Когда гендиректор может не выполнять указания общего собрания — позиция ВС РФ

Генеральный директор вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях общего собрания акционеров, если это принесет вред обществу

ВС РФ указал, что решения общего собрания акционеров, содержащие согласия на совершение сделок, сами по себе не являются основанием для безусловного их исполнения единоличным исполнительным органом общества, который обладает неотъемлемой автономией в принятии непосредственных решений о совершении сделок.

Реквизиты судебного акта

ЗАО «Капитал Ре» в лице акционера — ЗАО «КС-Холдинг»

Генеральный директор ЗАО «Капитал Ре»

Суть дела

В 2017 г. на общем собрании акционеров ЗАО было принято решение о назначении нового генерального директора. Также на этом собрании акционеры одобрили сделку по увеличению уставного капитала ООО «РГС МедИнвест» (далее — ООО-1), участником которого являлось ЗАО. Уставный капитал планировалось увеличить за счет неденежного дополнительного вклада, а именно 100% доли уставного капитала ООО «Медис» (далее — ООО-2), принадлежащих ЗАО. Рыночная стоимость этой доли составляла более 650 млн руб. При этом в решении не был определен размер приобретаемой доли в ООО-1 в результате увеличения уставного капитала. Новый директор, действуя от имени ЗАО, направил в ООО-1 заявление о внесении дополнительного вклада в уставный капитал, с указанием на то, что в результате увеличения уставного капитала доля ЗАО должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость — 4013 руб.

Через несколько дней было проведено общее собрание участников ООО-1. На нем было принято заявление ЗАО об увеличении уставного капитала за счет допвклада. Также было принято решение об увеличении уставного капитала на 3013 руб., в результате чего он составил 103 013 руб. Директор ЗАО подписал соглашение о передаче ООО-1 100% доли уставного капитала ООО-2.

Решением внеочередного общего собрания участников ООО-1 были утверждены итоги внесения ЗАО дополнительного неденежного вклада. Таким образом, внеся в уставный капитал ООО-1 имущество рыночной стоимостью более 650 млн руб., ЗАО стало собственником доли в ООО-1 стоимостью 153 млн руб.

Единственный акционер ЗАО обратился в суд с иском о взыскании с генерального директора убытков на сумму более 827 млн руб. Он сослался на то, что в результате неразумных и недобросовестных действий директора ЗАО, передав имущество рыночной стоимостью более 650 млн руб., не получило в ООО-1 имущественные и корпоративные права, эквивалентные переданному активу. Также истец представил аудиторское заключение, подтверждающее отсутствие экономической целесообразности в совершении данной сделки.

Позже акционер увеличил размер требований в суде и изменил основания иска, сославшись на то, что генеральный директор в течение месяца после назначения подписал сделки по выводу активов ЗАО почти на 2 млрд руб.

Позиции судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования акционера ЗАО. Он пришел к выводу о доказанности того, что в результате действий генерального директора, совершившего в короткий срок ряд сделок, в пользу третьих лиц были отчуждены ценные активы ЗАО. В результате оно лишилось корпоративного контроля над компанией ООО-2. При этом взамен данного актива оно получило долю в ООО-1 — 2,89%, которая не имеет фактически ценности, поскольку не предоставляет какой-либо объем корпоративных прав. Более того, ООО-1 не осуществляет никакой деятельности, имеет одного человека в штате и последние годы получает убыток.

Таким образом, передача ООО-2 с балансовой стоимостью активов 827 млн руб. и ежегодной прибылью в среднем 200 млн руб. взамен на 2,89% в ООО-1, которое не осуществляет деятельность и единственным источником прибыли которого является ООО-2, без обоснования экономической выгоды, является убытком для истца.

Также суд учел, что общая сумма договоров, заключенных директором за две недели, составила почти 2 млрд руб., в результате чего из ЗАО выбыли денежные средства и имущество на сумму более 1 млрд руб. Что свидетельствует о систематическом недобросовестном и неразумном поведении директора.

Апелляция и кассация не согласились с судом первой инстанции и отказали в иске. Они исходили из недоказанности истцом совокупности обстоятельств, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков. Акционеры сами решили передать 100% доли ООО-2, а директор лишь исполнил это решение.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение.

Коллегия указала, что решения общего собрания акционеров, содержащие согласия на совершение сделок, сами по себе не являются основанием для безусловного их исполнения единоличным исполнительным органом общества, который обладает неотъемлемой автономией в принятии непосредственных решений о совершении сделок (п. 1 и 2 ст. 69 Федерального закона от 26.12.95 «Об акционерных обществах», далее — Закон об АО).

В данном случае решение общего собрания акционеров не содержало указания совершить сделку. Более того, по общему правилу к компетенции общего собрания акционеров такие полномочия не отнесены, иное может быть предусмотрено уставом непубличного общества (п. 4 ст. 48 Закона об АО). Однако даже в этом случае генеральный директор вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях общего собрания акционеров, если это принесет вред интересам общества, поскольку наличие указаний общего собрания акционеров не освобождает такое лицо от обязанности действовать добросовестно и разумно. При этом единоличный исполнительный орган не может ссылаться на то, что он действовал во исполнение решения общего собрания, поскольку оценка в ходе управления обществом того, насколько те или иные действия выгодны для общества и не причинят ли они вреда, составляет часть его обязанностей. Это позволяет генеральному директору избежать ответственности, передавая вопросы на рассмотрение общего собрания акционеров.

