Минюст разъяснил последствия завершения переходного периода реформы третейского разбирательства

Минюст разъяснил последствия завершения переходного периода реформы третейского разбирательства

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Информация Министерства юстиции РФ от 1 ноября 2017 г. “Закончился переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства) в Российской Федерации”

1 ноября 2017 г. закончился переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства) в Российской Федерации. В связи с этим Министерство юстиции Российской Федерации разъясняет основные последствия окончания переходного периода для физических и юридических лиц.

С 1 ноября 2017 г. для администрирования арбитража необходимо наличие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Двум арбитражным институтам данное право предоставлено федеральным законом, остальным учреждениям оно предоставляется актом Правительства Российской Федерации.

В настоящее время только четыре арбитражных учреждения имеют право администрировать арбитраж:

Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации,

Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации,

Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей (распоряжение Правительства Российской Федерации от 27 апреля 2017 г. № 798-р),

Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража» (распоряжение Правительства Российской Федерации от 27 апреля 2017 г. № 799-р).

Постоянно действующие арбитражные учреждения и третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут осуществлять эту деятельность. В отсутствие данного права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы.

Министерство юстиции Российской Федерации будет сообщать о новых арбитражных учреждениях, получивших право администрировать арбитраж, на своем официальном сайте.

Вынесенные после 1 ноября 2017 г. решения учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной законом. Согласно нормам процессуального законодательства Российской Федерации указанное может являться основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения.

Внесение изменений в юридически значимые реестры (например, Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Единый государственный реестр юридических лиц, реестр акционеров общества) осуществляется на основании исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В отсутствие исполнительного листа изменения в юридически значимые реестры вноситься не могут.

По спорам, которые были начаты в учреждении до 1 ноября 2017 г., все функции подлежат выполнению третейским судом (то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением), как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора. Признанию и приведению в исполнение такое решение подлежит как решение, принятое арбитражем, образованным для разрешения конкретного спора. Арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, не вправе рассматривать корпоративные споры.

Обращаем внимание на то, что после 1 ноября 2017 г. часть арбитражного соглашения о передаче спора в конкретное учреждение, у которого отсутствует право администрировать арбитраж, становится неисполнимой. Физические и юридические лица могут заключить новое арбитражное соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитражного учреждения, получившего право администрировать арбитраж.

Обращаем внимание на то, что в связи с истечением переходного периода высока вероятность использования мошеннических схем, направленных на обход положений федерального закона. Призываем физические и юридические лица проявлять осмотрительность при обращении к лицам, указывающим на то, что они являются третейскими судьями. Рекомендуем проверять информацию о таких лицах на официальных сайтах арбитражных учреждений, получивших право администрировать арбитраж. Кроме того, следует внимательно знакомиться с документами, которые предлагается подписать в процессе заключения арбитражного соглашения.

При обращении в какое-либо учреждение рекомендуем проверять, были ли правила этого учреждения депонированы в Министерстве юстиции Российской Федерации на официальном сайте Министерства.

Также отмечаем, что арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, на любом из этапов не может администрироваться организацией, не получившей соответствующего права.

Обзор документа

Сообщается о том, что 1 ноября 2017 г. в России закончился переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства).

С этого времени только четыре арбитражных учреждения имеют право администрировать арбитраж. Так, Международному коммерческому арбитражному суду и Морской арбитражной комиссии (оба – при ТПП России) это право предоставлено законом.

Остальные учреждения действуют на основании акта Правительства РФ. Сегодня это Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей и Арбитражный центр при НАО “Институт современного арбитража”. Информация о новых учреждениях будет появляться на сайте Минюста России.

Вынесенные после 1 ноября 2017 г. решения учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража. Это является основанием для отмены решения или отказа в выдаче исполнительного листа. Часть арбитражного соглашения о передаче спора в одно из таких учреждений, становится неисполнимой.

Споры, начатые в таких учреждениях до указанной даты, разрешают арбитры, а не учреждение, как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора. Однако такой арбитраж не вправе рассматривать корпоративные споры.

