Защита прав миноритарных акционеров в АО (нюансы)

Правовые особенности защиты прав миноритарных акционеров в условиях реорганизации хозяйственного общества

Мирина Нина Владимировна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и международного частного права Волгоградского государственного университета.

Проведение реорганизации хозяйственного общества в большинстве случаев осуществляется с целью повышения эффективности управления, приобретения новых активов, объединения активов общества для достижения лучших результатов, предотвращения недружественного поглощения, повышения инвестиционной привлекательности хозяйствующего субъекта. Однако нередко целями реорганизации являются, например, осуществление недружественного поглощения предприятия – цели или попытка крупных акционеров размыть долю акционеров, не обладающих достаточным количеством акций для осуществления контроля над деятельностью хозяйственного общества.

Таким образом, в ряде случаев реорганизация хозяйственного общества может нести в себе ряд опасностей для его акционеров, особенно для миноритарных.

Эти опасности обусловливаются различными факторами, при которых реорганизация, будучи выгодной одной группе акционеров, высшему менеджменту компании или третьим лицам, может принести значительные убытки акционерам реорганизуемого общества, а иногда даже привести к потере соответствующими лицами статуса акционера. Следует отметить, что такая ситуация наносит вред не только отдельному хозяйствующему субъекту, но и в целом российской экономике.

В результате проведения процесса реорганизации хозяйственного общества его акционеры получают взамен своих акции общества, к которому осуществляется присоединение, или общества, создаваемого в результате слияния, которое может иметь другую структуру управления, его акции могут предоставлять другой объем прав и т.д.

Кроме того, существует опасность, что стоимость акций, определенная для целей их выкупа хозяйственным обществом, может быть занижена или коэффициент конвертации акций будет несоизмерим с фактическим изменением стоимости акций в результате конвертации.

Интерес миноритарных акционеров хозяйствующего субъекта может состоять в сохранении его самостоятельности и обособленности, поскольку при слиянии или присоединении их доля в уставном капитале нового или принимающего общества, вероятнее всего, уменьшится, в результате чего изменится объем прав по участию в управлении обществом и принятии решений на общем собрании акционеров.

Таким образом, становится очевидным, что права и законные интересы миноритарных акционеров реорганизуемого хозяйственного общества нуждаются в защите со стороны законодателя.

В соответствии с п. 3 ст. 96 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК) правовое положение акционерного общества, а также права и обязанности акционеров определяются в соответствии с ГК и ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ “Об акционерных обществах” .

СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

В соответствии со ст. 67 ГК применительно к акционерному обществу акционеры наделены определенными правами. Аналогичные положения о правах акционеров содержатся в Федеральных законах “Об акционерных обществах”, “О рынке ценных бумаг”, а также в других нормативных правовых актах.

Основным средством правовой защиты прав и законных интересов миноритарных акционеров в процессе реорганизации хозяйственного общества является право на информацию.

Следует отметить, что в первую очередь правила ФЗ “Об акционерных обществах” направлены на то, чтобы миноритарный акционер своевременно узнал о дате проведения собрания и о его повестке дня.

Кроме того, прямая обязанность хозяйствующего субъекта – информировать акционеров о проведении общего собрания. Законодателем особо отмечено, что если в повестке дня собрания стоит вопрос о реорганизации общества, то акционер должен быть извещен не по общему правилу – за 20 дней до собрания, а за 30 дней до даты его проведения (ст. 52 ФЗ “Об акционерных обществах”).

В сообщении о проведении общего собрания должны указываться вопросы, включенные в повестку дня, а также порядок ознакомления акционеров с информацией, подлежащей предоставлению акционерам при подготовке к проведению общего собрания. Перечень такой информации в соответствии со ст. 54 ФЗ “Об акционерных обществах” определяется советом директоров с учетом общей нормы п. 3 ст. 52 ФЗ “Об акционерных обществах”. Перечень, приведенный в п. 3 ст. 52, не предусматривает предоставления акционерам специальной информации, связанной с рассмотрением вопроса о слиянии и присоединении.

С целью совершенствования отдельных положений законодательства об акционерных обществах представляется необходимым расширить ст. 52 ФЗ “Об акционерных обществах”, включив в нее информацию об обязательном предоставлении акционерам сведений о намечающейся реорганизации хозяйственного общества.

В соответствии с нормами ст. 75 ФЗ “Об акционерных обществах” принятие положительного решения о реорганизации влечет возникновение права требовать выкупа обществом всех или части акций у акционеров – владельцев голосующих акций, которые голосовали против принятия решения о его реорганизации или не принимали участия в голосовании по этому вопросу. Следует отметить, что такой механизм защиты прав будет действовать в отношении всех акционеров хозяйственного общества.

Думается, что данная норма призвана обеспечить прежде всего защиту прав миноритарных акционеров, которые не заинтересованы в конвертации своих акций на условиях, предложенных в договоре о слиянии или присоединении.

Согласно п. 3 ст. 75 ФЗ “Об акционерных обществах” выкуп акций обществом осуществляется по цене, определенной советом директоров (наблюдательным советом) общества, но не ниже рыночной стоимости, которая должна быть определена независимым оценщиком без учета ее изменения в результате действий общества, повлекших возникновение права требования оценки и выкупа акций. Данное правило также направлено на защиту интересов миноритарных акционеров, которые могут быть умышленно нарушены мерами по снижению стоимости акций лицами, заинтересованными в выкупе этих акций .

Комментарий к Федеральному закону “Об акционерных обществах” в новой редакции (под ред. М.Ю. Тихомирова) включен в информационный банк согласно публикации – Издательство Тихомирова М.Ю., 2007.

См.: Комментарий к Федеральному закону об акционерных обществах / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М., 1998. С. 294.

Следует отметить, что ФЗ “Об акционерных обществах” предусматривает составление специального списка акционеров, имеющих право требовать выкупа обществом принадлежащих им акций. Такой список составляется на основании данных реестра акционеров на день составления списка лиц, имеющих право на участие в соответствующем общем собрании акционеров.

Список акционеров для целей выкупа акций составляется по итогам голосования на собрании акционеров и должен включать в себя голосовавших против решения о реорганизации акционеров и акционеров, которые не принимали участия в голосовании.

В акционерном законодательстве нет указания на то, в каком порядке осуществляется реализация прав требования выкупа акций акционером, который приобрел акции после составления списка лиц для проведения собрания, поскольку список акционеров для выкупа акций составляется на основании данных реестра акционеров общества на день составления списка для проведения собрания. В случае продажи акций после даты составления списка приобретатель таких акций не будет иметь никаких оснований быть включенным не только в список лиц для проведения собрания, но и в список акционеров для целей выкупа (даже если он присутствовал на соответствующем собрании и голосовал против реорганизации).

ФЗ “Об акционерных обществах” предусматривает специальное правило в отношении передачи акций после даты составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и до даты проведения общего собрания акционеров. Согласно этому правилу на лицо, включенное в этот список, возлагается обязанность выдать приобретателю акций доверенность на голосование или голосовать на общем собрании в соответствии с указаниями приобретателя акций (п. 2 ст. 57).

По общему правилу в случае если общим собранием акционеров принято решение о реорганизации хозяйственного общества в форме слияния или присоединения, то в течение 45 дней с даты принятия решения о реорганизации акционер должен предъявить обществу требование о выкупе принадлежащих ему акций. Общество обязано выкупить акции не позднее чем через 30 дней, исчисляемых с окончания течения срока, установленного для заявления требования о выкупе.

В 2011 г. Федеральной службой по финансовым рынкам России (далее – ФСФР России) были разработаны и предложены новые механизмы, посредством которых миноритарные акционеры могут обезопасить себя от противоправных действий мажоритариев.

