ «Международное частное право», а также некоторых других нормативных актов Российской Федерации. Ниже приводится обзор наиболее интересных с практической точки зрения разъяснений.

Напомним, что международное частное право регулирует гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом. Регулирование таких отношений, в первую очередь, осуществляется коллизионными нормами законодательства, позволяющими определить, а также выбрать применимое право.

I Общие положения

  1. Перечень иностранных элементов, указанных в ГК РФ, не является исчерпывающим. Таким элементом также может быть признано совершение за границей действия или наступление события, влекущего возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения. Примеры такого иностранного элемента могут содержаться в международных конвенциях, например, в Женевской Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов от 19.05.1956.
  2. Верховный Суд привел ряд примеров «суперимперативных норм», которые применяются независимо от применимого права: нормы российского права, устанавливающие ограничения оборотоспособности определенных объектов гражданских прав, определяющие обстоятельства, препятствующие заключению брака иностранным гражданином на территории России, положения пункта 2 статьи 414 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации и т.д.

II Вещные права, форма сделки

  1. По общему правилу коллизионные нормы определения вещного статута (место нахождения имущества) применяются также к документарным и бездокументарным ценным бумагам. Для бездокументарных ценных бумаг (например, акций) страной, где находится имущество, считается страна, где ведется учет прав на эти бумаги.
  2. Возникновение и прекращение вещных прав по сделке, в том числе переход права собственности по договорам, направленным на отчуждение имущества, регулируется вещным статутом, а не правом, применимым к договору. Таким образом, соглашение сторон о применимом праве к договору автоматически не распространяется на вещные права. Однако стороны могут договориться о применении договорного статута (то есть права, применимого к договору) к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество.
  3. К вопросам обращения взыскания на вещи, являющиеся предметом залога, а также реализации предмета залога применяется право страны по месту нахождения соответствующих вещей вне зависимости от того, какое право применяется к договору залога.
  4. Государственная регистрация сделки либо возникновения, перехода, ограничения или прекращения прав по ней не является элементом формы сделки, поэтому эти вопросы регулируются не правом, подлежащим применению к форме сделки, а правом, которое регулирует существо соответствующего отношения (например, российским правом для договоров в отношении находящегося на территории Российской Федерации недвижимого имущества). Таким образом, если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в российском реестре, то как вопросы государственной регистрации, так и форма сделки подчиняются российскому праву.

III Право, применимое к договорным обязательствам

  1. Стороны вправе заключить условное (альтернативное) соглашение, в котором выбор применимого права зависит от выбора той стороны, которая в будущем судебном разбирательстве будет являться истцом либо в котором предусмотрено применение права той стороны, которая в будущем при возникновении спора выступит истцом или ответчиком. В рамках таких соглашений право, подлежащее применению к договору, фиксируется в момент предъявления первого иска; предъявление последующих исков из того же договора, в том числе встречных, не влечет изменения зафиксированного применимого права. Вместе с тем судам следует исходить из того, что условие в альтернативном соглашении о применимом праве не может носить асимметричный характер и зависеть исключительно от воли одной конкретной стороны (например, предоставлять только заимодавцу возможность выбора применимого права из нескольких вариантов, лишая заемщика такой же возможности выбора).
  2. Стороны договора, осложненного иностранным элементом, в соглашении о применимом праве могут выбрать право страны, которая не имеет связи с договором или его сторонами (выбор нейтрального права).
  3. Если стороны использовали в договоре торговые термины, содержащиеся в Правилах по использованию национальных и международных торговых терминов − Incoterms (Инкотермс), однако не сделали ссылку на Incoterms, при отсутствии доказательств иного намерения сторон считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям Incoterms в редакции, действовавшей на дату заключения договора.
  4. Стороны договора о создании юридического лица и договора, связанного с осуществлением прав участника юридического лица, могут заключить соглашение о выборе применимого права. Однако такое соглашение не затрагивает приоритетного применения императивных норм личного закона соответствующего юридического лица по вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202 ГК РФ. Суд применяет императивные нормы личного закона соответствующего юридического лица вне зависимости от их квалификации в качестве норм непосредственного применения. Например, если стороны заключают корпоративный договор об управлении российским хозяйственным обществом и (или) участии в нем, суду следует учитывать императивные правила ГК РФ, согласно которым корпоративный договор не может обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять структуру органов общества и их компетенцию. При этом выбранное сторонами право применяется в части, не урегулированной императивными нормами личного закона соответствующего юридического лица.
  5. Лицо, принимающее на себя обязательства по односторонней сделке, вправе в тексте документа, фиксирующего условия совершения односторонней сделки (например, в тексте независимой гарантии), выбрать применимое право, которое будет регулировать обязательства, возникающие из такой односторонней сделки. Однако лицо, принимающее на себя обязательства по односторонней сделке, может осуществить или изменить выбор применимого права после возникновения соответствующего обязательства только с согласия кредитора в таком обязательстве.