Арбитражный суд Сахалинской области

О суде

Минюстом России разъяснены последствия окончания 1 ноября 2017 года переходного периода реформы арбитража (третейского разбирательства) для физических и юридических лиц

Минюстом России разъяснены последствия окончания 1 ноября 2017 года переходного периода реформы арбитража (третейского разбирательства) для физических и юридических лиц

По сообщению Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Сахалинской области, направленному по поручению Минюста России, 1 ноября 2017 года окончен переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства).

С 01.11.2017 для администрирования арбитража необходимо наличие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Данное право предоставляется актом Правительства Российской Федерации.

Двум арбитражным институтам данное право предоставлено законом – Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации осуществляют функции постоянно действующего арбитражного учреждения без необходимости предоставления Правительством Российской Федерации права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (часть 1 статьи 44 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»).

Постоянно действующие арбитражные учреждения, постоянно действующие третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут осуществлять данную деятельность. В отсутствие права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы (организационно обеспечивать арбитраж).

В случае, если после 01.11.2017 учреждение, не получившее соответствующее право, продолжит администрировать арбитраж по начатым спорам и принимать новые дела к рассмотрению, его деятельность подлежит прекращению.

Вынесенные после 1 ноября 2017 года решения учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной законом, что в силу норм процессуального законодательства может явиться основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения.

Согласно пункту 16 статьи 52 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – Закон об арбитраже) по спорам, которые были начаты в учреждении до 01.11.2017, все функции подлежат выполнению третейским судом (то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением) как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора. Такое решение подлежит признанию и приведению в исполнение как решение, принятое арбитражем, образованным для разрешения конкретного спора. При этом арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, не в праве рассматривать корпоративные споры.

По состоянию на 24.11.2017 только четыре арбитражных учреждения получили право на администрирование арбитража:

1) Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (на основании Закона об арбитраже),

2) Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (на основании Закона об арбитраже)

3) Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей (на основании распоряжения Правительства РФ от 27.04.2017 № 798-р)

4) Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража» (на основании распоряжения Правительства РФ от 27.04.2017 № 798-р).

Таким образом, учреждения, не входящие в данный список, не имеют права администрировать арбитраж после 01.11.2017. Следовательно, часть арбитражного соглашения о передаче спора в конкретное учреждение, у которого отсутствует право администрировать арбитраж после 01.11.2017, становится неисполнимой. Физические и юридические лица могут заключить новое арбитражное соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитражного учреждения, получившего право администрировать арбитраж.

Кроме того, согласно статье 43 Закона об арбитраже внесение изменений в юридически значимые реестры (например, в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется на основании исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Таким образом, основанием для внесения изменений является именно исполнительный лист, а не решение постоянно действующего арбитражного учреждения. При отсутствии исполнительного листа изменения в юридически значимые реестры вноситься не могут.

Читайте также:  Принятие искового заявления в арбитражном процессе

Хотели как лучше, а получилось ли: как идет реформа третейских судов

С 1 ноября 2017 года для третейского арбитража в России началась новая эпоха. Теперь рассматривать третейские споры в нашей стране могут только арбитражные учреждения, получившие разрешение правительства. Из-за этого число таких судов уменьшилось более чем в сто раз. Какая судьба ждет обновленный правовой институт в России в ближайшие годы, рассказывают эксперты.

Долгий путь реформы

В декабре 2013 года Владимир Путин в послании к Федеральному собранию поручил правительству совместно с Торгово-промышленной палатой и Российским союзом промышленников и предпринимателей урегулировать нормы о негосударственных арбитражах. “Третейские суды зачастую являются средством для мошенничества и кражи собственности”, – признавала Елена Борисенко, на тот момент заместитель министра юстиции. Другие проблемы уточнялись в пояснительных записках Минюста – существование “карманных” арбитражей, подконтрольных стороне спора, и общая неурегулированность этой сферы.