ФСФР России опубликовала проект изменений в ФЗ “Об акционерных обществах” и другие законодательные акты . Наиболее важным из разработанных ФСФР России нововведений представляется предложение законодательно наделить миноритариев правом требовать выкупа у них акций в случае приобретения другим лицом крупного пакета.

Если лицо планирует приобрести более 30% акций общества, оно имеет право направить предложения остальным акционерам о выкупе у него акций на определенных условиях. Обязанность оферты миноритариям наступает в случае, если покупатель становится владельцем свыше 30% акций, а также если его доля в компании превысит 50 или 75% от общего количества акций.

ФСФР считает целесообразным сделать этот процесс более прозрачным для заинтересованных лиц. Так, например, для приобретения акций общества лицо должно получить предварительное соглашение Федеральной антимонопольной службы, федерального органа по контролю за иностранными инвестициями и Банка России, если речь идет о кредитной организации .

Для предотвращения недружественного поглощения хозяйственного общества посредством скупки акций структурами, которые действуют в интересах мажоритарного акционера, ФСФР предлагает законодательно закрепить такой термин, как “связанные лица”. Это понятие, по мнению специалистов ФСФР, шире, чем используемый сейчас в Законе термин “аффилированные лица” . Однако в представленном ФСФР проекте под термином “связанные лица” понимаются те же лица, которые относятся законодательно к понятию “аффилированные лица”. Таким образом, представляется, что изменение одной терминологии на другую, по сути, аналогичную, не будет способствовать приобретению миноритарными акционерами дополнительных гарантий их прав и законных интересов.

В целом думается, что предлагаемые ФСФР поправки в ФЗ “Об акционерных обществах” могут способствовать преодолению отдельных пробелов, имеющихся в действующем законодательстве, однако не решают проблемы необходимости усиления защиты прав и законных интересов миноритарных акционеров.

Представляется, что в законодательстве не хватает статей, способных защитить права миноритарных акционеров в процессе реорганизации хозяйственных обществ. В случае заинтересованности в реорганизации мажоритарного акционера миноритарные акционеры должны быть вовлечены в процесс определения коэффициентов конвертации акций, в частности в процесс выбора оценщика, которому будет поручено провести экспертную оценку акций. С целью защиты прав миноритарных акционеров необходимым является предоставление им доступа к информации о деятельности общества.

С точки зрения защиты прав миноритарных акционеров при слиянии и присоединении право акционера требовать от общества выкупа акций заслуживает положительной оценки. Следует отметить, что указанные положения призваны обеспечить защиту прав акционеров и в первую очередь миноритарных акционеров, которые голосовали против реорганизации или не имели возможности участвовать в голосовании по этому вопросу.

После принятия окончательного решения о реорганизации общества посредством слияния или присоединения основным средством защиты прав и законных интересов акционеров становится право на судебное обжалование решения.

По общему правилу защита нарушенных или оспариваемых гражданских прав осуществляется судом.

В обязанность арбитражных судов входит принятие исковых заявлений граждан и хозяйственных обществ о признании недействительными актов, изданных органами управления хозяйственных обществ, если эти акты не соответствуют закону и иным нормативным правовым актам, а также нарушают права и охраняемые законом интересы этих граждан и хозяйственных обществ, поскольку такие споры вытекают из гражданских правоотношений. В частности, подлежат рассмотрению судами споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством .

См.: пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 и ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. // СПС “КонсультантПлюс”.

ФЗ “Об акционерных обществах” предусматривает, что все решения собрания могут быть оспорены, причем в порядке, предусмотренном специальной нормой – нормой п. 7 ст. 49 ФЗ “Об акционерных обществах”.

Заявление о признании недействительным решения общего собрания акционеров может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным. Предусмотренный названным пунктом срок обжалования решения общего собрания акционеров в случае его пропуска восстановлению не подлежит, за исключением случая, если акционер не подавал указанное заявление под влиянием насилия или угрозы. В данном случае налицо некоторое ограничение прав акционеров, поскольку акционер фактически не сможет предъявить иск о признании решения общего собрания недействительным более чем через три месяца после проведения собрания даже в том случае, если он докажет, что не знал и не мог знать о факте проведения собрания акционеров.

Представляется, что данные положения закона способствуют значительному ограничению прав миноритарных акционеров. С учетом того что суд вправе оставить в силе решение собрания акционеров, если нарушения не были существенными, голосование акционера не могло повлиять на результаты голосования, а решение не причинило убытки акционеру, дополнительные ограничения прав акционера в виде установления объективного момента начала срока исковой давности выглядят сомнительными.

Пристатейный библиографический список

Комментарий к Федеральному закону “Об акционерных обществах” в новой редакции (под ред. М.Ю. Тихомирова) включен в информационный банк согласно публикации – Издательство Тихомирова М.Ю., 2007.

Комментарий к Федеральному закону об акционерных обществах / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М., 1998.

Миноритарные акционеры: проблемы и риски для контролирующих лиц

Приобретая контрольный пакет акций, новый контролирующий акционер не всегда в полной мере осознает, какие сложности могут возникнуть у него при взаимодействии с владельцами оставшихся нескольких процентов акций. О правовых рисках, возникающих у общества и контролирующего акционера в связи с наличием миноритариев, и о способах их минимизации читайте в материале.

Известной особенностью российской экономики является преобладание в ней корпораций с одним контролирующим акционером или небольшим числом блокирующих акционеров. Это справедливо в том числе и для акционерных обществ, классифицируемых как публичные. Абсолютное большинство из них характеризуются чрезвычайно высокой по западным меркам степенью концентрации корпоративного контроля: основной акционер, как правило, не только обеспечивает принятие решений общего собрания акционеров, но и непосредственно вовлекается в оперативное управление обществом через контролируемые им исполнительные органы общества.

Действующий Федеральный закон от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО), построенный в основном на американском опыте, ориентирован в первую очередь на регулирование отношений в публичных обществах — с распыленной структурой акционерного капитала и разделением менеджмента и владения. Этим обусловлены императивный характер многих положений закона и наличие у владельцев небольших пакетов акций значительного объема правомочий, злоупотребление которыми может существенно осложнять корпоративное управление.

В последние годы законодатель уделил большое внимание настройке баланса интересов мажоритарных и миноритарных акционеров в условиях высокой концентрации корпоративного контроля. Однако говорить об окончательном решении всех возможных проблем пока преждевременно.

Проблема первая: проведение корпоративных процедур

На первый взгляд, эта проблема в типичном случае не является острой: мажоритарный акционер, обладая блокирующим пакетом голосующих акций, может обеспечить принятие любого необходимого решения на общем собрании. Однако в определенных случаях миноритарии могут существенно осложнить претворение в жизнь некоторых решений.

В первую очередь речь идет об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций. Принятые большинством решения общего собрания о такой подписке часто становятся мишенью для исков миноритариев.

Исходя из ст. 39 Закона об АО, акционер, владеющий 3/4 голосующих акций, по общему правилу может провести решение о размещении акций на любых условиях — как по открытой, так и по закрытой подписке. Ранее закрытые подписки в пользу отдельных акционеров признавались сделками с заинтересованностью и требовали обязательного одобрения незаинтересованных акционеров, что оставляло миноритариям возможность фактической блокировки такой подписки. Однако с 1 января 2017 г. сделки, связанные с размещением акций, изъяты из сферы применения положений о заинтересованности (подп. 4 п. 2 ст. 81 Закона об АО), что дает возможность контролирующему акционеру не учитывать мнение меньшинства на всех этапах размещения.

Читайте также:  ПАО (публичное акционерное общество) - что это такое

При этом ст. 40 Закона об АО устанавливает гарантии прав миноритарных акционеров, голосовавших против или не принявших участия в голосовании: даже при закрытой подписке им предоставляется преимущественное право покупки размещаемых акций в количестве, пропорциональном количеству уже принадлежащих им акций этого типа. Эта гарантия призвана защищать акционеров от изменения соотношения голосов в обществе без их согласия.

