Система корпоративного управления АО изменена

СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ АКЦИОНЕРНЫМ ОБЩЕСТВОМ Омурчиева Д.М.

Кыргызская государственная юридическая академия

ISSN (печатный вариант): 2073-0071

Ключевые слова

Система управления, корпоративное управление, хозяйственное общество, ответственность, корпоративный секретарь, Management system, corporate management, economic society, responsibility, corporate secretary

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Ваш браузер не поддерживает фреймы

Аннотация к статье

В данной статье рассматривается система управления корпоративным обществом, автором раскрывается корпоративное управление в качестве механизма управления корпорацией, рассматривается трехзвенная система корпоративного управления акционерным обществом, определяется необходимость усиления роли и ответственности совета директоров.

Текст научной статьи

В настоящее время вопросы корпоративного управления стали особенно актуальными. Это связано с развитием предпринимательских отношений, функционированием корпораций, осложнением корпоративных структур, и как следствие решением задач построения наиболее эффективной системы корпоративного управления. Отношения внутри корпорации требуют упорядочения, с этим связан и контроль деятельностью корпорацией, система принятия решений, и конечно же необходимость получения прибыли. По мнению С.А. Чеховской, корпоративное управление рассматривается в качестве механизма управления корпорацией, но не ограничивается им. В результате система корпоративного управления в правовом смысле выглядит не только как юридическое закрепление корпоративных процедур, системы органов управления, закрепление компетенции и ее распределение, но и правила, устанавливающие всю систему прав и обязанностей и порядок их реализации не только участников корпорации, но и большого круга заинтересованных лиц (держателей депозитарных записок, держателей облигаций и т.д.) [1, 17]. Автор утверждает, что правовое обеспечение корпоративного управления – это не только правовое закрепление корпоративных процедур, системы органов управления, их компетенции и ее распределение, но и правила, закрепляющие систему прав и обязанностей и порядок их реализации не только участников корпорации, но и большого круга заинтересованных лиц (держателей депозитарных записок, держателей облигаций и т.д.) [1, 21]. В.К. Андреев пишет, что корпоративное управление – это разновидность упорядочения всех видов деятельности корпоративных организаций путем взаимодействия органов корпорации и ее участников (членов). Особенностью корпоративного управления выступает тесное переплетение задач и целей корпорации как таковой и ее участников. Это проявляется в том, что участники корпорации формируют, точнее являются высшим ее органом, который устанавливает параметры предпринимательской или иной деятельности и обеспечивает их выполнение [2, 100-101]. Корпоративное управления – это прежде всего организационный процесс, поэтому задачей нашего исследования изучить и предложить наиболее совершенное правовое регулирование корпоративного управления. Управление в хозяйственном обществе – это непрерывный процесс воздействия на его предпринимательскую деятельность, необходимым элементом которого является корпоративное управление. Посредством действий участников (акционеров) хозяйственного общества управление в нем получает сбалансированное воздействие на осуществление предпринимательской деятельностью. Участники (акционеры) хозяйственного общества получают право контроля над сделками, совершёнными исполнительными органами общества, имея право требования возмещения убытков, причинённых хозяйственному обществу, как организации, имеющей обособленное имущество [3, 19]. Особенность корпоративного управления состоит в том, что функции субъекта (планирование, организация, реализация, руководство, распоряжение, контроль) в процессе воздействия на объект осуществляются в рамках юридических лиц, построенных с точки зрения организационной структуры на началах членства. Таким образом, представляется, что корпоративное управление и управление юридическим лицом – понятия тождественные, однако категория управления юридическим лицом является более широкой по отношению к корпоративному управлению, ввиду того, что может также применяться и для обозначения процесса целенаправленного воздействия в унитарных юридических лицах, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства (взяв за основу деление юридических лиц на корпоративные и унитарные [4, 18]. Следует отметить, что корпоративное управление имеет отношение не только к коммерческим организациям и касается эффективного ведения бизнеса, это актуально также и для некоммерческих организаций, которые также нуждаются в системе управления. Термин «система» в переводе с греческого означает «целое», составленное из частей, соединение. Система подразумевает наличие составных частей, элементов, образующих единую систему. Система – это определенная организация определенных элементов, которая приводит (или должна приводить) к достижению поставленной цели, полезного результата деятельности, ради которого отдельные элементы и организуются, объединяются. Система является чем-то большим, чем простая сумма ее элементов, позволяет решать такие задачи, которые за счет простого объединения отдельных элементов либо решить нельзя, либо можно, но при гораздо больших усилиях, больших затратах (имущественных, временных, кадровых и др.) [5, 22]. Система управления акционерным обществом (далее – АО) по законодательству Кыргызской Республики (далее – КР) имеет регламентированный порядок. Так, статья 148 Закона КР от 27 марта 2003 года № 64 «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) определяет трехзвенную систему корпоративного управления. Высшим органом управления акционерным обществом является общее собрание его акционеров. Законом должны быть определены вопросы, решение которых относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров. Вопросы, отнесенные законом к исключительной компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы им на решение исполнительных органов общества. Одной из особенностей законодательства КР об АО является требование, что в обществе с числом акционеров более пятидесяти создается совет директоров. Мы уже отмечали, что нормы в отношении деления АО на открытые и закрытые по принципу численности акционеров довольно устаревшая концепция и не отвечает требованиям современного корпоративного управления. Тем более, одной из тенденций является усиление роли и ответственности СД, таким образом, считаем необходимым наличие СД в АО. В случае создания совета директоров уставом общества в соответствии с законодательством должна быть определена его исключительная компетенция. Вопросы, отнесенные уставом к исключительной компетенции совета директоров, не могут быть переданы им на решение исполнительных органов общества [6]. Закон об АО определяет, что исполнительный орган общества может быть коллегиальным (правление, дирекция) или единоличным (директор, генеральный директор). Он осуществляет текущее руководство деятельностью общества и подотчетен совету директоров и общему собранию акционеров. К компетенции исполнительного органа общества относится решение всех вопросов, не составляющих исключительную компетенцию других органов управления обществом, определенную законом или уставом общества. По решению общего собрания акционеров полномочия исполнительного органа общества могут быть переданы по договору другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему) [6]. В системе управления АО также следует выделить такой орган как ревизионная комиссия, или иначе именуемой службой внутреннего аудита, которая создается для осуществления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества общим собранием акционеров избирается ревизионная комиссия (ревизор) общества. Компетенция ревизионной комиссии (ревизора) общества определяется законами и уставом общества. Компетенция органов управления акционерным обществом, а также порядок принятия ими решений и выступления от имени общества определяются законом и уставом общества. АО обязано публиковать для всеобщего сведения документы, указанные в пункте 2 статьи 140 ГК КР, должно для проверки и подтверждения правильности годовой финансовой отчетности ежегодно привлекать профессионального аудитора, не связанного имущественными интересами с обществом или его участниками (внешний аудит). Аудиторская проверка деятельности акционерного общества, в том числе и не обязанного публиковать для всеобщего сведения указанные документы, должна быть проведена во всякое время по требованию акционеров, совокупная доля которых в общем количестве размещенных акций общества составляет десять или более процентов. Порядок проведения аудиторских проверок деятельности акционерного общества определяется законом и уставом общества [6]. Вследствие того, что председатель совета директоров призван обеспечить успешное решение советом директоров его задач, необходимо учитывать, что его способность надлежащим образом исполнять свои обязанности зависит не только от наличия у него соответствующих полномочий, которые должны быть максимально полно установлены внутренними документами общества, но и от его личных и профессиональных качеств. В связи с чем рекомендуется назначать председателем совета директоров лицо, имеющее безупречную репутацию профессионала в сфере деятельности общества и значительный опыт работы на руководящих должностях, в честности, принципиальности, приверженности интересам общества которого отсутствуют какие-либо сомнения, и пользующееся безусловным доверием акционеров и членов совета директоров [7, 14]. Одним из гражданско-правовых институтов, призванных защитить имущественные интересы кредитора, является привлечение к ответственности