IV Защита прав потребителей, представительство

  1. Стороны договора, заключенного между потребителем и профессиональной стороной, могут договориться о выборе применимого права к такому договору. Тем не менее, в ряде случаев выбор применимого права не является препятствием для применения судом средств защиты прав потребителя, предусмотренных императивными нормами права страны места жительства потребителя, но при соблюдении некоторых условий. Например, если профессиональная сторона направляет свою деятельность на территорию страны места жительства потребителя или территорию нескольких стран, включая территорию страны места жительства потребителя, и договор связан с такой деятельностью профессиональной стороны. Профессиональная сторона считается направляющей свою деятельность на территорию страны места жительства потребителя, в частности, в том случае, когда она поддерживает в сети «Интернет» сайт, содержание которого свидетельствует о его ориентации на потребителей из соответствующей страны. Сайт в сети «Интернет» может рассматриваться как ориентированный на российских потребителей, если одним из его языков является русский язык, цены приведены в российских рублях, указаны контактные телефоны с российскими кодами или имеются другие аналогичные доказательства.
  2. Если представляемый не выбрал применимое право в доверенности либо выбранное право в соответствии с законом не подлежит применению, внешние отношения представительства (то есть отношения между представляемым или представителем и третьим лицом) регулируются правом страны, где находится место жительства или основное место деятельности представителя. Если представитель являлся работником юридического лица — представляемого и это было известно третьему лицу в момент совершения сделки, то основным местом деятельности такого представителя считается место нахождения работодателя или соответствующего обособленного подразделения, в котором представитель осуществлял свою трудовую деятельность в момент совершения сделки с третьим лицом.

Специалисты АО «БДО Юникон» всегда рады оказать вам необходимую помощь в части разъяснения новых положений законодательства, а также поддержку в их применении на практике.

Распечатать или поделиться

Хотите получать аналитические обзоры БДО Юникон?

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС составил шпаргалку по применению международного частного права

Пленум Верховного суда РФ 25 июня рассмотрел 26-страничный проект постановления о применении российскими судами норм международного частного права.

Читайте также:  Полномочия апелляционной инстанции в арбитражном процессе

Документ вызвал небывалый интерес – высказаться о постановлении вызвались, помимо двух докладчиков, еще трое представителей юридического сообщества.

– Международное частное право впервые стало предметом постановления пленума Верховного суда РФ, – отметила судья ВС Наталья Павлова, представлявшая документ.

По словам Павловой, вопросы применения международного частного права возникают при рассмотрении судами споров самых различных категорий. Среди них как ситуации, связанные с защитой интересов иностранных инвесторов, так и более бытовые вопросы – например, возникающие при покупках в иностранных интернет-магазинах, при заключении браков россиян с иностранцами, при ситуациях с причинением вреда на территории другого государства.

– Настоящий проект является результатом обобщения правовых позиций, которые сформировались в судебной практике нашей страны за предыдущие десятилетия, – подчеркнула Павлова.

При этом вопросы, по которым требуются разъяснения, были определены по результатам анализа вопросов, поступающих в ВС РФ из нижестоящих судов. В постановлении рассматриваются общие положения применения норм международного частного права, вопросы о праве, подлежащем применению при определении правового положения лиц, к вещным правам, к форме сделки, к договорным обязательствам, к отношениям с участием потребителей, к отношениям добровольного представительства и к внедоговорным обязательствам.