Однако на практике такое соотношение может измениться даже при соблюдении требований ст. 40 Закона об АО. Например, это произойдет в случае размещения новых привилегированных акций по закрытой подписке в пользу мажоритарного акционера: у миноритариев преимущественное право не возникает, так как они не владеют акциями этого типа, соответственно, все новые акции получает контролирующий акционер. После этого достаточно одной невыплаты дивидендов для превращения этих акций в голосующие и радикального перераспределения корпоративного контроля (п. 5 ст. 32 Закона об АО).

Судебная практика в таких случаях допускает оспаривание дополнительной эмиссии миноритарными акционерами. Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.04.2010 № 17536/09 по делу № А51-11603/200844-328, увеличение уставного капитала с единственным намерением перераспределить голоса на общем собрании акционеров не соответствует законным целям размещения дополнительных акций. Об этом могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

цена размещения акций не соответствует их рыночной стоимости;

экономически обоснованная необходимость у общества в привлечении дополнительных средств путем эмиссии отсутствует;

в результате размещения акций общество привлекает незначительный объем дополнительных средств (см. постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 16.09.2013 по делу № А27-8268/2012, Северо-Кавказского округа от 24.04.2012 по делу № А63-5890/2011, Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2013 по делу № А40-105271/2012).

Поэтому, если проводимая корпоративная процедура приводит к размытию доли миноритарных акционеров, для минимизации рисков оспаривания рекомендуется получать отчеты о независимой оценке рыночной стоимости размещаемых акций, а также готовить финансово-экономическое обоснование привлекаемых в результате эмиссии средств (например, направление их на конкретные проекты для развития общества).

Кроме того, в обозримом будущем можно ожидать расширения прав миноритарных акционеров при увеличении уставного капитала. Минэкономразвития России разработало законопроект, вносящий изменения в ст. 40 Закона об АО (опубликован на портале regulation.gov.ru под ID 02/04/10-16/00055731). В соответствии с предлагаемыми поправками акционерам будет предоставляться преимущественное право приобретения размещаемых впервые привилегированных акций в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им обыкновенных акций. Законопроект пока не внесен в Госдуму, однако уже получил положительное заключение об оценке регулирующего воздействия.

Впрочем, размытие доли корпоративного контроля миноритарных акционеров возможно не только в порядке обычного увеличения уставного капитала. Она может существенно измениться в результате проведения реорганизации в форме присоединения к другому обществу.

Дело в том, что при реорганизации акции присоединяемого общества конвертируются в акции присоединяющего, причем в силу п. 2 ст. 37 Закона об АО условия и порядок конвертации определяются соответствующими решениями и договорами. Коэффициент конвертации акций, то есть их соотношение, устанавливается в договоре о присоединении (п. 3 ст. 17 Закона об АО). При этом требований об учете рыночной стоимости акций, а также сохранении их удельного веса в уставном капитале закон не предусматривает.

При таких условиях у миноритариев, в отличие от ситуации с увеличением уставного капитала, отсутствует возможность оспорить коэффициент конвертации, приводящий к размытию их долей.

Судебная практика, сформированная на основании постановления Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 № 8838/12 по делу № А03-11490/2011, стоит на том, что данный коэффициент определяется общим собранием акционеров на основе принципа свободы договора. Акционеры, не согласные с принятым решением, вправе потребовать выкупа их акций по рыночной цене.

Такое положение дел может измениться в случае принятия законопроекта, предусмотренного дорожной картой Правительства РФ «Совершенствование корпоративного управления» (утв. распоряжением Правительства РФ от 25.06.2016 № 1315-р). Предлагаемые поправки должны предусмотреть рыночную оценку коэффициента конвертации с возможностью отхода от нее только единогласным голосованием. По графику законопроект должен был быть внесен в 2016 г., однако по состоянию на сегодняшний день он не подготовлен.

Проблема вторая: предъявление косвенных исков

ГК РФ и Закон об АО предоставляют акционерам право обращаться с исками в интересах общества об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью, а также о взыскании с менеджмента и контролирующих лиц причиненных обществу убытков в связи с нарушением обязанностей действовать разумно и добросовестно (п. 1 ст. 65.2 ГК РФ). При этом минимальное количество акций, необходимое для предъявления такого рода исков, весьма невелико — всего 1% голосующих акций у истцов в совокупности (п. 5 ст. 71 Закона об АО).

Таким образом, общество, в котором имеются миноритарные акционеры, всегда находится под потенциальной угрозой вовлечения в судебное разбирательство по поводу совершенных им сделок и их последствий. При этом если рисков, связанных с одобрением сделок, достаточно легко избежать, соблюдая предусмотренные законом процедуры корпоративного одобрения, то в отношении взыскания убытков риски поддаются прогнозированию гораздо хуже. В соответствии со ст. 53.1 ГК РФ, ст. 71 Закона об АО члены органов и контролирующие лица общества отвечают за любые убытки, причиненные обществу по их вине. Таким образом, любой убыток, возникший в ходе деятельности общества, потенциально может быть предметом предъявленного акционером иска. В зоне риска находятся, в частности, широко распространенные операции по формированию так называемых отраженных убытков: оставление на уровне дочернего общества расходов от ведения деятельности с выводом доходов и активов на уровень основного акционера. Если в дочернем обществе имеются другие акционеры, в том числе с минимальными пакетами акций, они могут потребовать возмещения отраженных убытков.

Проблема третья: раскрытие информации

Закон об АО предписывает обществу хранить и раскрывать акционерам по их требованию существенный объем документов (полный перечень приводится в ст. 89). Какие-либо ограничения доступа предусмотрены только для документов бухгалтерского учета и протоколов заседаний коллегиального исполнительного органа — их могут получать только акционеры с долей от 25% голосующих акций (причем дорожной картой Правительства РФ «Совершенствование корпоративного управления» предусмотрено снижение этой доли до 10% к 2017 г.).

Это означает, что с точки зрения буквы закона право требовать раскрытия большого количества документов принадлежит любому акционеру, независимо от количества принадлежащих ему акций. Это создает богатые возможности для злоупотреблений: от попыток парализовать работу общества массивными запросами (которые подлежат исполнению в течение семи рабочих дней) до промышленного шпионажа (конфиденциальная информация может содержаться, например, в протоколах заседаний совета директоров). При этом за непредоставление информации компания может быть оштрафована на сумму до 700 000 руб. (ст. 15.19 КоАП РФ). Все это делает запрос на раскрытие документов самым популярным и дешевым инструментом для гринмейла.

До определенной степени общество может сопротивляться недобросовестным запросам по формальным основаниям. Так, п. 3 указания Банка России от 22.09.2014 № 3388-У (далее — указание) установлено, что запрос на раскрытие документов должен быть конкретизирован по виду и периодам создания запрашиваемых документов, что позволяет блокировать чрезмерно общие и расплывчатые требования либо толковать их ограничительным образом. А согласно п. 15 этого же указания исполнение запроса на предоставление копий более десяти документов или документов объемом более 200 страниц может быть продлено на срок до 20 рабочих дней. Время ознакомления на практике может ограничиваться рабочими часами общества.

Переписка акционера и общества по этим формальным моментам, сопровождаемая раскрытием малозначительных документов, может длиться довольно долго. Однако возможности заблокировать запрос по существу на данный момент весьма ограничены. Даже содержащую коммерческую тайну информацию общество обязано раскрывать, получив у акционера расписку о предупреждении о конфиденциальности информации и обязанности сохранять ее (подп. 21 указания).