Кроме того, не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его участников, либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ, п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

На общем собрании акционеры не указали условия, на которых ЗАО должно было внести имущественный вклад в уставный капитал ООО-1. А суды не исследовали вопросы о разумности и добросовестности действий директора, направившего в ООО-1 заявление о внесении дополнительного вклада в уставный капитал, с указанием на то, что в результате увеличения уставного капитала путем внесения имущества рыночной стоимостью более 650 млн руб. доля истца должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость — 4013 руб., о соответствии их интересам ЗАО.

Разъяснения Верховного суда РФ (Решения собраний)

23 июня 2015 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – «Постановление»), согласно которому в целях обеспечения единства практики применения судами соответствующих положений Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – «ГК РФ») был дан ряд разъяснений, в том числе, в отношении решений собраний.

(1) По смыслу п. 1 ст. 2, п. 6 ст. 50 и п. 2 ст. 181.1 ГК РФ к решениям собраний относятся решения:

  • коллегиальных органов управления юридического лица (собраний участников, советов директоров и т.д.);
  • кредиторов, а также комитета кредиторов при банкротстве;
  • долевых собственников, собственников помещений в многоквартирном доме или нежилом здании;
  • участников общей долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения.

Нормы главы 9.1 ГК РФ применяются к решениям общего собрания участников общества, собственников помещений в многоквартирном доме в части, не урегулированной специальными законами, или в части, конкретизирующей их положения, например:

  • о сведениях, указываемых в протоколе (п. 3 – 5 ст. 181.2 ГК РФ);
  • об уведомлении участников о намерении обратиться с иском об оспаривании решения собрания (п. 6 ст. 181.4 ГК РФ);
  • об основаниях признания решения оспоримым или ничтожным (п. 1, 2, 7 ст. 181.4, ст. 181.5 ГК РФ).

N.B.: Если специальным законом или уставом не предусмотрены особые требования к форме проведения голосования, оно может проводиться как в очной, так и в заочной или смешанной (очно-заочной) форме.

(2) Определена возможность предъявления самостоятельных исков третьих лиц о признании недействительным ничтожного решения собрания. Согласно Постановлению споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого лица, имеющего охраняемый законом интерес в таком признании.

Кроме того, возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным. При этом отказ в иске на основании, что требование истца основано на оспоримом решении, возможен только при удовлетворении встречного иска ответчика о признании такого решения недействительным или при наличии вступившего в законную силу решения суда о признании такого решения недействительным.

Суд вправе по собственной инициативе вынести на обсуждение сторон вопрос о неприменении решения собрания в силу его ничтожности.

Постановлением также уточняется, что если решение собрания об избрании генерального директора является недействительным, а контрагент добросовестно полагался на сведения из ЕГРЮЛ о полномочиях указанного органа, сделка, совершенная генеральным директором с этим контрагентом является действительной, если только соответствующие данные не были включены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц или помимо воли юридического лица.

(3) Помимо случаев, установленных ст. 181.5 ГК РФ, к ничтожным относятся:

  • решения собраний, ограничивающие права участников ООО присутствовать на собрании, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовании;
  • решения очных собраний участников хозяйственных обществ, не удостоверенные нотариусом или реестродержателем, если иной способ удостоверения не предусмотрен уставом либо решением общего собрания, принятым единогласно.

(4) Уточнены требования, которым должно отвечать новое решение собрания, подтверждающее предыдущее решение, принятое с нарушениями. По смыслу п. 2 ст. 181.4 ГК РФ новое решение может по содержанию быть аналогичным предыдущему либо содержать исключительно формальное указание на подтверждение ранее принятого решения.

(5) Разъяснено понятие «существенных неблагоприятных последствий», наличие которых является основанием для признания решения недействительным в силу его оспоримости в соответствии с п. 4 ст. 181.4 ГК РФ. Такими существенными неблагоприятными последствиями являются нарушения законных интересов как самого участника, так и гражданско-правового сообщества, которые могут привести к:

  • возникновению убытков;
  • лишению права на получение выгоды от использования имущества гражданско-правового сообщества;
  • ограничению или лишению участника возможности в будущем принимать управленческие решения или осуществлять контроль за деятельностью гражданско-правового сообщества.
Читайте также:  Разъяснения по вопросам привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности

(6) Уточнена подсудность споров о признании недействительными решений собраний. Так, к компетенции арбитражных судов относится рассмотрение споров о признании недействительными решений собраний участников и иных органов:

  • коммерческих организаций;
  • ассоциаций (союзов) коммерческих организаций;
  • иных некоммерческих организаций, объединяющих коммерческие организации и/или индивидуальных предпринимателей;
  • некоммерческих организаций, являющихся саморегулируемыми организациями и объединяющими субъектов предпринимательской деятельности;
  • участников гражданско-правовых сообществ, не являющихся юридическими лицами, но объединяющих выше указанных юридических лиц и/или индивидуальных предпринимателей.