Уже 17 января 2014 года Минюст опубликовал первую версию закона, обсуждение и согласование которого заняли почти полтора года. Летом того же года Главное правовое управление (ГПУ) администрации президента раскритиковало реформу. В частности, Министерству указали на то, что недостаточно четко урегулирована новелла о выдаче разрешений на работу третейских судов, а в целом предусмотрен избыточный госконтроль. Текст нормативного акта отправили на доработку обратно в Минюст.

На исправления ушло около полугода. Весной 2015 года проект законодательных изменений получил одобрение от Правительства и тогда же поступил в Госдуму. Пакет нововведений состоял из ФЗ “Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ” и сопутствующих правок в отдельные законодательные акты.

В третьем чтении законопроект приняли уже в декабре 2015 года. Главной новацией стало то, что постоянно действующие арбитражные учреждения (третейские суды) разрешили создавать только при некоммерческих организациях. НКО, при которых учреждаются арбитражи, должны получить соответствующую рекомендацию от специально созданного Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, в который вошли участники общественных объединений, предприниматели, представители юридического и научного сообществ. А уже после этого арбитражные учреждения получают разрешение от Правительства. Закон также установил, что одни и те же арбитры не смогут входить в списки более чем трех третейских судов. Зато парламентарии разрешили стать арбитрами судьям в отставке.

Параллельно Госдума приняла закон, определяющий характер дел, которые можно передать на рассмотрение третейских судов. В первую очередь, это корпоративные споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юрлица; по искам участника юрлица в связи с его правоотношениями с третьим лицом; об обжаловании решений органов управления юрлица и других. Также депутаты разрешили передавать в третейские суды разбирательства по вопросам оборота госимущества, кроме тех, которые связаны с госзакупками.

Переходный период привел к сокращениям

Перечисленные поправки вступили в силу осенью 2016 года. Вместе с тем законодательные изменения предусматривали переходный период для уже существующих арбитражей – им дали 1 год, чтобы зарегистрироваться по новым правилам. Этот этап завершился 1 ноября 2017 года. Тогда выяснилось, что по итогам прошедшей реформы в России осталось лишь четыре третейских суда. Притом, что только два из них (АНО “Институт современного арбитража” и Общероссийская общественная организация “Российский союз промышленников и предпринимателей”) получили разрешение через обновленный механизм.

Еще двум арбитражным учреждениям – Международному коммерческому арбитражному суду при Торгово-промышленной палате РФ (МКАС при ТПП) и Морской арбитражной комиссии (МАК) – дали право работать в силу закона, оценив их как арбитражные центры с признанной международной репутацией. Кроме этого, закон сохранил бизнесу возможность использовать институт ad hoc (третейские суды, которые создаются сторонами для разрешения конкретного спора).

Оказалось, что главной преградой для регистрации арбитражных учреждений стал Минюст, куда подаются документы для первичной проверки. В самом ведомстве отметили, что получали необходимые бумаги с «большим количеством недочетов и ошибок в их заполнении». Комментируя сложившуюся ситуацию изданию «Ъ», глава Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте Михаил Гальперин подчеркнул: «Если профессионал не может переписать правильно свои ФИО и паспортные данные, то с ним не о чем больше говорить».

Что делать со старыми делами

Однако к 1 ноября текущего года не все старые суды успели рассмотреть начатые споры. Минюст объяснил, что делать в такой ситуации. Все функции по ранее начатым спорам подлежат выполнению третейским судом, то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением, отметили в Министерстве.

Важно также то, что у многих лиц есть арбитражное соглашение, где они договорились решать споры в конкретном учреждении. Теперь может получиться так, что это соглашение станет неисполнимым, поэтому граждане и юрлица должны подписать новый документ о передаче спора в ту организацию, которая получила право рассматривать дела.

Минюст также обратил внимание на то, что сейчас может появиться много мошеннических схем для обхода закона. Ведомство рекомендует всем проверять информацию об арбитражных учреждениях и внимательнее относиться к документам. Уточнить, имеет ли учреждение право администрировать арбитраж, можно на сайте Минюста.