Определенную защиту от явно недобросовестных запросов предоставляет информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ». Согласно п. 1 этого письма суд может отказать в удовлетворении требования участника, если будет доказано наличие в его действиях злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). О злоупотреблении могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

акционер является фактическим конкурентом общества либо его аффилированным лицом;

у акционера отсутствует правомерный интерес в получении информации;

запрашиваемая информация носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере, и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества.

Проблема раскрытия информации может значительно снизить свою остроту в случае принятия разработанного Минюстом России законопроекта (опубликован на портале regulation.gov.ru под ID 01/05/03-16/00047405), предлагающего ввести следующие ограничения правомочий акционеров:

для получения доступа к протоколам заседаний совета директоров, документам на имущество общества, договорам общества требуется как минимум 2% голосующих акций;

для предоставления документов необходимо обосновать разумную деловую цель;

общество вправе отказать в предоставлении документов, содержащих коммерчески значимую информацию, распространение которой может нанести ущерб интересам общества, либо имеются иные обстоятельства полагать, что лицо, обратившееся с требованием, использует информацию во вред обществу.

Концентрация корпоративного контроля: преимущества и способы

Необходимость учитывать интересы миноритариев, принимать во внимание риски их недобросовестного поведения существенно осложняет корпоративное управление даже в тех компаниях, где ведущий акционер имеет блокирующий пакет акций. Это порождает естественное стремление к доведению концентрации корпоративного контроля до 100% с отсечением акционеров, не способных влиять на принимаемые обществом решения.

Основным способом решения этой задачи в современной корпоративной практике является вытеснение миноритарных акционеров через механизмы публичного предложения, предусмотренные главой XI.1 Закона об АО. Механизмы эти призваны защищать интересы миноритарных акционеров, которые в результате приобретения крупного контролирующего пакета акций и следующего за этим изменения расстановки сил в обществе теряют возможность влиять на принимаемые решения: посредством обязательного предложения миноритариям гарантируется получение справедливой цены за их акции, не имеющие практического веса в компании. Однако, с другой стороны, публичное предложение может использоваться для концентрации корпоративного контроля.

В соответствии со ст. 84.1 Закона об АО лицо, которое намерено приобрести более 30% акций публичного общества, вправе направить остальным акционерам публичную оферту о приобретении у них акций (добровольное предложение). Если по результатам скупки акций на основании такого предложения мажоритарий приобретает не менее 10% акций, концентрирует в своих руках более 95% от общего числа акций, он вправе принудительно выкупить оставшиеся у миноритариев бумаги по рыночной цене (ст. 84.8).

Таким образом, чтобы запустить процедуру вытеснения, мажоритарный акционер может (как вариант):

размыть совокупную долю миноритариев в уставном капитале до величины менее 5%;

приобрести у дружественного акционера по добровольному предложению не менее 10% акций.

При определении искомого соотношения долей в уставном капитале необходимо принимать во внимание, что для целей добровольного предложения учитываются только голосующие акции. Поэтому, если в консолидируемом пакете присутствуют привилегированные акции, необходимо предварительно перевести их в статус голосующих посредством невыплаты дивидендов.

Добиться уменьшения доли миноритариев до порогового значения, а также сформировать акционера — потенциального продавца необходимого количества акций по добровольному предложению можно одним из следующих способов:

дополнительной эмиссией акций по закрытой подписке в пользу потенциального продавца;

реорганизацией в форме присоединения другого общества, акционером которого является потенциальный продавец.

В первом случае потребуется рыночная оценка размещаемых акций и их оплата в соответствии с оценкой, что увеличивает расходы на процедуру. Кроме того, существуют обозначенные в первом разделе статьи риски оспаривания эмиссии миноритарным акционером по мотиву ее направленности исключительно на размытие доли меньшинства в уставном капитале. Наконец, миноритарии могут воспользоваться преимущественным правом покупки размещаемых акций, что при определенных обстоятельствах может помешать достичь искомого соотношения долей в уставном капитале.

Реорганизация в этом смысле является более дешевым и безопасным вариантом:

исключаются риски вмешательства в нее третьих лиц, не являющихся участниками присоединяемого общества;

порядок конвертации акций присоединяемого общества в акции основного общества (коэффициент конвертации) определяется на договорной основе, отсутствует привязка к рыночной стоимости акций.

При условии проведения процедуры вытеснения в соответствии с установленным в законе порядком основным риском мажоритарного акционера является оспаривание цены выкупа. Как следует из постановления Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 443/11 по делу № А08-2788/2008-21, рыночная цена акции в данном случае должна определяться исходя из 100-процентного пакета без дисконта на миноритарный характер выкупаемых пакетов. Миноритарии, не согласные с ценой выкупа, вправе предъявить иск о возмещении причиненных им убытков. При этом иск об оспаривании самой процедуры вытеснения не будет иметь перспективы: в судебной практике сложился подход, в соответствии с которым надлежащим способом защиты прав вытесняемого акционера является только возмещение убытков (см. постановления ФАС Поволжского округа от 05.05.2010 по делу № А06-4966/2009, Московского округа от 28.10.2009 по делу № А40-3521/2009).

Кто такие миноритарии

И в чем их отличие от мажоритариев

Миноритарные акционеры — это владельцы акций, которые, в отличие от мажоритарного акционера, не являются контролирующими лицами общества. Например, мажоритарный акционер, которому принадлежит больше 50% акций компании, может сам решить, что компания не будет платить дивиденды. А миноритарный акционер будет вынужден с этим смириться.

Размер пакета акций и их вес

К тому, кого относить к миноритариям, два подхода. Одни относят к миноритариям тех, кто владеет менее чем 50% акций. Для нашего правопорядка это более актуально, поскольку в России большая часть уставного капитала концентрируется, как правило, у одного мажоритарного акционера.

Второй подход встречается в правопорядках с распыленной системой владения, где акционеров очень много. Например, почти 100% акций McDonald’s Corporation находятся в свободном обращении. Мажоритарным акционером при такой структуре владения может стать обладатель 20—30% акций, потому что остальные акции распределены среди слишком большого числа миноритарных акционеров, которым сложно согласовать общее решение.

Особенности статуса миноритарных акционеров

Миноритарии обладают меньшими возможностями по управлению компанией. Например, если мажоритарный акционер владеет 50% и еще хотя бы одной акцией и принял какое-то решение, то в большинстве случаев миноритарии не смогут заблокировать принятие этого решения.

Но это не означает, что мажоритарий всегда единолично принимает решения. По некоторым вопросам требуется квалифицированное большинство — 75 или 95% голосов — или вовсе единогласие. В этих случаях, если у миноритария больше 25 или 5% соответственно, решения, для которых требуется квалифицированное большинство, могут быть заблокированы.

Некоторые права у миноритариев возникают только при достижении определенного количества акций. Например, по п. 5 ст. 91 закона «Об акционерных обществах» акционер должен владеть не менее чем 25% голосующих акций общества, чтобы запросить документы бухгалтерского учета.

Какими бывают миноритарии

Миноритарными акционерами могут быть основатели компании, которые продали основную часть пакета акций, топ-менеджеры , другие сотрудники, институциональные инвесторы — банки, инвестиционные фонды, пенсионные фонды, страховые организации. Миноритарии различаются и по виду акций, которыми они владеют: обыкновенные или привилегированные.

Чем различаются мажоритарные и миноритарные акционеры

Как было сказано выше, мажоритарные акционеры могут в большей степени влиять на принятие решений в обществе. Но это не значит, что миноритарии вообще не участвуют в управлении. В некоторых случаях, например, требуется квалифицированное большинство для принятия решения, а иногда мажоритарий вообще отстраняется от голосования.