Споры о признании недействительными решений собраний участников иных гражданско-правовых сообществ рассматриваются судами общей юрисдикции, если иное не установлено законом.

ВС: За убытки по сделкам с отчуждением активов АО отвечает его директор, а не общее собрание акционеров

17 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-8975 по спору о взыскании акционером общества с генерального директора последнего убытков за неразумное и недобросовестное отчуждение активов АО без эквивалентного удовлетворения за короткий срок.

Акционерами АО «Капитал Перестрахование» являлись ЗАО «КС-Холдинг», владевшее 105 399 обыкновенными акциями, и ООО «РГС-Активы», которому принадлежала одна обыкновенная акция. АО «Капитал Перестрахование» владело 100% доли уставного капитала ООО «Медис».

В марте 2017 г. вышеуказанное акционерное общество приобрело по договору купли-продажи 1% доли уставного капитала общества «РГС Мед-Инвест», участниками которого являлись несколько других юрлиц. Уставный капитал приобретенного общества составлял 100 тыс. руб.

1 августа 2017 г. на внеочередном общем собрании акционеров генеральным директором АО «Капитал Перестрахование» был назначен Даур Джениа. Тогда же было принято решение об увеличении уставного капитала общества «РГС Мед-Инвест». Увеличить уставной капитал планировалось за счет неденежного дополнительного вклада в виде 100% доли уставного капитала общества «Медис», но в соответствующем решении отсутствовали условия передачи такого вклада.

Через два дня генеральный директор «Капитал Перестрахование» направил заявление в «РГС Мед-Инвест» о внесении дополнительного вклада в уставный капитал. Он указал размер и состав вклада, а также то, что в результате увеличения уставного капитала доля АО должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость – 4013 руб. Требование генерального директора АО было исполнено обществом, уставный капитал последнего увеличился до 103 013 руб.

В итоге АО передало «РГС Мед-Инвест» 100% доли уставного капитала общества «Медис» общей стоимостью 659,8 млн руб. На общем собрании участники «РГС Мед-Инвест» утвердили итоги внесения обществом «Капитал Перестрахование» дополнительного неденежного вклада. Согласно ему в результате увеличения уставного капитала общества доля АО составила 3,8957% (номинальная стоимость – 4013 руб.).

Впоследствии «КС-Холдинг» обратился в суд с иском о взыскании убытков с Даура Джениа. По мнению истца, в результате неразумных и недобросовестных действий генерального директора «Капитал Перестрахование» он передал собственное имущество, но не получил в обществе «РГС Мед-Инвест» имущественные и корпоративные права, эквивалентные 659,8 млн руб. В дальнейшем размер иска был увеличен истцом до 2 млрд руб. из-за того, что ответчик в течение месяца после назначения генеральным директором подписал сделки по выводу его денежных средств и иных активов.

Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск «КС-Холдинг». Он заключил, что в результате действий ответчика, совершившего в короткий срок ряд сделок, ценные активы общества «Капитал Перестрахование» были отчуждены в пользу третьих лиц, в том числе в отсутствие эквивалентного встречного предоставления 100% доли уставного капитала общества «Медис». Таким образом, суд сделал вывод о том, что истцу были причинены убытки.

В то же время в решении суда первой инстанции отсутствовали выводы о том, какие действия Даура Джениа свидетельствовали о его недобросовестном или неразумном поведении при совершении сделок по внесению дополнительного вклада в уставный капитал общества «РГС Мед-Инвест» и тех, в результате которых, по утверждению истца, были выведены его активы на сумму 2 млрд руб.

Апелляционный суд отменил решение первой инстанции и отказал в удовлетворении иска. Постановление второй инстанции было поддержано окружным судом. Отменяя решение суда, апелляция исходила из недоказанности истцом совокупности обстоятельств, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков.

В обоснование своих выводов вторая инстанция сослалась на то, что решение общего собрания акционеров «Капитал Перестрахование» согласовало и одобрило заключение сделки по внесению имущественного вклада обществу «РГС Мед-Инвест» в целях увеличения его уставного капитала. Это обстоятельство, как полагал апелляционный суд, свидетельствовало о наличии воли и согласия на заключение соглашения о передаче 100% долей ООО «Медис». Таким образом, ссылки истца на экономическую необоснованность заключенной сделки были отклонены.

Не согласившись с судебными актами, принятыми судами апелляционной и кассационной инстанций, АО СК «Росгосстрах» (правопреемник АО «Капитал Перестрахование») обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Изучив материалы дела № А40-5992/2018, высшая судебная инстанция отметила, что решения общего собрания акционеров, содержащие согласия на совершение сделок, сами по себе не являются основанием для безусловного их исполнения единоличным исполнительным органом общества, который обладает неотъемлемой автономией в принятии непосредственных решений о совершении сделок (ст. 69 Закона об АО).