Вместе с тем на новую процедуру регистрации арбитражных учреждений активно жалуются: одни пытаются оспорить новеллы третейской реформы в Верховном суде, а другие пишут жалобы первому вице-премьеру Игорю Шувалову. Правда, пока такие действия не привели к изменению существующего механизма учреждения третейских судов.

Эксперты “Право.ru” о первых итогах третейской реформы

Александр Молотников, арбитр Арбитражного центра Института современного арбитража, считает, что пока можно подводить лишь предварительные итоги третейской реформы: «Чтобы говорить о полноценных результатах, должно пройти несколько лет». Вместе с тем пока Андрей Панов, старший юрист международной юрфирмы Norton Rose Fulbright, не видит успехов от перечисленных изменений. Одной из главных проблем как была, так и осталась настороженность российских государственных судов к обсуждаемому институту, уверяет юрист. Леонид Никитинский, член СПЧ и Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, объясняет, что третейский суд предполагает высокий уровень доверия между гражданами, предпринимателями и государством: «А у нас сейчас нет ни того, ни другого». И зачем тогда такой арбитраж, если никто никому не доверяет? – задается вопросом эксперт.

Чтобы изменить существующую ситуацию, Председатель КА “Каневский, Чургулия и партнеры”, арбитр (третейский судья) Герман Каневский предлагает продолжить третейскую реформу на новом, более демократичном уровне: «Надо не сворачивать, а развивать этот правовой институт и прежде всего в регионах». Он убежден, что создание авторитетных региональных институтов третейского разбирательства может способствовать развитию этого инструмента в России на более качественном уровне: «При допустимом контроле со стороны государства».

А пока Панов констатирует, что участников рынка сильно ограничили в выборе третейских судов: «Четырех учреждений может хватить на Москву, но не на такую огромную страну, как Россия». Крупный бизнес продолжит пользоваться третейским разбирательством, а вот для среднего бизнеса предлагаемый сейчас выбор может оказаться слишком дорогим, уверен Панов. И Максим Кульков*, управляющий партнер “Кульков, Колотилов и партнёры”, сомневается, что количество арбитражных учреждений в России серьезно увеличится в ближайшие годы: «Тенденция, к сожалению, та же, что и везде, – монополизация рынка за счет укрупнения и подчинения госконтролю в том или ином виде».

По словам Никитинского, до прошлого года огромное число “третейских судов” использовалось в двух вариантах: 1) В типовых договорах более сильная сторона принуждала слабую (чаще всего заемщика) решать возможный конфликт в “карманном” третейском суде. 2) В целях легализации разного рода мошеннических сделок. После принятия нового закона эти «лавочки» закрылись, констатирует Никитинский. Однако обсуждаемый институт пока мертв, полагает эксперт: «Я бы видел лучший путь развития в медиации, но это другая тема».

Позитивные изменения и надежда на будущее

Тем не менее представители двух работающих арбитражных учреждений оценивают проведенные изменения позитивно. Глава аппарата Арбитражного центра при РСПП Александр Замазий считает бесспорным плюсом реформы повышение интереса общества и бизнеса к институту третейского разбирательства. По его мнению, освещение реформы в СМИ популяризировало арбитраж, дало импульс для серьезных дискуссий и показало, насколько значительна роль третейских судов в нашей правовой системе и экономике. Замазий считает важным результатом перечисленных изменений “уход со сцены” квазисудов, которые лишь дискредитировали всю систему.

Читайте также:  Обзор практики процессуальных нарушений арбитражных судов при возвращении апелляционных жалоб

Кроме этого, “реформа подтолкнула нас к тому, чтобы мы новым взглядом посмотрели на наше собственное внутреннее устройство, усовершенствовали многие механизмы”, утверждает эксперт. Он рассказывает, что Арбитражный центр при РСПП планирует расширять свою деятельность и выходить в регионы. Такую цель считает приоритетной и Генеральный директор Института современного арбитража Андрей Горленко. Вообще, он прогнозирует, что количество споров, передаваемых в арбитраж, только увеличится. Помимо прочего, первостепенной задачей является популяризация профессионального арбитража и среди молодежи, полагает эксперт. Он отмечает, что с этой целью при Институте современного арбитража проводятся студенческие конкурсы по арбитражу, конференции, создан Совет современного арбитража для молодых специалистов.