Читайте также:  Определены правила уведомления о заинтересованности лица в совершении сделки АО

В чем конфликт между мажоритариями и миноритариями. Интересы мажоритария и миноритария могут как совпадать, так и вступать в противоречие. Миноритарий может стремиться к получению сиюминутной прибыли в виде больших дивидендов, а мажоритарий, наоборот, может быть заинтересован в долгосрочном развитии — и решит перенаправить прибыль на открытие новых направлений.

Иногда мажоритарий заинтересован в том, чтобы миноритарий получил меньше, чем должен получить. Для этого мажоритарий может инициировать заключение сделки между обществом и другим подконтрольным мажоритарию юридическим лицом. Такие сделки называются сделками с заинтересованностью и заключаются при соблюдении определенной процедуры.

Права миноритарных акционеров

Объем прав зависит от того, какими акциями и в каком количестве владеет акционер.

Обыкновенные акции. Одна акция предоставляет право требовать выкупа акций обществом в определенных случаях, запрашивать годовые отчеты, протоколы общих собраний акционеров, утвержденные общим собранием акционеров внутренние документы общества, регулирующие деятельность его органов и т. д. Полный перечень того, что может запросить акционер с одной акцией, указан в п. 1 ст. 91 закона «Об акционерных обществах».

Владение 1% акций позволяет запрашивать список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, подавать иск о признании крупной сделки или сделки с заинтересованностью недействительной, требовать получения согласия на совершение таких сделок, запрашивать о них информацию, в том числе отчеты оценщиков об оценке имущества, в отношении которого обществом совершались эти сделки, протоколы заседаний совета директоров.

Владение 2% акций предоставляет право вносить вопросы в повестку дня, выдвигать кандидатов в совет директоров, коллегиальный исполнительный орган, ревизионную комиссию и счетную комиссию общества.

Владение 10% акций позволяет требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров.

Владение 25% акций дает право получать протоколы заседаний коллегиального исполнительного органа общества и документы бухгалтерского учета.

Привилегированные акции. Владельцы привилегированных акций обычно не имеют права голоса на общем собрании акционеров, но есть исключения. Например, владельцы привилегированных акций участвуют в общем собрании акционеров с правом голоса при решении вопросов о внесении в устав общества изменений, ограничивающих права акционеров, реорганизации, ликвидации общества.

В уставе общества должны быть определены размер дивидендов и/или стоимость, выплачиваемые при ликвидации общества по привилегированным акциям каждого типа.

Размер дивиденда и ликвидационная стоимость могут быть выражены в установленной денежной сумме, в процентах к номинальной стоимости привилегированных акций или в процентах от чистой прибыли. Владельцы привилегированных акций, по которым не определен размер дивиденда, имеют право на дивиденды наравне и в равном размере с владельцами обыкновенных акций.

Определение размера дивидендов в уставе не всегда гарантирует их получение. Например, в одном из определений Конституционный суд РФ указал, что даже если у общества в уставе определен размер дивидендов, подлежащих выплате, и общество получило прибыль, то это не подразумевает обязанность выплатить дивиденды.

Риски миноритарных акционеров

Принудительный выкуп акций у миноритариев. В некоторых случаях акции могут принудительно выкупить без согласия их владельца. Например, если мажоритарный акционер выкупил в результате добровольного предложения 10% акций и стал в итоге владельцем 95% акций.

Корпоративный шантаж миноритариев может преследовать разные цели. Например, миноритариев могут вынудить продать акции по заниженной цене: не платить дивиденды, размыть их долю в уставном капитале или угрожать выводом активов подконтрольным лицам.

Но и миноритарии могут намеренно создавать препятствия работе общества, чтобы общество или мажоритарий выкупили их акции по завышенной стоимости, — это называется гринмейлом.

Гарантии интересов миноритариев

При реорганизации АО в ООО. При любой реорганизации, в том числе в форме присоединения, акционер имеет право требовать выкупа своих акций. Есть условие: нужно проголосовать против или не участвовать в общем собрании акционеров, на котором принимается решение о реорганизации.

Общество обязано проинформировать акционеров о возможности требовать выкупа. Цена выкупа не может быть ниже рыночной и определяется оценщиком.

Если акционер хочет остаться в бизнесе, то он может обменять акции на долю в ООО в том порядке, что определен в решении о реорганизации.

При присоединении у акционеров действует то же право требовать выкупа своих акций. Если миноритарии не требуют выкупа, то их акции конвертируются в акции общества, которое осуществляет присоединение. Порядок и коэффициент конвертации определяются договором о присоединении, который заключается между реорганизуемыми обществами.

При консолидации и дроблении акций. В результате этих процедур меняется количество акций — увеличивается или уменьшается. Например, в обществе 10 000 акций номинальной стоимостью 1 рубль каждая. При консолидации можно уменьшить количество акций, увеличив номинальную стоимость акции. Допустим, теперь она составляет 2 рубля — тогда количество акций сократится в два раза. Или можно уменьшить номинальную стоимость и увеличить количество акций. Доля в уставном капитале при этом не меняется.

Последствия конфликтов между акционерами

Конфликт может быть выгоден или, наоборот, приносить вред. Например, если речь о гринмейле, то в плюсе «злой» миноритарий, который затрудняет деятельность общества. В минусе от конфликтов акционеров, как правило, само общество. За время конфликта может меняться топ-менеджмент , задерживаться принятие ключевых решений. В это время конкурент может воспользоваться ситуацией и забрать часть рынка.

Как изменения в законе об акционерных обществах ущемили права миноритариев

— разбирается Владислав Цепков

1 августа 2017 года вступил в силу федеральный закон №233-ФЗ, внёсший изменения в закон об акционерных обществах и закон об обществах с ограниченной ответственностью.

Новый закон ограничил доступ акционеров к документам публичных компаний, затруднил оспаривание нелегитимных решений и сделок, снизил прозрачность и привлекательность рынка акций публичных обществ.

Споры вокруг этих изменений будут продолжатся ещё долго.

На что теперь могут рассчитывать акционеры

Раньше миноритарии обладали правом на получение всей информации (за исключением документов бухгалтерского учёта и протоколов правления). Сейчас всё гораздо сложнее.

Владельцы менее 1% акций больше не могут получить:

документы, подтверждающие права общества на имущество, которое находится на его балансе;

протоколы заседаний совета директоров;

внутренние документы (за исключением документов, утверждённых общим собранием, регулирующих деятельность его органов);

отчёты оценщиков (за исключением случаев выкупа акций обществом по требованию акционера).

Есть и другие ограничения.

Владельцы более 1% акций имеют право на получение информации о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, протоколов заседаний совета директоров (наблюдательного совета) и отчётов оценщиков об имуществе, которое участвовало в крупных сделках и сделках с заинтересованностью.

Деловая цель

Появилась ещё одна проблема: в законодательство ввели понятие «деловая цель». Она должна быть у любого миноритарного акционера, который запрашивает информацию.

Под деловой целью понимается законный интерес акционера в получении сведений. Они должны быть объективно необходимы ему для надлежащей реализации своих прав.

При этом закон устанавливает, что деловая цель не считается разумной, в частности, в следующих трёх случаях.

Если общество обладает сведениями о фактах недобросовестности акционера. Например, если миноритарий хочет использовать полученные документы во вред компании или фактически не заинтересован в них.

Если в получении совладельцем документов или информации есть необоснованный интерес. Пример обоснованного интереса — намерение продать акции компании.

Если акционер является конкурентом (либо его аффилированным лицом) и запрашиваемый им документ содержит конфиденциальную информацию, распространение которой может причинить вред коммерческим интересам общества. Например, акционеру-конкуренту могут отказать в предоставлении протоколов совета директоров, содержащих конфиденциальные планы компании. Это может быть, например, изменение технологии производства товара или смена поставщика.