При этом Верховный Суд указал, что решение общего собрания акционеров не содержало указание совершить сделку. Он напомнил, что по общему правилу к компетенции общего собрания акционеров такие полномочия не отнесены, иное может быть предусмотрено уставом непубличного общества (п. 4 ст. 48 Закона об АО). «Однако даже в этом случае лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа, вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях общего собрания акционеров, если это принесет вред интересам общества, поскольку наличие указаний общего собрания акционеров не освобождает такое лицо от обязанности действовать добросовестно и разумно. При этом единоличный исполнительный орган не может ссылаться на то, что он действовал во исполнение решения общего собрания, поскольку оценка в ходе управления обществом, насколько те или иные действия выгодны для общества и не причинят ли они вреда, составляет часть его обязанностей. Это позволяет единоличному исполнительному органу избежать ответственности, передавая вопросы на рассмотрение общего собрания акционеров», – отмечено в определении.

Верховный Суд также отказался считать основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам факт того, что действие последнего, повлекшее для юрлица негативные последствия, было одобрено решением коллегиальных органов организации, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц. Ведь директор организации обязан действовать в интересах юрлица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ). Свою правовую позицию ВС РФ обосновал ссылкой на п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 от 30 июля 2017 г.

«В решении от 1 августа 2017 г. акционеры не указали условия, на которых истцом вносился имущественный вклад в уставный капитал общества “РГС Мед-Инвест”. Судами не исследовались вопросы о разумности и добросовестности действий ответчика, направившего в общество “РГС Мед-Инвест” заявление о внесении дополнительного вклада в уставный капитал, с указанием на то, что в результате увеличения уставного капитала путем внесения имущества рыночной стоимостью 659,8 млн руб. доля истца должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость – 4013 руб., о соответствии их интересам общества “Капитал Ре” (иное наименование истца – Прим. ред.). Кроме того, ошибочными являются выводы суда апелляционной инстанции о том, что препятствует взысканию убытков тот факт, что не оспорено решение, которым одобрено совершение сделки по внесению имущественного вклада. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить», – пояснил Суд в своем определении.

В этом случае размер возмещаемых убытков, как пояснил ВС РФ, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25). Это означает, что в результате возмещения убытков хозяйственное общество должно быть поставлено в то положение, в котором оно находилось бы, если бы его право не было нарушено. Следовательно, вывод апелляционной инстанции о невозможности исследования обстоятельств, связанных с совершением ответчиком иных сделок по выводу имущества, как не связанных с основанием иска сделан в противоречии с заявленными истцом требованиями.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По словам адвоката, партнера АБ «КРП» Виктора Глушакова, определение ВС в очередной раз демонстрирует, что в подобных корпоративных спорах, которые касаются оценки разумности действий (бездействия) органов управления компании, недостаточно формальной оценки обстоятельств дела и поведения сторон. «Подходы как первой, так и апелляционной инстанции сводились к установлению формальных значимых обстоятельств, которых, по мнению судов, должно было быть достаточно для удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований к руководителю предприятия», – пояснил он.

Эксперт отметил, что из судебного акта очевидно, что только наличие факта одобрения сделки, или только отсутствие ожидаемого встречного исполнения (обстоятельства, на которых строят свою позицию суды первой и апелляционной инстанций), недостаточно для принятия решения по такому спору. «В подобных спорах следует изучить мотивы поведения директора, ожидаемые им последствия, основания, на которых руководитель основывал принятое решение, а также множество иных обстоятельств, которые зависят от конкретного дела», – пояснил адвокат.

«Данный судебный акт крайне важен для бизнеса. Руководителям, которые находятся в конфронтации с собственниками/акционерами, следует более взвешенно подходить к принимаемым решениям и создавать дополнительные защитные инструменты, которые позволят им защитить себя на случай возникновения подобных споров», – заключил Виктор Глушаков.

Адвокат, управляющий партнер юридической консалтинговой группы «Шашкин и Партнеры» Денис Шашкин отметил, что в последнее время тема ответственности руководителей компаний все чаще фигурирует в громких делах. «И это не только споры, связанные с банкротством, где речь идет о субсидиарной ответственности. Компании не пренебрегают возможностью взыскать убытки с руководителей, как текущих, так и бывших, чтобы компенсировать свои убытки, которые зачастую не связаны с действиями директора», – полагает он.

По словам эксперта, определение ВС – хороший пример того, что решения, принимаемые руководителем компании, хоть и подкрепленные решением коллегиального органа или собственника, не снимают с него ответственности в дальнейшем. «Необходимо учитывать, что руководитель не лишен права возразить решению собственника или коллегиального органа, а также оспорить его, как бы это не выглядело, на первый взгляд, неразумно. Разумность и законность при совершении сделок руководителем должны иметь место в любом случае, иначе теряется смысл руководителя как исполнительного органа общества, если он лишь беспрекословно выполняет указания и подписывает документы. Все лица компании должны работать в пределах своей компетенции, используя права и обязанности, включая возможные возражения, в конечном счете направленные на защиту интересов общества. На это направлена изложенная в определении правовая позиция Верховного Суда», – резюмировал Денис Шашкин.