контролирующих должника лиц, берущее свое начало из доктрины «снятия корпоративной вуали». Нельзя не отметить, что в последние годы были внесены существенные изменения, расширяющие применение указанной доктрины в российском законодательстве. В частности, были увеличены перечень оснований и круг лиц, привлекаемых к ответственности, введена ответственность контролирующего лица за причиненные по его вине убытки, в т. ч. вне банкротства [8, 6]. Наиболее распространенное основание привлечения контролирующих лиц к ответственности – совершение руководителем или одобрение участником должника сделок, влекущих возникновение признаков несостоятельности и (или) их усугубление. Как правило, это: • сделки, направленные на вывод активов; • сделки по реализации имущества должника по заниженной цене; • изъятие имущества собственником унитарного предприятия. Также в качестве оснований привлечения к ответственности выступают действия, по своей сути направленные на введение кредиторов в заблуждение относительно возможности удовлетворить требование, и принятие мер по уклонению от исполнения своих обязательств. В частности, суды признавали неправомерными: • создание искусственного товаро- и документооборота; • реорганизацию юридического лица с целью передачи активов, персонала, клиентской базы на новое юридическое лицо; • ликвидацию лица, обремененного долговой нагрузкой, и т. п. [8, 8] Считаем, что в настоящее время необходимо пересмотреть систему управления в АО в законодательстве Кыргызстана, поскольку предусмотренная в настоящее время не отвечает требованиям современного рынка. Считаем необходимым пересмотреть полномочия Совета директоров, увеличить степень вовлеченности данного органа в процесс принятия решений, усилить ответственность членов Совета директоров за принятие решений перед Общим собранием акционеров и самим обществом. По мнению И. Котова, несмотря на усиление ответственности. Закон № 99-ФЗ предоставляет достаточно широкие возможности по выстраиванию гибкой системы управления в непубличном обществе, позволяющей учесть как его собственные интересы, так и интересы участников. Однако прежде всего необходимо еще раз подчеркнуть основной вектор изменений: управление юридическим лицом – это обязанность, а не право, и ею не следует пренебрегать. И. Котов предлагает сделать управление в непубличном обществе подходящим под конкретные нужды, участники могут, в частности: 1. Предусмотреть в уставе или корпоративном договоре, что объем правомочий определяется непропорционально долям участия. 2. Передать коллегиальному органу управления, например совету директоров, полномочия, относящиеся к компетенции участников акционеров. 3. Передать полномочия коллегиального исполнительного органа в коллегиальный орган управления, сделав совет директоров и исполнительным органом общества, а также предусмотреть для такого органа правила формирования и работы, отличные от установленных законом. 4. Согласовать собственный порядок созыва и проведения общего собрания. 5. Регулировать порядок осуществления преимущественного права приобретения долей и акций. 6. Предусмотреть в уставе или корпоративном до Расширить компетенцию общего собрания акционеров [9, 58]. С 1 сентября 2014 г. в связи с изменениями в ГК РФ полномочия единоличного исполнительного органа (далее – Директор) ООО и АО (далее – Общество) могут быть предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга. Таким образом, законодатель закрепил принцип двух ключей или, как его еще называют, принцип четырех глаз. Однако данные положения до сих пор не конкретизированы в соответствующих федеральных законах. Нет и судебной практики по теме. Необходимость такой структуры управления, которая позволяет сразу нескольким Директорам осуществлять текущее управление делами компании, объясняется тем, что каждый собственник совместного предприятия хотел бы иметь «своего» Директора, либо (в случае иностранного инвестора) перенести в российские реалии практику корпоративного управления, существующую в материнской компании [10, 8]. Мы не можем согласиться с данной концепцией, это противоречит вообще институту единоличного директора. Выходом из данной ситуации возможно будет предусмотреть коллегиальный исполнительный орган, в котором каждый из его членов будет принимать решения и нести за них ответственность в пределах установленных обществом компетенций. На наш взгляд, наличие ревизионной комиссии должно стать императивным требованием для общества, при этом ревизионная комиссия должна подчиняться только высшему органу АО и контролировать финансово-экономическую деятельность АО. В системе управления АО следует выделить также корпоративного секретаря. Данный институт в зарубежных компаниях динамично развивается. Однако в отечественной практике нередко его статус сводится лишь к уровня обычного клерка. Хотя это далеко не клерк. Его роль должна существенно измениться, ведь корпоративный секретарь способен быть одним из ключевых фигур современной компании. В США, Великобритании наличие корпоративного секретаря обязательно, и он является должностным лицом. Закон Кыргызской Республики «Об акционерных обществах» (далее – Закон КР «Об акционерных обществах») требует, чтобы должность секретаря общества или как его именуют во многих странах корпоративный секретарь, обязательно была предусмотрена. В соответствии с п.1 ст.61 Закона КР «Об акционерных обществах», в открытом обществе с числом акционеров более 50 должна быть предусмотрена должность секретаря общества. Секретарь общества – это должностное лицо общества, избираемое советом директоров или общим собранием (если общество осуществляет деятельность без образования совета директоров), в компетенцию которого входят следующие вопросы: – связь с акционерами общества по вопросам осуществления ими своих прав; – контроль по ведению и хранению реестра акционеров общества; – формирование предложений акционеров по повестке дня общего собрания акционеров; – осуществление обеспечения акционеров общества материалами по общим собраниям акционеров; – обеспечение в соответствии с законодательством Кыргызской Республики хранения материалов общих собраний акционеров, заседаний совета директоров [6]. Из чего следует, что наш законодатель определил статус корпоративного секретаря как должностное лицо и закрепил его компетенцию. Однако мы не согласны с тем, что корпоративный секретарь должен быть только в тех АО, в которых более пятидесяти акционеров, это должностное лицо должно присутствовать во всех АО, в том числе и в АО с единственным акционером. В Кыргызстане имеют место следующие варианты существования корпоративного секретаря в акционерных обществах: – собственно корпоративный секретарь компании; – один из членов совета директоров или исполнительного органа (по совместительству); – штатный юрист компании; – привлеченная юридическая или консалтинговая фирма по договору об оказании услуг; – привлеченный специалист-консультант по договору об оказании услуг. Как справедливо пишет К.П. Павлова, корпоративный секретарь обеспечивает подготовку и проведение заседаний совета директоров в соответствии с требованиями законодательства, устава и иных внутренних документов общества. Заседания совета директоров проводятся по решению председателя совета директоров, при этом рекомендуется, чтобы решение всех организационных вопросов, связанных с подготовкой и проведением таких заседаний, осуществлялось секретарем общества. Секретарь общества уведомляет всех членов совета директоров о проведении заседания совета директоров, а в случае необходимости обеспечивает направление (вручение) им бюллетеней для голосования, собирает заполненные бюллетени, письменные мнения членов совета директоров, отсутствовавших на заседании, и передает их председателю совета директоров [7, 17]. Корпоративный секретарь должен стать отдельной профессии, требующей специальной подготовки, тогда, на наш взгляд, он займет полагающееся ему место в системе корпоративного управления. Исходя из проведенного научного анализа, следует отметить, что создание эффективно института корпоративного секретаря сейчас активно обсуждается во многих странах СНГ, в том числе и в Кыргызстане, для его эффективного функционирования необходимо знание международной практики и положительного опыта, накопленного в данной области зарубежными компаниями, в частности из англо-саксонской правовой системы от куда он был заимствован. В соответствии с Законом КР от 31 июля 2006 года N 135 «О противодействии финансированию терроризма и легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» бенефициарный собственник (выгодоприобретатель) – лицо, обладающее правом собственности на денежные средства или имущество и от имени и/или за счет которого клиентом совершается операция (сделка) с денежными средствами или имуществом, либо в соответствии с заключенным договором между таким лицом и клиентом, имеющее возможность прямо или косвенно влиять на совершение клиентом операций (сделок) с денежными средствами или имуществом [11]. По мнению А. Подетаевой, правовой статус (правосубъектность, права и обязанности) бенефициарного владельца законодательством не определен. Информация собирается в целях противодействия незаконным финансовым операциям [12, 8]. Считаем, что Законе КР об АО следует предусмотреть правовой статус конечного бенефициара, который способен не только контролировать деятельность АО, но и принимать активное участие в принятии решений касательно управления и предпринимательской деятельности АО. Таким образом, очевидно, что положения Закона КР об АО касательно системы управления требуют глубокого переосмысления и кардинальных перемен. В частности, должностные лица общества должны активнее быть задействованными в процесс принятия решений и нести ответственности за результаты, поскольку это затрагивает интересы как самих акционеров, так и самого общества.