Как и ранее, владельцы минимум 25% акций имеют привилегированное право на получение протоколов заседаний правления (дирекции) и бухгалтерских документов.

Уставом общества этот порог можно снизить. Но очевидно, что из публичных акционерных обществ на это вряд ли кто-либо решится. Миноритариев у нас не любят, а экономического смысла в раскрытии лишней информации лицам, от решения которых ничего не зависит, нет. Разве что компания захочет разместиться на одной из иностранных бирж (у них более жёсткие, чем у российских площадок, требования к раскрытию информации) или продать большой пакет акций (от 10% до 25%) стратегическому инвестору.

Шесть оснований отказать в раскрытии информации

Теперь законом определено шесть условий, при которых компания вправе отказать акционеру в доступе к корпоративной информации.

Запрашиваемый документ уже раскрыт в интернете.

Информация запрашивается повторно в течение трёх лет.

Документ относится к прошлым периодам деятельности общества (три года до момента обращения и ранее). Исключение — информация о сделках, которые продолжают исполняться на дату обращения акционера.

Не указана деловая цель, либо она не является разумной, либо состав и содержание запрошенных документов явно не соответствуют указанной в запросе цели. Например, если акционер обосновал деловую цель подготовкой к годовому собранию акционеров, а запросил документы позапрошлого года, компания вправе отказать в их предоставлении.

Обратившееся лицо не обладает правом доступа к соответствующей категории документов.

Запрашиваемые данные относятся к периоду, когда у акционера не было акций компании. Исключение — информация о сделках, которые исполнялись в период, когда у обратившегося ещё были акции.

Кому это выгодно

Новый закон защищает прежде всего интересы акционерных обществ. В большей мере — публичных. В 2011 году его внесли в Государственную думу на волне громких судебных процессов, вызванных рейдерскими конфликтами и корпоративным шантажом (гринмейлом).

В 2000-х требования предоставить массу документов и обжалование всех возможных решений были стандартными инструментами миноритариев-шантажистов, желавших заработать сверхприбыль на продаже своих пакетов.

Но новый закон ударил и по добросовестным миноритариям. Фактически он лишил их гарантий на получение корпоративной информации, установив понятие «деловая цель» и запретив требовать документы, относящиеся к периодам, когда у них не было акций. Последнее противоречит духу статьи 65.2 Гражданского кодекса. Она устанавливает, что любой акционер, обжалующий сделки или решения компании, действует от её имени, что даёт ему возможность обжаловать её действия за любой период.

Последствия

Из положительного — усиливается защита компаний от гринмейлеров и рейдеров. Кроме того, компания теперь может отказать акционеру-конкуренту в предоставлении информации, что затруднит недобросовестную конкуренцию и использование коммерческой тайны или инсайдерской информации. Обойти это ограничение можно продажей акций формально не аффилированным лицам, но это не всегда возможно.

С другой стороны, принятый закон не соответствует принципам гражданского права, обычно защищающего слабую сторону правоотношений. В данном случае защищается явно не слабая сторона. Есть ощущение, что закон принят в угоду ограниченной группы госкомпаний, желающих скрыть от миноритариев информацию о своей реальной деятельности. Однако публичные АО потому и называют публичными, что их акционерами может стать кто угодно. Правила просты: хочешь привлекать деньги с рынка неквалифицированных инвесторов — раскрывай информацию.

Одним из возможных последствий принятия этого закона я вижу объединение миноритариев для получения документации. Возможно появление более или менее устойчивых групп акционеров, владеющих более чем 1% акций. Однако это не избавит их от указания правильной деловой цели, которую им надо будет сообщить в запросе.

Нормальная деловая цель в получении информации и документов — намерение акционера продать пакет акций либо подготовиться к собранию акционеров. Правомерным интересом также можно признать и намерение проверить законность и экономическую целесообразность принятых компанией решений для выявления потенциальных рисков, которые могут снизить стоимость акций.

Фотография на обложке: Alan Travers / Flickr

Защита прав миноритарных акционеров Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Соломонов Евгений Валерьевич

Раскрыто понятие миноритарных акционеров, проанализированы их основные права с точки зрения действующего законодательства, а также рассмотрены способы защиты прав миноритарных акционеров, дана оценка эффективности и достаточности способов защиты.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Соломонов Евгений Валерьевич

PROTECTING THE RIGHTS OF MINORITY SHAREHOLDERS

In the article the author reveals the concept of minority shareholders, analyzed their basic rights in terms of the current legislation, and discussed ways to protect minority shareholders’ rights and the evaluation of the effectiveness and adequacy of methods of protection.

Текст научной работы на тему «Защита прав миноритарных акционеров»

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2015. № 2 (43). С. 153-156.

ЗАЩИТА ПРАВ МИНОРИТАРНЫХ АКЦИОНЕРОВ

PROTECTING THE RIGHTS OF MINORITY SHAREHOLDERS Е. В. СОЛОМОНОВ (E. V. SOLOMONOV)

Раскрыто понятие миноритарных акционеров, проанализированы их основные права с точки зрения действующего законодательства, а также рассмотрены способы защиты прав миноритарных акционеров, дана оценка эффективности и достаточности способов защиты.

Ключевые слова: акционерное общество; миноритарный акционер; акция; права; способы защиты.

In the article the author reveals the concept of minority shareholders, analyzed their basic rights in terms of the current legislation, and discussed ways to protect minority shareholders’ rights and the evaluation of the effectiveness and adequacy of methods of protection.

Key words: corporation; minority shareholder; share; rights; ways of protection.

В период стремительного развития корпоративного права в Российской Федерации деятельность акционерных обществ становится более прозрачной. У граждан (юридических лиц) появляется возможность в открытом доступе, используя, в том числе, интернет-ресурсы, приобретать акции различных компаний. Таких лиц, как правило, называют миноритарными акционерами (англ. minor – незначительный, несущественный, второстепенный).

Для того чтобы проанализировать действующие правовые регуляторы в сфере защиты прав миноритарных акционеров, необходимо прежде всего определиться с понятием миноритарных акционеров. Гражданское, корпоративное законодательство такого определения как миноритарный акционер, не знает, мало изучено оно и в доктрине. Наиболее точное определение встречается в трудах западных ученых.

Пол Дэвис, британский ученый, определяет миноритарных акционеров как «акционеров, которые не обладают достаточным количеством акций для того, чтобы обеспечить самостоятельное принятие решений» [1].

В американской справочной литературе миноритарный акционер понимается как

владелец такого незначительного количества акций корпорации, что он не имеет возможности контролировать управление корпорацией или избирать её директоров [2].

Российские авторы под миноритарным акционером понимают акционера, владеющего меньшей долей, чем контрольный пакет акций [3]. Или миноритарным акционер будет являться в силу того, что количества имеющихся у него акций недостаточно для блокирования определенных решений и, следовательно, оказания существенного влияния на судьбу акционерного общества [4].

В сети Интернет, к примеру, в глоссарии терминов корпоративного управления миноритарный акционер определен как акционер, общая доля собственности которого в компании, зарегистрированной на фондовой бирже, составляет менее 50 % [5]. Иной подход: «юридически более точным, особенно с точки зрения влияния на блокирование стратегических решений общим собранием акционеров общества, было бы признание миноритарным такого акционера, который владеет менее чем 25 % голосующих акций (25 % минус одна акция)» [6].

Однако, на наш взгляд, юридически обоснованным будет признавать минотарным

© Соломонов Е. В., 2015

акционером того, кто обладает хотя бы одной акцией общества. Это очевидно, поскольку такой акционер уже обладает обязательственными правами перед обществом (дивиденды и т. д.).

Иными словами, миноритарий – это «мелкий акционер», у которого недостаточное количество акций и который не участвуют в «жизни» акционерного общества, а просто получает прибыль в виде дивидендов. Совершенно справедливо возникает вопрос: а какое незначительное, недостаточное количество акций должно быть у акционера, чтобы его признать миноритарным?