Читайте также:  Новые правила проведения общих собраний акционеров

Порядок прекращения полномочий/ отстранения от должности генерального директора непубличного АО

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Хочу поделитсься с Вами кейсом по прекращению полномочий/отстранению от должности генерального директора непубличного АО.

Возможно некоторые сталкивались с такой ситуацией когда необходимо отстранить генерального директора непубличного АО в связи с ненадлежащим исполнением им своих обязанностей и причинение АО ущерба (убытков) по инициативе мажоритарного акционера. При этом генеральный директор не желает прекратить отношения с АО в добровольном порядке и имеется ряд препятствий, вытекающих из особенностей действующего Устава непубличного АО.

Итак, рассмотрим возможную ситуацию!

В непубличном акционерном обществе (далее – «Общество») несколько акционеров: у мажоритария более 90 % голосующих акций, у остальных – не более чем по 2 % голосующих акций, но миноритарии недружественные . В соответствии с уставом Общества срок избрания Генерального директора – 5 лет. При этом Уставом Общества не предусмотрено создание коллегиальных органов управления . Специальные условия по созыву и порядку проведения в Уставе отсутствуют .

В 2017-ом году общим собранием акционеров (ОСА) Общества, принято решение о назначении генерального директора на срок, предусмотренный Уставом Общества. Предположим, что такой срок составляе 5 лет. По итогам проверки 2018-ого отчетного года выявлен ряд нарушений, в связи с чем мажоритарий имеет основания полагать, что дальнейшие действия генерального директора могу причинить деятельности и активам Общества серьезный ущерб. В обществе отсутствует регламент замещения на период отсутствия сотрудников и руководителя, однако, необходимо иметь ввиду, что на все руководящие должности назначены лица, близкие генеральному директору (друзья, родственники и т.п.).

В общем говоря, имеем крайне неприятную и противоречивую ситуацию из которой необходимо найти выход.

Наш вариант разрешения данной ситуации.

В связи с тем, что уставом Общества не предусмотрено создание коллегиальных органов управления, то вопрос о прекращении полномочий / отстранении от должности генерального директора акционерного общества, как мы правильно понимаем, будет относится к компетенции ОСА.

В обществе с числом акционеров – владельцев голосующих акций менее пятидесяти устав общества может предусматривать, что функции совета директоров общества (наблюдательного совета) осуществляет общее собрание акционеров. В этом случае устав общества должен содержать указание об определенном лице или органе общества, к компетенции которого относится решение вопроса о проведении общего собрания акционеров и об утверждении его повестки дня (абз. 2 п. 1 ст. 64 Федерального закона «Об акционерных обществах» ).

Так согласно п. 4 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» , общее собрание акционеров , если образование исполнительных органов не отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) .

Таким образом, вопрос прекращения полномочий / отстранения от должности генерального директора акционерного общества, может рассматриваться только на общем собрании акционеров (годовом/внеочередном общем собрании акционеров).

ГОСА было уже проведено, но так как возможность включение в повестку ГОСА вопроса о прекращении полномочий уже отстутствовала, то остается один вариант с созывом и проведением внеочередного общего собрания акционеров по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 55 Федерального закона «Об акционерных обществах», а именно: «Внеочередное общее собрание акционеров проводится по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества на основании его собственной инициативы, требования ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества, а также акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества на дату предъявления требования ».

П. 2 ст. 55 Федерального закона «Об акционерных обществах» установлено, что «внеочередное общее собрание акционеров, созываемое по требованию ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества или акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества, должно быть проведено в течение 40 дней с момента представления требования о проведении внеочередного общего собрания акционеров» .

Таким образом, в нашем случае инициатором внеочередного общего собрания акционеров будет наш мажоритарный акционер.

Ввиду опять же того, что уставом Общества не предусмотрено создание коллегиальных органов управления, то вопрос о проведении ОСА и об утверждении его повестки дня будет относиться к компетенции исполнительного органа.

Внеочередное общее собрание акционеров должно быть проведено соответствующим лицом в течение 40 дней с момента представления требования о проведении внеочередного общего собрания акционеров нашим мажоритарным акционером.

Краткий порядок действий по созыву внеочередного общего собрания акционеров:

1) Направление «мажоритарием» требованияо проведении ВОСА в адрес исполнительного органа Общества.
2) Рассмотрение исполнительным органом Общества требования «мажоритария».
3) Принятие исполнительным органом Общества решения о назначении и дате ВОСА.
4) Проведение внеочередного общего собрания акционеров и принятие решения по вопросам повестки собрания.

Необходимо иметь ввиду альтернативный вариант для решения данной ситуации, а именно когда исполнительным органом Общества будет принято решение об отказе в назначении и проведении ВОСА (пусть и несоответствующее требованиям закона).
Оспаривание данного решения предполагается по умолчанию, но при этом учитывая сроки рассмотрения таких споров необходимо параллельно иметь ввиду вариант с взысканием убытков с исполнительного органа (директора) Общества . В данном случае необходимо будет доказать, что директор действительно действовал недобросовестно или неразумно, исходя тех действий, которыми он причинил ущерб обществу.