Читайте также:  АО вправе не предоставлять договоры для ознакомления акционерам-владельцам менее 25% голосующих акций

Система корпоративного управления

По материалам лекции Дмитрия Текутьева, к.ю.н., преподавателя
Русской Школы Управления.

Корпоративное управление — система взаимоотношений между менеджментом, советом директоров, акционерами компании и другими заинтересованными сторонами. Его основные компоненты:

  • Планирование.
  • Организация.
  • Контроль за работой субъектов управления.
  • Мотивация (создание стимулов для участников корпоративного управления, чтобы они действовали разумно, результативно, добросовестно на благо компании).

Участники корпоративного управления

Участников корпоративного управления условно можно разделить на две группы.

Внутренние участники. Сама корпорация, акционеры (участники), органы управления корпорацией, менеджмент корпорации.

Внешние участники. Государство, заинтересованное в выплате налогов, выполнении социальных обязательств. Кредиторы (в том числе банки) — те, перед кем у корпорации есть обязательства, контрагенты корпорации, конечные потребители услуг, а также те, с кем корпорация связана гражданско-правовыми взаимоотношениями, граждане — потребители.

Между всеми участниками так или иначе возникает конфликт интересов. Например, основной интерес акционеров — получение дивидендов, в то время как менеджмент корпорации, как правило, ориентирован на получение максимальных бонусов и вознаграждений. Государство заинтересовано в получении налогов, кредиторы — в исполнениях обязательств, граждане — в качественной продукции корпорации.

Задача корпоративного управления — свести воедино все интересы, найти баланс между ними и регулировать отношения, удовлетворять запросы всех участников корпоративного права.

Модели корпоративного управления

На систему корпоративного управления большое влияние оказывает модель. В мире существует как минимум две модели корпоративного управления:

Инсайдерская (принята в Германии, Японии, Франции. Россию также относят к этой модели). Ее признаки:

  • Небольшое число акционеров, которые владеют крупными пакетами. В России обычно у корпорации есть 2 — 3 крупных мажоритарных владельца, которые контролируют менеджмент и влияют на ее деятельность.
  • Роль миноритарных акционеров минимальна.
  • Фондовый рынок играет второстепенную роль по сравнению с банковским кредитованием.

Аутсайдерская (США, Великобритания):

  • Акционерный капитал «распылен» между большим количеством инвесторов (от ста до десятков тысяч акционеров).
  • В связи с большим количеством инвесторов, велико значение законодательного блока для защиты прав миноритариев как основного источника финансирования корпорации и ее движущей силы.
  • Главный источник финансирования — привлечение средств индивидуальных и институциональных инвесторов.

Основные тенденции правового регулирования в корпоративном управлении

Инсайдерская российская модель корпоративного управления сейчас проходит стадию реформирования. В 2014 году в Гражданский Кодекс были внесены масштабные изменения, которые развили на уровне положений Закона об акционерных обществах и Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

При этом законодательная база продолжает развиваться. Эксперты отмечают несколько наиболее заметных тенденций:

Усиливается императивное (односторонне-властное, директивное) регулирование в публичных компаниях и расширяется диспозитивность в непубличных. После реформы Гражданского Кодекса появилось два новых типа корпораций: публичные и непубличные. Законодательные акты достаточно четко дают понять, что публичные корпорации будут регулироваться максимально императивно и к ним будут предъявляться максимальные требования (в том числе в корпоративном управлении), которые нельзя законодательно изменить внутренними документами, положениями устава. Жесткость этого регулирования заметна при созыве общего собрания, в требованиях к структуре общего управления, к тем, кто входит в эту структуру, в раскрытии информации.