Читайте также:  Размер уставного капитала акционерного общества (нюансы)

Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об акционерных обществах, Закон) ответа на поставленный вопрос не дает. Анализ Закона об акционерных обществах позволяет определить, какими правами наделен акционер, обладающий тем или иным количеством акций.

Так, акционер, владеющий не менее чем 1% голосующих акций, обладает формальными правами, предоставленными Законом об акционерных обществах. Например, в соответствии с ч. 1 п. 4 ст. 51 Закона акционер для ознакомления вправе требовать список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров. Кроме того, как следует из п. 5 ст. 71 Закона, он может обратиться с иском в суд к члену совета директоров, наблюдательного совета, единоличному исполнительному органу, члену коллегиального исполнительного органа, равно как и к управляющей организации о возмещении причиненных обществу убытков в результате их действий (бездействий).

Акционер, являющийся владельцем не менее чем 2 % акций, обладает более широким кругом прав, он вправе вносить неограниченное количество вопросов в повестку дня годового собрания акционеров, а также предлагать кандидатов в совет директоров (наблюдательный совет).

Если акционер владеет не менее чем 10 % акций, он вправе требовать проведения внеочередного общего собрания акционеров, а также требовать осуществления поверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности. Тем не менее более значимые управленческие решения в обществе принимают

владельцы крупного пакета акций (более 50 % голосов).

Поскольку Закон об акционерных обществах прямо не предусматривает норм, содержащих гарантии прав миноритарных акционеров, возникает ряд вопросов, каким образом должен быть защищен акционер, находящийся в меньшинстве.

Акционерное общество – это юридическое лицо, следовательно, это организация, имеющая органы управления. Именно органы управления должны обеспечивать баланс интересов всех участников общества, в том числе миноритариев.

Высшим органом управления акционерного общества является ежегодное общее собрание акционеров, которое принимает все важные решения в деятельности акционерного общества, в том числе определяет основные права акционеров. Сообщение о проведении общего собрания акционеров должно быть сделано не позднее чем за 20 дней, т. е. каждому акционеру должно быть направлено заказное письмо либо об этом должно быть сообщено в СМИ. Это означает, что Законом предусмотрена гарантия на участие в общем собрании для всех без исключения акционеров, следовательно, и для миноритариев.

Все решения на общем собрании акционеров принимаются путем голосования. Однако проблема акционеров, находящихся в меньшинстве, заключается в том, что ввиду недостаточности голосов они не могут повлиять на результат голосования. Вместе с тем Закон предусмотрел возможность заключения акционерного соглашения, по которому может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами. Таким образом миноритарные акционеры, соединив свои «силы», могут повлиять на принятие решений на общем собрании акционеров.

Общее руководство деятельностью общества осуществляет совет директоров (или наблюдательный совет). Как указывалось выше, акционер, являющийся владельцем не менее чем 2 % акций, вправе предлагать в совет директоров (наблюдательный совет) своих кандидатов, однако количество акций, дающих ему такое право, настолько мизер-

Защита прав миноритарных акционеров

ное, что реализация на практике такого права практически невозможна. И в результате миноритарий не может делегировать своих представителей в органы управления общества, поскольку состав совета директоров формируется с учетом подавляющего количества голосов мажоритарных акционеров, вследствие чего избранные органы будут подконтрольны мажоритариям, а все управленческие решения будут приниматься в их пользу. Вместе с тем следует обратить внимание на то, что выборы в совет директоров в соответствии с ч. 4 ст. 66 Закона об акционерных обществах осуществляются на основе кумулятивного голосования, при котором каждый участник наделяется голосами, пропорциональными количеству акций. Объединив «капиталы» либо заключив акционерное соглашение, миноритарные акционеры смогут в той или иной степени повлиять на состав органов управления.

Если говорить о способах защиты прав миноритарных акционеров, то по данному вопросу в научной литературе выделяют три способа разрешения спора между акционером, чьи права были нарушены, и акционерным обществом: внутрикорпоративный (внесудебный), административный (за правонарушения на рынке ценных бумаг), судебный [7; 8].

Внутрикорпоративный способ подразумевает проведение переговоров сторон, создание согласительных комиссий. На практике реализация данного способа возможна при наличии в обществе соответствующего акционерного соглашения, положения которого защищали бы права миноритариев и регулировали порядок проведения таких процедур, либо путем прямого закрепления в уставе общества.

В. В. Долинская выделяет два подвида внутрикорпоративного способа защиты прав:

1) порядок защиты прав самостоятельными действиями управомоченного лица (например, предусмотренное ст. 75 Закона об акционерных обществах право требования выкупа принадлежащих акций);

2) согласительный (согласовательный) порядок защиты, при котором урегулирование конфликта осуществляется преимущественно путем согласования конфликтующими сторонами своих интересов (например, примирительные процедуры) [9].

Однако в настоящее время в России внутрикорпоративное урегулирование споров – явление достаточно редкое, поскольку корпоративные правоотношения – это молодой институт, не получивший такого развития, как в западных странах, поэтому, говоря о способах защиты прав участников акционерных обществ, необходимо отметить особую роль суда.

Юрисдикционная защита прав всех акционеров детально регламентирована на законодательном уровне. В 2009 г. в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – АПК РФ) введена глава, посвященная рассмотрению корпоративных споров. Статья 225.1 АПК РФ приводит исчерпывающий перечень корпоративных споров, связанных с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице.

Анализ АПК РФ, Закона об акционерных обществах позволяет выявить основные случаи обращения акционера в суд за защитой нарушенных прав, связанных с участием в компании.

В соответствии с п. 7 ст. 49 Закона акционер вправе обжаловать в суде решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае если он не принимал участие в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и таким решением нарушены его права и (или) законные интересы. Вместе с тем вероятность удовлетворения такого иска низка, так как «голос» миноритарного акционера крайне редко может повлиять на результат голосования.

Как упоминалось выше, акционер, являющийся владельцем не менее чем 2 % акций, вправе предлагать вопросы в повестку дня годового собрания акционеров, а также кандидатов в совет директоров. В случае если акционеру было отказано либо в случае уклонения совета директоров (наблюдательного совета) общества от принятия такого решения акционер вправе обратиться в суд с требованием о понуждении общества включить предложенный вопрос в повестку дня общего собрания акционеров или канди-

дата в список кандидатур для голосования по выборам в соответствующий орган общества (п. 6 ст. 53 Закона).

Также миноритарный акционер вправе обратиться с иском в суд о признании крупной сделки недействительной в случае несоблюдения порядка её одобрения. При этом для миноритария возможность удовлетворения такого иска практически сведена к нулю ввиду того, что количество имеющихся у него голосующих акций недостаточно для принятия иного решения.

Помимо прочего закон предусматривает возможность подачи иска о возмещении убытков, причиненных обществу или акционеру в результате действий члена совета директоров. С таким иском в том числе может обратиться и миноритарный акционер, владеющий не менее чем 1 % голосующих акций.

Если говорить об административном порядке разрешения спора, связанного с акционерным обществом, следует обратить внимание на Центральный банк РФ (далее – ЦБ РФ). Миноритарии могут обратиться в ЦБ РФ при нарушении их прав в рамках выпуска новых акций. Так, ст. 40 Закона об акционерных обществах предусматривает, что акционеры общества имеют преимущественное право приобретения размещаемых посредством открытой подписки дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций этой категории (типа). Следовательно, если акционер был незаконно лишен преимущественного права подписки, то он вправе, минуя суд, обратиться в ЦБ РФ, который в соответствии со ст. 26 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» может отказать в государственной регистрации выпуска акций, признать

выпуск акций несостоявшимся или приостановить эмиссию акций.