В общем и целом, предположим, что в нашем случае генеральный директор Общества успешно отстранен от занимаемой должности.

Как итог, во избежание подобных ситуаций крайне рекомендую реализовать мероприятия по изменению структуры управления Обществом. Вариантов тут может быть несколько. Вот некоторые из них:

1. Предусмотреть создание в составе органов управления акционерным обществом Совета директоров. С учетом доли участия мажоритария в акционерном обществе совет директоров будет полностью подконтролен.

Положения Федерального закона «Об акционерных обществах» позволяют максимально ограничить полномочия исполнительного органа.

Достаточчно простой вариант, но на сто процентов не гарантирует повторения подобной ситуации например, с “отбившемся от рук” Советом директоров.

2. Реорганизация акционерного общества путем выделения из него нового дочернего общества и передаче всего имущества реорганизуемого общества во вновь создаваемое. Цель – получение стопроцентного контроля над активом.

Небольшой алгоритм , если вдруг вы принимате данное решение:

1) Внесение изменений в устав: Предусмотреть создание в составе органов управления акционерным обществом Совета директоров. С учетом доли участия мажоритария в акционерном обществе совет директоров будет полностью подконтролен.
2) Проведение заседания совета директоров с повесткой о проведении общего собрания акционеров по вопросу о реорганизации в форме выделения и об определении цены выкупа акций Общества.
3) Проведение общего собрания акционеров. Принятие решения.
4) Подача в регистрирующий орган соответствующего уведомления.
5) Реализация процедуры выкупа акций у акционеров, изъявивших свое желание на реализацию такого права.
6) Регистрация создаваемого путем реорганизации общества в регистрирующем органе.
7) Приобретение «дружественным лицом» акций (доли в уставном капитале) вновь созданного общества у реорганизованного акционерного общества.

Вариант длительный и в предлагаемом случае перекликается с первым вариантом, но если стоит цель получения стопроцентного контрола над активом, то думаю, что данный вариант представляется нам вполне рабочим.

Не трудовые отношения в ТСЖ. Позиция ВС РФ

Органы государственного жилищного надзора кроме управляющих организаций не редко проверяют и ТСЖ (ТСН). Любителям кляуз без разницы на кого жаловаться, и, поменяв вороватую управляющую организацию на ТСЖ, под раздачу попадает его председатель, который, по мнению вечно недовольных собственников, разбазаривает их деньги себе на зарплату. В данной статье рассмотрим Определение ВС РФ от 24 мая 2019 г. № 84-КА19-1, в котором Верховный суд не признал трудовыми правоотношения между ТСЖ и Председателем.

Начало истории довольно банально: ГЖИ Новгородской области была проведена внеплановая проверка с целью проверки фактов, изложенных в обращении собственника на предмет соблюдения требований жилищного законодательства по вопросам оплаты и качества работы председателя правления ТСЖ.

По результатам проверки административный орган выявил факты допущенных нарушений требований пунктов 8.1 и 11 части 2 статьи 145 и части 3.1 статьи 147 Жилищного кодекса Российской Федерации, обстоятельства совершения которых отразил в акте проверки.

Напомним, что в перечисленных статьях ЖК РФ речь идет об утверждении смет доходов и расходов ТСЖ, определении размера вознаграждения председателю правления ТСЖ, и указание о том, что член правления товарищества собственников жилья не может совмещать свою деятельность в правлении товарищества с работой в товариществе по трудовому договору, а также поручать, доверять другому лицу или иным образом возлагать на него исполнение своих обязанностей члена правления товарищества.

Установленные проверкой нарушения выражены в том, что с председателем правления ТСЖ, заключались трудовые договоры с оплатой работы по данной должности. При этом размер вознаграждения председателя правления ТСЖ решением общего собрания членов товарищества не устанавливался, а включен в составе сметы доходов и расходов товарищества на соответствующий год. Кроме того, решением правления ТСЖ председателю установлена дополнительная оплата за исполнение обязанностей делопроизводителя и диспетчера согласно штатному расписанию.

Товариществу было выдано предписание с требованиями принять меры к приведению деятельности председателя правления ТСЖ в соответствие с требованиями ч. 3.1 ст.147 ЖК РФ:

  • исключить работу председателя правления ТСЖ по трудовому договору и получения зарплаты;
  • не производить председателю правления ТСЖ выплаты зарплат диспетчера и делопроизводителя в рамках выполняемых дополнительных обязанностей по данным специальностям;
  • провести общее собрание членов ТСЖ по вопросу утверждения вознаграждения председателю правления ТСЖ и утверждения сметы доходов и расходов на 2017 г.

По мнению ГЖИ, председатель правления ТСЖ должен выполнять требования ст.ст.148, 149 ЖК РФ без оформления с ним трудового или гражданско-правового договора и получать вознаграждение одной суммой утвержденной на общем собрании членов ТСЖ безо всяких доплат за работу по «совмещению» с другими специальностями.