В первом разделе документа устанавливается алгоритм действий судьи при выборе применимого права. Дано разъяснение судам о применении принципа наиболее тесной связи при определении подлежащего применению права.

– Впервые приводятся критерии, которые помогут суду установить наличие такой тесной связи отношений с правопорядком соответствующего государства, – отметила судья ВС.

В проекте разъясняется, как следует действовать судьям, если в качестве применимого права определяется правовая система страны с множественностью правовых систем (например, свои правовые системы существуют в некоторых штатах США). Оговаривается, что отсылка российской коллизионной нормы к иностранному праву рассматривается как отсылка к материальному, а не коллизионному праву этой страны: суду следует применять иностранное право, даже если содержащиеся в нем нормы указывают на применение российского права.

– Количество споров с участием иностранных лиц в РФ в последние годы неуклонно растет, – сообщила в заключение Павлова. – С 2010 года количество только экономических споров с участием иностранных лиц возросло более чем в шесть раз. Показательно, что процент выигранных иностранными участниками дел в судах РФ составляет более 60%. Этот показатель свидетельствует об отсутствии пронационального уклона.

Судья ВС РФ Сергей Асташов продолжил начатый Павловой обзор документа. Он остановился на п. 42, где затрагиваются вопросы недействительности договора, п. 43 – о регулировании уступки требования, п. 44, согласно которому лицо, принимающее обязательства по односторонней сделке, вправе выбрать применимое право, но не вправе впоследствии изменить его без согласия кредитора. Пункты 45–47 проекта посвящены спорам с участием потребителей. Устанавливается, что споры могут рассматриваться в соответствии с правом страны места жительства потребителя, если, например, профессиональная сторона договора направляет свою деятельность на территорию страны места жительства потребителя. Об этом могут свидетельствовать используемый на ее сайте русский язык, цены в российских рублях, заказ услуг, направленных на повышение цитируемости сайта у российских пользователей интернета. При этом выбор потерпевшим права, предусмотренного подпунктами 2 или 3 п. 1 ст. 1221 ГК РФ, не допускается, если причинитель вреда докажет, что он не предвидел распространение товара в данной стране или запрещал это.

Председатель Арбитражного суда Курской области Владимир Захаров подчеркнул не только пользу от содержания документа, но и его удобную форму.

– На конкретных, четких примерах показан алгоритм выбора правовых норм, – отметил он, говоря о пунктах 3–8 проекта.

При этом Захаров предложил отредактировать п. 30 постановления из-за нечетких формулировок, а также п. 37. Ряд предложений по доработке документа высказал и д.ю.н. Вадим Чубаров, вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ. Вдогонку к статистическим данным Натальи Павловой он добавил, что, по его данным, 70% разбирательств с применением международного частного права завершается в пользу истца, неважно, российский это участник или нет. А Антон Асосков, профессор кафедры гражданского права юрфака МГУ, отметил, что в документе найден удачный баланс – сочетание известных позиций и новых разъяснений.

Некоторые замечания к проекту высказало и Министерство юстиции РФ. В итоге документ был направлен на доработку редакционной комиссией.

Пленум Верховного суда РФ впервые утвердил разъяснения о применении норм международного частного права

ВС РФ разъяснил, в каких случаях потребители могут взыскать с иностранного продавца деньги по российскому законодательству, в том числе 50-процентный штраф за неудовлетворение в добровольном порядке его требований. Так, если сайт иностранного интернет-магазина ориентирован на российских потребителей, то суд будет вправе применить российское законодательство. Причем даже если в соглашении между иностранным продавцом и потребителем указано право другой страны. Кроме того, ВС РФ разъяснил, какое право нужно применять к документарным и бездокументарным ценным бумагам, что нужно учитывать при установлении наиболее тесной связи. Ответы на эти и другие вопросы содержатся в постановлении Пленума ВС РФ от 09.07.2019 «О применении норм международного частного права» 1 .

Пленум ВС РФ утвердил 09.07.2019 постановление «О применении норм международного частного права». В документе содержатся разъяснения насчет права, применимого к вещным правам, форме сделки, договорным обязательствам, представительству, внедоговорным обязательствам, отношениям с потребителями и т.д. Цель — упорядочить судебную практику по спорам с иностранным элементом и сделать ее более стабильной и понятной для инвесторов.