Таким образом, на сегодняшний день российское корпоративное законодательство прямо не закрепляет нормы, связанные с защитой прав акционеров, находящихся в меньшинстве. Судебная практика ввиду недостаточного правового регулирования не всегда складывается таким образом, чтобы можно было однозначно ответить на все имеющиеся вопросы в рамках данной проблематики. Безусловно, правовое поле нуждается в значительной доработке с учетом опыта зарубежных стран, где институт корпораций более развит. Вместе с тем следует обратить внимание на то, что в случае наличия спора между акционерным обществом и миноритарием у последнего всегда есть возможность отказаться от участия в юридическом лице и потребовать выкупа акций.

1. Paul Davies. Introduction to Company Law. -Oxford, 2010. – P. 216

2. Black’s Law Dictionary / 6th ed. St. Paul. -Minn., 1990. – P. 997.

3. Долинская В. В., Фалеев В. В. Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление. – М., 2010. – С. 65.

4. Габов А. В., Забитое К. С. Роль Конституционного Суда в защите прав миноритарных акционеров // Закон. – 2012. – № 1. – С. 108.

5. URL: http://www.corp-gov.ru/glossary.php3 (дата обращения: 26.02.2015).

6. Габов А. В., Забитое К. С. Указ. соч. – С. 110.

7. Носов С. И. О защите прав акционеров // Законодательство. – 2001. – № 1. – С. 21.

8. Долинская В. В. Акционерное право: основные положения и тенденции. – М., 2006.

9. Долинская В. В. Понятие корпоративных конфликтов // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2010. – № 6. – С. 8.

Защита прав миноритарных акционеров в АО (нюансы)

Миноритарию, который хочет эффективно защищать свои права, нужно активнее интересоваться жизнью общества и действиями других акционеров. Когда интересы владельца небольшого пакета ценных бумаг все же нарушили, то ему следует объединиться в группу с другими миноритариями, выработать совместную тактику и попробовать разрешить конфликт с обществом и мажоритариями в досудебном порядке. Если дело все же дошло до суда, то бояться не стоит – главное набраться терпения и попробовать дойти до вышестоящих инстанций.

Как нарушают права акционеров

Ущемление прав миноритарных акционеров в России – это, пожалуй, «притча во языцех», говорит Анастасия Савельева, партнер Saveliev,Batanov&Partners. Одно из популярных нарушений – невыставление обязательной оферты мажоритарным акционером после приобретения крупного пакета акций. По закону лицо, которое перешагнуло установленный законом порог владения голосующих акций (30, 50, 75%), должно направить миноритариям обязательное предложение о выкупе их акций. Но в реальности мажоритарий этого либо совсем не делает, либо отправляет документ со значительным опозданием, из-за чего цена бумаг снижается, рассказывает Савельева.

По ее словам, сейчас у владельцев небольшого количества акций отсутствуют адекватные способы защиты: они не могут потребовать у мажориатрия направления обязательного предложения по выкупу акций или оспорить последующую цену этой сделки. Законопроект, предоставлявший акционерам подобные механизмы, Госдума отклонила во втором чтении летом 2018 года. В последнее время усложняется для миноритариев и механизм доступа к документам общества, добавляет юрист. Учитывая это, юрист АБ Линия права Кирилл Коршунов выделяет сразу несколько самых популярных нарушений со стороны мажоритарных акционеров:

Исходя из судебной практики, Яна Cалата, старший юрист Precedent Consulting выделяет еще несколько видов нарушений:

Отстоять интересы можно несколькими путями

Акционеру, который хочет защитить свои права в подобных ситуациях, необходимо совершать сразу несколько действий, рассказывает адвокат S&K Вертикаль Иван Бабин. Во-первых, следить за актуальностью адреса, на который приходят уведомления о предстоящих собраниях акционеров. Во-вторых, знакомиться с материалами, которые предоставляются перед участием в собраниях. Особенно это касается документов, которые фигурируют на годовых собраниях, говорит Бабин. Законодательство и судебная практика, рассчитывая срок исковой давности, исходит из того, что о большинстве значимых обстоятельствах участники обществ узнают именно на этом мероприятии, объясняет юрист.

По его словам, крупным акционерам важно решить вопрос со структурой организации своего бизнеса: «Если она строится по принципу «матрешки», то необходимо учитывать, что действующая практика качнулась в сторону отказа бенефициару в реализации его прав. Оспаривать сделки, требовать от менеджмента убытки могут только акционеры». В такой ситуации необходимо решить – превышают ли преимущества такой структуры связанные с ней риски, говорит Бабин: «Возможно, стоит оставить миноритарный пакет акций (более 1%) непосредственно себе, чтобы иметь формальный статус акционера».

“В большинстве корпоративных споров основной проблемой является невозможность акционерам оперативно и объективно получить информацию о деятельности общества. Действующее законодательство и судебная практика лишь в последние несколько лет начала шаги в сторону улучшения этой ситуации. Доктрина срывания корпоративной вуали, внедрение аналога французского института «астрент», перенос бремени доказывания на недобросовестный менеджмент обществ и появление широкой возможности оспаривания сделок – все это существенно изменило картину корпоративных конфликтов. Пожалуй, главной проблемой является пока ещё боязнь судов пользоваться новыми институтами. Зачастую миноритариям удаётся переломить ход борьбы лишь в вышестоящих судах, где судьи, видимо, смелее”, – Сергей Солдатенко, Партнер АБ Павлова и партнеры.

Да и вообще, акционерам необходимо быть активнее, настаивает Сергей Ермоленко из ФБК-Право: «Больше интересоваться и пользоваться своими правами, внимательнее следить за жизнью компании и поведением других акционеров». Только благодаря систематическому отслеживанию жизни общества акционер сможет при голосовании на общем собрании принять решение, действительно соответствующее его интересам, утверждает Яна Салата. Кроме того, миноритарий сможет определить, необходимо ли объединяться в группу с другими владельцами небольших пакетов бумаг для защиты своих интересов, выдвижения вопросов повестки дня и выбора членов совета директоров, отмечает эксперт.

Ермоленко говорит, что у нас в стране нет развитой культуры корпоративного управления: «Люди зачастую не чувствуют ответственности и не знают о всех возможностях, которыми их наделяет факт владения акциями». Часто именно такое пассивное отношение становится предпосылкой к ущемлению прав акционеров, поводом к корпоративному конфликту, замечает юрист.

Судебная защита и разные миноритарии

Если конфликт все же дошел до суда, то эффективными методами защиты акционеров от злоупотреблений со стороны менеджмента компании Александр Попелюк партнер Lidings называет иски об оспаривании решений исполнительных органов и совершенных сделок. В таких ситуациях заявителям придется доказать, что оспариваемые решения выносились с нарушением порядка (не было кворума, не извещали всех участников и т.п.), либо компетенции органа управления и без необходимого одобрения (совета директоров или собрания акционеров), поясняет юрист.

Тем не менее, в последнее время в российском законодательстве и правоприменительной практике наметился устойчивый тренд на соблюдение баланса интересов сторон между миноритарными акционерами, бенефициарными владельцами и основным обществом, считает старший юрист VEGAS LEX Кирилл Никитин.

К тому же, миноритарии тоже бывают разные, обращает внимание Коршунов. По его мнению, нужно отличать инвестиционных акционеров, которые покупают мизерную долю бумаг общества исключительно для получения прибыли, от тех, кто с достаточно большой долей и может влиять на управление обществом. Если не защищать общества и мажоритарных акционеров от первых, то компания с большим количеством инвестиционных акционеров может просто утонуть в жалобах, которые парализуют его деятельность, предупреждает эксперт.

Ссылка на основную публикацию