В непубличных корпорациях государство предоставляет участникам право самостоятельно регулировать внутренние вопросы. Если корпорация не привлекает средства массового инвестора, ведет бизнес, распределенный среди незначительного количества участников, она получает значительную диспозитивность. Ее участники могут сами определять структуру органов управления, требования к должностным лицам, придерживаться установленного в договоре порядка распределения прибыли, порядка участия в общем собрании.

Судебная практика и судебное правотворчество играют большую роль. Следствие этого — регулирование ряда отношений на уровне Постановлений ВАС РФ и Верховного Суда РФ. Это особенность российской правовой системы, в которой существует понятие судебного прецедента и велика его роль для корпоративного управления. Например, ответственность членов органов управления регулируется на уровне постановления ВАС.

Увеличивается ответственность членов органов управления за принимаемые решения (Постановление №62). Кроме законодательства о регулировании работы АО и ООО, существуют отдельные акты (постановления ВАС) об ответственности органов управления. В них устанавливаются требования к решениям, принимаемым директорами.

Растет значение «мягкого права» (в том числе, Кодекса корпоративного управления) и локального правотворчества. Корпоративное управление — не обязательное условие для каждой корпорации. Если корпорация небольшая, то государству/законодателям нет смысла предъявлять жесткие требования к ее управлению. И компания сама выбирает структуру органов, распределяет полномочия между ними. В этом случае большую роль играют внутренние, локальные правовые акты и «мягкое право» — рекомендательные документы, содержащие лучшие практики корпоративного управления. А корпорация решает, будет ли она их применять.

Кодекс корпоративного управления

Кодекс корпоративного управления РФ — это основной рекомендательный акт, который используется в сфере корпоративного управления. Он был принят в 2014 году Банком России и предназначен для акционерных обществ, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам. Цель Кодекса — повышение инвестиционной привлекательности российских корпораций при помощи рекомендаций по организации корпоративного управления.

Компании, которые решают применить предлагаемые в Кодексе модели, обычно имеют листинг на бирже и стремятся повысить свой статус в глазах инвестора и регулятора. Кроме того, Кодекс является ориентиром для дальнейшего изменения законодательства: на нем законодатели «обкатывают» новеллы.

Органы управления корпорации

Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (п.1 ст.53 ГК).

В структуру органов управления корпорации входят:

Общее собрание акционеров/участников.

Совет директоров (обязателен для публичных АО, где он создается по воле акционеров компании).

Коллегиальный исполнительный орган: правление/дирекция. Формируется по усмотрению общества. Обычно создается в крупных корпорациях, где необходимо коллективное руководство. В соответствии с п.1 ст. 69 Закона об АО, его полномочия должны быть определены уставом .

Единоличный исполнительный орган (ЕИО). Он нужен, чтобы подписывать документы, вести внешнюю деятельность — представлять корпорацию перед третьими лицами. ЕИО может быть быть не только физическим лицом, но и юридическим. По решению акционеров или участников компания может привлечь другую корпорацию, коммерческую организацию или даже индивидуального предпринимателя (управляющего), заключить договор и сделать его единоличным исполнительным органом:

Принцип остаточной компетенции

Для всей структуры органов управления действует принцип остаточной компетенции — ключевой принцип корпоративного права: компетенция нижестоящего органа не включает вопросы, которые решает вышестоящий.

Максимальная компетенция — у общего собрания акционеров (это указано в законодательстве об АО). Совет директоров осуществляет общее руководство работой корпорации, а в компетенцию единоличного исполнительного органа входит все, что не входит в полномочия вышестоящих органов.

Так, в законах об АО и ООО сказано, что генеральный директор просто руководит деятельностью, а иные вопросы могут быть прописаны в положении о работе генерального директора, в его трудовом договоре или документах, регулирующих его работу.

Подписывайтесь на телеграм-канал Русской Школы Управления @rusuprav Текст: Светлана Щербак

Годовой отчёт государственной корпорации «Ростех» за 2016 год

  • ГЛАВНАЯ
  • Корпоративное управление
  • Дальнейшее развитие системы корпоративного управления

СИСТЕМА КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОРПОРАЦИИ ПОСТОЯННО СОВЕРШЕНСТВУЕТСЯ

ИНТЕРВЬЮ ДИРЕКТОРА ПО ПРАВОВОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ И КОРПОРАТИВНОМУ УПРАВЛЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОРПОРАЦИИ «РОСТЕХ»

– В 2016 году Корпорацией была продолжена работа по совершенствованию системы корпоративного управления активами, разработаны и утверждены соответствующие правовые акты. Также внедрен дифференцированный подход к корпоративному управлению холдинговыми компаниями – все холдинги разделены на стратегическую, инвестиционную и операционную модели корпоративного управления.

В соответствии с определенным в 2014 году вектором развития, в 2016 году продолжена работа по расширению полномочий и повышению ответственности руководителей головных организаций холдинговых компаний за операционно–хозяйственную деятельность организаций холдинга, усилению роли советов директоров в управлении организациями Корпорации. В частности, в результате пересмотра лимитов самостоятельно совершаемых сделок, в 2016 году была расширена компетенция руководителей холдингов.

Вместе с тем, вопросы корпоративного управления, имеющие первостепенное значение, были и остаются директивными, решения по ним принимаются непосредственно Центральным аппаратом Корпорации. К ним относятся, в частности, вопросы реорганизации и ликвидации общества, изменения величины уставного капитала, избрания генерального директора, выплаты дивидендов, контроля выполнения государственного оборонного заказа.

Помимо изменений в сфере совершенствования корпоративного управления, сама структура активов Корпорации постоянно корректируется. Прошлый год не стал исключением – пересмотрены контуры управления холдинговых компаний, созданы новые совместные предприятия, оптимизирован ряд существующих производств.

Кроме того, продолжается передача Корпорации пакетов акций ключевых производственных активов в качестве имущественного взноса Российской Федерации. Отдельное внимание уделяется их оперативной интеграции в структуру и бизнес–процессы Корпорации. Так, в 2016 году в собственность Корпорации переданы акции 100 акционерных обществ, 32 пакета акций внесены Корпорацией в уставные капиталы холдинговых компаний.

Читайте также:  Какими правами обладают участники акционерного общества?

Особо стоит отметить, что нами постоянно проводится работа по изучению и внедрению лучших отечественных и зарубежных практик корпоративного управления, приведению правовых актов Корпорации в соответствие с изменениями законодательства, а также по повышению эффективности корпоративных процедур и оптимизации внутренних процессов в целом.

Таким образом, система корпоративного управления Корпорации – это постоянно совершенствующийся элемент. Баланс между осуществлением систематического акционерного контроля и доверием к органам управления дочерних обществ является основой системы корпоративного управления активами Корпорации.

– КАКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В СИСТЕМЕ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ЗАПЛАНИРОВАНЫ НА 2017 ГОД?