Анна Грищенкова, партнер АБ КИАП, член президиума Арбитражного центра Института современного арбитража, тоже верит, что третейское разбирательство может стать популярной и качественной альтернативой разбирательству в государственных судах. Однако, чтобы достичь этой цели, надо научиться объединять усилия разных, непохожих друг на друга участников процесса и доверять друг другу чуть больше, чем сейчас, добавляет она. В этом плане следующий год будет более показательным, уверен Панов. Кроме того, появится больше судебной практики по различным аспектам арбитражной реформы, прежде всего, по возможности передачи корпоративных споров в арбитраж, резюмирует юрист.

* Постоянный арбитр Международного арбитражного центра Сингапура (SIAC), Международного третейского суда Торгово-промышленной палаты Республики Кыргызстан, Арбитражного центра при Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП), Российской арбитражной ассоциации (РАА). Выступал в качестве арбитра Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты (SCC).

Закончился переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства) в Российской Федерации

1 ноября 2017 г. закончился переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства) в Российской Федерации. В связи с этим Министерство юстиции Российской Федерации разъясняет основные последствия окончания переходного периода для физических и юридических лиц.

С 1 ноября 2017 г. для администрирования арбитража необходимо наличие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Двум арбитражным институтам данное право предоставлено федеральным законом, остальным учреждениям оно предоставляется актом Правительства Российской Федерации.

В настоящее время только четыре арбитражных учреждения имеют право администрировать арбитраж:

Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации,

Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации,

Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей (распоряжение Правительства Российской Федерации от 27 апреля 2017 г. № 798-р),

Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража» (распоряжение Правительства Российской Федерации от 27 апреля 2017 г. № 799-р).

Постоянно действующие арбитражные учреждения и третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут осуществлять эту деятельность. В отсутствие данного права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы.

Министерство юстиции Российской Федерации будет сообщать о новых арбитражных учреждениях, получивших право администрировать арбитраж, на своем официальном сайте.

Вынесенные после 1 ноября 2017 г. решения учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной законом. Согласно нормам процессуального законодательства Российской Федерации указанное может являться основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения.

Внесение изменений в юридически значимые реестры (например, Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Единый государственный реестр юридических лиц, реестр акционеров общества) осуществляется на основании исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В отсутствие исполнительного листа изменения в юридически значимые реестры вноситься не могут.

По спорам, которые были начаты в учреждении до 1 ноября 2017 г., все функции подлежат выполнению третейским судом (то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением), как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора. Признанию и приведению в исполнение такое решение подлежит как решение, принятое арбитражем, образованным для разрешения конкретного спора. Арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, не вправе рассматривать корпоративные споры.

Обращаем внимание на то, что после 1 ноября 2017 г. часть арбитражного соглашения о передаче спора в конкретное учреждение, у которого отсутствует право администрировать арбитраж, становится неисполнимой. Физические и юридические лица могут заключить новое арбитражное соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитражного учреждения, получившего право администрировать арбитраж.

Обращаем внимание на то, что в связи с истечением переходного периода высока вероятность использования мошеннических схем, направленных на обход положений федерального закона. Призываем физические и юридические лица проявлять осмотрительность при обращении к лицам, указывающим на то, что они являются третейскими судьями. Рекомендуем проверять информацию о таких лицах на официальных сайтах арбитражных учреждений, получивших право администрировать арбитраж. Кроме того, следует внимательно знакомиться с документами, которые предлагается подписать в процессе заключения арбитражного соглашения.

При обращении в какое-либо учреждение рекомендуем проверять, были ли правила этого учреждения депонированы в Министерстве юстиции Российской Федерации на официальном сайте Министерства.