ТСЖ обратилось в суд с административным иском об обжаловании выданного предписания

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемое предписание соответствует закону и вынесено должностным лицом в пределах предоставленных ему полномочий, а потому подлежит неукоснительному исполнению.

Читайте также:  Защита прав миноритарных акционеров в АО (нюансы)

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Новгородского областного суда от 30 мая 2018 года решение суда первой инстанции отменено и по административному делу принято новое решение об удовлетворении административного иска.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что перечень мероприятий, возложенных на товарищество собственников жилья «Новая Мельница» оспариваемым предписанием, выходит за рамки полномочий, реализуемых при осуществлении жилищного надзора. Приходя к такому выводу, суд исходил из того, что оспариваемое предписание фактически возлагает на товарищество собственников жилья «Новая Мельница» обязанность расторгнуть трудовой договор с председателем правления и в дальнейшем не производить оплату его труда, что свидетельствует об осуществлении надзорным органом вмешательства в сферу трудовых правоотношений. Признавая неисполнимым предписание в части возложения на товарищество собственников жилья «Новая Мельница» обязанности провести общее собрание членов данного товарищества, суд также указал на то, что смета на 2017 год уже исполнена, в том числе в части начисления и выплаты заработной платы председателю правления.

Не согласившись с таким положением вещей, ГЖИ подала кассационную жалобу.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2019 года кассационная жалоба с административным делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации решила, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права. Выводы суда апелляционной инстанции о возникновении между председателем правления и товариществом собственников жилья трудовых отношений, а равно вмешательство надзорного органа в сферу трудовых правоотношений, выходящих за рамки жилищного надзора, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит основанными на неверном истолковании норм материального права. Замещение должности председателя правления товарищества собственников жилья действительно возможно путем избрания (статьи 16, 17 Трудового кодекса Российской Федерации), однако в большей мере зависит от членства в товариществе, которое, в свою очередь, обусловлено наличием права собственности в многоквартирном доме (пункты 7.1, 14.3 Устава товарищества, части 1, 3 статьи 143, часть 2 статьи 147 Жилищного кодекса Российской Федерации).В силу пункта 2 статьи 291 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 135 Жилищного кодекса Российской Федерации товарищество собственников жилья является некоммерческой организацией, объединением собственников помещений в многоквартирном доме, созданным для совместного управления общим комплексом имущества в многоквартирном доме, обеспечения эксплуатации этого комплекса, владения, пользования и распоряжения общим имуществом.

Законодатель в статьях 20, 56 и 57 Трудового кодекса Российской Федерации определил, что работником является лицо, которое за плату и при соблюдении определенных условий действует в интересах работодателя путем выполнения согласованной с работодателем трудовой функции.

Между тем, учитывая приведенные выше положения Жилищного кодекса Российской Федерации, товарищество собственников жилья является формой самоорганизации граждан, одобренной государством для целей управления принадлежащим им имуществом, члены правления которого и его председатель являются членами товарищества собственников жилья, собственниками жилых помещений, которые действуют в форме товарищества собственников жилья в своих интересах в отсутствие лица, которого можно было бы квалифицировать в качестве работодателя.

В случае по настоящему административному делу члены правления товарищества собственников жилья и его председатель действуют исключительно в интересах собственников жилых помещений, то есть в своих интересах, что делает невозможным вывод о существовании в рассматриваемых отношениях по самоуправлению признаков трудовых отношений.

Из указанных выше положений закона в их взаимосвязи следует вывод, согласно которому товарищество собственников жилья является некоммерческой организацией, основанной на равноправном членстве собственников помещений в многоквартирном доме, члены правления которого не могут находиться с ним в трудовых отношениях, но на основании решения общего собрания членов товарищества собственников жилья им может быть определен размер вознаграждения за участие в управлении многоквартирным домом. Таким образом, у суда апелляционной инстанции в случае по настоящему административному делу отсутствовали законные основания для вывода о том, что проанализированные отношения носят характер трудовых.

Дело направлено на новое рассмотрение…

Компания «Бурмистр.ру» оказывает юридические услуги управляющим компаниям и ТСЖ. Вся необходимая информация о сервисе по ссылке .

Обсудить статью и задать вопросы можно на нашем форуме или же воспользуйтесь формой ниже.

Верховный суд разъяснил трудовые права директора

Комментарий к Постановлению Пленума ВС о применении ТК РФ к труду руководителя

Верховный суд прокомментировал отдельные положения законодательства, регулирующие труд руководителя (директора, генерального директора, временного единоличного исполнительного органа хозяйственного общества и др.) и правления (дирекции), работающих по трудовому договору.

Остановимся на некоторых из разъяснений.