– Для достижения целей, определенных Стратегией развития Корпорации на период до 2025 года, и реализации принятых в 2016 году решений о внедрении трех бизнес–моделей управления холдингами, в 2017 году будет продолжено приведение системы корпоративного управления в соответствие с новыми моделями и ее адаптация к стратегическим задачам.

В 2017 году будет, соответственно, меняться как структура корпоративного управления, так и глубина акционерного взаимодействия Корпорации с холдингами в зависимости от их принадлежности к той или иной модели. Кроме того, особое внимание направлено на комфортную и эффективную интеграцию переданных в 2016 году активов в существующие стандарты и практики Корпорации.

– КАКОВА РОЛЬ ВАШЕГО ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ В ВЫПОЛНЕНИИ ИНИЦИАТИВ В РАМКАХ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ КОРПОРАЦИИ ДО 2025 ГОДА?

– Корпоративно–правовой блок на постоянной основе осуществляет поддержку всех бизнес–процессов в Корпорации, обеспечивает обязательную правовую экспертизу проектов и принимаемых решений. Кроме того, наше подразделение в сотрудничестве с должностными лицами Корпорации осуществляет реализацию ряда стратегических инициатив. К ним, в частности, относятся:

  • институализация целевой структуры активов и внедрение адаптированной модели корпоративного управления в соответствии со стратегиями кластеров Корпорации;
  • совершенствование процедур и механизмов корпоративного управления активами Корпорации и активами холдинговых компаний и организаций прямого управления;
  • формирование системы управления нематериальными активами.

– ГОВОРЯ О НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ АКТИВАХ, СКОЛЬКО РАЗРАБОТОК ОБЕСПЕЧЕНО ПРАВОВОЙ ОХРАНОЙ В ОРГАНИЗАЦИЯХ КОРПОРАЦИИ?

– На конец 2016 года организациями Корпорации получено около 13 000 охранных документов, включая патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы и свидетельства об официальной регистрации компьютерных программ и баз данных.

В 2016 году ряд холдинговых компаний Корпорации одними из первых в стране перешли к системной организации обеспечения правовой охраны интеллектуальной собственности, направленной на достижение требуемых уровней правовой охраны и патентной чистоты технологий как инструментов завоевания и сохранения основных рынков сбыта продукции холдингов. В рамках реализации пилотного проекта были выбраны холдинговые компании АО «Вертолеты России», АО «НПО «Высокоточные комплексы», АО «Швабе» и АО «ОДК». В них в 2016 году утверждены патентные стратегии с реализацией запланированных мероприятий до 2025 года.

В 2017 году разработка и выполнение патентных стратегий запланированы и другими холдингами. В организациях Корпорации ведется постоянная работа по обеспечению правовой защитой результатов интеллектуальной деятельности.

– КАКАЯ РАБОТА ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПО ПРАВОВОЙ ОХРАНЕ СРЕДСТВ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ, В ТОМ ЧИСЛЕ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ И НАИМЕНОВАНИЯ КОРПОРАЦИИ?

– Данное направление работы является для нас очень важным и находится под постоянным контролем. Товарные знаки Корпорации уже зарегистрированы в 20 государствах, еще в шести странах продолжаются процедуры регистрации.

Регулярно проводится работа по предотвращению несанк- ционированного использования наименования «Ростех» дру- гими организациями. В частности, в 2016 году по инициативе Корпорации прекращено несанкционированное использо- вание слова «Ростех» в составе фирменных наименований 60 организаций в России.

Что касается товарных знаков организаций Корпорации, то по состоянию на конец 2016 года зарегистрировано более 500 товарных знаков, в том числе и на территории иностранных государств.

– КАКИЕ ПРЕИМУЩЕСТВА ДАЕТ ГЛОБАЛЬНАЯ ЦИФРОВИЗАЦИЯ В СОЗДАНИИ ЭФФЕКТИВНОЙ СИСТЕМЫ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОРПОРАЦИИ?

– Корпорация стремится к максимальной автоматизации своих бизнес– процессов. В части корпоративно–правовой работы с 2016 года запущена в промышленную эксплуатацию Информационная база активов Корпорации, позволяющая своевременно получать всю необходимую информацию об организациях Корпорации в режиме реального времени. Это дает возможность оперативно принимать взвешенные корпоративные решения, основанные на объективных данных.

Учитывая огромный опыт и потенциал организаций Корпорации в различных отраслях промышленности, особую важность приобретает использование внутренних ресурсов и кооперации. Так, Информационная база активов Корпорации была разработана одной из организаций Корпорации – Новосибирским институтом программных систем, и с точки зрения функциональных возможностей она во многом превосходит имеющиеся аналоги.

Еще одной системой, активно используемой в Корпорации, является Информационная система правовых актов Корпорации. Сейчас она включает в себя весь массив правовых актов, принятых Корпорацией с момента ее создания в 2007 году. Сегодня к данной системе подключены все головные организации холдинговых компаний и ряд организаций прямого управления.

– Очевидно, что процесс цифровизации в Корпорации и ее организациях в дальнейшем будет только набирать обороты. Мы постоянно стремимся к повышению эффективности, минимизации рисков и активно пользуемся представляющимися возможностями и преимуществами цифровой экономики. В 2017 году нами планируется разработка и внедрение электронного личного кабинета члена совета директоров, который будет создан во взаимосвязи с уже используемой Информационной базой активов Корпорации, а также дальнейшее развитие функциональных возможностей Информационной базы.

Данные нововведения позволят сократить временные затраты на поиск необходимой информации, построение отчетов, мониторинг произошедших событий, а также позволят более эффективно организовать работу члена совета директоров, учитывая количество организаций Корпорации и их географическую разобщенность.

– КАК, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ИЗМЕНИТСЯ ПРОФЕССИЯ ЮРИСТА В ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ?

– Уже сейчас разработано различное программное обеспечение для юристов, позволяющее получать и обрабатывать данные в режиме реального времени, предоставлять оперативный доступ к информации. В Корпорации активно применяется автоматизация труда, внедрены типовые шаблоны договорных и корпоративных документов, что позволяет уменьшить нагрузку на специалистов нашего блока и сосредоточиться на решении сложных правовых вопросов.

В будущем цифровизация позволит свести к минимуму техническую работу юриста по составлению документов, одновременно позволив максимально сосредоточиться на решении сложных правовых вопросов и в полной мере раскрыть свой личный потенциал в области профессиональных компетенций.

На мой взгляд, квалифицированным юристам не стоит бояться цифровизации. Тезис «юристы останутся без работы» некорректен. Умные программы, позволяющие автоматизировать рутинные функции юристов, – это неизбежная тенденция, которую следует максимально оперативно интегрировать в нашу специальность. Высококвалифицированные юристы с гибким мышлением, качественным профильным образованием и разносторонним опытом работы всегда останутся востребованы. Вместе с тем, всем нам необходимо быть готовыми к изменениям, гибко мыслить и уметь адаптироваться к новым условиям работы и возрастающим темпам деятельности. Впрочем, это относится не только к юристам.