Также отмечаем, что арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, на любом из этапов не может администрироваться организацией, не получившей соответствующего права.

Минюстом России разъяснены последствия окончания 1 ноября 2017 года переходного периода реформы арбитража (третейского разбирательства) для физических и юридических лиц

Минюстом России разъяснены последствия окончания 1 ноября 2017 года переходного периода реформы арбитража (третейского разбирательства) для физических и юридических лиц

По сообщению Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Сахалинской области, направленному по поручению Минюста России, 1 ноября 2017 года окончен переходный период реформы арбитража (третейского разбирательства).

С 01.11.2017 для администрирования арбитража необходимо наличие права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Данное право предоставляется актом Правительства Российской Федерации.

Двум арбитражным институтам данное право предоставлено законом – Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации осуществляют функции постоянно действующего арбитражного учреждения без необходимости предоставления Правительством Российской Федерации права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (часть 1 статьи 44 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»).

Постоянно действующие арбитражные учреждения, постоянно действующие третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут осуществлять данную деятельность. В отсутствие права учреждение, например, не может назначать или отводить арбитров, вести делопроизводство, собирать и распределять арбитражные сборы (организационно обеспечивать арбитраж).

В случае, если после 01.11.2017 учреждение, не получившее соответствующее право, продолжит администрировать арбитраж по начатым спорам и принимать новые дела к рассмотрению, его деятельность подлежит прекращению.

Вынесенные после 1 ноября 2017 года решения учреждений, не получивших права администрировать арбитраж, считаются принятыми с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной законом, что в силу норм процессуального законодательства может явиться основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение его решения.

Согласно пункту 16 статьи 52 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – Закон об арбитраже) по спорам, которые были начаты в учреждении до 01.11.2017, все функции подлежат выполнению третейским судом (то есть непосредственно составом арбитров, а не учреждением) как при арбитраже, образованном для разрешения конкретного спора. Такое решение подлежит признанию и приведению в исполнение как решение, принятое арбитражем, образованным для разрешения конкретного спора. При этом арбитраж, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, не в праве рассматривать корпоративные споры.

По состоянию на 24.11.2017 только четыре арбитражных учреждения получили право на администрирование арбитража:

1) Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (на основании Закона об арбитраже),

2) Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (на основании Закона об арбитраже)

3) Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей (на основании распоряжения Правительства РФ от 27.04.2017 № 798-р)

4) Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража» (на основании распоряжения Правительства РФ от 27.04.2017 № 798-р).

Таким образом, учреждения, не входящие в данный список, не имеют права администрировать арбитраж после 01.11.2017. Следовательно, часть арбитражного соглашения о передаче спора в конкретное учреждение, у которого отсутствует право администрировать арбитраж после 01.11.2017, становится неисполнимой. Физические и юридические лица могут заключить новое арбитражное соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитражного учреждения, получившего право администрировать арбитраж.

Кроме того, согласно статье 43 Закона об арбитраже внесение изменений в юридически значимые реестры (например, в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется на основании исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Таким образом, основанием для внесения изменений является именно исполнительный лист, а не решение постоянно действующего арбитражного учреждения. При отсутствии исполнительного листа изменения в юридически значимые реестры вноситься не могут.

Читайте также:  Перечень документов к исковому заявлению в арбитражный суд

Пресс-центр Комментарии экспертов

Минюст проанализировал первые результаты реформы арбитража

Эксперты «АГ», проанализировав документ, высказались как о его содержании, так и о самих результатах арбитражной реформы. Один из них назвал интересными приведенную статистику и аналитику по международному опыту практики арбитражного производства. Другой пояснил, что стремление законодателя урегулировать институт «карманных» третейских судов повлекло установление заградительных барьеров, делающих процедуру создания третейских судов малопривлекательной. Третий указал на сохраняющееся недоверие к третейской системе со стороны самого государства.