Трудовая функция руководителя

ВС разъяснил, что такое руководство. Это совершение от имени организации действий по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношени

Исходя из этого, ВС указал, что положения гл. 43 ТК РФ об особенностях труда руководителя не распространяются:

  • на руководителей структурных подразделений организации (в частности, филиалов, представительств), если на них не возложены функции руководителя (например, такое возможно, если руководитель организации является еще и руководителем одного из филиало
  • на членов правления, дирекции хозяйственного общества и т. п., заключивших трудовой договор с организацией, если это не предусмотрено федеральными законами, учредительными документами организаци

Также положения гл. 43 не применяются при передаче функций руководства во внешнее управление другой организации или предпринимател

Материальная ответственность руководителя

Руководитель (в том числе бывший) обязан возместит

  • прямой действительный ущер возникший по его вине;
  • убытки (реальный ущерб + упущенная выгода) — только если это предусмотрено законом, а он действовал недобросовестно и неразумно, что доказано в суде. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, например, если он скрывал от участников общества информацию о совершенной им сделке (в частности, сведения о такой сделке не были включены в отчетность) либо предоставлял участникам недостоверную информацию о сделк Неразумность действий (бездействия) директора будет доказанной, к примеру, если он совершил сделку без соблюдения внутренних процедур, обычно принятых в компании (в частности, без согласования с главным бухгалтером и юридическим отдело

О том, как взыскать ущерб с работника, читайте: 2014, № 14, с. 37

ВС указал, что порядок привлечения руководителя к материальной ответственности и взыскания с него прямого действительного ущерба точно такой же, как и других работнико

Досрочное прекращение полномочий руководителя и «золотой парашют»

ВС подчеркнул, что решение о досрочном прекращении полномочий руководителя организации может быть принято органом юридического лица, только если такое решение отнесено к его компетенции законом или учредительными документам Например, в отношении директора ООО таким правом наделен совет директоров обществ

Участник или уполномоченный орган организации может досрочно прекратить без указания причин как срочный трудовой договор с руководителем, так и договор, заключенный на неопределенный ВС отметил: такое решение может быть признано незаконным, если суд установит, что при его принятии допущены злоупотребление правом или дискриминаци Однако доказать это бывшему руководителю будет очень сложно. Поэтому судебных дел о признании решения уполномоченного органа незаконным по указанным основаниям очень мало. В частности, суд признал, что увольнение носило дискриминационный характер, поскольку работник муниципального образовательного учреждения был еще и членом избирательной комиссии с правом решающего голос

Если директор наломал дров, то на увольнительные компенсации он может не рассчитывать, даже если условие о таких выплатах прописано в его трудовом договоре

Досрочное увольнение руководителя по решению участника или уполномоченного органа не является мерой ответственности. Поэтому руководителю нужно выплатить компенсаци Однако ВС указал, что ее невыплата в этом случае не является основанием для восстановления руководителя на работе. Суд только вправ

  • взыскать с работодателя сумму этой компенсации;
  • взыскать проценты за нарушение срока ее выплаты в размере не менее ставки рефинансирования за каждый день задержки выплаты;
  • удовлетворить требование бывшего руководителя о компенсации морального вреда.

ВС обратил внимание на то, что размер компенсации за увольнение по этому основанию определяется трудовым договором. Если в трудовом договоре нет условия о выплате такой компенсации, то ее размер при возникновении спора с бывшим руководителем будет определен судом. При этом суд должен учитывать, например, такие факторы:

  • негативные последствия для руководителя в результате потери работы;
  • длительность работы уволенного руководителя;
  • время, оставшееся до истечения срока трудового договора;
  • размер зарплаты, которую увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности;
  • дополнительные расходы, которые он может понести в результате прекращения трудового договора.

ВС подчеркнул, что в любом случае суд не вправе определить размер компенсации ниже трехкратного среднего месячного заработка руководител А для топ-менеджеров госкомпаний, госкорпораций, ГУПов, МУПов и некоторых других организаций с участием государства размер такой компенсации должен быть равен трехкратному среднему месячному заработк

Суд может отказать руководителю во взыскании выплат в связи с прекращением трудового договора или уменьшить их размер, если установит, что условие о выплатах при увольнении включено в трудовой договор в нарушение ТК либо нарушает интересы организации, ее работников или участников компани Например, в договоре с директором предусмотрена выплата компенсации при увольнении по любому основанию. Директор уволен за виновные действия — принятие необоснованного решения, в результате которого был причинен ущерб имуществу организаци При увольнении ему не была выплачена компенсация в соответствии с трудовым договором. Если он потребует выплаты компенсации, то суд откажет ему, поскольку ТК запрещает устанавливать в трудовом договоре выплаты в случаях увольнения работников за виновные действи

В 2013 г. Пленум ВАС указал, что споры организации с руководителем о взыскании убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), в том числе если стороны ссылаются на нормы ТК РФ о материальной ответственности руководител являются корпоративными и рассматриваются арбитражными судам Пленум ВС изменил трактовку о подсудности таких споров. Он подчеркнул, что любые споры между работником-руководителем (в том числе бывшим) и работодателем (включая споры о привлечении к материальной ответственности) рассматривают суды общей юрисдикци если законодательством рассмотрение такого спора не отнесено к рассмотрению арбитражных судов, например при банкротств Споры о возмещении убытков руководителем прямо не отнесены к подсудности арбитражных судов, поэтому теперь за их взысканием с руководителя надо обращаться в районные суды.

Ссылка на основную публикацию