РАЗРАБОТАНО ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЛЯ ЮРИСТОВ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЕ ПОЛУЧАТЬ И ОБРАБАТЫВАТЬ ДАННЫЕ В РЕЖИМЕ РЕАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ

В КОРПОРАЦИИ АКТИВНО ПРИМЕНЯЕТСЯ АВТОМАТИЗАЦИЯ ТРУДА, ВНЕДРЕНЫ ТИПОВЫЕ ШАБЛОНЫ ДОГОВОРНЫХ И КОРПОРАТИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ, ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ УМЕНЬШИТЬ НАГРУЗКУ НА СПЕЦИАЛИСТОВ НАШЕГО БЛОКА И СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ НА РЕШЕНИИ СЛОЖНЫХ ПРАВОВЫХ ВОПРОСОВ

Система корпоративного управления

Сведения о соблюдении принципов и рекомендаций Кодекса корпоративного управления

В Компании функционирует система корпоративного управления, выстроенная на основе требований российского законодательства и Правил листинга ПАО Московская биржа, принципов и рекомендаций Кодекса корпоративного управления ( ККУ Одобрен Советом директоров Банка России 21.03.2014. ), общепринятых стандартов корпоративного поведения и деловой этики, принципов открытости и прозрачности.

В целях дальнейшего совершенствования и систематизации корпоративного управления в Компании утвержден и выполняется Планмероприятий (дорожная карта) ПАО «Транснефть» по внедрению Кодекса корпоративного управления Утвержден решением Совета директоров ПАО «Транснефть» от 18.09.2015 (протокол № 23). . В целях выполнения одного из ключевых принципов ККУ — обязанности Совета директоров осуществлять контроль за практикой корпоративного управления — начиная с 2017 года Совет директоров Компании рассматривает информацию о практике корпоративного управления в ПАО «Транснефть».

Оценка соблюдения Обществом принципов корпоративного управления, закрепленных ККУ, проводилась в соответствии с Рекомендациями по составлению отчета о соблюдении принципов и рекомендаций ККУ. Наиболее существенные аспекты модели и практика корпоративного управления в Компании не изменились по сравнению с 2017 годом.

Компания продолжает внедрять в свою деятельность рекомендации ККУ Приложение к письму Банка России от 17.02.2016 № ИН-06-52/8. . Так, в 2018 году Компания дополнительно внедрила в практику корпоративного управления шесть принципов ККУ, связанных с оценкой деятельности работы Совета директоров и его комитетов, а также один принцип в области раскрытия информации. В результате внедрения указанных принципов к концу 2018 года Компания полностью соблюдает 51 из 79 принципов ККУ (64,6 %). При этом четыре принципа ККУ (5 %) не применимы к Компании и не могут быть полностью соблюдены в силу того, что все голосующие акции (100 %) принадлежат единственному акционеру — Российской Федерации.

Соблюдение принципов ККУ по итогам 2016–2018 годов

Принципы, рекомендованные ККУ

Принципы корпоративного управления201620172018
Права акционеров и равенство условий для акционеров при осуществлении ими своих прав139221021922
Совет директоров3615174191522592
Корпоративный секретарь Общества221111
Система вознаграждения членов Совета директоров, высших руководителей Общества10712712712
Система управления рисками и внутреннего контроля и аудита6333324
Раскрытие информации об Обществе7345261
Существенные корпоративные действия5311311131
Общая оценка794028114824751208
100 %50,6 %35,4 %13,9 %60,8 %30,4 %8,9 %64,6 %25,3 %10,1 %

Развитие системы и практик корпоративного управления

Основные мероприятия в 2018 году, направленные на повышение уровня корпоративного управления

Совершенствование раскрытия информации и взаимодействия с акционерами

ПАО «Транснефть» возобновило встречи с инвесторами. В октябре 2018 года состоялся открытый вебинар с привлечением Газпромбанка в качестве профессионального консультанта и организатора.

Утверждено Положение о предоставлении информации и документов акционерам Компании в новой редакции. Положение приведено в соответствие с Федеральным законом «Об акционерных обществах» в части норм, регулирующих информационные права акционеров. Кроме того, в целях внедрения рекомендаций ККУ в Положении закреплено право акционера, владеющего 25 и более процентами голосующих акций Компании, на получение информации и документов организации системы «Транснефть» (ОСТ).

Годовой отчет и отчет о деятельности в области устойчивого развития получили высокую оценку экспертного сообщества.

Совершенствование Системы управления рисками, внутреннего контроля и аудита

Утверждены следующие документы:

  • Методика проведения самооценки эффективности функционирования системы управления рисками;
  • Ключевые параметры системы управления рисками ПАО «Транснефть» на 2018–2019 годы;
  • Положение о порядке доступа к инсайдерской информации ПАО «Транснефть», правилах охраны ее конфиденциальности и осуществлении контроля за соблюдением законодательства об инсайдерской информации в новой редакции;
  • Кодекс этики и служебного поведения работников ПАО «Транснефть» и организаций системы «Транснефть»;
  • Порядок уведомления работодателя о фактах склонения работников ПАО «Транснефть» к совершению коррупционных правонарушений;
  • Порядок работы с обращениями, поступающими на «горячую линию» по противодействию коррупции ПАО «Транснефть».

Инициировано внесение изменений в Положение о внутреннем аудите ПАО «Транснефть», утвержден ряд документов методического содержания, проведена работа по упорядочению процедур урегулирования конфликта интересов работников подразделения внутреннего аудита.

Совершенствование управления ОСТ

  • Реорганизовано и ликвидировано/продано восемь обществ.
  • В ОСТ совместно с АО «НРК — Р.О.С.Т.» внедрен сервис электронного голосования, позволяющий оптимизировать процедуру проведения общих собраний акционеров/участников ОСТ.