Критерии установления тесной связи

Пленум ВС РФ указал критерии, которые помогут установить наличие наиболее тесной связи отношений с правопорядком того или иного государства. Так, суд должен на основе изучения существа возникших правоотношений сторон, а также совокупности иных обстоятельств дела определить преобладающую территориальную связь различных элементов правоотношения с правом конкретного государства и, в частности, учитывать:

место жительства и гражданство сторон — физических лиц;

основное место деятельности и место учреждения сторон — юридических лиц;

место нахождения обособленного подразделения юридического лица, участвовавшего в заключении договора;

место нахождения объекта гражданских прав, по поводу которого возникло правоотношение;

место исполнения обязательств.

Но помимо этих общих критериев суд также может принимать во внимание то, применение права какой страны позволит наилучшим образом реализовать общепризнанные принципы гражданского права и построения отдельных его институтов. Например, защиту добросовестной стороны, недопустимость извлечения преимуществ из своего недобросовестного поведения, запрет злоупотребления правом, защиту слабой стороны, предпочтительность сохранения действительности сделки, запрет необоснованного отказа от исполнения обязательства.

Множественность правовых систем в одной стране

В постановлении Пленума ВС РФ разъясняется, что делать, если в качестве применимого права определяется правовая система страны с множественностью правовых систем. Например, собственные правовые системы существуют в некоторых штатах США. Если коллизионная норма позволяет определить в качестве применимого права конкретную правовую систему страны с множественностью правовых систем, то отношение регулируется нормами такой правовой системы. Например, если в соответствующей стране действует несколько правовых систем в различных административно-территориальных образованиях и коллизионная норма законодательства РФ содержит отсылку к праву места жительства физического лица, то правоотношение регулируется правом административно-территориального образования, в котором указанное физическое лицо постоянно или преимущественно проживает.

Если же коллизионная норма содержит коллизионную привязку, которая не позволяет определить применимое право конкретного административно-территориального образования страны с множественностью правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом страны с множественностью правовых систем. Например, если коллизионная норма законодательства РФ содержит привязку к праву гражданства физического лица, подлежащее применению право конкретного административно-территориального образования определяется в соответствии с коллизионными нормами страны, гражданином которого является это физическое лицо. Если в этом случае применимое право невозможно определить в соответствии с нормами страны с множественностью правовых систем, подлежит применению правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано.

Применимое право к ценным бумагам

В постановлении Пленума ВС РФ установлено применимое право к ценным бумагам. По общему правилу право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится. ВС РФ указал, что это правило применяется к документарным и бездокументарным ценным бумагам, если иное не предусмотрено международным договором, законодательством РФ или не вытекает из существа отношений. Для бездокументарных ценных бумаг страной, где находится имущество, считается страна, где ведется учет прав на такие ценные бумаги. Поэтому при разрешении споров, связанных с бездокументарными ценными бумагами, учитываемыми в ведущемся на территории РФ реестре акционеров или депозитарном учете, судам следует применять российское право.

Применение договорного статута к вещным правам на движимое имущество

Возникновение и прекращение вещных прав по сделке, в том числе переход права собственности по договорам, направленным на отчуждение имущества, регулируются вещным статутом, а не правом, подлежащим применению к договору (договорным статутом). В связи с этим соглашение сторон о выборе права, применимого к договору, автоматически не распространяется на указанные вопросы. Однако стороны договора могут заключить специальное соглашение о применении договорного статута к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество. Такое соглашение может являться составной частью оговорки о применимом праве в договоре либо может быть зафиксировано сторонами отдельно.

Договорный статут применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Третьи лица, которые не являются сторонами соответствующего договора (например, собственник, который утратил владение вещью и предъявляет иск о ее истребовании), могут заявлять свои требования в отношении той же вещи на основании права страны по месту нахождения вещи.

Применимое право к форме сделки

Несмотря на то что правило п. 1 ст. 162 ГК РФ в случае несоблюдения простой письменной формы сделки предусматривает последствия процессуального характера (лишение стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания), данная норма является нормой материального права. А значит, она не препятствует применению судом иностранных норм, содержащих иные правила о форме сделок и последствиях их несоблюдения.