В целях обеспечения открытости работы Совета по совершенствованию третейского разбирательства на официальном сайте Минюста России размещен проект отчета о деятельности Совета за период с 1 марта по 26 декабря 2017 г. В документе помимо прочего содержатся сведения о деятельности третейских судов после завершения 1 ноября переходного периода реформы арбитража, а также приведены первые ее результаты.

Как отмечается в документе, несмотря на то, что до реформы, по приблизительным экспертным оценкам, количество действующих третейских судов составляло от одной тысячи до нескольких тысяч, за время деятельности Совета лишь от 50 некоммерческих организаций на его рассмотрение поступили заявления о предоставлении им права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. При этом во многих случаях документы были возвращены из-за содержащихся в них ошибок – типовые замечания приведены в проекте отчета. Подчеркивается, что многие организации, получившие отказ, не предприняли попытку исправить допущенные нарушения и представить документы повторно.

В документе также поясняется, какие изменения в деятельности Совета произошли в прошлом году. Как ранее писала «АГ», он был наделен новыми полномочиями, например, по обобщению практики применения законодательства об арбитраже и взаимодействию с органами государственной власти по вопросам продвижения, распространения и совершенствования арбитража в Российской Федерации. Данные изменения, указывает Минюст, направлены на то, чтобы в дальнейшем Совет стал полноценным органом саморегулирования в сфере арбитража.

В проекте отчета напоминается, что после 1 ноября право администрировать арбитраж сохранили только четыре арбитражных учреждения: Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ, Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ, Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей, Арбитражный центр при «Институте современного арбитража». При этом всего на данный момент свою деятельность осуществляют 13 постоянно действующих третейских судов.

Отмечается что проведенная реформа не привела к снижению количества споров, которые рассматриваются в арбитражных учреждениях по сравнению с учреждениями-правопредшественниками, а размер арбитражных сборов остается стабильным. При этом арбитраж становится доступным в регионах путем открытия новых отделений существующих арбитражных учреждений, активно используются новые технологии. Кроме того, арбитражные учреждения сотрудничают с ведущими мировыми центрами арбитража, осуществляя обмен опытом.

Подчеркивается, что со стороны государственных судов наблюдается повышение уровня доверия к арбитражу. В частности, выявлены тенденции к уменьшению количества удовлетворенных заявлений по делам об отмене решений третейских судов, а также к стабилизации судебной практики кассационной инстанции по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда.

Указано, что по запросу Минюста России было проведено исследование, касающееся устройства арбитражной системы в различных международных юрисдикциях. «Результаты исследования показывают, что сложившаяся в результате реформы модель арбитражной системы соответствует практикам крупнейших международных арбитражных юрисдикций. Более того, в отличие от некоторых развитых юрисдикций, в Российской Федерации государство не является учредителем крупнейших арбитражных центров и не принимает участия в их функционировании», – отмечается в документе.

Часть документа посвящена вопросам дальнейшего развития арбитража в России, указаны его цели и перспективы: «В дальнейшем Совет будет продолжать анализировать судебную практику, осуществлять мониторинг правоприменения в соответствующей сфере, при необходимости инициировать изменение законодательства. Важными задачами являются и анализ общественного мнения, выстраивание постоянного диалога с юридическим сообществом при реализации полномочий Совета».

Одним из основных итогов реформы названо то, что был сделан решительный шаг в сторону избавления третейского разбирательства от недобросовестных практик. После 1 ноября 2017 г. третейские суды, не получившие права администрировать арбитраж, не могут продолжать администрирование споров. В документе указано, что в дальнейшем роль по искоренению практик, не соответствующих закону, должны взять на себя суды, а также правоохранительные органы.

Отмечается и возросший интерес юридического сообщества к арбитражному разбирательству: проводятся научно-практические конференции как в связи с процедурой арбитражного разбирательства, так и в связи с реформой.

Подчеркивается, что практика прихода в Россию иностранных арбитражных учреждений, инвестирующих репутацию и содействующих развитию арбитража на территории страны, будет поддерживаться. В этой связи ведущим арбитражным учреждениям, обладающим общепризнанной репутацией, было направлено письмо с разъяснением основных положений реформы, а также необходимых действий для получения права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения на территории России.