Дальнейшее совершенствование практики корпоративного управления

ПАО «Транснефть» непрерывно улучшает систему корпоративного управления на основе лучших практик. В планах Компании на 2019 год:

  • утверждение Кодекса корпоративного управления ПАО «Транснефть», определяющего принципы и общие правила управления Компанией и организациями системы «Транснефть»;
  • утверждение Положения о подготовке и раскрытии информации;
  • создание специального структурного подразделения На момент публикации Отчета подразделение уже сформировано и начало свою работу. по взаимодействию с инвесторами и акционерами для повышения инвестиционной привлекательности Компании и соблюдения Правил листинга ПАО Московская Биржа;
  • актуализация внутренних документов в области противодействия и предупреждения коррупции;
  • актуализация документов в области неправомерного использования инсайдерской информации в связи с принятием Федерального закона от 27.12.2018 № 514-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования осуществления эмиссии ценных бумаг»;
  • проведение АО «КПМГ» внешней оценки качества деятельности внутреннего аудита Компании На момент публикации Отчета АО «КПМГ» завершило внешнюю оценку качества деятельности внутреннего аудита. По результатам проведенной оценки был сделан вывод, что по состоянию на апрель 2019 года организация и деятельность подразделения внутреннего аудита ПАО «Транснефть» в целом соответствуют Международным профессиональным стандартам внутреннего аудита и Кодексу этики, разработанным Институтом внутренних аудиторов. «В целом соответствует» — это высшая оценка, которая означает, что подразделение внутреннего аудита имеет Положение о внутреннем аудите, а также политики, процедуры и их исполнение. Результаты оцениваются как соответствующие Международным профессиональным стандартам внутреннего аудита. ;
  • актуализация Положения о внутреннем аудите ПАО «Транснефть».

Схема органов корпоративного управления

Структура органов управления и контроля

Высший орган управления ПАО «Транснефть». К компетенции относятся важнейшие вопросы управления Компанией, в том числе:

  • утверждение Годового отчета и годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности;
  • избрание состава Совета директоров и Ревизионной комиссии;
  • принятие решения о выплате дивидендов;
  • выбор внешнего аудитора

Осуществляет общее руководство деятельностью ПАО «Транснефть».
Ключевые компетенции:

Качество корпоративного управления

Внешняя оценка качества корпоративного управления

Российский институт директоров (далее – РИД) провел оценку практики корпоративного управления ПАО «ТрансКонтейнер» и присвоил Обществу Национальный рейтинг корпоративного управления – НРКУ 7+ «Развитая практика корпоративного управления».

Экспертами РИД фактически подтвержден Национальный рейтинг корпоративного управления ПАО «ТрансКонтейнер» на прежнем уровне – НРКУ 8 «Передовая практика корпоративного управления». Тем не менее, в соответствии с действующей методикой НРКУ необходимым условием для получения Обществом высокого НРКУ (от 7++ и выше) является включение акций Общества в котировальный список первого уровня в соответствии с Правилами листинга Московской биржи.

В связи с изменениями в структуре акционерного капитала Общества и существенным сокращением количества акций в свободном обращении акции ПАО «ТрансКонтейнер» были переведены из котировального списка первого уровня в список третьего уровня.

С учетом этого Обществу не может быть присвоен НРКУ выше уровня 7+ «Развитая практика корпоративного управления».

С более подробной информацией о присвоенном Обществу рейтинге корпоративного управления можно ознакомиться на сайте.

В соответствии со шкалой Национального рейтинга корпоративного управления компания с НРКУ 7+ соблюдает требования российского законодательства в области корпоративного управления, следует значительному числу рекомендаций российского Кодекса корпоративного управления. Общество характеризуется достаточно низкими рисками потерь собственников, связанными с качеством корпоративного управления.

Внутренняя оценка качества корпоративного управления в 2018 году

Начиная с 2015 г. Служба внутреннего аудита Общества регулярно проводит независимую оценку качества корпоративного управления в соответствии с Методикой самооценки качества корпоративного управления в компаниях с государственным участием, разработанной Росимуществом.

В 2018 г. качество корпоративного управления оценено в 88%, что соответствует показателю прошлого года и свидетельствует о высоком уровне соответствия принципам и рекомендациям Кодекса корпоративного управления.

Основные компетенцииРегламентирующие документыРегулярность проведения мероприятий
Общее собрание акционеров
Компетенция Общего собрания акционеров, сроки, порядок подготовки, проведения и подведения итогов Общего собрания акционеров определяются Федеральным законом «Об акционерных обществах», Уставом и Положением об Общем собрании акционеров ПАО «Транснефть»Годовое ОСА проводится один раз в год. В 2018 году было проведено еще одно ВОСА.
Совет директоров
КомпонентыКоличество вопросовВес компонента в общей оценке (%)Фактический баллМаксимальный баллУровень соответствия (%)
Права акционеров2214737992
Совет директоров563716620282
Исполнительное руководство57363895
Прозрачность и раскрытие информации152512013589
Управление рисками, внутренний контроль и внутренний аудит1611626398
Корпоративная социальная ответственность, деловая этика66233174
Общая оценка12010048054888

Результаты оценки качества корпоративного управления используются Обществом при определении основных шагов для дальнейшего совершенствования деятельности в этом направлении.

Совершенствование системы корпоративного управления

В 2018 г. были реализованы следующие мероприятия по совершенствованию системы корпоративного управления, в том числе на основе рекомендаций РИД, данных по итогам оценки практики корпоративного управления Общества в 2017 г.:

  • утверждена новая редакция Положения о выплате членам Совета директоров ПАО «ТрансКонтейнер» вознаграждений и компенсаций, согласно которой отменена выплата вознаграждения за участие в отдельных заседаниях Совета или комитетов Совета директоров. Расчет вознаграждения осуществляется исходя из базовой (максимальной) суммы и зависит от количества заседаний, в которых принял участие член Совета директоров (подробнее в разделе Вознаграждение членов исполнительных органов и менеджмента в 2018 году);

Структурирование новой модели корпоративного управления в акционерных обществах с государственным участием

Прежде чем говорить о структурировании новой модели корпоративного управления, следует обратить внимание на то, что в подавляющем большинстве АО с государственным участием коллегиальный орган называется «совет директоров» [1] . Вместе с тем он нс является исполнительным органом в понимании аутсайдерской (американской) модели корпоративного управления и по выполняемым функциям напоминает наблюдательный совет в инсайдерской модели корпоративного управления [2] . Поэтому в дальнейшем используется термин «совет директоров».

Выявленные проблемы корпоративного управления в АО с государственным участием могут быть решены путем построения и законодательного закрепления иной модели корпоративного управления, отличной не только от управления в частных АО, но и от существующей в современных АО с государственным участием, которая фактически «роднит» АО с государственными унитарными предприятиями (огосударствляет их).

Суть построения модели корпоративного управления в АО с государственным участием заключается в передаче всей «нагрузки» по принятию решений в сфере управления АО от федеральных органов исполнительной власти к коллегиальному органу АО (совету директоров), который должен стать не просто формально существующим органом АО, исполняющим «директивы» государственных чиновников, а органом, осуществляющим стратегическое руководство, имеющим реальные полномочия по принятию решений, осуществляющим контроль за исполнительными органами АО и несущим действенную ответственность за свои действия (бездействие).