Применимое право к договорным обязательствам

Многочисленные разъяснения связаны с договорными отношениями. В договоре купли-продажи стороной, которая осуществляет характерное исполнение, признается продавец. Если покупатель по условиям договора принимает на себя существенные неденежные обязательства (например, обязательство обеспечить рекламу и маркетинг товара продавца на определенной территории, продать товар на определенную минимальную сумму и т.п.), то суд на основе оценки условий и существа договора, а также совокупности иных обстоятельств дела может прийти к выводу о том, что стороной, которая осуществляет характерное исполнение, является покупатель, а не продавец.

Суду следует мотивировать причины, по которым он считает договор явным образом более тесно связанным с правом иной страны. Учитывая необходимость обеспечения предсказуемости и определенности договорного статута, суду при оценке совокупности обстоятельств дела, по общему правилу, следует принимать во внимание только те обстоятельства, которые сложились на момент заключения договора, а не появились позднее. Например, если договор заключается и в соответствии с его условиями исполняется продавцом, подрядчиком или исполнителем через филиал или иное обособленное подразделение в другой стране, суд вправе применить не право страны основного места деятельности продавца, подрядчика или исполнителя, а право страны, в которой находится его филиал или иное обособленное подразделение.

Если стороны использовали в договоре торговые термины, содержащиеся в Правилах по использованию национальных и международных торговых терминов — Инкотермс (Incoterms), однако не дали ссылку на Инкотермс, при отсутствии доказательств иного намерения сторон считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям Инкотермс в редакции, действовавшей на дату заключения договора. В этом случае положения Инкотермс имеют приоритет перед диспозитивными нормами договорного статута.

Отдельно разъяснены положения о применимом праве в односторонних сделках. Так, лицо, принимающее на себя обязательства по односторонней сделке, вправе в тексте документа, фиксирующего условия совершения односторонней сделки (например, в тексте независимой гарантии), выбрать применимое право, которое будет регулировать обязательства, возникающие из такой односторонней сделки. Лицо, принимающее на себя обязательства по односторонней сделке, может осуществить или изменить выбор применимого права после возникновения соответствующего обязательства только с согласия кредитора в таком обязательстве. Положения ст. 1217 ГК РФ не применяются к вопросам, входящим в сферу действия других коллизионных норм. В частности, они не применяются к односторонним сделкам, связанным с изменением или расторжением договора, а также наследованием.

Право, применимое к отношениям с участием потребителей

Если договор заключен между профессиональной стороной и физическим лицом, использующим, приобретающим или заказывающим либо имеющим намерение использовать, приобрести или заказать движимые вещи (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (потребителем), стороны могут заключить соглашение о выборе применимого права.

Однако заключение такого соглашения не является препятствием для применения судом средств защиты прав потребителя, предоставляемых императивными нормами права страны места жительства потребителя, при соблюдении одного из следующих условий:

либо профессиональная сторона осуществляет свою деятельность в стране места жительства потребителя и договор связан с такой деятельностью профессиональной стороны;

либо профессиональная сторона любыми способами направляет свою деятельность на территорию страны места жительства потребителя или территорию нескольких стран, включая территорию страны места жительства потребителя, и договор связан с такой деятельностью профессиональной стороны.

Профессиональная сторона считается направляющей свою деятельность на территорию страны места жительства потребителя, в частности, в том случае, когда она поддерживает сайт, содержание которого свидетельствует о его ориентации на потребителей из соответствующей страны. Сайт может рассматриваться как ориентированный на российских потребителей, если одним из его языков является русский язык, цены приведены в российских рублях, указаны контактные телефоны с российскими кодами или имеются другие аналогичные доказательства. Например, владелец сайта заказывал услуги, направленные на повышение цитируемости его сайта у российских пользователей интернета.

При соблюдении одного из указанных условий суд вправе по своей инициативе применить защиту прав потребителя, предоставляемую императивными нормами права страны места жительства потребителя. Таким образом, потребитель вправе заявить свои требования к иностранному интернет-магазину по российскому законодательству.

1 На момент подписания номера в печать точные реквизиты постановления Пленума ВС РФ известны не были.

Ссылка на основную публикацию