Документом отмечается, что реформа создала возможность для активного вовлечения в третейское разбирательство судей в отставке, что призвано повысить качество арбитража, сформировать необходимый уровень доверия между третейским сообществом и системой государственных судов.

В проекте указано, что необходимо создавать условия для расширения арбитрабельности споров. Также Минюст России считает, что в долгосрочной перспективе у бизнес-сообщества повысится доверие к арбитражу в России: сложные юридические споры, которые в настоящее время чаще всего рассматриваются в зарубежных институтах, будут рассматриваться в российских учреждениях, готовых обеспечить соответствующий уровень арбитражного разбирательства.

Внимание в проекте уделено и рискам, которые могут возникнуть в ходе дальнейшей реализции реформы. К ним относятся, например, отход судебной практики от ряда позитивных трендов, которые наметились в настоящее время, в том числе по делам, связанным с выдачей исполнительных листов и оспариванием решений третейских судов.

«Недоверие судебной системы, с одной стороны, может выражаться в уменьшении количества решений третейских судов, по которым государственные суды выдают исполнительные листы, и с другой – в увеличении удовлетворенных заявлений об отмене решений третейских судов. Сохраняется риск сужения сферы арбитрабельных споров и расширения категории “публичного порядка”. Для нивелирования риска необходимы четкое следование законодательству при разрешении споров в третейском разбирательстве, соблюдение правила о недопустимости конфликта интересов в самом широком понимании», – говорится в документе.

Во-вторых, авторы проекта считают важным не допустить дискредитации российского арбитража лицами, которые сознательно нарушают положения Закона об арбитраже, в том числе и с помощью использования практик несоблюдения требований закона. В документе указано, что такие лица пытаются извлечь из арбитража исключительно материальную выгоду зачастую в ущерб одному из сторон арбитражного соглашения. Недопущение подобных практик, их пресечение, в том числе с использованием уголовно-правовых инструментов, приведет к повышению доверия к системе арбитража, раскрытию нереализованного потенциала указанного института. Это и является основной целью проводимой реформы.

Председатель Ассоциации профессиональных взыскателей Вадим Супрун отметил, что в целом доклад подводит промежуточные итоги реформы арбитражного судопроизводства, представляет собой обобщение существующей практики, говорит о направленности на дальнейшее развитие системы арбитражного судопроизводства, а также указывает возможные риски по дальнейшей реализации реформы.

«В докладе интересны как имеющиеся данные и цифры, так и аналитика по международному опыту практики арбитражного производства. Полагаю, и полагал ранее, что нам будет интересен опыт японских коллег, активно использующих в своей деятельности возможности медиации споров», – сообщил эксперт. Он надеется, что декларируемая цель доклада «повышения доверия бизнес-сообщества к арбитражу в России» будет достигнута в относительно ближайшей перспективе.
В то же время руководитель арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Виктор Петров отметил, что одним из наиболее значимых промежуточных итогов реформы арбитража следует признать избавление от так называемых карманных третейских судов крупных российских компаний путем установления разрешительного порядка их создания.

Он пояснил, что указанное подтверждается критично низким количеством некоммерческих организаций, выразивших желание на получение права администрировать арбитраж. «Между тем очевидно, что стремление законодателя урегулировать институт “карманных” третейских судов повлекло установление жестких заградительных барьеров, которые делают процедуру создания третейских судов слишком трудоемкой и малопривлекательной, что может негативно отразиться на роли арбитража как способа разрешения споров и привести к тому, что бизнес-сообщество все чаще будет делать выбор в пользу зарубежных арбитражных институтов», – указал эксперт.

Также Виктор Петров отметил, что положительным итогом реформы станет появление арбитражных учреждений, которые уже соответствуют всем необходимым требованиям, а потому являются эффективным институтом разрешения споров.

Ссылка на основную публикацию