При этом права акционера АО, акции которых находятся в собственности России, от имени Российской Федерации осуществляет только Росимущество, а федеральные органы исполнительной власти выполняют функции по выработке государственной политики, координации и нормативно-правовому регулированию в соответствующей сфере деятельности АО. Иными словами, управление акциями, находящимися в федеральной собственности, осуществляется по принципу «двух ключей», но выглядит следующим образом: Росимущество (с делегированием отдельных нрав акционера — Российской Федерации — Территориальному управлению Росимущества) — коллегиальный орган АО (совет директоров).

Учитывая, что интересы частных инвесторов и интересы государства могут быть различными, систему корпоративного управления в сметанном АО следует сориентировать на обеспечение баланса интересов данных групп участников, что достигается за счет эффективной и самостоятельной работы коллегиального органа АО. Именно совет директоров является тем органом, который вырабатывает такую стратегию управления, когда соблюдаются интересы и акционеров — как частных, так и государства — и исполнительного органа. Совет директоров действует в интересах не отдельных акционеров, а общества в целом.

Обеспечение баланса интересов государства как акционера и частных акционеров в смешанном ЛО достигается в том числе и путем законодательного регулирования (в основном императивными нормами) отношений в сфере корпоративного управления.

Безусловно, в основе построения модели корпоративное управление в АО с государственным участием лежат общепринятые принципы корпоративного управления, демонстрация лучших образцов корпоративного поведения с точки зрения равного и справедливого отношения во всем акционерам при реализации ими права на участие в управлении, информационной прозрачности и открытости, что является основным во взаимоотношениях государства с другими частными акционерами в смешанных АО.

Построение новой модели корпоративного управления в АО с государственным заключается в следующем.

Во-первых, необходимо реформирование существующей системы управления АО с государственным участием путем создания централизованной системы с единым центром в виде либо агентства или министерства, т.е. передача функций по управлению государственным пакетом акций, включая и функцию по осуществлению прав акционера, исключительно Росимуществу и необходимость его подчинения Правительству РФ [3] .

Вместе с тем согласно Конституции РФ федеральная государственная собственность и управление ею находятся в ведении Российской Федерации (ст. 71), и управление федеральной собственностью осуществляет Правительство РФ (сг. 114). Это же положение предусмотрено и Федеральным конституционным законом от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (в ред. от 07.05.2013), при этом данный Закон не предусматривает возможность передачи управления федеральной собственностью иным ведомствам (министерствам).

Если исходить из положения о том, что управление государственной собственностью — это четвертое правомочие собственника (наряду с владением, пользованием и распоряжением) [4] , то права акционера-государства может осуществлять только Правительство РФ. Это в полной мере соответствует Конституции РФ и Федеральному конституционному закону «О Правительстве Российской Федерации».

Правительство РФ осуществляет права акционера только в отношении тех АО, которые включены в специальный перечень, утвержденный распоряжением Правительства РФ от 23.01.2003 № 91-р (в ред. от 30.01.2016). Вместе с тем, представляется, что Правительство РФ должно осуществлять права акционера в отношении АО, являющихся стратегическими АО.

В отношении АО, не включенных в специальный перечень, нрава акционера могут быть переданы Росимуществу при условии, что оно будет непосредственно подчиняться Правительству РФ. При этом за отраслевыми министерствами сохраняются функции по осуществлению нормативноправового регулирования деятельности хозяйствующих субъектов в той или иной отрасли, в том числе регулирование деятельности АО с государственным участием.

Если от имени государства права акционера будет осуществлять Правительство РФ (или одно определенное агентство), то, безусловно, произойдет сокращение административно-бюрократического порядка принятия решений, связанных с реализацией государством прав акционера, прежде всего права управления АО. На этот счет в Руководящих принципах по корпоративному управлению ОЭСР отмечается, что осуществление прав собственности должно быть четким образом прописано в структуре государственной администрации. Осуществлению этой задачи могла бы способствовать организация координирующей структуры или, точнее, централизация функций собственника [5] .

Во-вторых, представляется, что в АО со 100%-ным участием государства высшим органом управления следует считать не общее собрание акционеров, а совет директоров. Именно совет директоров АО — это тот орган, который вырабатывает всю стратегию деятельности АО и отвечает за достижение целей, стоящих перед государством.

Представляется, что совет директоров в АО с единственным акционером — государством — должен формироваться по решению Правительства РФ (или Росимущества), но члены совета должны не назначаться, а избираться на конкурсной основе. Отчитываться он будет перед Правительством РФ. В свою очередь совет директоров образует исполнительный орган, который отчитывается о своей деятельности перед советом директоров.

При качественном изменении системы корпоративного управления в АО с государственным участием функции единоличного исполнительного органа могут быть переданы управляющей компании на условиях реального аутсорсинга.

В отношении смешанных АО корпоративное управление следует сориентировать на законодательно закрепленное обеспечение баланса интересов государства и частных акционеров.

Необходимыми мерами в этом направлении являются, во-первых, повышение информационной прозрачности и открытости АО с государственным участием. В исследованиях по данному вопросу отмечается, что уровень прозрачности и раскрытия информации в АО с участием государства должен достигать уровня публичных АО, акции которых котируются на бирже, исходя из формально публичного характера государственной собственности, даже при отсутствии акций на рынке, когда государству принадлежит 100%-ный пакет акций [6] .

Миноритарным частным акционерам необходимо предоставить дополнительные нрава на получение информации. В Руководящих принципах ОЭСР отмечается следующее: «Миноритарные акционеры могут быть обеспокоены фактическими решениями, которые принимаются за рамками собраний акционеров или заседаний советов директоров. Это вполне закономерная обеспокоенность в отношении компаний, зарегистрированных на бирже, в которых имеется крупный или контролирующий акционер, но она может возникать и в компаниях, где доминирующим акционером является государство. Государству как собственнику было бы целесообразно убедить миноритарных акционеров в том, что их интересы учитываются» [7] .

Представляется, что права и законные интересы частных акционеров в смешанных АО следует дополнительно гарантировать, предусмотрев обязанность государства раскрывать информацию не только о целях деятельности АО, но и информацию о позиции государства по принимаемым на собраниях решениях, а также о предлагаемых от имени государства кандидатах для избрания в органы управления АО.

Во-вторых, мерой как по защите прав миноритарных акционеров, так и по обеспечению баланса интересов всех участников корпоративных отношений (государства и других акционеров), а также по обеспечению интересов и прав иных заинтересованных лиц (прежде всего, кредиторов АО), может быть закрепление императивными положениями специального закона компетенции общего собрания акционеров и компетенции коллегиального органа АО, а также исполнительного органа АО.

В-третьих, в целях повышения степени независимости совета директоров от исполнительных органов необходимо законодательно запретить участие членов исполнительного органа в составе совета директоров. Такой подход соответствует европейским и международным принципам корпоративного управления о четком разграничении контрольных и управленческих функций.

Читайте также:  Разъяснены нюансы вручения бюллетеней для голосования на общем собрании акционеров
Ссылка на основную публикацию